Религия без веры в бога

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

(link)

Он атеист
« Верую в Бога нет! »
— Монахи-пустоверы (Перстень без камня)

Случай, когда есть религия почти со всеми атрибутами, кроме поклонения божеству. В мягком варианте существование богов/Бога не отрицают, а просто ему не поклоняются. Педаль в пол, если вообще не верят в богов/Бога.

Примеры[править]

Вымышленные[править]

Комплексные франшизы[править]

  • Джедаи. И ситы. Есть только Сила, которая изначально не добрая и не злая. Просто стихия, которую можно использовать как огонь — и для благих целей, и для сотворения величайшего зла. Впрочем, ближе всего к тропу подходят различные темные секты, видящие в Силе высшую сущность, а не мировое энергетическое поле.

Литература[править]

Русскоязычная[править]
  • Анна Китаева, «Перстень без камня» — монахи-пустоверы, названные по изречению «Свято Место — пусто!». Способны своим неверием побеждать грозных магических тварей, потому что Враг силён твоим страхом.
  • Коммунистическая религия в «Москва 2042».
  • «Мир-ловушка» Антона Орлова — Орден Афариев: религиозный орден, этические нормы и правила которого не завязаны на поклонение кому-либо из богов. Однако в сеттинге романа боги объективно существуют и взаимодействуют с людьми. С ними даже можно судиться!
На других языках[править]
  • Роман Желязны «Создания света, создания тьмы». Проповедник и боец Мадрак — последовательный агностик; например, отпущение грехов в его исполнении начинается так: «Насколько я могу быть услышан кем-либо или чем-либо, могущим прислушаться или не прислушаться к тому, что будет сказано мною, я прошу, если прощение значит хоть что-то, чтобы был ты прощен за всё, что совершил ты или не совершил и что требует прощения». Ещё любопытнее он молится: «Отче наш или не отче наш, иже еси, возможно, на небесех, да святится имя твое, если есть у тебя имя и желаешь ты, чтоб оно святилось…» Впоследствии Мадрак помогает уничтожить нечто, похоже, являющееся настоящим божеством; осознание этого повергает Мадрака в глубокий кризис.
  • Бене Гессерит. Занимались, однако, поддержкой религиозности и суеверий среди простого люда, доигрались до явления миру Муад'Диба.
  • Хроники Края это тема неплохо раскрыта. В данной вселенной такого понятия, как всемогущее сверхъестественное существо создатель, нет. Жители Края поклоняются небу и природным явлениям. И все же, без инквизиторов и храмовников не обошлось. В первую эпоху Воздухоплавания ученые воздушного города настолько истово поклонялись Небу, что тех, кто пытался изучать землю, объявляли еретиками и подвергали беспощадным репрессиям. После начала болезни, уничтожившей воздушную торговлю, ситуация только усугубилась. Небесные ученые верили, что болезнь исцелит удар молнии в главный камень, а земные, что лекарство нужно искать в лесу. В результате чего, последние были объявлены вне закона по всему Краю и изгнаны в канализацию. И, что характерно, и те, и те оказались неправы.
  • Лоис Макмастер Буджолд, Сага о Форкосиганах — религиозные воззрения барраярцев. Бога они периодически поминают, но ритуалов поклонения ему читатель не видит — вместо них на могилах совершаются возжигания в честь духов предков, а для венчания нужны свидетели, рассыпанное по полу зерно и клятва новобрачных.
  • Echopraxy — монахи-двухпалатники, представляют собой именно рафинированный (избавленный от человеческого) транс-человеческий роевой разум, и они не считают это «бездуховностью», а напротив, такой транс является основой их Веры. И да, это космопанк со всеми вытекающими включая как транс- так и пост-человеков.
  • «Во тьме Эдема» — потомки экипажа разбившегося космическог корабля верят, что прилетевший с Земли корабль заберёт себе не всех, а только тех кто «вёл себя хорошо». Так же они отказались от освоения новых земель, потому что боятся что прилетевшие могут их не найти. А предметы с Земли стали священными реликвиями показываемыми народу по большим праздникам. Иногда одна из реликвий от ветхости ломается, и тогда делают её замену из подручных палок. Камни из которых выложили сигнал для корабля видный сверху объявлены священными.

Веб-комиксы[править]

  • Girl Genius — Орден Корбелитов из Крепости Святого Шпакия — Железнодорожная церковь. Впрочем, упоминается, что они поддерживают одного из кандидатов на парский престол, так что вполне возможно являются католическими монахами.

Видеоигры[править]

