Пурпурная проза

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Пурпурная проза вычурна до невозможности. Писатель будто старается привлечь внимание к своей персоне: смотрите, как я умею, полюбуйтесь, какой у меня словарный запас, оцените, какие свежие метафоры! Возможно, автор даже умеет хорошо. Одна проблема: читатель отвлекается на стиль написанного и потихоньку забывает содержание. Как результат — книга ставится на полку. Читают не фиолетово-цветистое, а где идеи интересные и герои живые.

Почему пурпурная? Термин введён Горацием в начале новой эры. В Риме фиолетовая краска была дорогой, оттого в пурпуре ходили патриции, а кое-кто из бедняков украшал поношенную одежду пурпурными заплатками. Поэт находил пурпурную прозу (в меньшей мере — стихи), такой же глупостью, как попытка казаться богаче, чем ты есть на самом деле.

Признаки пурпурной прозы:

  • Использование редких слов, которые не во всяком словаре найдёшь. Почему автор пишет «эквине» в ситуации, когда прекрасно подходит слово «лошадиный»? Исключения — в стихах.
  • Изобретение новых слов для замены общедоступных. Внимание: «мифрил» и «Авада Кедавра» сюда не относятся; эти изобретены автором, потому что описывают доселе неизвестный читателю предмет. А вот «сбекренная фуражка» у Солженицына — это как раз некошерно фиолетово.
  • Длинные, пространные описания, которые можно заменить коротким предложением. Сравните: «В дискомбубутации, Анна простёрлась на аквамариновом шермисовом покрывале и прокручивала в сознании мириады доступных альтернатив». Не лучше ли «Не снимая покрывала, Анна прилегла и задумалась, с кем бы пойти на свидание»?

Иногда авторы сознательно уходят в пурпурную прозу, если не могут выдать достойный обоснуй. В примере выше автор не смог придумать отличий в характерах героини и трех её любовников — все высокие, стройные, нарядные, жутко умные, благородные, и даже говорят одними и теми же словами (словами автора). Как тут не дискомбубутировать?

Пурпурно писать не возбраняется для словесной характеристики. Если персонаж «пурпурно мыслит», получается забавно. Но вообще остерегайтесь цветистой прозы.

Фиолетовую прозу не следует путать с налитой водой или бонусом для гениев. И то, и другое может быть написано без следа пурпура.

Если кто-то хочет спародировать пурпурную прозу, может появиться искушение использовать скрипучие сердца и сапоги одетые или стремительный домкрат. Не поддавайтесь. У настоящего пурпурного автора с грамматикой и смыслом слов всё в порядке, а иначе это не пурпур! «Любовники направили стопы в увитое кудзу газебо», а не в «гримуар».

См. также Авторские неологизмы.

Примеры[править]

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • Александр Исаевич Солженицын — российский кодификатор XX столетия.
  • Некоторая часть «деревенщиков».
  • Цикл Ника Перумова об Упорядоченном во многих местах грешит этим.
  • В. Дудинцев, «Белые одежды» — цитолог Стефан Игнатьевич Вонлярлярский специально изъясняется пурпурной прозой. Коллега-учёный и так поймёт, а доносчикам трудновато цитировать.
  • «Цветочный крест» Колядиной — сабж в концентрированном виде с примесью архаичной лексики. Широкой публике известен по слову «афедрон» (означающему попросту «жопа») и Букеру 2010 года.
    • Слово «афедрон» очень старое: его употреблял ещё И. С. Барков (1732—1768). Задолго до Колядиной его мимоходом употребили Стругацкие.
  • Александр Грин. Он даже переписывал одну и ту же фразу несколько раз, чтобы она звучала более красиво.

