Плацкартный вагон

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Плацкартный вагон — эстетика, характерная для перенаселенных городов будущего по версии киберпанка. Люди живут в капсулах-ячейках, где места хватает только чтобы широко улыбнуться. Сопутствующая данному методу размещения давка, духота, смрад и прочие прелести плацкартного вагона ощущаются беднейшими из жителей на собственной шкуре каждый божий день. Зачем это делается? Единственное для чего нужны подобные места — чтобы люди могли уронить своё тело и немного поспать (но детский плач, игра на гитаре, пьяные вопли, ругань и мордобой делают это весьма нетривиальной задачей), причем сделать это за минимальные деньги. А ещё там едят пищевые брикеты и пьют бутилированную воду, а мусор сваливают в утилизатор — но только если это «цивилизованная» община. В противном случае там пьют низкокачественное пиво, всюду валяются горы мусора, который сжигается в бочках, над которыми на палочках готовятся пойманные тут же крысы. Рассадник болезней, короче.

В примитиве данная эстетика характерна для тюрем, убежищ гражданской обороны и прочих мест, где жить можно, но опасно. Впрочем, это место — неисчерпаемый источник приключений на любую невезучую задницу…

Примеры[править]

Литература[править]

  • «Стальные Пещеры» Айзека Азимова — чуть ли не кодификатор тропа. Все земное человечество живет в мегаполисах, плотно застроенных небоскребами, где в маленьких комнатушках живут целые семьи, а ванная-столовая-уборная — общие на этаж или вообще весь дом. Для ценных членов общества условия получше: каждая ступенька социальной лестницы — это несколько лишних квадратных сантиметров комнаты и чуть повкуснее пластиковая каша.
  • «Мы» Замятина — тот самый «цивилизованный» вариант плацкартного вагона, все чисто до стерильности, никаких крыс и бочек с мусором — но живут здесь примерно так же, как в примере выше, только уже без дифференциации. Всем полагается одинаковая маленькая комнатушка, где можно (и разрешено) именно что только лечь и поспать, и оптимальная порция стандартной пластиковой каши без вкуса и запаха в общей столовой. А зачем что-то большее, если человек — всего лишь винтик в Системе?
  • Энн Маккефри, «Спор о Дьюне» — «цивилизованный» вариант, разросшийся на всю планету. Многих устраивает, но главные герои невероятно рады возможности переселиться на новооткрытую планету Дьюна: пусть там и нет привычных благ цивилизации, зато свободного места сколько угодно.
  • Виктор Пелевин, «Жёлтая стрела». Герои рождаются, живут и умирают в поезде (который, по слухам, идёт к разрушенному мосту) именно в таких условиях, низшие классы буквально в плацкартных вагонах.

Кино[править]

  • «Сквозь снег»: место действия — поезд, на одном конце которого живёт высший класс, а на другом низший класс. Последние вагоны — даже не плацкарт, а вообще техническая помойка.
  • Облачный Атлас — жители Нео-Сеула живут почти что в таких плацкартных вагонах (кто побогаче — в купе). А фабрикаты оттуда же вбивают педаль через пол, асфальт и земную кору прямо в мантию.

Видеоигры[править]

  • Deus Ex: Human Revolution — является одним из мест действий, хотя по большому счету можно сказать, что там вся игра напоминает плацкартный вагон — до того тесные там локации.
  • «Трансарктика: Арктический барон» — старая досовская игра, симулятор поезда в постапокалиптическое время нового ледникового периода.
  • Iron storm — уровень «Царь Иван» (название суперпоезда барона Угенберга).
  • "Метро 2033" - педаль в платформу: жители станций обитают в самых настоящих вагонах.

Реальная жизнь[править]

  • Город-крепость Коулун: огромный, ныне снесенный бомжатник в Гонконге, в котором проживало 50 тысяч китайцев на 2,6 га земли. И если бы над ним не летали самолеты, он был бы гораздо больше и гораздо выше.
  • В мире начинает появляться сервис подобных гостиниц. Оплата почасовая.