Революция по-детски

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Velvet Revolution. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
« Нас угнетают богачи,
Повсюду ложь подстерегает.
Но знайте, наши палачи,
Все ярче Правда расцветает!
Нас ждут великие дела,
Вы нашей Правде, братья, верьте!
Долой кривые зеркала!
Сожжем, разрушим Башню смерти!
»
— Песня бедняков в повести «Королевство кривых зеркал».

УРА!!! РРРРРРРРРРРРРРЕВОЛЮЦИЯ!!! ТИРАНЫ СВЕРГНУТЫ!!! БОРЬБА ОКОНЧЕНА!!! СВОБОДА!!! РАВЕНСТВО!!! БРАТСТВО!!! МИР!!! УПЯЧКА!!! ВСЕ СЧАСТЛИВЫ!!!

Если революция произошла в конце детской книжки, то так все и будет. Ведь суть конфликта очень проста: с одной стороны — эксплуататоры-кровососы, с другой — честный и работящий народ. Народу надоело кормить буржуев, а хочется нормально кормить свои семьи — народ буржуев сбросил. Вечером танцы, утром — на работу.

При этом в революции по-детски (см. также The Revolution Will Not Be Vilified) напрочь отсутствуют такие досадные мелочи (свойственные любой революции), как:

  • Чистка. В реальной жизни у любой власти всегда остается немало сторонников, для которых случившееся — катастрофа, и они готовы любой ценой вернуть статус-кво. Если с ними не бороться, они так и сделают. А бороться приходится методами весьма радикальными — от массовых арестов до массовых расстрелов. Но против «революции по-детски» выступает в худшем случае один предатель, да и тот иногда кается сам.
  • Террор — когда чистка переходит все границы, с истреблением или как минимум притеснением не только «контры», но и членов их семей, ведется по классовому признаку и т. д.
  • Правительство в изгнании. Если автор детской книжки не хочет, чтобы его герои расправлялись с тираном/королем/царем/буржуями/злым канцлером и т. д. их методами — то есть, отрубая головы или заточая в темницы, то злодеи просто удирают из королевства, сверкая пятками. А дальше эти коварные, подлые и изнеженные люди, привыкшие жить в роскоши и не привыкшие к физическому труду, будут, конечно, смиренно просить на паперти подаяния, а не военной помощи у какого-нибудь более сурового правителя в обмен на территориальные и концессионные плюшки.
  • Разброд и бардак. Тысячи тысяч от счастья пляшут, поют, бросают в воздух шапки. А завтра они все, не дожидаясь указания свыше (благо указывать больше некому), дружно возьмутся за работу. И никто не пьет спиртного! Никто ничего не грабит.
  • Дружественные соседи. Поскольку никакого разброда нет, то и соседние государства, мечтающие увеличить свои территории, воспользоваться им не могут.
  • Межнациональная рознь. См. пунктом выше, только вместо дружественных соседей — местные гордые воинственные народцы, желающие отделиться и устроить своё государство со всеми полагающимися атрибутами.
  • Классовая вражда. Лесоруб или каменщик смотрит на хлипкого гуманитария как на такого же труженика.
  • Гражданская война. За что воевать? Какие такие общественные разногласия? Этих буржуев с фашистскими замашками ненавидели все!
  • Победители не устраивают между собой разборки за власть.

Кроме того, очень часто в сеттингах произведений с революцией по-детски полиция исключительно плохая, а всевозможные уголовники отсутствуют как класс. Точнее, все люди с уголовными наклонностями там являются весьма уважаемыми людьми, т. к. пришли к успеху, а полицейские заняты только угнетением честных рабочих и крестьян.

Противотроп — Революция не по-детски.

Где встречается[править]

В основном — в советской литературе для детей, а также у авторов из стран, где сильны были коммунистические и социалистические идеи. Это при том, что сама коммунистическая революция была от этого тропа ой как далека.

