Приключения Эраста Фандорина

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Книги цикла глазами критиков. На самом деле, действительно выпускался такой комикс, но, кроме «Азазеля», больше ничего адаптировать не успели

Приключения Эраста Фандорина — самый известный цикл Бориса Акунина, повествующий о приключениях одноимённого сыщика (вначале государственного служащего, впоследствии — частного детектива) в дореволюционной России (второй по известности цикл — Приключения Пелагии). В рамках цикла Акунин поставил себе задачу написать по одной книге в каждом из жанров детектива.

Серию хвалили за местами удачный сплав исторического произведения и беллетристики и хорошо переданную атмосферу времени, ругали — за слишком сильный уклон в беллетристику и «комиксизацию» дореволюционной эпохи.

Книги цикла:

  1. Азазель (конспирологический детектив)
  2. Турецкий гамбит (шпионский детектив)
  3. Левиафан (герметичный детектив)
  4. Смерть Ахиллеса (детектив о наёмном убийце)
  5. Особые поручения:
    1. Пиковый валет (повесть о мошенниках)
    2. Декоратор (повесть о маньяке)
  6. Статский советник (политический детектив)
  7. Коронация, или Последний из романов (великосветский детектив)
  8. Любовница Смерти (декадентский детектив)
  9. Любовник Смерти (диккенсовский детектив)
  10. Алмазная колесница (этнографический детектив)
  11. Инь и Ян (пьеса)
  12. Нефритовые чётки (сборник рассказов)
  13. Весь мир театр (театральный детектив)
  14. Чёрный Город (кинематографический детектив)
  15. Планета Вода; состоящий из трёх частей
    1. Планета Вода (технократический детектив)
    2. Парус одинокий (ностальгический детектив)
    3. Куда же нам плыть? (идиотический детектив)
  16. Не прощаюсь

«Азазель», «Турецкий гамбит» и «Статский советник» были экранизированы; также существует настольная игра «Коронация», в которой игроки должны поймать доктора Линда на улицах Москвы XIX века.

Основные персонажи[править]

  • Эраст Петрович Фандорин. «Православного вероисповедания. Потомственный дворянин. Кавалер… многих орденов, всех не перечислишь». (с) «Коронация». Единственный персонаж, появляющийся во всех без исключения книгах. Начинал карьеру в полиции, позднее перешёл в дипломатическое ведомство, затем опять в полицию. В конце «Статского советника» не поладил со вновь назначенным генерал-губернатором Москвы великим князем Симеоном Александровичем, в результате чего попал в опалу и был вынужден эмигрировать из России. Приключался по многим странам, на жизнь зарабатывал частными расследованиями. В Россию периодически наведывался, но временно. Интеллигентный крутой, знает много языков, включая японский, отлично владеет японскими боевыми искусствами, которым научился во время пребывания в Японии, у клана ниндзя, плюс мастер перевоплощений. Очень любим женщинами, но при этом хронически неудачлив в серьёзных отношениях: его первая жена Лизанька была убита сразу после свадьбы, из-за чего Фандорин в 21 год обзавёлся седыми висками, его вторая возлюбленная Мидори-сан инсценировала собственную смерть, а ещё одна женщина, к которой Эраст Петрович питал сильные чувства, оставила его, не смирившись с тем, что он оказался способен казнить безоружного Декоратора. И её тоже впоследствии убили! Слегка заикается вследствие давней контузии и сопряжённой с ней психологической травмы.
    • Ему всегда везёт в любых играх — игре в кости, карты, «орлянку», лото, выборе по жребию пистолета для дуэли «через платок» и даже в шахматы. При том, что он игры терпеть не может.
  • Маса, он же Масахиро Сибата. Японец, бывший якудза, обязанный Фандорину жизнью и вследствие этого поклявшийся ему в вечной верности. Лучший и единственный друг Фандорина, напарник, а также камердинер, или, быть может, дворецкий. Ловелас похлеще Фандорина, мастер боевого искусства дзюдзюцу. Появляется во всех книгах, начиная со «Смерти Ахиллеса».
  • Князь Владимир Андреевич Долгорукий, генерал-губернатор Москвы, непосредственный начальник Фандорина, очень ему симпатизирующий. Без покровительства Долгорукого Фандорину, возможно, не удалось бы сделать такую блестящую карьеру. Уходит в отставку в «Статском советнике», после чего заканчивается и государственная служба Фандорина.

Что здесь есть[править]

  • Антизлодей — Акунин мастер этого тропа. 90 % его антагонистов — антизлодеи. Собственно, «акунин» (悪人) в переводе с японского примерно это и означает.
  • Бедный злодей!:
    • Многим жалко великолепного мерзавца и наёмного убийцу Ахимаса Вельде, в основном потому, что автор отсыпал ему щедрую долю POV (целую половину «Смерти Ахиллеса»), а также не забыл дать ему погладить собаку и приправил всё личной трагедией. Да, собственно, само название романа отсылает именно к Ахимасу (явственно выведенному похожим на Ахилла), так что кто в романе главный герой — ещё поспорить можно.
    • Грина и Иглу из «Статского советника» тоже жалко. На фоне беспринципного карьериста Пожарского и других защитников престола они выглядят честными и благородными людьми со своими принципами, и очень хочется им посочувствовать. Подсвечено Фандориным: «Вечная беда России. Всё в ней перепутано. Добро защищают дураки и мерзавцы, злу служат мученики и г-герои».
      • Строго говоря, в этом романе протагонист — Грин, а не Фандорин. Детективную загадку раскрывает именно он.
    • Штабс-капитан Рыбников. Особенно, когда понимаешь, что Эраст — его отец.
  • Благонамеренный экстремист — Борис Акунин любит этот типаж:
    • Члены организации «Азазель».
    • Анвар-эфенди, тоже, кстати, воспитанник леди Эстер.
    • Генерал Соболев.
    • Члены Боевой Группы и лично Грин.
    • Отчасти и князь Пожарский, но этот скорее маскирует «благонамеренными» обоснованиями свой нарциссизм и карьерные амбиции.
    • Одиссей-Дятел, он же Орлов в «Не прощаюсь».
    • Наполеон (нет, не тот, а его внучатый племянник).
    • Штабс-капитан Алексей Романов, протагонист другой акунинской серии, «Смерть на брудершафт», который в последнем романе «Не прощаюсь» встречается с Фандориным.
  • Все оттенки серого — во все поля в романе «Не прощаюсь». Последовательно показаны точки зрения анархистов, большевиков, «зелёных» (нет, не тех) и «белых», и у всех своя правда. Части романа так и называются: «Чёрная правда», «Красная правда», «Белая правда» и т. п.
  • Герой и наставница: Мидори из «Алмазной колесницы» стала для Фандорина именно наставницей.
  • Джек Потрошитель — да, он здесь есть. Это Декоратор.
  • Дьявол из машины — гибель невесты Фандорина в финале первой книги.
  • Женщина в холодильнике — Лизанька в финале «Азазеля»
    • Покойная жена сэра Реджинальда из «Левиафана».
    • Евгения для Ахимаса.
    • Да и для самого Эраста помимо Лизы таковыми становятся Мидори «О-Юми», Смерть и сильно позже — Ангелина Крашенинникова.
  • Заговор — таковых даже несколько:
    • Международная организация идейных последователей Р. Р. Раскольникова «Азазель», скрывающаяся за вывеской детских интернатов баронессы Эстер.
    • Тайный императорский суд, казнивший генерала Соболева руками Ахимаса Вельде. Сам великий князь Кирилл Александрович состоит там под псевдонимом Monsieur NN, а надворный советник Пётр Хуртинский — под именем «господин Немо».
  • Зло с женским лицом — доктор Линд aka Эмилия Деклик, а также Мари Санфон, она же Рената Клебер, из «Левиафана».
  • Злу не постичь Добра — с фитильком: тщеславному Пожарскому не понять идейных революционеров. Подсвечено в экранизации, где он пытается уговорить Иглу — аристократку по рождению — начать новую жизнь, и никак не ожидает, что она взорвёт бомбу.
  • Кармический Гудини — Мари Санфон в финале «Левиафана»
  • Копиркин — мисс Палмер в «Чаепитии в Бристоле» — Копиркина мисс Марпл (фамилии Marple и Palmer — анаграммы).
    • Афанасий Зюкин в «Коронации» — копиркин дворецкого Стивенса из романа Кадзуо Исигуро «Остаток дня».
  • Лелуш Шрёдингера: да, официально Фандорин погиб. Но тело так и не нашли, да и название последней книги намекает… Тем не менее, где ж ты найдёшь тело, когда под твоей тушкой пять пудов (порядка 80 килограмм) динамита?
  • Макгаффин:
    • Платок раджи Багдассара, указывающий на местоположение ларца с драгоценными камнями, в «Левиафане».
    • Хитровский клад в «Любовнике Смерти».
  • Масоны и иллюминаты — обыграно в пародийном ключе. Одна из личин Мари Санфон из «Левиафана» — «Великая Драконесса Мальтийской Ложи мисс Клеопатра Франкенштейн».
    • Организацию «Азазель» тоже сравнивают с масонской ложей, и сходство действительно немалое.
    • А Лаврентий Аркадьевич Мизинов — член самой натуральной масонской ложи, «и не из рядовых… Учтите, Фандорин, вы этого не слышали».
  • Непрямое убийство — modus operandi Пожарского: лично он никого не убивал, но давал революционерам информацию о том, где и когда можно будет убить того или иного чиновника (обычно речь шла о его конкурентах по службе). Кроме того, он намеренно дал Фандорину неверные указания в расчёте на то, что тот погибнет при полицейской операции. А выживший Фандорин впоследствии не предупредил Пожарского о том, что Грин подготовил засаду, тем самым, по сути, приговорив его.
  • Несовместимое с жизнью хамство («Турецкий гамбит») — румынский полковник Лукан, будучи за недвусмысленные приставания к барышне вызван на дуэль и получив по морде, рассчитывал отвертеться: из двух своих обидчиков он вызвал на бой Анвара-эфенди, на которого работал, рассчитывая, что уж тот-то не станет убивать своего осведомителя. Ошибался.
  • Не щадить детей — доктор Линд и Мари Санфон. Последней это не мешает самой быть беременной. А также Цукерчек из рассказа «Куда же нам плыть».
  • Обаятельный мошенник — Момус из «Пикового валета», до того обаятельный, что Фандорин его даже отпустил.
  • Прерванное самоубийство — дож клуба самоубийц Просперо сам трижды пытался покончить с собой и не решался довести дело до конца.
  • Символическое имя — имя Глеба Георгиевича Пожарского явно намекает на Глеба Егоровича Жеглова.
    • А фамилия Баскаковых — на Баскервилей.
  • Смищной аксэнт — Маса. Просто Маса. Аналогичный японский акцент имеет Гинтаро Аоно из «Левиафана».
    • В последнем романе Маса уже настолько «обрусел», что от акцента почти избавился. В тексте его речь теперь такая же, как и у остальных персонажей.
    • Гувернантка-француженка Эмилия Деклик из «Коронации» тоже имеет довольно заметный акцент, да ещё и коверкает грамматику.
  • Суд Линча — Фандорин собственноручно казнит Декоратора, боясь, что тот снова скроется от правосудия.
  • Пишет с ошибками — Смерть, с фитильком. Явных грамматических ошибок она не делает, но пишет без каких-либо знаков препинания.
  • Полное чудовище — доктор Линд. Практически все акунинские злодеи имеют хоть какую-нибудь психологическую тонкость и многогранность (даже Декоратор!), а этот мало того что не гнушается ничем (включая детоубийство), так ещё и руководствуется исключительно тщеславием, жаждой богатства и власти.
    • Всё то же самое относится и к Мари Санфон из «Левиафана».
    • Грабитель и убийца Цукерчек из рассказа «Куда же нам плыть». Замечен в каннибализме и убийстве детей.
  • Привлекательный недостаток — с точки зрения влюблённого в Эмилию Афанасия Зюкина, вышеупомянутые недостатки речи добавляют ей привлекательности. А ещё у неё есть один очень существенный и совершенно не привлекательный недостаток: она — главгад доктор Линд.
  • Просочиться в канон — на популярном фанатском портрете Фандорин был изображён в форме железнодорожника. Художник просто плохо разбирался в мундирах и перепутал, но в ответ Акунин вставил в канон историю, в которой Фандорин действительно изображает железнодорожника и позирует в этом мундире для портрета.
  • Пукалка — любимое оружие. Револьвер «Герсталь-Агент» малозаметен, надёжен, прост в обращении. А большего частному детективу в городе и не требуется.
  • Россия, которую мы потеряли — во все поля! Впрочем, всё же показаны значительные недостатки общества и государственной системы, из-за которых, собственно, и потеряли.
  • Стилистика декаданса: «Любовница Смерти» целиком про это.
  • Твист Хозяина Склепа — гибель Пожарского. Он предусмотрел абсолютно всё, кроме того, что Игла таки взорвёт бомбу.
  • Умереть может каждый — а самое главное, тот, кто не умер в одном сюжете, может умереть в последующих:
    • Грушин, с которым мы познакомились в «Азазеле», погибает в «Смерти Ахиллеса»
    • Зуров из того же «Азазеля» погибает в «Турецком гамбите»
    • Зюкин, рассказчик из «Коронации», погибает в «Алмазной колеснице» вместе с Эндлунгом.
    • Анисий Тюльпанов, который стал помощником Фандорина в «Пиковом валете», убит Декоратором
    • Ангелина Крашенинникова, пережившая покушение от рук Декоратора, ушла от Фандорина в монастырь. Конец истории? Нет, её убили уже в монастыре в рассказе «Парус одинокий».
    • Сам Фандорин выходит из трёхлетней комы после выстрела в голову, чтобы нелепо погибнуть в конце романа. Или не погибнуть?
      • Козловский, кому-то знакомый по "Смерти на брудершафт", тоже погибает в романе "Не прощаюсь". В отличие от ГГ с его смертью не поспоришь.
  • Умереть с улыбкой — Смерть в финале «Любовника Смерти».
    • Также Декоратор. Его последние слова: «Боже, какое счастье!»
    • «Ахимас улыбнулся и закрыл глаза.
      Всё хорошо. Хорошая жизнь, хороший конец.
      Умирай, приказал он себе.
      И умер.»
  • Фефекты фикции — главный герой слегка заикается. Это его «визитная карточка» (как и седые виски), но она имеет трагический смысл: заикание появилось из-за контузии и юношеской психотравмы от гибели возлюбленной. При этом, подобно Шерлоку Холмсу, Фандорин является великим мастером перевоплощения, и «в образе» от своего психосоматического дефекта избавляется. По признанию самого Акунина, "Мне всегда нравились заики. В них есть что-то беззащитное, а беззащитность — симпатичное качество. Уж для супермена особенно.
    • А барон фон Штайниц из «Смерти Ахиллеса» не выговаривает твёрдое «л».
  • Что за фигня, герой? — возлюбленная Фандорина Ангелина крайне не одобрила его желание собственноручно казнить Декоратора.
  • Язвительная возлюбленная — Эсфирь Литвинова, имеющая, пожалуй, самый сложный характер из всех пассий ГГ.