Романтическое Средневековье

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Эдмунд Лейтон, «Бог в помощь!» (1900 год).

Романтическое Средневековье — сеттинг тысяч рыцарских романов и фэнтези. Это мир с идеализированными феодальными отношениями. Честь и кодекс рыцаря? Им следуют неукоснительно. Верность сюзерену? Только конченый злодей может задуматься о том, чтобы отступиться от неё. Крестьяне? Да они просто обожают своего землевладельца, он для них как отец родной, а землевладельцы отвечают им взаимностью, не запарывают никого на конюшнях и радостно соглашаются на отмену права первой ночи. Религия? Все положительные герои — глубоко, искренне верующие, при этом у них и в мыслях нет сжечь кого-нибудь на костре, а крестовые походы они устраивают исключительно против зла. Похоть и распутство? Вы что, никаких шур-мур до свадьбы, а после только с целью зачать детей. Ну ладно, не только, но все должно быть мило, нежно и не пошло. Чума, холера, вши и блохи? Только если их напустит какой-нибудь колдун или ведьма.

В общем, Романтическое Средневековье — это такая коллекция хороших воспоминаний человечества о Средних веках, в которой, по обычному свойству человеческой памяти, затёрто всё плохое. Эстетика романтического Средневековья особенно характерна для жанра высокого фэнтези, в котором не принято живописать грязь и мрачнуху — разве что, в стране черного властелина.

Если поместить Романтическое Средневековье в космос, получится классическая космоопера в стиле «звёздные короли».

Где встречается[править]

Литература[править]

  • «Властелин Колец» радостно использует эстетику романтического Средневековья: люди в нем в основном хорошие, хоть и «падшие ввиду того, что Мелькор испортил мир», из-за чего иногда и служат Саурону (выкормышу Мелькора)… но всё равно виноваты не только они, но и те, кто их затаскивает на такую службу обманом (да-да, даже назгулов). В человеческих государствах есть добрые короли, доблестные воители и рыцари, а если там что-то и не ладится, то только потому, что пока еще не вернулся добрый Король-над-Королями. Изрядная масса народа в Светлых державах живёт — хотя бы в общих чертах — по законам праведности, о которых наш циничный современник сказал бы: «Утопия!». Персонажи, отступающиеся от этих законов самостоятельно и упорно, из корыстных мотивов, — такие, как Грима из Рохана, Голос Саурона или г-н Бургомистр из Эсгарота («Хоббит»), — показаны как единичные конченые мерзавцы, и для них всё заканчивается плохо.
    • Правда, тут сложно. Классика как-никак. Прежде всего, важно и достаточно понятно (но, как выяснилось, не для всех очевидно): Толкин не использует штамп «простолюдины стенают под гнётом» (и уж подавно нигде не намекает, что «власти скрывают»). Нигде в его книгах не подтверждено, что в Арде крестьяне и ремесленники в Светлых государствах «голодают и кутаются в тряпьё в своих лачугах» (цитата взята не из Толкина); а вот косвенных доказательств обратному — предостаточно. Например, один мелкий уголовник (и провокатор, подосланный Силами Зла), сидя в таверне, бросает намек: «Скоро, мол, с востока сюда пойдут все те [т. е. злые] племена! И место им лучше пусть приготовят заранее — а то они его себе сами расчистят. Потому что хорошо жить хочется всем, а не только здешним!». Из чего следует: «здешние»-то (то есть подданные Добрых Королей) живут совсем неплохо; их жизнь налажена; массовых обнищаний и сгонов с земли не зафиксировано; не ведутся нелепые самоцельные войны; не шляются повсеместно ни наёмники, ни мародёры, ни «разбойники поневоле» (а разбоем занимаются исключительно те, у кого «хвороба мигрень: богатства охота, а вкалывать лень»). Это вам не Вестерос![1] Похоже, Добрые Короли — не сусальное клише и не пропагандистская выдумка, а действительно искусные государи. Такое впечатление, что МАССУ их подданных Саурону соблазнить нечем; ему только и остаётся, что переть на них грубой воинской силой.
    • А некоторые из Светлых вельмож (Денетор, его сын Боромир) «кончеными мерзавцами» не являются, но и до полной адекватности им далеко, отчего они становятся слабыми звеньями в противостоянии Врагу, едва не подводят всех своих соратников… То есть, надо думать, они там не одни такие: ведь что-то же их такими сформировало. Надо полагать, несмотря даже на отсутствие традиции массовых издевательств над простым народом — Светлая сторона состоит отнюдь не из одних лишь корифеев духа, и людям еще над собой работать и работать. «Это у меня-то чёрно-белая мораль? По крайней мере Денетора и Боромира вы проглядели!»© Дж. Р. Р. Толкин
    • Уже хотя бы по этим причинам канон Толкина — куда сложнее, чем многие привыкли в наши дни думать. Тот, кто настаивает: «„Властелин Колец“ — это, мол, просто подслащённая, примитивная черно-белая сказочка!» — банально не знает сеттинга. (Ну, или предпочитает другой сеттинг, в духе низкого фэнтези, и мечтает силком натянуть оный на всё подряд — что не должно волновать никого, кроме него самого.) Почитайте-ка официальные Приложения к ВК, а также Unfinished Tales и тому подобное… Кровавая Война Родичей в Гондоре по кровавости Танцу Драконов не уступит, да и подоплёка была посерьезней. А более расистски настроенные сторонники Кастамира сбежали в Умбар и долго терроризировали гондорское побережье, тем самым пополнив ряды черных нуменорцев, которые были одними из преданнейших сторонников Саурона. А о распада Арнора и войнах Артэдайна, Кардолана и Рудаура и говорить нечего. Итог: книги Толкина ВНЕЗАПНО оказываются частично субверсией, частично реконструкцией сабжа, а не прямым его отыгрышем. Та же участь ждёт и любого последователя Толкина, который преодолеет «искушение романтизацией» и захочет сцепления с реальностью.
    • Но вот книги многочисленных и нетворческих подражателей Толкина — это зачастую прямое, как грабли, Романтическое Средневековье, из которого без грубой деконструкции, без буйного фанона, без разрыва канвы, без придумывания апокрифов или антифанфиков — уже не вылепишь реалистичной картины.
      • У эпигонов, которые бездумно заимствовали у Профессора лишь внешнюю канву — неизбежно получалось нечто ходульное и малодостоверное. Персонажи в их сюжетах — это то, чем хотели бы СЛЫТЬ реальные средневековые заправилы, но чему на практике они отнюдь не соответствовали. В 1970—90 годах такая писанина была в ходу. Алексей Свиридов (1965—2002) высмеял ее в своем меметичном памфлете «Малый типовой набор…». (Разумеется, самым талантливым из этой плеяды было тесновато в подобных рамках, и они «рвались на волю».)
  • «Хроники Нарнии». В двух Светлых Феодальных Державах описываемого мира (за вычетом определенных эпох) — сабж во все поля. Причем Льюис «вытянул на таланте и на психологии», каким-то чудом фактически удержался от придания сеттингу и персонажам мэрисьюшности. Правда, главным образом это достигнуто отказом от детализации: в каноне попросту сказано, что правящие дворяне Орландии и Нарнии — до завоевания ее тельмаринами, а также после прихода к власти Каспиана Девятого — были мудры, добры и благородны, а их народы ничуть не страдали (а если и страдали, то исключительно по вине злых врагов, а не собственных сеньоров). И хватит, чего вам еще надо?.. Короли и прочие дворяне этих стран — исключая лишь тельмаринские Темные века — были учениками, поклонниками и ставленниками праведного Бога во плоти, а значит, в этих странах не могло быть плохо — Он не попустил бы. Хотя выродки есть и тут-чего стоит отправка кронпринца Орландии экс-канцлером Орландии в Тархистан, на который тот исправно работал «агентом влияния». Да и Тархистан основали сбежавшие из Орландии преступники. Так что не все так благостно.
    • Надо отметить, что и в сеттинге Толкина (тоже глубоко верующего человека[2] и друга Льюиса) в Светлых Людских Державах Западных Земель Средиземья всё обстоит ладно и складно еще и по той причине, что их правители-люди — ученики (или как минимум не враги) Светлых Эльфов; а те — ученики Вышних Сил (представителей Праведных Небес) и проводники Их воли; а за спинами Вышних Сил маячит всеблагой Единый Бог — в «Хоббите» и «ВК», в отличие от «Сильмариллиона»-приквела, ни разу не упомянутый, но Толкином постоянно подразумеваемый.
    • Самый простой обоснуй подозрительно хорошо работающей социальной модели, которая в реальности была жестокой и варварской, приходящий в голову: Толкин и Льюис писали в первую очередь сказку, не особо задумываясь об обоснуях, а как там работает экономика, политика, социальные лифты и т. д. Не то что бы это что-то плохое: сказка — это сказка. (Вот если б их произведения претендовали на фантастический реализм, с продуманной социально-экономической моделью и научно-магической парадигмой, тогда другое дело…) Главное — не перегнуть палку со сказочными допущениями слишком сильно, чтобы подавление недоверия сохранялось.

Видеоигры[править]

  • Heroes of Might and Magic — замок Рыцарей (Паладин, Крепость, Жизнь) выписан в такой эстетике. Навозом и не пахнет, встретить козла там практически нереально — если уж кто-то злодей, то как пить дать нежить или совращённый демонами человек, сохранивший вектор пафосности при смене модуля. Разве что чуть-чуть деконструировано в «Четвёрке» с её литературными кампаниями. В целом же мир HoMM/M&M ближе к оливковому.

Смежные тропы[править]

Полная противоположность сабжу — Навозные века.

Нечто среднее между тем и другим — Нет мира под оливами. В целом настолько чистенько и порядочно, что уже никак не тянет на Навозные века, но вместе с тем на этом фоне то и дело зияют пороки и невзгоды (и просто выпирают там-сям грубореалистичные детали), а потому не получается отнести и к Романтическому Средневековью. Раздолье для деконструктора и/или любителя субверсий.

Если перед нами сеттинг, канон которого вроде бы выдержан в духе Романтического Средневековья, но который при этом хорошо и с душой прописан и безупречно реалистичен в психологическом плане, — да хотя бы та же толкиновская Арда, куда входит и «Властелин Колец», — следует ожидать, что на основе этого сеттинга люди выстроят фанон именно в духе «Нет мира под оливами». С Ардой так и получилось; ярчайший пример (даже с некоторым уклоном в low fantasy) — двухтомник Ольги Чигиринской-Брилёвой «По ту сторону рассвета».

Примечание[править]

  1. В фильмах П. Джексона «Хоббит» и «Властелин Колец» вы видели признаки Навозных веков и рожи средневековых дебилов? Это только в фильмах П. Джексона; он и его сценаристки пошли на намеренное отступление от канона. Во «вселенной фильмов» экономика работает гораздо хуже, чем во «вселенной книг». Джексон не попытался вырядить Арду под «полнейший уже Вестерос», прикрутил фитилёк «онавозивания» сеттинга — и на том спасибо.
  2. Но католика — а не протестанта, как Льюис.