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • «Три толстяка» Юрия Олеши. Толстяков таки посадили.
  • Борис Лавренёв, «Крушение республики Итль».
  • «Королевство Кривых Зеркал» Виталия Губарева. Зловещий министр Нушрок увидел красный пионерский галстук и самоликвидировался.
  • Н. Носов, «Незнайка на Луне» — революцию спровоцировала раздача семян гигантских земных растений, но решающее значение в ней сыграл прибор невесомости, с помощью которого лунные пролетарии нейтрализовали полицию и начали экспроприировать средства производства. Лунная буржуазия потеряла источник прибыли, обнищала и стала помирать с голоду. Отдельные её представители перевоспитались и даже пошли работать на заводы.
    • Правда, даже при такой бескровной революции без экспроприации не обошлось — миллионы у буржуев всё-таки отобрали.
    • В фанфике «Снова на Луне» деконструкция: продукты часто разворовывали на складах, приборы невесомости сели как изношенные батарейки, а гигантские растения не прижились. В конце концов, богачи вернули себе свои капиталы, и даже появились новые богатые коротышки.
  • Софья Прокофьева очень любит «революции по-детски»:
    • «Сказка о ветре в безветренный день» (правительство бежало).
    • «Пока бьют часы» — переработанный вариант «Сказки о ветре…».
    • «Лоскутик и облако» (правительство в буквальном смысле слова «смылось»).
    • «Девочка по имени Глазастик» (правительство в буквальном смысле как ветром сдуло).
    • «Астрель и хранитель леса» (правительство сбежало).
  • «Волшебные перья Арарахиса» Александра Якубенко (впрочем, там гнусный режим свергают в середине).
  • Трилогия «Приключения Арбузика и Бебешки» Эдуарда Скобелева.
  • А. Волков, «Семь подземных королей» — возможно, самый радикальный и одновременно самый мягкий вариант. Автор вообще очень любил подобные ситуации, у него и война вполне детская. Семь королей «царствовали» по месяцу, а потом вместе с семьями и свитой погружались на полгода в волшебный сон, после которого просыпались с полной потерей памяти. За пару недель их заново обучали быть королями, оставшиеся две недели «правления» они тупо пировали без остановки. Однажды всем этим дармоедам после пробуждения внушили, что они — обычные ремесленники, обучили «пролетарским» профессиям, и те с жаром «вернулись» к работе. Произошедшее можно было бы назвать дворцовым переворотом, если бы в заговорщиках не состояло все королевство.
    • Но реальную власть таки получило не «все королевство», а Хранитель Времени Ружеро, что нигде прямо не говорится, но видно по последующим книгам. Впрочем, Ружеро и до революции много лет фактически управлял королевством, поскольку монархи свои «вахты» бездельничали.
  • «Сварог». В Снольдере всё прошло вполне гладко — тамошний глупый король достал многих, да и предложить своим новым подданным «королю королей» есть чего.
    • Субверсия с Балонгом. Да, тамошний захват власти прошёл без особых потерь (всё-таки спецслужбы нескольких государств постарались) — во многом благодаря неготовности армии к войне (право же, Балонг никогда сам не воевал) и тому факту, что верхушка страны оказалась решительно не готова к новым раскладам в игре престолов (тысячелетняя инерция, однако). Зато очень быстро созрел крайне опасный заговор против «короля королей». С одной стороны, не все банкиры обрадовались добровольно-принудительному вложению денег «вдолгую». С другой — ликвидация Сварога практически гарантировала смуту воистину континентальных масштабов, а на войнах Балонг всегда наживался.

На других языках[править]

  • Джанни Родари:
    • «Чиполлино». Принц Лимон и графини Вишни сбежали из страны. Сеньор Помидор отсидел сколько положено и теперь принуждён работать. Барон Апельсин стал грузчиком и постройнел, а герцог Мандарин продолжает жить за его счёт.
    • «Джельсомино в стране лгунов». Злого короля Джакомоне не только никто не трогает, но ещё и приглашают в клуб лысых. А войну, которую он развязал незадолго до свержения, успешно заменили на футбольный матч.
  • Как ни парадоксально для романа, начавшегося в стилистике зомби-апокалипсиса и темного фентези — роман Брэндона Сандерсона «Город богов». Да, революция, да, на горизонте вражеская фанатичная армия, да, моря крови, но в самом эпицентре заварухи, городе Элантрисе, возродившемся в былом величии и магической силе — спокойствие, безопасность и благодать.
  • «Властелин колец». Вернувшись домой, героям пришлось устроить там (контр-)революцию. К счастью, вполне детскую. Вот только с Саруманом как-то неудобно получилось.
  • «Стальную Крысу — в президенты!» Гарри Гаррисона. В сущности, и революции там не было: Джим ди Гриз просто выиграл выборы, использовав жульническую избирательную систему планеты. А его предшественник и соперник Сапилоте настолько всех достал за 160(!) лет правления, что в его защиту не выступила даже охранка.

Сетевая[править]

  • Илья Гутман, «Великий Генби». Достаточно было разбить колдовские шары, которыми лорд Генби поддерживал безграничную любовь подданных — и его правление бесславно закончилось. О том, как преемник Генби намерен выпутываться из конфликтов с соседними лордами, автор умолчал. В финале получился своего рода анти-«Обитаемый остров».
    • Да легко выпутается, просто объявив конфликты завершёнными. Агрессором было правительство Генби, и только ему были нужны конфликты. Соседним лордам они не нужны, преемнику Генби не нужны. Военные операции сворачиваются, возможно, пострадавшим странам выплачиваются репарации, наступает мир.

Кино[править]

  • Экранизации вышеперечисленных произведений.
    • «Королевство Кривых Зеркал» Александра Роу. Тут все вышло особенно по-сказочному — угнетатели превратились в животных, имена которых носили: министр Абаж — в жабу, министр Нушрок — в коршуна, его дочь Анидаг (гадинА) — в гадюку. По книге король Топсед из этого «зоологического» ряда выбивался. Поэтому в фильме его зовут Йагупоп — и в попугая-то он и превращается, после чего грустно говорит: «Покор-р-ролевствовал…».
      • Не совсем — в книге его звали Куап Топсед (то есть Паук Деспот). Но, видимо, авторы фильма решили не пугать детей пауками. Кстати, изображение паука и паутины как государственной символики королевства встречается в фильме довольно часто.
    • «Пока бьют часы» — совершенно иной сюжет, нежели в книге, но правительство в лице злого короля и его верного министра Цеблиона, также удирает из королевства (превратившись в крыс).
  • «Ви значит Вендетта». В киноверсии от Вачовских, в отличие от оригинального комикса Алана Мура, переворот, провернутый Ви, сводится к физическому устранению двух лидеров Партии и по совместительству антагонистов — Адама Сатлера и Питера Криди. После чего собравшийся на площади народ наслаждается красивым салютом под классическую музыку. Занавес, титры.
  • the Giver
  • Город мастеров по пьесе Т. Габбе.
  • «Параллельные миры». Политизированные критики левого толка долго и упорно ругали концовку фильма за утопичность. Не сказать, что совсем безосновательно.
  • «Время»: педаль в пол — фильм начинается, как социальный технотриллер, аллегорически демонстрирующий бесчеловечность капитализма и денежной экономики, а заканчивается… тем, что герои ограбили банк и раздали местным беднякам время. Серьёзно, они разобрались с пороками капитализма ограблением банка!
  • «Элизиум»: Паук перезагрузил систему Элизиума и захватил в нём власть, первым делом отправив неизвестно зачем на Элизиуме обнаружившиеся медицинские корабли на Землю, помогать больным. И всё. Типа, нет никаких проблем с тем, что они изначально предназначались для обслуживания немногочисленных элизианских богачей, а на Земле помощь нужна не одному миллиарду.

Телесериалы[править]

  • «Новые подвиги Арсена Люпена» — именно в такой революции участвует Люпен на довоенной Кубе.

Мультфильмы[править]

  • «Три толстяка» 1963 года.
  • «Разлученные» 1980 года — еще одна интерпретация «Трех толстяков» в стиле «темнее и острее». После гнета Толстяков в ЭТОЙ версии любая революция покажется светлой, а здесь она еще и по-детски.

Мультсериалы[править]

  • «Аватар: легенда об Аанге» — субверсия. Многое из списка, приведенного выше, случается. Предполагается, что и смерти, война все-таки. Но в кадре людей огня могут отправлять в полет, травить, замораживать, придавливать камнями — но они не умирают, они только остаются без сознания.
    • В «Легенде о Корре» происходит деконструкция: нехорошие люди никуда не деваются, разруха сказывается на жизни многих семей, в целом атмосфера реалистична и депрессивна.
  • My Little Pony — воцарение Найтмер Мун и её свержение, свержение Сомбры, разгон секты Старлайт Глиммер, подковёрные интриги на Сидрфесте, даже войны аборигенов с колонистами — все обходится очень легко. В результате битвы может не быть ни одной жертвы, никакие третьи игроки обычно не пользуются беспорядком чтобы что-то урвать. Не очень понятно — всё дело в рейтинге или пони действительно обходятся без разрушений. Другая трактовка — Жизнь в приключенческе, которую мы видим, и есть результат нестабильности: по две попытки переворота и три войны в год в стабильных странах не бывают. Хотя тогда не совсем ясно, когда это началось и все ли тысячу лет Селестия так странно правит.

Манга и Аниме[править]

  • One Piece — встречается регулярно, но с фитильком. Нам показывают, насколько в избавленном от диктата государстве/поселении всё плохо. Разруха и масса новых вызовов. Но народ радуется открывшимся перспективам и друг другу в глотку вцепиться не наровит. Во многом это связано с тем, что вопрос о преемнике никогда не поднимается: либо реставрируется власть нелегитимно смешённого правителя, либо угнетённый народ уже располагал негласным лидером.
    • С другой стороны, в саге не раз присутствовали серьёзные общественные конфликты. В арке Скайпии, например, существовал открытый конфликт между племенами шандийцев и скайпийцев, а в арке Острова рыболюдей — более завуалированный конфликт между русалами и, собственно, рыболюдьми. Итог? Мир-дружба-жвачка!
    • А ещё в сеттинге присутстсвует самая настоящая Революционная армия. И революцию они приближают, словно на работу ходят. «Господин Драгон, мы освободили от Мирового правительства очередное государство!»

Музыка[править]

  • «Агата Кристи» — клип «Веселый мир»: гигантские разумные зайцы угнетают людей, но с неба падает девушка, переодевается лисой и разгоняет заячий ОМОН. После чего человеческая оппозиция торжествует и отмечает победу игрой на невесть как оказавшемся на улице рояле

Реальная жизнь[править]

  • Бархатные aka «цветные» революции. Так называют революции, закончившиеся весьма малым количеством насилия и хаоса и стоящие намного ближе к революции «по-детски», чем «не по-детски». Что не отменяет возможного холодного утра и политических склок. Кодификатор — Бархатная революция в Чехословакии 1989 года.
  • Филиппинская «Жёлтая революция» 1986 года, в результате которой к власти пришла лидер оппозиции Корасон Акино. Да, жертвы были, но всего 15 человек.
  • Первоначально «великой бескровной» считалась Февральская революция в России. Если брать только Петроград (без Кронштадта) и только первые дни, то так оно и было. «Потом вам станет плохо — но это уж потом!»
    • Бескровно прошёл и непосредственно штурм Зимнего Дворца большевиками 25 октября 1917 года: гарнизон просто перешёл на сторону коммунистов. Увы, дальше дело развивалось уже не так мирно.