Русско-японская война

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Чтобы удержать революцию, нам нужна маленькая победоносная война »
приписывается министру внутренних дел В.К. Плеве[1]

Русско-японская война 1904-05 гг. относится к числу малых империалистических войн — предвестников великой империалистической, Первой мировой. Согласно ленинской теории, к таким войнам относятся конфликты высокоразвитых капиталистических великих держав за колонии и/или сферы влияния.

В данном случае одна из таких держав была населена представителями монголоидной расы («чай»). Несколько столетий до этого погоду в мировой политики определяли только белые люди («молоко») — европейцы и с середины XIX в. — североамериканцы. Единственное исключение — Османская империя («шербет») — медленно, но неуклонно шла к своему закату, и к тому же была населена таки европеоидами. Цивилизованный мир уже успел подзабыть о временах, когда Орда Чингисхана была грозой половины Евразии.

Николай II, испытывавший личную неприязнь к японцам еще со времен поездки в Оцу (где ему дали по лбу эфесом полицейской сабли прусского образца за то, что он сотоварищи помочился на храм), отозвался о боевых возможностях японской армии не иначе как «Мы этих макак шапками закидаем!». В итоге, когда в Цусимском сражении русские флотоводцы на вопрос об уцелевших кораблях отвечали не иначе как «КАКИЕ КОРАБЛИ!?», известный писатель Новиков-Прибой выдал на ура: «Мы-то думали — макаки! Сами ж были кое-каки!».

Предыстория[править]

«

Инженер. Расстёгнут ворот.
Фляга. Карабин.
— Здесь построим русский город,
Назовём — Харбин.

»
— Арсений Несмелов, «Стихи о Харбине»

Япония долгое время придерживалась политики изоляции. Но в 1868 г. произошёл перелом. Началась гражданская война, и в 1869 г. был упразднён сёгунат, воссоздано единое государство под управлением императора — реставрация Мэйдзи. В стране началась модернизация по западному образцу, подобная петровской в России.

Окрепшая и продвинутая Япония победила в японо-китайской войне (1894-95 гг.), присоединила Тайвань и сделала протекторатом Корею. Но находящийся в вялотекущем кризисе цинский Китай — не тот противник, победой над которым можно гордиться. Поэтому в России не восприняли угрозу японской экспансии всерьёз.

Что касается русской экспансии на Дальнем Востоке, то она была не менее активной, хотя и менее кровопролитной. В 1896 г. с Китаем был заключён договор, согласно которому в Маньчжурии (самая восточная часть Китая, расположенная южнее Амура) началось строительство КВЖД (Китайско-Восточная железная дорога), а расположенный к западу от Кореи Ляодунский полуостров Россия получила в аренду[2]. В 1898 были основаны города Харбин[3] (в центральной части Маньчжурии, связан со строительством дороги) и Дальний (кит. Далянь, на самом юге Ляодунского полуострова). Рядом была расположена военно-морская база Порт-Артур (название английское; кит. Люйшунь, сейчас вошёл в состав Даляня). Планировалось заселение Маньчжурии русскими колонистами (Желтороссия).

Такая активность гайдзинов не нравилась Японской империи, которая находилась на подъёме и планировала «Азию для азиатов» под своим мудрым (кроме шуток, они так думали!) руководством. Начались трения с Россией. В 1898 г. и Россия и Япония начали масштабные приготовления к войне — была начата постройка новых кораблей[4], Россия начала переброску на Дальний Восток дополнительных войск[5]. Но, усилиями в первую очередь министра финансов Сергея Юльевича Витте, отечественная программа подготовки к войне была принята со сроком готовности к 1905 г. Японцы успели завершить подготовку к концу 1903…

Ход войны[править]

«

Мой отец
(пример грядущим сменам) —
русский доблестный артиллерист
был под Ляояном
и Мукденом
и шимоз японских слышал свист.

»
— Николай Ушаков, «Мой отец...»