  • Братство Нод в тибериевой серии C&C. Кейн у них мессия, пророк — но не бог. Разве что в самой первой игре некто Сет бога поминает, но стоит ли ему верить?! Кейн — не бог, а древнее инопланетное существо, которое практически невозможно убить.
  • У турианцев из серии игр Mass Effect присутствует вера в многочисленных духов — места, времени, эмоций и тд. Эти духи сильны, но не всемогущественны. До веры в богов (или Единого Бога) рациональная турианская цивилизация свою религиозную концепцию не развила, предпочитая вместо этого вкладывать усилия в науку и военное дело. В результате, на момент событий игры, эти птицеящеры занимают прочное второе место в Галактике по уровню экономо-технического развития (и первое — по размеру боевого флота в пространстве Цитадели.)… при этом их религия так и осталась на уровне земного примитивно-общинного анимизма.
  • Dragon Age. Религия Кун, строго говоря, не религия вовсе (ибо не требует от своих последователей безоговорочной веры в некое абстрактное высшее существо), а философское учение о наиболее рациональном устройстве общества. Кунари не верят в богов (или Единого Бога) и рассматривают как высший императив благо всего общества. Благо отдельной личности, в этом случае, как правило, не учитывается.
  • Dishonored: Аббатство обывателей - религиозный орден, чье влияние широко распространено на островах. Ни в какого бога не верят, а главной их целью является борьба с еретиками, ведьмами и Чужим, которого они считают местным дьяволом.
  • Мор (Утопия) — большинство из горожан по своему мировоззрению примыкают к одной из трёх групп: Утописты, Термитцы, Смиренники. Утописты — романтики-мечтатели, стремящиеся познавать и сотворять новое и не шибко держащиеся за старое. Термитцы — напротив, уважают и чтят местные традиции и стараются жить с ними в согласии. Ну а Смиренники… название говорит само за себя, это люди, которые считают нужным не бороться с мором, а смириться со скорой кончиной и молить о прощении. Хотя это всё больше напоминает разные течения философии, последнее, судя по поведению "духовных лидеров", можно назвать если не религией, то сектой уж точно.

Настольные игры[править]

  • Dungeons and Dragons: вопрос веры не стоит, потому что боги, очевидно, существуют. Но стоит вопрос, кому из них поклоняться. Так вот, начиная с третьего издания, клирик может не быть священником одного из богов, а «поклоняться» философскому принципу — своему мировоззрению. И такой клирик будет получать заклинания, как и обычные жрецы богов.
    • В сеттинге Эберрон имеется зловещая религия Кровь Вол. Несмотря на то, что во главе культа стоит древний лич по имени Вол (что является тайной), жрецы этой религии, по сути, поклоняются самим себе и черпают силы из своего тела и своей воли.
    • В другом сеттинге, Dark Sun, боги мертвы. Зато существуют могучие короли-колдуны, жестокие тираны в подвластных им городах. Их чиновники и полицаи зовутся темпларами, и получают от короля-колдуна заклинания, как от божества. А ещё есть жрецы стихий, которые поклоняются не богу, а определённой стихии (воде, огню, земле или воздуху).
  • В линейке настольных игр «Мир Тьмы» вампиров и других сверхъестественных существ отпугивает Истинная Вера. Обычно это вера в каких-либо божеств, но бывают и исключения. Так, в клюквенной книге по сеттингу Мира Тьмы Rage across Russia засветились чекисты, отгоняющие вампиров партбилетами. А ещё в одной из книг фигурирует яппи, отгоняющий вампира кредитной карточкой — исключительно за счёт Истинной Веры в силу денег.
    • Там же действует вампирская секта «Шабаш», которая по всем признакам является культом — шабашиты осуществляют обряды, у них есть священники, епископы, архиепископы, есть догматы, в которые они должны верить и философские учения, так называемые «Пути», в которых даются альтернативные человеческому мировоззрения. Но божества как такового у шабашитов нет: формально это культ Каина, первого вампира, но никакого всемогущества ему не приписывают, никаких чудес не ждут. Зато у них есть «антипантеон демонов»: в роли таковых выступают патриархи вампирских кланов.

Реальные[править]

  • Буддизм и джайнизм не отрицают индуистский пантеон божеств, просто считают бессмысленным им поклонение, так как родиться богом — по сути мало чем отличается от того, чтобы родиться махараджей.
  • Даосизм считает Дао безличным. Поклоняться некому, можно только следовать.
  • Конфуцианство о потусторонних вещах не рассуждает вообще, ибо этическая теория с девизом «Прежде, чем учиться правильно относиться к богам — научись правильно относиться к людям!» Причём это чувствовали даже западные варвары: католики запрещали новообращённым китайцам покупать буддистские амулеты или ходить к даосам-гадателям, но против конфуцианских ритуалов ничего не имели: если приглядеться, то видно, что они больше напоминают всякие светские ритуалы вроде отдачи почестей флагу.
  • Внезапно, многие языческие культы, где хорошие отношения с местными духами тайги важнее, чем вопросы о том, кто создал мир или как устроена душа.
  • Стоики и эпикурейцы. Боги может быть и есть, но молиться бесполезно: можно лишь смириться с судьбой.
  • Среди викингов было немало отморозков, которые полагались не на богов, а исключительно на свою удачу. Закончится удача? Ну ок, в Вальхаллу возьмут.
  • Некоторые критики атеизма утверждают, что «атеизм — это тоже религия», вера в отсутствие Бога, поскольку, в отличие, например, от агностицизма, атеизм тоже опирается на непроверяемые предположения.
  • В антисоветских памфлетах, да и в художественных произведениях, частое явление — представление коммунизма как религии, с верой в построение Царства Божьего на Земле (коммунизм), поклонением святым мощам Ленина, заповедями (моральный кодекс строителя коммунизма) и житием святого Ленина в качестве библейских историй для детей. Справедливости ради надо отметить, что коммунистическая атеистическая пропаганда, особенно в первые годы советской власти, действительно нередко заходила на поле церковных обрядов и обычаев, пытаясь придать им новое идеологическое наполнение.