Сказка о Тройке/Суть Тройки

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
«

— Вы что, инструкции никогда не читали? — закричал Фарфуркис.
— Да! Не читал! — сказал комендант, распаляясь. — Это не мне инструкция, это вам инструкция! Мне ее и в руки не дают!


— Где фотография? — страшным голосом спросил Фарфуркис.
— Я-то здесь при чем? — заорал комендант. — Это Найсморк! Он же отказался! Я ему говорю: фотографируй. А он не желает! Он же мне не подчиняется, он вам подчиняется!.. У меня и допуска нет…

»
— Бьют и плакать не дают

Тройка — это умеренно кафкианское явление. Умеренно, потому что иногда действия её членов логичны, а чувства — понятны. Но что за дурацкая манера передавать НЯ после Р и У в такие учреждения и организации, как клуб, столовая, ателье мод, кружок юных планеристов, банно-прачечный трест или вообще пускать в распыл?


— Нет, ТПРУНЯ — это Тройка По Рационализации и Утилизации. Он воображает, будто ТПРУНЯ — это что-то вроде кладовщика. Он воображает, будто стоит ему принести накладную, как он тут же получит все, что ему положено…
— ТПРУНЯ есть авторитетный административный орган, неукоснительно и неослабно выполняющий свои функции и никогда не подменяющий собою других административных органов. Что есть Рационализация? Рационализация — это такая поганая дрянь, когда необъясненное возвышается или низводится авторитетными болванами до уровня повседневщины. Утилизация есть признание или же категорическое непризнание за рационализированным явлением права на существование в нашем бренном реальном мире. Могут ли решения Тройки быть обжалованы? Да, могут, но результаты не воспоследуют. Авторитетны ли для Тройки рекомендации и пожелания заинтересованных лиц? Нет, не авторитетны. Хотя и рассматриваются. В порядке поступления.


Роман покачал головой.
— Определитель Жемайтиса равен нулю.
— Ты хочешь сказать — близок к нулю?
Витька неприятно заржал.
— А то бы мы без тебя не догадались. Равен, товарищ Амперян! Равен!
— Определитель Жемайтиса равен нулю, — повторил Роман. — Плотность административного поля в каждой доступной точке превышает число Одина, административная устойчивость абсолютна, так что все условия теоремы о легальном воздействии выполняются…

Содержание

[править] Метафорическое описание дискуссий во время заседаний

[править] Примеры логики Тройки


— Не он. Надо полагать, совсем другой Бабкин. Однофамилец, надо полагать.


— Синкретическое.
— Это хорошо, — веско произнес Лавр Федотович. — Народ любит самокритику.


— Я не давал, — сказал Константин. — Я вообще не собирался у вас приземляться. И дело ведь не в этом, по-моему…
— Нет уж, ты мне это бросьте. Именно в этом все дело и есть. Дал о себе знать — милости просим, хлеб-соль выносим, пей-гуляй. А не дал — не обессудь. Амфибрахий амфибрахием, а мы тут тоже деньги не даром получаем. Мы тут работаем и отвлекаться на посторонних не можем.

[править] Описание членов Тройки устами пастью козы-телепатки

Вероятно, намекает на расхожее выражение «и козе понятно».


— Иес! — подтвердил Хлебовводов, стыдливо хихикая. — Натюрлих-яволь!..
— …профессии как таковой не имеет — руководитель. В настоящее время — руководитель-общественник. За границей был: в Италии, во Франции, в обеих Германиях, в Венгрии, в Англии… и так далее, всего в 42 странах. Везде хвастался и хапал. Отличительная черта характера — высокая социальная живучесть и приспособляемость, основанные на принципиальной глупости и на неизменном стремлении быть ортодоксальнее ортодоксов. ... Быть ортодоксальнее ортодоксов означает примерно следующее. Если начальство недовольно каким-нибудь ученым, вы объявляете себя врагом науки вообще. Если начальство недовольно каким-нибудь иностранцем, вы готовы объявить войну всему, что за кордоном.
— Иначе невозможно. Образование у нас больно маленькое. Иначе того и гляди промахнешься.
— Крал? — небрежно спросил Феофил.
— Нет, — сказала коза. — Подбирал, что с возу упало.
— Убивал?
— Ну что вы! — засмеялась коза. — Лично — никогда.
— Расскажите что-нибудь, — попросил Хлебовводова Феофил.
— Ошибки были, — быстро сказал Хлебовводов. — Люди не ангелы. И на старуху бывает проруха. Конь о четырех ногах, и то спотыкается. Кто не ошибается, тот не ест… то есть не работает…
— Понял, понял, — сказал Феофил. — Будете еще ошибаться?
— Ни-ког-да! — твердо сказал Хлебовводов.
— Что от него останется на земле?
— Дети, — сказала коза. — Двое законных, трое незаконных… Фамилия в телефонной книге.
— А нам много и не надо, — хихикнул Хлебовводов. — Касательно же незаконных детей, то ведь это как получается? Едешь, бывало, в командировку…


— Это не совсем так, — мягко возразил Фарфуркис. — Вы несколько подменяете термины. Осторожность и предупредительность являются чертой моего характера безотносительно к начальству, я таков от природы, это у меня в хромосомах. Что же касается начальства, то такова уж моя обязанность — указывать вышестоящим юридические рамки их компетенции.
— А если они выходят за эти рамки? — спросил Феофил.
— Нет ничего более гибкого и уступчивого, нежели юридические рамки. Их можно указать при необходимости, но их нельзя перейти.
— Как у него насчет лжесвидетельствования? — спросил Феофил козу.
— Никогда, — сказала коза. — Он всегда свято верит в то, о чем свидетельствует.
— Действительно, что такое ложь? — сказал Фарфуркис. — Ложь — это отрицание или искажение факта. Но что есть факт? Можно ли вообще в условиях нашей невероятно усложнившейся действительности говорить о факте? Факт есть нечто весьма эфемерное, расплывчатое, недостоверное, и возникает естественная потребность вообще отказаться от такого понятия.
— Тонко, — сказал Феофил. — Конечно, после Фарфуркиса останется эта его философия факта?
— Нет, — сказала коза. — То есть философия останется, но не он ее придумал. Он вообще ничего не придумал, кроме своей диссертации, так что останется от него только эта диссертация.

[править] Описание членов Тройки устами пришельца Константина

— Гражданин Хлебовводов, я вижу, что вам совершенно безразлично, пришелец я или не пришелец, вы только стараетесь подсидеть гражданина Фарфуркиса и выиграть в глазах гражданина Вунюкова…
— Клевета! — наливаясь кровью, заорал Хлебовводов. — Двадцать пять лет, куда прикажут… Ни одного взыскания… Всегда с повышением…
— И опять врете, — хладнокровно сказал Константин. — Два раза вас выгоняли без всякого повышения.

Основная статья — Сказка о Тройке.

Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты