Плагиат

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Вот две строки (я гений, прочь сомненья,
Даёшь в восторге лавры и цветы!):
«Я помню это чудное мгновенье,
Когда передо мной явилась ты!»
»
Владимир Высоцкий, «Посещение музы, или Песенка плагиатора»
« Плагиат — это не «Иванов слизал героя у Пупкина: там герой тоже носит шляпу» и не синоним «мне напомнило». Плагиат — это присвоение авторства полностью или копирование части произведения без ссылки на оригинал. Подражание, пародия, заимствование идей (без копирования конкретных технических решений или фрагментов произведения), эмуляция и цитирование плагиатом не являются. © Стилизация тоже. »
Н. Попова, «Чертова дюжина пунктов или В помощь критику»
« Как сказал классик, надо брать музыку у народа, и только обрабатывать её. Так я и делаю. Поэтому, когда сегодня берёшь у композитора — это, собственно говоря, берёшь у народа, берёшь у народа — берёшь у себя, и главное, чтобы музыка была твоя, и кто говорит «плагиат», я говорю «традиция». »
— «Пиф-паф, ой-ой-ой!» Оперный композитор — о «своей» музыке

Плагиат (фр. plagiat, англ. plagiarism, от лат. plagium «хищение») — присвоение авторства чужого произведения или фрагмента произведения. Плагиат — разновидность заимствования, которая считается нечестной, недостойной.

Заимствование как таковое — традиционное в искусстве явление, оно старше, чем грязь. Большинство его разновидностей — нормальны, допустимы. Сказать писателю «ты совершил заимствование!» — значит нарваться на обоснованный ответ «Ты так говоришь, как будто это плохо».

Но сказать кому-то «ты плагиатор!» — всё равно что сказать «дерьмо ты, а не писатель!». Или по крайней мере: «Ты совершил неэтичный (или еще и незаконный) поступок, опозорил писательский цех, хоть твой личный талант и несомненен!»

Разновидности[править]

  • Открыто-наглый плагиат — просто приписывание себе авторства чужого произведения. В современное время распространён мало. Зато последующие виды…
  • Самовольное переписывание чужого произведения на свой лад, после чего — публикация его под своим именем и/или с иным нарушением авторских прав. Может пересекаться с тропом Профессор был не прав, не так всё было, а может по факту и не иметь с ним ничего общего. Сюда же — выдаваемые за оригинальные произведения фанфики и новеллизации. Если автор этого и не скрывает — то это не плагиат.
  • Заимствование фрагментов чужого произведения (например, для «затыкания дыр» в своём опусе). В особо запущенных случаях произведение может на 100 % состоять из фрагментов, украденных у РАЗНЫХ авторов.
    • Некоторым исключением является Центон — произведение, заведомо составленное из фрагментов других произведений. Но даже он будет считаться плагиатом, если выдаёт себя за произведение оригинального жанра. И в современном мире центон (в случае цитирования современных авторов) должен соблюдать нормы авторского права и получать от автора каждого фрагмента разрешение на цитирование, и соблюдать эти определённые законом самые нормы цитирования. См. справку.

Недопустимость понятия «частичный плагиат»[править]

Внимание! Плагиат — это одно из трёх (или два из этих трёх, или все три):

  • криминал (нарушение закона);
  • аморальность (отступление от общепринятой этики);
  • антихудожественность (профессиональный позор для писателя, посягновение на общепринятые базовые начала хорошего вкуса).

Каждое из трёх явлений ИЛИ имело место, ИЛИ не имело. Оно не бывает «отчасти». Поэтому «частичный плагиат» — миф профанов; такого понятия не может быть ни в праве, ни в искусствоведении, ни в этике.

«Различная степень тяжести (преступления, этического проступка или проявленной безвкусицы)» — такое понятие возможно. Но оно — не синоним совершенно неприменимого сюда понятия «частичности».

«Неоправданное использование лишь части текста, а не полного его объема» и «частичный плагиат» — также не синонимы. Первое — доказуемый, документируемый факт. Второе — абсурдно уже на концептуально-логическом уровне: ведь термином «плагиат» узуально[1] именуется не некий ущерб (который действительно мог бы быть бОльшим или меньшим, в том числе частичным), а факт нарушения некоего норматива, то есть то, что «сравнительной степени» иметь не может.

Речь не о том, насколько большой или малый кусок чужого текста был использован. Речь исключительно об оправданности или же неоправданности этого поступка. Неоправданное заимствование — и есть плагиат.

Выявление плагиата[править]

  • Физическое сравнение текстов — самый простой способ. Не всегда осуществимо, ибо у обычного читателя/зрителя доступа к первоисточникам может и не быть[2]. Планета большая.
    • В науке и в копирайтинге этот способ препоручили компьютерам, точнее, специальным программам «Антиплагиат», которые со скоростью пулемёта сличают проверяемый текст с тысячами разных текстов.
  • Косвенные способы — разнообразны.
    • Несоответствие написанного/созданного либо уровню интеллекта заявленного автора («И ты, с твоими-то проблемами, сам это написал? Не верю».), либо психологии заявленного автора («И такой циник и лицемер, как ты, написал искренний гимн альтруизму без грамма фальши? Не верю».). Конечно, это осуществимо только при наличии или наблюдательного читателя, или при совсем уж больших расхождениях по двум вышеописанным признакам.
    • Физические ограничения — «И, значит, ты сам написал 50 страниц. За две минуты. От руки. Разными почерками. А не врёшь?»
    • Разная стилистика фрагментов произведения — от банально разной частоты употребления определённых оборотов и других словесных форм до реально разной авторской психологии в разных фрагментах произведения.
    • Неспособность продолжить творческую деятельность на уровне заявленного произведения — т. е. если притащил что-то на уровне Пушкина, а сам при этом не может написать лучше Васи Пупкина с улицы, то это наводит на мысли.
    • Незнание «матчасти» собственного произведения, провалы в предыстории или послестории, отсутствие даже намёков на сиквелы и приквелы. Конечно это 100%-но работает только в том случае, если явится настоящий автор.
      • В науке и изобретательстве этот способ работает гораздо лучше. Сложно поверить, что изобретатель какого-нибудь изобретения, работавший над ним явно годами, внезапно позабыл, что там делает пятый рычаг слева, например, или для чего в этот аппарат заливают бензин.

Конечно, в реальной жизни бывают случаи:

  • Случайного совпадения — автор действовал независимо от другого творца и в жизни не видел его произведения, но что-то получилось похожим по тем или иным причинам.
  • Неравномерного развития — по жизни отягощён проблемами, но написал гениально.
  • Расщепления личности — разная стилистика фрагментов.
  • Фантастического прилива вдохновения только один раз за всю жизнь — «не могу повторить».
  • Фантастического кратковременного прилива работоспособности — до известных пределов.
  • Талант описывать без таланта сочинять — человек превосходно рассказывает о себе/людях, которых он знал, и фатально не умеет придумывать удачные коллизии. Шолохов тому пример.
  • Амнезии — принесите справку от доктора, пожалуйста. Тем более, что частенько занятие любимым делом память восстанавливает.

Но гораздо чаще встречается обычный, банальный плагиат.

Что не является плагиатом[править]

(link)

Как отличить цитату от плагиата?
« Федор Михеич сообщил хотел бы знать моё мнение по конфликту Орешина и Колесниченко.

— Дурак он и склочник, этот Орешин, — ляпнул я. Михеич сурово указал мне, что от меня ждут объективного мнения по конкретному делу. Орешин провозгласил жалобу на Колесниченко, который якобы совершил злостный плагиат. Орешин опубликовал басню «Медвежьи хлопоты». Каково же было его изумление, когда буквально на днях в журнале «Советише Гэймланд»[3] он прочитал повесть «Поезд надежды», переведенную с иврита, в точности повторяющую всю ситуацию, весь сюжет и всю расстановку действующих лиц его басни! Пораженный, он установил, что Колесниченко, произведя плагиат, написал повесть, а потом подсунул ее в редакцию под видом перевода, сказавши, что перевод прогрессивного израильского писателя осуществил якобы его прикованный к постели друг. Я высказался в том смысле, что аргументы Орешина для меня неубедительны. Превращение басни в повесть, даже если таковое имело место, лежит, по моему мнению, за гранью понятия о плагиате. Мне, с другой стороны, бывалому переводчику, было бы очень интересно узнать, как это Колесниченке удалось выдать своё собственное произведение за перевод. На мой взгляд, это просто невозможно.

»
Братья Стругацкие, «Хромая судьба»
  • Фанфики — при условии наличия ссылки на оригинал (впрочем, ставить ее давно уже стало общим правилом).
  • Кроссоверы — если соблюдены авторские права или оба скроссоверенных произведения находятся в общей собственности.
  • Римейки — при том же условии, что и кроссоверы.
  • Пародии.
  • Экранизация, Новеллизация, Инсценировка и вообще перенос произведения в любой другой род/вид/жанр искусства (если соблюдены авторские права или исходное произведение стало народным достоянием).
    • Причем иногда перенос в другой род и жанр даже не требует согласования авторских прав — например, рисовать картины и писать песни на сюжеты популярных книг или фильмов можно без согласования.
  • Деконструкция и прочий постмодерн.
  • Создание произведений по мотивам широко известных сказочных, мифологических и классических литературных сюжетов.
  • Непрямое заимствование — самый сложный для определения случай. Но в любом случае, чем менее оригинален контент, тем ниже мнение общества о талантливости автора. Велик соблазн не проставить первоисточники. Очень часты заимствования в музыке. Вряд ли их можно напрямую назвать плагиатом — часто это наследование или своеобразная пасхалка (см. сходства между раммштайновским «Tier» и «The Dawning of Doom» Die Krupps или цитату из «Unforgiven» Металлики в «Mutter»).
  • Перекличка, Оммаж, На тебе — это всё подразумевает раскавыченную цитату, но при этом её чужое авторство явно и намеренно подсвечено. Важно! все вышеперечисленное можно убрать для текста без вреда для его сюжетной составляющей. Если эпизод подозрительно смахивает на эпизод из другой книги и сюжетно, то это уже будет плагиатом, а в мягком случае эпигонством.
  • Использование материалов из public domain, при условии, что автор напрямую не приписывает себе их авторство. Например, можно написать книжку «Война и мир и инопланетяне», с использованием цельнотянутых кусков из «Войны и мира» — это не будет плагиат. В public domain находится вся литература XIX века и ранее, а также некоторые вещи из XX века (например, легендариум Лавкрафта).

Существует также эпигонство (т. е. нетворческое подражательство) — явление, отдалённо родственное плагиату. Эпигонство — это когда МТА, находясь под сильным впечатлением от какого-то известного труда, кропает нечто весьма похожее на вдохновивший его образец… да вот только несравнимое по качеству. Ещё раз: если «а скатаю-ка я „Властелин Колец“, переименую героев, Средиземье переделаю в Твердиземье, и скажу, что это я написал» — это плагиат. А «А давай-те ка я напишу свою книгу про то, как отряд из эльфа, гнома, двух рыцарей, волшебника и главного героя с его друзьями из народа мирных земледельцев отправляются в квест по уничтожению злобного артефакта Темного Властелина!» — это эпигонство.

И, разумеется, никто не упрекнёт автора, если он взял кусок из старого произведения и вставил в новое. Например, М. Ю. Лермонтов использовал песню «Месяц плывет / Тих и спокоен, / А юноша воин / На битву идет» в поэме «Измаил-бей» и в стихотворении «Беглец». Как говаривал Владимир Высоцкий, «Сам у себя ворую, имею право!».

Также к плагиату не относится копирование кода компьютерной программы или базовых (важно!) геймплейных механик: в этом случае получится «игра-клон», а некоторые базовые элементы и вовсе кочуют из проекта в проект в виде игровых движков, ассетов и внутренних утилит, так что здесь (при наличии нужных лицензий) плагиата нет и быть не может. Впрочем, контента и тонкостей игрового процесса сие правило не касается, и он вполне может быть сплагиачен.

Примеры плагиата[править]

В литературе[править]

  • А. П. Чехов, «Драматург». Внутримировой пример пополам с сатирой — к врачу приходит алкоголик с жалобами на характерные хвори алкоголиков, при этом гордо называет себя драматургом. Из расспросов доктора становится ясно, что «драматург» занимается обычным плагиатом с франко- и германоязычных пьес, лишь слегка подтасовывая их содержание под отечественные реалии.
  • Алексей Пехов, уже отметившийся серией книг про вора Гаррета, в книге «Киндрэт. Кровные братья» решил одолжить сеттинг из забытой, как ему казалось, компьютерной игрушки Vampire: The Masquerade Redemption. Увы, мало того, что настольные игры по этой вселенной достаточно широко известны, тут еще и грянул блокбастер в лице Bloodlines. Связь своего произведения со вселенной White Wolf Studio он так и не признал. Мало того, он с пеной у рта утверждает, что ничего не плагиатил и любое сходство с игрой это чистое совпадение. Но мы то с вами знаем, что такого количества совпадений не бывает. Кроме того, помимо вышеупомянутого цикла «Киндрэт» и игры «Thief» (в переводных версиях, кстати, Гаррет стал Гарольдом) сплагиатил следующие произведения:
    • «Пересмешник» слизан с книг о Нью-Кробюзоне Чайны Мьевилля.
    • «Последний завет» пересказывает первый «Fallout».
    • «Под знаком Мантикоры» чуть ли не дословно пересказывает один из модулей настольной ролевой игры «7th Sea» (посвященный Castille, местной Испании).
    • Фанаты «Колеса Времени» утверждают, что его уши торчат из цикла «Ветер и искры».
    • «Страж». Дайте-ка подумать, с чего могли содрать книгу об охотнике на нечисть, которого недолюбливают простые обыватели и любит чародейка, одевающаяся в два цвета… Тяжелые морально-этические выборы (ну в том виде, в котором их представляет Пехов) присутствуют.
    • Недавний «Созерцатель» с его навыком мгновенного перемещения на небольшие расстояния у одного из персонажей — это пеховский фанфик на игру «Dishonored». Антураж слизан практически подчистую.
  • «Наглое паразитирование на Vampire: The Masquerade» — так можно сказать и про «Тайный город» Вадима Панова. Впрочем, там много чего и из других линеек Мира Тьмы. А ещё слизанные с пантеона Лавкрафта злые боги — но эти ребята как раз в public domain.
  • Детские книги о Черепашках-ниндзя примерно в 90 % случаев, представляют собой плагиат различных западных книг и фильмов, но с черепашками-ниндзя в главных ролях.
  • Таким же образом строятся многие произведения из новеллизаций популярных видеоигровых сеттингов:
    • Одна из пиратских книг (то есть фанфиков, изданных на коммерческой основе без согласия правообладателей) по Mortal Kombat на 80% представляет собой пересказ Blade Runner (даже имена репликантов поменять не удосужились, и преждевременно стареющего Лесли тоже украли!), а на 20% — мешанину из гонконгских боевиков.
    • Серия S.T.A.L.K.E.R., «Мечта на поражение» — плагиат вестерна «Золото Маккенны» 1969 года, по крайней мере в части завязки: вольный стрелок находит у помирающего аборигена карту, которую кидает в огонь, сочтя бесполезной, и тут на него налетают охотящиеся за сокровищем разношерстные бандиты, вынужденные взять его с собой в качестве живой карты.
  • Цикл «Наследие» aka «Эрагон» Кристофера Паолини, из-под сюжета которого явственно выглядывают запихнутые автором в фэнтезийную обертку «Звёздные войны». С элементами «Саги о Копье», «Властелина Колец», «Волшебника Земноморья» и всего остального, что прочитал 15-летний МТА перед тем, как начать писать про 15-летнего протагониста.
  • «Аграмонт» Валерии Спиранде слизан с игры «Флейта времени» (Ocarina of Time) из цикла «Легенды Зельды» (Legend of Zelda). Писательница не потрудилась не то что изменить сюжет, но даже переименовать персонажей, расы и артефакты.
    • Особенно смехотворно выглядела рекламная компания издательства — изволите ли видеть, маленькая Валерия решила сочинить сказку в подарок маме на день рождения...
  • Юрий Никитин, цикл «Русские идут»: вся линейка с предателем, который переводит стрелки на лидера команды, главным героем, стреляющим в лидера, одетом в два бронежилета, между которыми положен кусок мясапакет с кровью, и последующим курощением предателя «убитым» практически без изменений потырена из цикла «Чёрный спецназ» Тимоти Зана, что лишь усугубляет общее омерзение от произведения (да, автор правки в юности был той ещё мышью, и этот кактус зачем-то догрыз до конца).
  • Один из самых мерзких и нахальных примеров прошлого десятилетия: Александр Мазин и его «Черный стрелок», на 99 % скатанный с «Черной стрелы» Р. Л. Стивенсона. Фабула дублирована практически один к одному, из-за чего многие моменты, уместные в реалиях войны Алой и Белой Розы, выглядят совершенно по-идиотски, будучи перенесенными в новейшее время. «Переведены» даже оригинальные английские имена и фамилии — но, само собой, указаний на Стивенсона ни в тексте, ни в аннотациях не было и нет.
  • «Энциклопедия фокусов и головоломок» Ростов-на-Дону, Проф-Пресс, 2000 г. 512 стр. — представляет собой наглое переписывание из различных книг, причем не все из них были указаны в использованных источниках.
    • В принципе подобных «энциклопедий магии» выпускалось немало. В некоторых случаях брались зарубежные книги и переводились на русский, а автором числился переводчик. Например, «Фокусы с картами». Серия: На все руки мастерица, М.2000. Является осовремененным переводом (или даже перепечаткой дореволюционных переводов) книг проф. Гоффмана (наст.имя А.Льюис)

В кино[править]

Одно и то же.
  • «Судья Дредд» 2012 года — сюжет чуть менее чем полностью содран с индонезийского фильма «Рейд».
  • Natural City настолько слизан с фильма Blade Runner, что тянет на неофициальный римейк
  • «День Д» с Михаилом Пореченковым нагло содран с фильма «Коммандо» с Арнольдом Шварценеггером. Создатели фильма косплеят «иронический римейк, якобы полный отсылок и прочей игры со штампами» — но получается плохо, поскольку фильм вышел неубедительный и раздражающий: слишком слабо для серьёза, слишком скучно для курьёза. Поневоле получается «увы-не-более-чем-плагиат».
  • «Воин» Бондарчука — пример особенно наглого плагиата, с фильма «Воин» О’Коннора. Содрано практически всё, что можно, даже самые мелкие реплики. Что характерно, фильм упорно пиарился в России как «не плагиат, а идейный наследник».
  • Фильмы «Максим Перепелица» и «Солдат Иван Бровкин» оба вышли в 1955 году и имеют практически идентичный сюжет — настолько, что многие даже не подозревают, что это были два разных фильма. Автор сценария и литературного первоисточника «Максима» обвинил авторов «Ивана» в плагиате. Причем более расторопный режиссер «Ивана» не только выбил для фильма цветную пленку, но и в кинотеатры выпустил ленту чуть раньше — представьте себе истерику в лагере конкурентов.
  • К Джеймсу Кэмерону предъявляли претензии за сходство «Аватара» с «Покахонтас» и «Танцующий с волками».
  • «Путешествие на доисторическую планету» - особо вопиющий случай. Фактически это украденный королем треша Роджером Корманом советский фильм «Планета бурь», криво перемонтированный и с переписанными титрами. Впрочем, нет худа без добра: фильм стал известен в США, пусть и в изуродованном виде. Именно под его влиянием возникла идея «Космической одиссеи» Стенли Кубрика.

В мультипликации[править]

  • Посмотрите мультфильм из серии про Тома и Джерри The Flying Cat (1952). А теперь посмотрите мультфильм Анатолия Резникова «Чертёнок с пушистым хвостом» (1985). Бац-бац-бац деревом по голове, ага… Эффект различается: Тома забило в землю, а Амбала всего лишь уменьшило в росте; но какая разница, если гэг откровенно свистнут? И не надо говорить «Законное заимствование!» — в те времена в СССР «Том и Джерри» мало кто видел (только тот, у кого была дефицитная видеоаппаратура или доступ в особые закрытые кинозалы), а советская пресса старалась вообще не упоминать этот цикл мультфильмов, а если и поминала вскользь (скажем, журнал «Крокодил»), то в презрительно-ругательном ключе, без подробностей. Резников потому и выбрал именно этот объект для плагиата, что оригинал мало кто видал и знал на просторах нашей Родины. А вот касательно самого О. Генри — это честная пародийная экранизация, да с подсветкой — Усатый и Хвостатый Кот вручает Двоим Злодеям книжечку, намекающую на то, что они не первые так облажались.

В изобразительном искусстве[править]

Наглядно
  • Слизаны сюжет и композиция — МТХ не может построить «кадр» самостоятельно и перерисовывает с чужого рисунка или с фотографии.
  • Коллаж — разные фигуры стырены с разных изображений и совмещены в одной картинке с помощью фотошопа.
  • Обмазка — финальная стадия обработки стыренной картинки: фотошопом «дорисовываются» одежды и лица.

Рассмотрим, как это сделано, на примере иллюстрации.

1. Берется Рошфор из промо-кадра к «3-D мушкетерам». Вырезается без головы. 2. Меняется цветовая гамма (из лиловато-коричневого колета и штанов делаем красный колет и черные штаны). 3. Отдельно рисуются голова персонажа и фон. 4. Голова монтируется с остальным телом, а потом все вместе плюс еще где-то скопипащенная собачка и красотка — с фоном.