На море[править]

И вот 27 января (9 февраля) 1904 г., без официального объявления войны японцы напали на русскую эскадру на рейде Порт-Артура. Русские корабли (в результате раздолбайства высшего флотского начальства) находились на внешнем рейде практически без охранения, в результате атака японцев имела значительный (но не разгромный) успех — на несколько месяцев были выведены из строя два лучших русских броненосца («Цесаревич» и «Ретвизан») и бронепалубный крейсер «Паллада». Однако, в создавшей ситуации такой успех следует признать ограниченным, ведь японцы вполне могли перетопить все русские корабли (если бы послали в бой сходу весь свой флот, а не 8 миноносцев), а то и запереть эскадру на внутреннем рейде, утопив какой-нибудь брандер на выходе из бухты. Но — не сложилось, к счастью для русских…

В этот же день японцы (в составе 6 крейсеров и 8 миноносцев) блокировали находившиеся в корейском порту Чемульпо крейсер «Варяг» и канонерку «Кореец». И предъявили им ультиматум — либо сдавайтесь, либо мы атакуем вас прямо в порту. Однако капитан Варяга Руднев показал, что у него есть яйца — и вышел на бой один против всей японской эскадры (видимо, хотел либо прорваться в море, либо хотя бы погибнуть с честью, прихватив с собой несколько японских кораблей). Однако в течение 50-минутного сражения «Варяг» получил тяжёлые повреждения и был вынужден вернуться в порт, где его рассчитывали починить и снова попытаться прорваться. Уже в порту в ходе разбора повреждений выяснилось, что крейсер для дальнейшего боя не пригоден, после чего он был затоплен (позже японцы его подняли), а «Кореец» — взорван. Подвиг русских моряков вдохновил австрийского (!) поэта Рудольфа Грейнца на стихотворение «Варяг».

В результате русская эскадра оказалась сходу ослабленной и, будучи заведомо слабее японской, предпочитала отсиживаться в гавани, не решаясь на какие-то активные действия. Японцы регулярно обстреливали Порт-Артур, проходя вблизи берега, и бороться с ними хоть как-то решались лишь береговые батареи. Однако, через некоторое время русская смекалка выручила наших моряков — они догадались поставить мины на пути следования японской эскадры (их корабли ходили каждый раз одним и тем же путем вблизи берега). Минирование было достаточно успешным — в мае на русских минах подорвались японские броненосцы «Хацусэ» и «Ясима», а в декабре на мину напоролся крейсер «Такасаго».

Однако, вскоре японцы отплатили русским тем же — поставив мины на пути следования русской эскадры — в результате подорвался броненосец «Петропавловск» и погиб находящийся на нем адмирал Макаров (фактически единственный толковый адмирал из наличествующих). Узнав об этом, японцы тут же решили высадить десант и отрезать Порт-Артур, рассчитывая на то, что теперь русские не смогут им противостоять. И, что характерно, не ошиблись — русский флот не предпринял вообще никаких попыток помешать высадке десанта, а сухопутные силы (под командованием трусливого Фока и предателя-Стесселя) долгое время ограничивались лишь наблюдением за высаживающимися японцами (вместо того, чтобы атаковать их), а потом, дождавшись, когда японцы все-таки высадят серьезные силы (высадка затянулась на несколько дней из-за разыгравшегося шторма на море), отступили ввиду превосходства японцев.

После блокады Порт-Артура с моря, русская эскадра, будучи запертой в порту, оказывалась в ловушке и должна была неминуемо погибнуть со временем (дальнобойность японской артиллерии позволяла обстреливать гавань со стоящими на рейде кораблями). Несмотря на это русские адмиралы долго не решались на прорыв (то, что толковых адмиралов после смерти Макарова не осталось — мы помним, да?). И лишь пришедший из Санкт-Петербурга прямо приказ императора (представляете сколько времени шла депеша по железной дороге в осажденную крепость?) заставил их решиться. Лишь в августе русский флот предпринял довольно плохо скоординированную попытку прорваться из Порт-Артура во Владивосток, но проиграл бой в Желтом море и был вынужден вернуться в крепость. На этот раз сказалось то, что очередной командующий эскадрой был убит в ходе боя, и корабли были предоставлены сами себе — каждый самостоятельно решал, что ему делать дальше. Кто-то попытался-таки идти на прорыв (некоторым это удалось, но до Владивостока не добрался ни один из них), а кто-то моментально драпанул обратно в Порт-Артур, воспользовавшись случаем. Все корабли получили различные повреждения (хотя ни один не был потоплен).

Русские крейсера во Владивостоке не были предупреждены о том, что прорыв в итоге сорвался, и попытались (как и задумывалось изначально) отвлечь японцев на себя (дабы способствовать прорыву). И таки вышли в самоубийственный (и уже бессмысленный) рейд, напоролись на японскую эскадру и приняли неравный бой у берегов Кореи, в котором погиб крейсер «Рюрик», прикрывая отступление остальных кораблей.

