Сословная мораль

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Quod licet Iovi, non licet bovi.
Что позволено Юпитеру [который однажды обернулся быком и в таком виде трахал женщин], не позволено быку.
»
— Древнеримская пословица
« Мужики, что злы и грубы,
На дворянство точат зубы,
Только нищими мне любы!
Любо видеть мне народ
Голодающим, раздетым,
Страждущим, не обогретым!
Пусть мне милая солжёт,
Ежели солгал я в этом!

Нрав свиньи мужик имеет,
Жить пристойно не умеет,
Если же разбогатеет,
То безумствовать начнёт.
Чтоб вилланы не жирели,
Чтоб лишения терпели,
Надобно из года в год
Век держать их в чёрном теле.
»
— Бертран де Борн, рыцарь и трубадур

Сословная мораль — это когда для персонажей разного социального положения действуют разные этические нормы, и, во многих случаях, разные писаные или неписаные юридические. Например, бунтовать против короля для польского крестьянина времён Речи Посполитой — преступление, а для шляхтича — неотъемлемое право, для которого даже существовало специальное название «рокош». Индусам нельзя есть мясо, но касте кшатриев (воинов) можно, если мясо — не говядина, кроме того, низшим кастам можно иметь только одну жену, а высшие касты могли иметь несколько жён. Русская помещица Салтычиха мучила и убивала крепостных крестьян, было резонансное дело, но ей это очень долгое время сходило с рук; а крестьянина, поднявшего руку на барина, ждал очень скорый суд, казнь или ссылка. В современном обществе сословий де-юре не существует, но попробуйте-ка подать в суд на высокопоставленного госчиновника, вместе посмеёмся.

Навозно-средневековый обоснуй (с точки зрения благородного): а как бы мы посмотрели на того, кто «сохраняет нейтралитет», когда нас пытаются убить или изнасиловать? Правильно — как на пассивного союзника наших врагов. Таким образом тот, кто стоит в сторонке и как бы не мешает злодеям творить злодейства, а героям спасать котят — пассивный союзник зла, а никакой не нейтрал, точка. И потому с точки зрения благородного рыцаря — рядовых обывателей и называют не только подлыми, но и vilain (vilain — дословно «злодей»), что даёт рыцарю полное моральное право обращаться с подлыми вилланами так как он считает нужным. Потому что он — хороший и благородный, а они — подлые и плохие, потому ему с ними можно всё: можно и ограбить виллана, и даже убить, не говоря о том чтобы с чистой совестью взять вилланскую девку силой; если во время штурма вдруг понадобился свет, то можно поджечь дом виллана, а если он станет тушить горящий родной дом, то его можно зарубить за то, что мешает.

И да, когда упоминают, что гарнизон осаждённой крепости отпустили под честное слово, то это прежде всего касается благородных рыцарей и их личных «копий»[1], а вот подлых наёмников могли и порубить, а если это город, то после того как отпустили благородных, город могли и разграбить, устроив резню среди его жителей.

Романтически-средневековый обоснуй: благородство и титул обозначают не только привилегии, но и обязанности. Рыцарь обязан рисковать жизнью, защищая своих данников, а те, в свою очередь, обязаны обеспечить ему эту возможность, освобождая от труда в поле. Рыцарь может по своему желанию сражаться с равными ему, с теми, кто может за себя постоять, то есть, с такими же рыцарями, но не с крестьянами — в том, чтобы победить того, кто не знает, с какой стороны держать меч, нет ни чести, ни повода для хвастовства. Рыцарь, который этих правил не соблюдает, и ведёт себя так, как персонаж из предыдущего пункта — отступник, нарушивший свой обет, и пресечь его злодеяния — благородное дело, но и крестьянин, который пытается вести себя на равных с рыцарями, тем самым претендует и на их обязанности (к которым он негоден!) и заслуживает того, чтобы его соответственно проучили. А если он действительно способен быть рыцарем, то его можно и нужно в рыцари же посвятить (что способен сделать любой другой рыцарь).

Обоснуй из «Нет мира под оливами»: единственной защитой от хаоса и бессмысленного кровопролития в борьбе за власть является закон, который берёт начало в обычае. Обычай гарантирует сеньорам их власть и привилегии, если покуситься на него, то можно покушаться и на другие обычаи (среди которых, например, «убивать людей просто так — плохо»). Обычай же гарантирует (иногда) городам и крестьянским общинам вольности — на них покушаться нельзя точно так же по той же причине.

[править] Примеры

[править] Примечания

  1. «Копьём» именовался личный отряд рыцаря из оруженосца, и нескольких кнехтов с сержантом во главе.
Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты