Прогнившая церковь

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
«


— Батюшка, вы можете мою собачку отпеть?
— Иди вон, богохульница.
— Но у меня есть 1000$.
— Что же ты сразу не сказала, что собачка крещёная?

»
— И это ещё не худший вариант!

Эта религия давно уже пережила свои лучшие времена. Дни пророков, героев и мучеников безвозвратно отошли в прошлое. Теперь верховных адептов религии, да и простых священников больше интересуют земные удовольствия. Они проявляют рвение только в сборе десятины и преследовании инакомыслящих (ведь чем их больше — тем меньше десятина). И естественно, что такая церковь вызывает антиклерикализм.

Характерные типажи Прогнившей церкви:

  • Пастырь нерадивый: положить душу свою за овец? Дураков нет. Овец много, душа одна. Пастырь нерадивый вообще не очень-то думает об овцах, его больше интересует церковная казна, а проповедует он в основном по кабакам и борделям. И это в лучшем случае. В худшем перед нами один из следующих типажей.
  • Религиозный фанатик. Этого хлебом не корми — дай прочесть проповедь о вреде всего. Он не дает своим прихожанам ни минуты покоя: не так крестишься, не так молишься, не так одеваешься, не то ешь. Он способен затравить любого, кто смеет ему возразить или чем-то выделиться из толпы. Сам он без конца изводит себя постами и бдениями, поэтому на хорошем счету у начальства, да и в пастве пробуждает уважение, замешанное на страхе. Он может быть даже милым иногда. Но стоит ему заподозрить тебя в ереси или вольнодумстве — как он вцепится всеми когтями и отпустит только после того, как разорвет.
  • Князь церкви.
  • Храмовник.
  • Лицемер.
  • Пастырь недобрый: много сортов плесени заводится в прогнившей церкви, но чтобы такая?! Под видом священника или монаха скрывается колдун, чернокнижник или кто похуже.


Примеры[править]

Литература[править]

  • Братья Стругацкие, «Трудно быть богом». Святой Орден.
  • Владимир Короткевич, «Христос приземлился в Городне/Евангелие от Иуды» — аж две прогнившие церкви разом. Наиболее выпукло представлена католическая — как господствующая в средневековой Литве. Но и православным митрополитам Гродненскому и Московскому от автора «прилетело на орехи».
  • «Сварог» — большей частью аверсия, за вычетом теократической страны Святая Земля. Недаром в десятой книге намекается, что эту самую землю неплохо бы завоевать.
  • «Цена Победы» С. Садова. В книге в первой трети представлен Религиозный фанатик, одна штука, но ближе к концу выясняется, что религия не настоящая, а навязанная планете "сверху" одним жаждущим власти индивидуумом, и вся система Церкви — кузница кадров, искусственный способ остановить развитие планеты в Средних веках и инструмент для использования народных масс.
  • Вера Камша, «Хроники Арции» — церковь Триединого. По крайней мере, начиная с третьей книги.
  • Её же «Отблески Этерны» — эсператизм.
  • «Сага о Рейневане» Анджея Сапковского — католическая церковь глазами персонажей-гуситов. Хотя, понаблюдав за местными канониками и епископами, волей-неволей начинаешь им верить…
    • Сами гуситы, хоть и не прогнили в силу новизны, к третьей книге лишаются романтического ореола.
  • Safehold Дэвида Вебера — Церковь Господа Ожидающего. По факту это обманная религия, но этого почти никто не знает, и конфликт строится на том, что она прогнившая.
  • Произведения Ника Перумова — ЛЮБАЯ церковь, кому бы она не поклонялась. Даже церковь авторских фаворитов Хедина и Ракота в «Земле без радости» поощряет погромы и ксенофобию. Про церковь Спасителя и говорить нечего.

Видеоигры[править]

  • «Морровинд»: храм Трибунала давно живет по принципу «за ваши деньги — любой каприз». Впрочем, эта рыба прогнила с самой головы: Трибунал — ложные боги, изначально благонамеренные, но тем не менее погрешимые (непогрешимы в этом мире только Аэдра). Хотя это сложный и спорный вопрос, кто лучше: по-человечески погрешимый и по-человечески же понятный Трибунал или серобуромалиновая мораль Даэдра.
  • Ведьмак 3 — церковь Вечного Огня, педаль в пол. Недаром уже во вступлении показывают проповедь священника, которая заканчивается призывом к погромам мерзких волшебников. А если спасти чародеев, то погромы обрушатся на нелюдей — эльфов, краснолюдов и низушков. Что интересно, агрессивное отношение к нелюдям, чародеям и зачастую и ведьмакам, жрецы Вечного Огня демонстрируют постоянно. Короли Севера периодически прижимали к ногтю «пастырей» но после мятежа Вильгефорца, разгрома Ложи Чародеек и партизанщины всяких там «белок» дали добро на борьбу с «нильфгардскими прихвостнями».
  • World of Warcraft: Алый Орден, позиционирующий себя как продолжатель дела некогда существовавшей благородной Серебряной Длани, может показаться армией безрассудных храмовников, но на самом деле являет собой именно сабж, ибо на какого лидера не глянь — то трус-предатель (Рено Могрейн), то тиран-фанатик (Генерал Бриджит Аббендис), а то и вовсе замаскированный демон (Верховный Рыцарь Датрохан — Бальназзар, Адмирал Бареан Вествинд — Мал'ганис).

Настольные игры[править]

  • Синдикат Орзов в MtG — фракция чёрно-белой масти, то есть тёмные священники. Но не стереотипные некроманты, а именно что богатейшая, алчная, и при том красивейшая по архитектуре, церковь-корпорация. За цветистыми витражами готических соборов скрываются подземелья-крипты, где живут истинные вдохновители Синдиката — жуткие лорды нежити.
  • Экклезиархия в мире Warhammer40k. Если повезёт, то её представитель окажется ленивым лицемерным коррупционером, закоренелым грешником и аморальным преступником. Если нет — искренне верующим больным на голову психом, разящим мечом и огнметом правого и виноватого. Если совсем нет — засланцем сил Хаоса.

Реальная жизнь[править]

  • Как ни странно — самомнение ортодоксальных (православные и католики) христианских церквей. Ибо состоит из людей, а люди грешны.
    • Не верю! Да, люди грешны — но церковь свята! Что скажут участники, более подкованные в богословии?
  • Ситуация в синтоизме до реставрации Мейдзи, когда императоры одновременно считались божествами, но к самому синтоизму относились в лучшем случае прохладно и оставляли просто самодеятельностью прихожан, а ведь многие и прямо запрещали его.