В результате русский флот больше выходить в море не рискнул[6], экипажи кораблей пополнили сухопутный гарнизон Порт-Артура.

Как и предполагалось, по ходу продвижения японцев все ближе к Порт-Артуру, огонь их осадной артиллерии становился все точнее, и зимой 1904/05 годов уцелевшие корабли были расстреляны японцами. Что характерно — ни один крупный корабль больше так и не попытался прорваться или хотя бы выйти из гавани, принять последний бой (подобно «Варягу») и хотя бы погибнуть с честью. Все капитаны предпочитали бежать на сушу, бросив свои корабли на расстрел. Единственным исключением был Эссен, который на своем броненосце «Севастополь» вышел из гавани в бухту Белого Волка и принял неравный бой против превосходящих сил противника. В результате атаки японских миноносцев «Севастополь» был серьёзно повреждён, а так как в условиях разбомблённого порта и постоянно обстреливаемого внутреннего рейда ремонт корабля был невозможен, было принято решение о затоплении корабля экипажем после предварительного демонтажа орудий и вывоза боезапасов.

Тем временем, по мере готовности кораблей с Балтийского моря — на Тихий океан ушли Вторая (пять новых и два устаревших броненосца, семь крейсеров и 12 эсминцев под командованием вице-адмирала Рожественского) и Третья (четыре устаревших броненосца и один крейсер[7] под командованием контр-адмирала Небогатова) Тихоокеанские эскадры. Планировалось также формирование отряда кораблей из состава Черноморского флота, но Османская империя под давлением поддерживающей Японию[8] Великобритании отказалась пропустить черноморские корабли через проливы. Кроме того, Великобритания, закрыла для нашей эскадры и Суэцкий канал, поэтому основным силам русского флота пришлось проделать долгий путь вокруг Африки, что не лучшим образом сказалось на машинах кораблей. 09.01-16.03.1905 (н. ст.) 2-я эскадра стояла на отдыхе на островке Нуси-Бе около Мадагаскара (тогда французского).

В результате объединенная эскадра Рожественского и Небогатова подошла на Тихий океан только весной 1905 года (когда Порт-Артур уже пал) и была разгромлена в Цусимском сражении японским флотом, 4-кратно превосходящим её по числу кораблей. Против броненосцев японцы успешно применили тактику «Затыкать насмерть»: корабли страдали от фугасных снарядов, которые не пробивали главный броневой пояс, но раскурочивали слабо бронированные оконечности (носовую и кормовую части корабля) и надстройки и вызывали многочисленные пожары. Стоит упомянуть, что командующий эскадрой адмирал Рожественский поставил почти всю эскадру в единый кильватерный строй, в результате чего даже самые быстроходные и новейшие русские корабли оказались в одном ряду с тихоходными и устаревшими, не имели возможности маневрировать или самостоятельно действовать. Сам же Рожественский в ходе боя был ранен, но командование не передал, в результате чего долгое время эскадра вообще находилась без командования и эскадра просто тупо пёрла вперед, выполняя первый самоубийственный приказ, и не предпринимая никаких действий, в то время как японцы расстреливали ее сосредоточенным огнем. В итоге русские корабли либо тонули из-за пробоин в носовой оконечности («Ослябя», «Александр III»), либо пожары добирались-таки до артпогребов («Бородино»), либо лишившийся расположенных на надстройках противоминных орудий броненосец получал закономерную торпеду («Князь Суворов», «Сысой Великий», «Наварин»). В результате семь русских броненосцев были потоплены, четыре оставшихся под командованием Небогатова сдались. Небогатов и командиры сдавшихся броненосцев после возвращения в Россию были отданы под суд, приговорены сначала к расстрелу, потом приговор смягчили до тюремного заключения, а отсидев несколько месяцев почти все они были помилованы и отпущены царем. Вы удивлены? Не стоит, в царствование Николая Второго это уже начало входить в традицию. Аналогичная судьба постигла, например, и сухопутных генералов, сдавших Порт-Артур. Раненый Рожественский тоже попал в плен, но его, как взятого в плен в бессознательном состоянии, суд оправдал (несмотря на то, что разгром эскадры во многом — его заслуга).