На других языках[править]

  • Пародируется в «Гаргантюа и Пантагрюэле» — «годбийо, внутренности жирных куаро». Жрали-то они какие-то пахомовские субпродукты, но каким языком они описаны! В xkcd (ниже) тоже упомянута очень похожая по структуре пародия.
  • Лавкрафт. Его произведения, как правило, написаны очень цветистым языком, с большим количеством прилагательных. С этим интересно сочетается нехватка слов, когда персонажи пытаются описать какое-нибудь чужеродное чудовище:
« — Нет, это было нечто совсем другое, — прошептал Мэнтон. — Оно было повсюду… какое-то желе… слизь… И в то же время оно имело очертания, тысячи очертаний, столь кошмарных, что они бегут всякого описания. Там были глаза и в них порча! Это была какая-то бездна… пучина… воплощение вселенского ужаса! Картер, это было неименуемое! »
— Лавкрафт, «Неименуемое»
  • Айн Рэнд, Атлант расправил плечи — английский текст пурпурен до невозможности. Кто говорит: текст сух? Нельзя не согласиться: сухо как в Сахаре. Но сухость пурпуру не помеха! Стрелки осциллографа мечутся почти на каждой странице. «Децентрализованная неряшливость» (об осанке). «Он вывихнул экономику целой державы». «Это корни здания, полые извивающиеся под землёй корни, питающие целый город» (именно так: корни здания, сиречь туннели под ним, питают город, причём здание — контора, а не водопроводная станция). Переводчики в русском тексте перлы посмягчали.
  • Робин Кук в начале творчества. Стараниями редакторов исправился.
  • Кормак Маккарти любит в такое дело по-английски. Исправляют переводчики.
  • Наёмный убийца Профессор из «Саги о ведьмаке» разговаривает именно так. Появился всего в одном эпизоде, не успел надоесть и привёл читателей в восторг. Мораль: в малых дозах пурпурная проза бывает вполне уместна.
  • Энн Райс, «Интервью с вампиром» (Interview with the Vampire): язык романа изрядно насыщен красивостями. Но здесь это сознательная речевая характеристика персонажа: так выражается рассказчик, романтичный вампир Луи. Следующие книги написаны от лица других вампиров — циничного Лестата, спокойно-деловой Пандоры и других, — и там стиль совсем другой.
« Когда я почувствовал вкус крови на губах, мне показалось, что вокруг все исчезло, кроме трепещущего золотистого сияния где-то в вышине, но потом я услышал странный звук, доносившийся издалека. Вначале это был только глухой рокот, но скоро он рассыпался на фрагменты и стал походить на барабанный бой. Он становился все громче и громче, словно огромное существо медленно пробиралось к нам сквозь темный незнакомый лес и било в барабан. Вдруг к нему присоединились звуки второго барабана, как будто другое чудовище шло по следам первого, выбирая свой ритм, никак не связанный с прежним. Шум нарастал, наконец проник в каждую клеточку моего тела. Я чувствовал бешеную пульсацию этого ритма в своих венах: вначале один барабан, затем — другой. И вдруг Лестат убрал руку. Я открыл глаза и едва удержался, чтобы не схватить ее и прижать к губам. Наверное, я бы так и сделал, но тут внезапная догадка пронзила меня, подобно молнии: этот барабанный бой был биением наших сердец. Моего и Лестата. »
— Эйн Райс, «Интервью с вампиром»: становление Луи
  • В «Утонувших городах» П. Бачигалупи пурпурной прозой любит поговорить одноглазый крутой Тул. Впрочем, когда ситуация требует, немедленно переходит на общевойсковой жаргон «по уставу». Отлично помогает в создании трёхмерного персонажа.

Комиксы[править]

  • Empowered: The Caged Demonwolf, чужеродное чудовище, пойманное Эмп и подружившееся с ней и с Ниндзеттой. Демонволк говорит очень пышно, с обильным использованием редких или устаревших слов, а также обожает аллитерацию. Он может говорить и обычным языком, но переключается на него только в самых-самых серьёзных ситуациях.

Вебкомиксы[править]

  • xkcd: пародируется. Автор вебкомикса замечает, что вероятность, что фэнтези-книга хороша, резко падает с ростом количества выдуманных слов в этой книге. (Упоминается, что Кэрролл и Толкин, конечно, исключения.) Предлагается разумный предел в пять новых слов на книгу. А если ему не следовать, то получится примерно следующее: «Старейшины, или фра’ас, охраняли фармлингов (детей), вооружённые крайтосами, которые вроде мечей, но гораздо круче».