Сатира

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Жираф большой — ему видней »

поёт хор фанатов Джорджа Мартина
Владимир Высоцкий, «Песенка ни про что, или Что случилось в Африке»

« Жираф еврей — ему видней »
он же, там же, изначально.
« По шуткам, юмору, сатире — ударим «Барретом-М4» »
— Не вполне гласный девиз модераторов одной малоизвестной игры.

Сатира — это основной инструмент писателя, который решил бороться с неким явлением путем его высмеивания. Говоря по-простому, по сути дела, то, что ранее называлось сатирой, сейчас называется троллингом различной толщины, и основная задача в общем-то тоже не сильно изменилась — сатирики столетиями оттачивали искусство тонкого троллинга, потому что за толстый можно было угодить на кол или в тюрьму, если власть имущие (против которых, в основном, и писались едкие словечки) обидятся. В итоге лучшим вариантом был тот, при котором аудитория ржала до упаду, а объект троллинга не понимал, в чём дело. При этом для слива оппонента в унитаз применялся довольно широкий набор приёмов, включающий в себя сарказм, доведение до абсурда, эзопов язык и тому подобное — в общем, что бы вы там ни думали о наших предках, в сатире они толк знали и умели понимать чёрный юмор. А что поделать, жизнь была тяжёлой.

Важно понимать, что сатира — это не сведение счетов, не бокс по переписке и не месть. Сатира была способом менять мир к лучшему и применялась в основном к тупорылым политикам, религиозным фанатикам и прочим классовым врагам рабочего класса. Причем количество сатиры от рабочего класса к советской власти било все рекорды, желающие всегда могут причаститься целой кучей анекдотов и забавных сочинений, за которые авторам угрожала отсидка по политической статье. Впрочем, некоторые сей участи избежали — отчасти потому, что их троллинг был тоньше бритвенного лезвия, отчасти потому, что критиковали по делу, отчасти потому, что были полезны власти (которая, не будучи дурой, считала, что прикормленный автор хороших, годных памфлетов полезнее гниющего в тюрьме), отчасти потому, что их произведения безжалостно резались цензурой. И им ещё повезло, что товарищ Сталин ценил хорошую шутку — при Иване Грозном памфлетиста, буде такой появился бы, без разговоров казнили бы.

Однако, если у вас вдруг сложилось впечатление, что сатира это сплошные хиханьки да хаханьки — должно быть, для вас будет сюрпризом, что жанр антиутопии целиком и полностью является сатирическим жанром, в котором указывается на потенциальные или уже имеющиеся проблемы в обществе, и к чему всё это ведёт, и если ознакомиться с некоторыми образцами жанра, не включая мозг, то они могут показаться смешными. А потом вдруг понимаешь — «это же про нас!».

Примеры[править]

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • У Ивана Крылова есть несколько басен вполне себе сатирического свойства:
    • «Волк на псарне» — о вторжении Наполеона в Россию.
    • «Щука и кот» — о неудаче адмирала Чичагова в борьбе с Наполеоном.
    • «Квартет» — сатира на деятельность Государственного совета в начале XIX века.
  • Даже в первой книге Э. Н. Успенского про крокодила Гену и Чебурашку (!) не обошлось без социальной сатиры. Обыгрываются такие темы, как пропаганда в советских СМИ, дефицит и связанное с ним мышление, а также бюрократия. «Разрешить. Иван Иванович». «Не разрешить. Иван Иванович». «У меня перерыв на обед. То есть два перерыва на два обеда». А вот кладовщик, соглашающийся давать гнутые гвозди. «Дайте нам гнутый молоток. Забивать гнутые гвозди», — троллил его Чебурашка. Как автор протащил это под радарами? На первый взгляд загадка, но на самом деле кого-кого, а бюрократов в советской литературе и прессе продёргивали регулярно, чай не руководящую роль Партии критиковать.
    • Ещё один очевидный «наезд» писатель тоже как-то протащил и в книгу и в аудиоспектакль, и получилась уже немножко политсатира, причём потенциально чреватая лагерным сроком (но обошлось). Чебурашка произносит речь на церемонии в честь завершения постройки Дома Дружбы (фактически клуба для общения): «Мы строили-строили и наконец построили! Да здравствуем мы! ура!» (причём от волнения КАРТАВИТ!).
  • У АБС сабжа было много. Cамый химически чистый случай, без приключений и с минимум экзотики — «Второе нашествие марсиан».