На суше[править]

На суше успехи наших соотечественников были не лучше. Вскоре после начала войны японцы взялись за блокаду Порт-Артура. Поначалу они терпели неудачи (если не считать того, что в марте руководивший обороной города вице-адмирал Макаров[9] погиб, когда корабль подорвался на мине; его участь разделил знаменитый баталист Верещагин, вернувшийся из поездки в Японию). Но по мере увеличения численности осадной армии (и прогрессирующего раздолбайства у русских генералов) успех все чаще склонялся на их сторону

13 (26 мая) состоялся бой у Цзиньчжоу, в котором один русский полк (3,8 тыс. человек при 77 орудиях и 10 пулемётах) в течение двенадцати часов отражал атаки трёх японских дивизий (35 тыс. человек при 216 орудиях и 48 пулемётах). А находившийся поблизости генерал Фок с основными силами не сделал даже малейшей попытки помочь обороняющимся. Только к вечеру, после того как подошедшие японские корабли подавили левый фланг русских, оборона была прорвана, после чего генерал Фок отступил - "ввиду прорыва обороны" (ваш КО). Потери японцев составили 4,3 тысячи человек, русских — около 1,5 тысяч человек убитыми и ранеными.

В результате успеха во время боя у Цзиньчжоу японцами была преодолена главная естественная преграда на пути к порт-артурской крепости. 29 мая японскими войсками был без боя занят порт Дальний, причём его верфи, доки и железнодорожная станция достались японцам практически неповреждёнными, что значительно облегчило им снабжение осаждавших Порт-Артур войск.

После занятия Дальнего японские силы разделились: началось формирование 3-й японской армии под командованием генерала Марэсукэ Ноги, которой была поставлена задача взятия Порт-Артура, в то время как 2-я японская армия начала выдвижение на север.

Несколько месяцев русские войска в блокированном Порт-Артуре самоотверженно держались против превосходящих сил противника, отбили несколько штурмов, но тем не менее положении осажденных постепенно все более и более ухудшалось, а японцы подбирались все ближе.

В крепости не было единоначалия - комендантом крепости вроде бы был генерал Смирнов, но всеми силами в этом районе (Квантунский укрепрайон) командовал генерал Стессель, при этом флот ему не подчинялся и имел свое командование, что создавало неразбериху и несогласованность действий. Отдельно еще следует сказать про: генерала Белого (командующего артиллерией) - в целом довольно толковый военачальник; генерала Кондратенко (командующего сухопутной обороной крепости) - если коротко, то просто "душа обороны", фактически на нем все и держалось после смерти Макарова; и генерала Фока - если коротко, то просто трус и предатель, хитрый и изворотливый, наряду со Стесселем один из главных виновных в предательской сдаче крепости, но на суде сумел вывернуться за недоказанностью улик.

14 ноября 1904 года японцы начали массированный штурм русских укреплений на горе Высокой (203 м.), господствовавшей над городом. Стороны понимали, что владение высотой означает владение крепостью, сражение имело решающий характер и было чрезвычайно упорным (и в то же время руководителю сухопутной обороны Роману Исидоровичу Кондратенко вновь и вновь приходилось доказывать необходимость удержания горы Высокой, потому что ни Стессель, ни Фок ни желали выделять новые резервы для обороны ее). В результате, после непрерывных атак, длившихся 10 дней, в русских ротах на горе оставалось в строю по 10-20 человек, в бой вводили даже подразделения, наспех укомплектованные денщиками, поварами, медперсоналом и ранеными, способными вести огонь. 24 ноября, несмотря на отчаянные усилия защитников удержать позиции, японцам удалось-таки окончательно захватить высоту. После этого вся территория Порт-Артура (включая и город, и укрепления, и гавань) насквозь простреливались японской артиллерией.

15 декабря при артобстреле погиб генерал Кондратенко (обстрел имел до крайности точный и своевременный характер, что породило слухи о его "неслучайности") - тот, кого называли "душой обороны" (а по факту - последний из генералов, которому было не пофиг на судьбу крепости).

Вскоре после его смерти, генерал Стессель (командующий Квантунским укрепрайоном), вопреки решению Военного совета крепости, отдал приказ о капитуляции и сдаче Порт-Артура.

После окончания войны капитулянта судили за недостаточно упорное сопротивление, приговорили к смертной казни, которую заменили на 10-летний срок, но отсидел он чуть больше года, затем был помилован и освобождён по распоряжению Николая II.

Вы еще удивляетесь, что после этого раздолбайство и откровенное предательство среди офицеров русской армии стало фактически в порядке вещей? И все были уверены, что им за это не будет ничего серьезного?

Например, русские сухопутные войска за пределами Порт-Артура возглавлял такой гениальный стратег как генерал Куропаткин, прославившийся сначала тем, что во время подготовки к войне строил исключительно церкви для поддержания боевого духа солдат, а во время войны последовательно проиграл одно за другим все сражения, в которых участвовал. Причем соотношение сил в этих сражениях нередко было в нашу пользу в 2-3 раза, мы имели преимущество в артиллерии и хорошо укрепленные позиции, японцы несли огромные потери...но Куропаткин все равно отдавал приказы отступать. На всякий случай)

Например, в феврале 1905 г. русская армия по приказу Куропаткина отступила в генеральном сражении при Мукдене, разыгравшемся на более чем 100-километровом фронте и продолжавшемся три недели (до начала Первой мировой войны оно было крупнейшим сухопутным сражением в истории), хотя сражение в целом складывалось в нашу пользу.

До Мукдена Куропаткин успел поруководить в сражениях при Ляояне, Шахэ и Сандепу, последовательно проиграв их все. Это при том, что русские солдаты воевали с традиционной отвагой, что признавали даже японцы. Последние воевали не менее храбро, но действовать предпочитали по принципу зерг-раша (за что их в своё время раскритиковал Лиддел Гарт) и несли более тяжелые потери.

Итоги[править]

Тем временем в России началась революция, и стало не до проблем на краю света. 23 августа (5 сентября) 1905 г. в США был подписан Портсмутский мирный договор, по которому Россия не только лишилась почти всех плюшек в Китае и Корее (кроме северной части КВЖД, которая досталась в наследство СССР), но к тому же потеряла южную половину Сахалина (за что подписавший договор премьер-министр Витте получил насмешливое прозвище «граф Полусахалинский»)[10].

В войне Россия потеряла 52 т. ч., Япония — 86 т. ч. Больше всего жалко китайцев — тогдашние конвенции о защите жертв войны не касались гражданского населения, а военные действия шли преимущественно на его территории. Неприятно быть объектом политики…

Парадоксально, но для России это был как раз тот случай, когда нет худа без добра — война вызвала революцию, революция вынудила самодержца Николая провести некоторые буржуазно-демократические реформы. Помимо традиционных свободы печати, слова и вероисповедания, был учреждён парламент — дума. При выборах в неё представители разных сословий имели разный вес голоса, крестьяне — меньше всего. Большевики не прошли, меньшевиков было едва видно. Но даже весьма умеренная дума вызывала недовольство «хозяина земли русской» попытками спорить с ним. Царю понравилось распускать парламент…

Кстати, эта война была одной из немногих в новой истории, в которой обе стороны более-менее соблюдали законы и обычаи войны[11]. Педаль в пол по нынешним временам (но норма для сословной морали): японский император Муцухито отправил Рудневу, капитану «Варяга», орден Восходящего Солнца II степени. Тот орден принял, но никогда не надевал.

Среди участников войны был Такэо Хиросэ, знавший русский язык (как язык потенциального противника). Он переводил Пушкина, читал Гоголя и А. К. Толстого и платонически любил дочь русского специалиста по минному делу. А погиб он, спасая подчинённого с тонущего корабля.

Другая примечательная деталь — в знак солидарности со славянскими православными братьями Японии объявила войну Черногория (!), на тот момент — самое дикое европейское государство. Разумеется, братушки не воевали, но мирный договор заключили только в 2006 г.! [12]

Вклад в военное дело[править]