На других языках[править]

  • «Путешествия Гулливера» (Путешествие в Лилипутию) — старше, чем радио. Классика жанра — война «остроконечников» и «тупоконечников» на тему «с какого конца разбивать яйцо», явно пародирующая католиков и протестантов. Но это — самый известный прикол в тетралогии. Было много других.
    • В первой части Свифт поиздевался и над антишпионской истерией, и над кабальной послевоенной дипломатией и, особенно явно, над королевским двором. Чего стоят только спортивные состязания, по итогам которых должности достаются лучшим прыгунам и пролазам.
    • Во второй книге автор ещё более тонко подшучивает над нравами королевского двора (включая половые пристрастия его женской части) и лично над привычками короля Георга.
    • В третьей декан копнул глубже всего. Политический террор, государственное управление на местах, мракобесная наука и куча других прелестей в наличии. Трибниа, она же Лангден того времени, что вы хотели…
    • Книга четвёртая — вовсе эталонное «На тебе!» в адрес человечества как такового.
  • Франсуа Рабле тоже высмеял католиков и протестантов — в образах соответственно «народа папоманов» и «народа папефигов».
    • Да и вообще «Гаргантюа и Пантагрюэль» почти целиком состоит из всевозможных сатирических отсылок.
  • Станислав Лем. Все произведения про И. Тихого, проф. А. С. Тарантогу, «Кибериада» и «Сказки роботов» являются большим набором сатиры в адрес практически всего на свете. Самый, пожалуй, характерный случай — путешествие на Землю.
    • А были и случаи, когда то, что на первый взгляд выглядит как сатира, по факту таковой не является. Тут примечательно «Двадцатое путешествие Ийона Тихого», из которого становится ясно, откуда пошли многие легенды и великие люди прошлого. Естественно, альтернативная история выдающихся личностей (от Гомера до Эйнштейна) выведена не для того, чтобы их выставить в дурном свете, а просто в интересах юмора. Единственный, над кем автор реально поиздевался — сам Ийон, нафантазировавший себе роль в абсолютно всей истории человечества, доисторической Земли, да и всей Солнечной системы тоже. Ну, и без самоиронии не обошлось, просто посмотрите, как Лем выставил в этом путешествии научных фантастов XX века, к которым сам же и относился.

Театр[править]

  • Античные драматурги любили спародировать — и лично высмеять — друг друга в своих комедиях.
  • Древнегреческие комедии за авторством Аристофана. Старше, чем Данте! А образ купца, который жиреет, заключив мир с государством, с которым его родина ведёт войну, актуален до сих пор! Споры же о том, кого конкретно из тогдашних олигархов он имел в виду, ведутся до сей поры.
  • Жан-Батист Поклен де Мольер. Тяжело жилось человеку, ибо измывался над всеми, до кого дотянулся. Досталось людям из свиты короля, врачам (в целом и по отдельности), иностранным дипломатам, торгашам… А слово «жеманница» (précieuse) вообще пошло от Мольера, который добыл славу, поиздевавшись над современным ему гламуром.
  • Карло Гоцци вывел своих коллег по перу Гольдони и Кьяри в образе двух волшебников в пьесе «Любовь к трём апельсинам». Особенно досталось их поэтическому стилю.
  • «Носорог» Эжена Ионеско. Крайне жёстко обстёбан фашизм, равно как и не противящиеся ему обыватели. Автор нажил себе этим немало проблем, пришлось даже кое-где подыграть фашистскому режиму Румынии, чтобы получить возможность свалить из страны. «Сбежал из концлагеря в форме гестапо», — шутил по этому поводу Ионеско.
  • «Баня» В. В. Маяковского. Главначпупс тов. Победоносиков — в первую очередь карикатура на Л. Д. Троцкого.
    • Во втором варианте текста «Мистерии-буфф» добавлено несколько ехидных намёков на троцкизм, современному человеку без специальных знаний уже непонятных.

Кино[править]

  • «Доктор Стрейнджлав, или как я перестал бояться и полюбил бомбу» — злая антивоенная сатира. Чего стоит только безумный генерал Потрошиллинг или сам герр доктор Стрейнджлав, который регулярно принимает президента за фюрера. Это «На тебе!» в сторону генерала Кертиса Лемэя и Вернера фон Брауна соответственно.
  • «Великий диктатор» Чарли Чаплина практически полностью является сатирой на Адольфа Гитлера. Впрочем, Муссолини тоже досталось.
    • А по США Чаплин прошёлся в другом своём фильме — «Король в Нью-Йорке».
  • «Утиный суп» братьев Маркс: по официальной версии, действие происходит в европейском государстве Фридония. Но зрители прекрасно понимали, что стёб идёт как раз над переживающими Великую депрессию США. И многие-премногие американцы на фильм обиделись, ибо так их родину не стебал ещё никто. Чего стоит только привлечение к власти сумасбродного авантюриста в обмен на погашение кредитов, назначение министром обороны иностранного шпиона или абсурдистски радостная песня «Мы идём воевать!» в развязке. В Штатах и по сей день подобные шутки позволительны исключительно над иностранцами, но никак не над собой.
  • «Диктатор» Саши Барона Коэна — особенно эпична оратория Аладина в конце, начинающаяся словами «Представьте, если бы Америка была диктатурой…»

Музыка[править]