  • Дредноуты. В среде где-то что-то слышавших гуляет миф[13], будто именно по итогам русско-японской войны в Великобритании был принято решение о переходе к постройке нового типа линкоров, вооруженных большим количеством крупнокалиберных пушек[14].
  • Эсминцы. Война убедительно продемонстрировала, что 400-тонные эскадренные миноносцы, вооруженные парой торпедных аппаратов и 4-5 пушками калибра 37-75 мм, наиболее распространенные во всех флотах мира, по-настоящему эскадренными считаться не могут из-за малого запаса хода, слабой мореходности и недостаточного артиллерийского вооружения, которым они друг друга (то есть враг врага) топили с большим трудом. С 1905 года и Россия, и Япония, а за ними и другие государства перешли на постройку более крупных и мореходных минных кораблей.
  • Подводные лодки. Впервые в истории относительно массово применены Россией. Особых успехов не достигли, но определенный психологический эффект на японское командование произвели.
  • Артиллерия. В конце XIX — начале XX веков считалось, что полевая артиллерия должна быть вооружена одним типом оружия (трехдюймовой (75-77 мм) пушкой) с одним типом снаряда (шрапнель)[15]. РЯВ доказала необходимость иметь в полевой артиллерии легкие гаубицы для ведения огня с закрытых позиций, а в боекомплект всех орудий включить полноценные осколочно-фугасные снаряды («гранаты» по терминологии тех времен).
  • Массовая пропаганда. Русский военный плакат зародился, пожалуй, именно тогда. В это время было напечатано множество красочных плакатов для народа, посвященных войне. Плакаты показывали военные и гражданские подвиги, солдатский быт, высмеивали «косоглазых вояк» и их отношения с США и Великобританией. Плакаты сопровождались забавными стихами.
    • Японцы в этом отношении не уступали. Более того, до начала войны Япония с помощью умелой пропаганды сумела записать большую часть европейских держав если не в союзники, то в сочувствующие.

Где встречается[править]

Литература[править]

  • А. С. Новиков-Прибой, «Цусима».
  • А. Н. Степанов, «Порт-Артур».
  • Фельетонист Влас Дорошевич не пощадил «раздувание патриотизма»: «По улицам ходят какие-то личности и орут „Бить япошку! Бить макаку!“, но их можно не считать: у полиции нет средств слишком-то уж многим платить по полтиннику».
  • Арсений Несмелов, «Стихи о Харбине» (см. эпиграф).
  • Такубоку Исикава, «Памяти адмирала Макарова» (1904 г.).
  • А. И. Куприн, рассказ «Штабс-капитан Рыбников». Проститутка разоблачила японского шпиона, услышав, что во сне он кричит «Банзай!».
    • Он же, рассказ «Гамбринус». Главный герой Сашка участвовал в войне (как музыкант).
  • Л. Буссенар, «Бессребреник среди жёлтых дьяволов». Последняя книга, вышедшая уже посмертно (в 1914 г.). Впрочем, как раз про войну там мало, зато произрастает обильная клюква (в отличие от романа о Крымской войне).
    • Он же написал роман «Подвиги санитарки/С Красным Крестом» — о японо-китайской войне.
  • В. П. Катаев, «Белеет парус одинокий» — восприятие войны мальчиком-одесситом.
  • Николай Ушаков, стихотворение «Мой отец…» (см эпиграф).
  • А. А. Игнатьев, «Пятьдесят лет в строю». Воспоминания заслуженного офицера.
  • В. С. Пикуль разродился целой тетралогией по теме: «Крейсера», «Три возраста Окини-сан», "Каторга" (война на Сахалине), "Богатство" (налёт японцев на Камчатку).
  • Борис Акунин, «Алмазная колесница». Японский шпионаж и диверсии на русской железной дороге во время войны.
  • Огромное количество книг в жанре попаданческой и непопаданческой альтернативной истории. Из более-менее качественных работ можно выделить «ВарягЪ-победитель» Глеба Дойникова (с попаданцами) и «Мир царя Михаила» Кирилла Гука (без оных). Оба автора собирались развить свои АИ-вселенные до Мировой войны, но в итоге произведения замерли в развитии.

Телесериалы[править]

(link)

Эпизод из сериала
  • «Тучи над холмами» — японский сериал о становлении Японии как мировой державы.

Музыка[править]

  • Разумеется, легендарный «Варяг» (Врагу не сдаётся наш гордый «Варяг», пер. Студенской).
    • И другой «Варяг» (Плещут холодные волны, бьются о берег морской…)
  • Умер бедняга в больнице военной
  • Скажи-ка, дядя, ведь недаром… (http://a-pesni.org/rus-jap/skazika.php).
  • Вальс «На сопках Маньчжурии».
  • Олег Митяев, «Чужая война».[16]

Примечания[править]

  1. Почему приписывается? А потому, что единственным, кто эту фразу якобы слышал, был граф Витте, один из основных соперников Плеве в политической жизни страны. И всплыла эта фраза только после убийства Плеве
  2. Причем в 1895 году полуостров был захвачен японскими войсками, но Россия настояла на его возвращении Китаю… А потом банально выкупила.
  3. В Харбине действовала автономная русская администрация. После окончания Гражданской войны в России в России там осело много эмигрантов, и город стал удивительным заповедником небольшевистской России. Русская община продержалась до 1960-х годов.
  4. Принято считать, что корабли российского флота в целом уступали служившим Японии кораблям британской постройки. Это не совсем верно — корабли были примерно равноценны (эсминцы и миноносцы вовсе строились по одним и тем же проектам — британского 400-тонного эсминца и французского миноносца «Мистраль»), но в русском флоте использовалась традиционная взрывчатка — пироксилин, в то время как японцы перевооружили флот на боеприпасы, снаряженные более мощным лиддитом (шимозой)
  5. До самого конца XIX в. Россия практически не имела на Дальнем Востоке крупных воинских контингентов: там просто не было серьезных противников (да и в отсутствие Транссиба завезти туда войска было, скажем так, сложновато)
  6. После сражения в боеспособном состоянии остались всего четыре броненосца, в том числе один современный (броненосец «Цесаревич» ушел в нейтральный порт и был интернирован) и один броненосный крейсер, выходить с которыми против 12 японских кораблей линии было самоубийством. Ой ли? Из двенадцати японских «кораблей линии» восемь были броненосными крейсерами, а из четырех полноценных броненосцев «Микаса» после боя в Желтом море остался без обеих башен ГК и большей части среднего калибра, а «Асахи» получил подводную пробоину и был поставлен в док
  7. Еще два броненосца и два крейсера, имевшихся на Балтике, подготовить к выходу не успели
  8. Враг моего противника по Большой Игре, который к тому же укрепил позиции в Азии, пользуясь моими проблемами на другом конце света — мой друг.
  9. Макаров, ожидая прибытия в Порт-Артур Второй тихоокеанской эскадры, стал проводить ежедневные военно-морские учения на виду у японцев. Они, вычислив, какими маршрутами идёт его флагман броненосец «Петропавловск», расставили мины как раз на пути адмирала.
  10. Курильские острова, потеря которых часто увязывается с русско-японской войной, были переданы Японии в 1875 году в обмен на находившийся до того в совместном управлении южный Сахалин
  11. Честно говоря, японцы соблюдали правила, лишь когда было выгодно им, обычаи — тем более. «Варяг» был заблокирован в Чемульпо до объявления войны, десант в Чемульпо высадили до объявления войны — собственно, у Руднёва и не оставалось выбора, кроме как выйти и героически убиться о японскую эскадру (разве что разоружиться в порту и передать крейсер японцам, но этот вариант никто даже и не рассматривал). Атака японскими миноносцами Порт-Артурской эскадры ночью (!) до объявления войны - в ту же кассу.
  12. С учетом того, что Черногория перестала существовать в 1916 г., а в 2006 восстановила свою государственность, получается не так уж и впечатляюще.
  13. На самом деле идея впихнуть побольше крупнокалиберных пушек, чтобы скомпенсировать их низкую скорострельность, древнее броненосцев, но её воплощение ограничивалось тем, что при несовершенных средствах и методах управления огнём увеличение числа стволов приводило главным образом к увеличению числа снарядов, потраченных на бесполезное глушение рыбы. Появление внутрибазных оптических дальномеров и вычислительных приборов (пускай даже в виде планшета с лекалом) позволило осуществлять достаточно быструю пристрелку, дающую неплохую вероятность поражения цели на больших дистанциях, на которых калибры менее 11-12 дюймов становились малоэффективны.
  14. Впрочем, в одном этот миф безусловно справедлив: итоги боя в Жёлтом море обусловили калибр ГК первых «дредноутов» — 305-мм (поскольку артиллерия 254-мм оказалась слишком слабой на большой дистанции боя), а впечатления адмирала Уильяма Пакенгхэма о Цусиме (он был наблюдателем при японском флоте) окончательно подтвердили правоту главного сторонника новых кораблей — адмирала Джона Фишера. Так что свою роль в становлении «дредноутов» РЯВ всё же сыграла
  15. Предполагалось, что шрапнель с установленным «на удар» (то есть на подрыв при попадании в цель) взрывателем сработает за фугасный снаряд
  16. Что значит почему «чужая»? Он художник. Он так видит. Ну подумаешь, объединил русско-японскую с англо-бурской. Но получилось-то хорошо!