Как распознать плагиат?

1. Голова непропорционально велика (рисовалась отдельно, получился небольшой просчет). 2. Складки на одежде и плаще, а также количество пуговиц и узор пряжки полностью совпадают с оригиналом.

Обычно по складкам одежды и вычисляют плагиаторов: как правило, именно складки они рисовать и не умеют.


В музыке[править]

Цветет и пахнет. Ютуб полнится подборками того, кто у кого что стырил. Тырят всё, от раскадровки клипов до отдельных сэмплов. Впрочем, для обычного слушателя порой сложно найти разницу.

  • Вопиющий случай — главная музыкальная тема известного цикла японских видеоигр Metal Gear Solid сплагиачена с «Зимней дороги» Георгия Свиридова. Характерно, что после того, как создателю франшизы, Хидэо Кодзиме, дали послушать «Зимнюю дорогу», компания Konami отказалась от использования этой музыки, и начиная с Metal Gear Solid 4: Guns of the Patriots у игры другая тема.
  • А вот Мадонна использовала в своей песне Hung Up сэмпл из песни ABBA «Gimme! Gimme! Gimme! (A Man After Midnight)», получив разрешение у самих музыкантов ABBA.

Фанфикшен[править]

  • Распространено. Юные дарования тырят фанфики с одних ресурсов и несут их на другие, выдавая их за свои собственные, администрация ругается и гонит их банхаммером. А чего вы ожидали от раздела творчества, где нет вменяемого контроля качества?

Спорные случаи[править]

Возникают, когда произведение написано явно на основе другого произведения. Частенько, даже если такие произведения имеют самостоятельное значение и оцениваются положительно читателями и критиками, юристы могут их расценивать совсем иначе… Другими словами, плагиат в смысле юридическом и плагиат в смысле этическом и художественном — разные вещи. У Фемиды, дочери Урана, в ходу немного не те мерки, что у Гармонии, дочери Зевса.[4] В конце концов, решение могло быть принято между друзьями-авторами где-то за чаем, и если первый автор сказал «конечно, переводи, печатайся», то какое моральное право обвинять в плагиате у сторонних-то людей?

Наиболее значительные примеры того, что «было бы плагиатом, если бы не…» (а по чьим-то меркам, возможно, всё равно им является):

  • Хью Лофтинг, «Доктор Дулиттл» > К. Чуковский, «Доктор Айболит».
    • в аннотации прямо сказано: «по Гью Лофтингу». А сильно устаревшая транслитерация («Г» вместо «Х») имени указывает, что аннотация — очень старая. т. е. именно авторская!
  • Ф. Энсти, «Медный кувшин» > Л. Лагин, «Старик Хоттабыч».
  • К. Коллоди, «Пиноккио» > А. Н. Толстой, «Золотой ключик, или Приключения Буратино».
    • О «Пиноккио» как первоисточнике Толстой прямо пишет в предисловии, а вместо столяра Джузеппе создателем протагониста выведен Папа Карло, который явно намекает на Карло Коллоди. Кстати, полное название книги Коллоди — «История одного бураттино по имени Пиноккио» («бураттино» по сути значит «деревянная кукла»), а перевод «Золотого ключика» на итальянский издан под названием «Товарищ Пиноккио».
  • Л. Ф. Баум, «Волшебник страны Оз»[1][2] и его сиквелы > А. Волков, «Волшебник Изумрудного города»[3] и его сиквелы.

Подробности обо всех этих случаях — в статье «Пересказ».

Курьёзные случаи[править]

« Летит назгул над Упокоищами и воет:
- У-у-у-у-у-у-у!!!
А снизу Умертвие отвечает:
- У-у-у-у-у-у-у, дык!
Назгул вниз плюет:
- У-у, плагиаторов развелось...
»
— Алая книга западных приколов
  • Средневековые летописцы при описании жизни какого-нибудь князя любили кусками дёргать цитаты из Библии и жизнеописаний святых. Например, Владимирская летопись о Ледовом побоище состоит из цитат… записок Иосифа Флавия об Иудейской войне. Всё это превращается в жирнейший корм для всяких фоменковцев и головную боль для источниковедов.
  • Будете смеяться, но когда-то Олдоса Хаксли за его «Дивный новый мир» винили в плагиате с… романа Замятина «Мы».
    • Авторов антиутопий вообще часто обвиняли в плагиате романа Замятина. Даже братья Стругацкие этого не избежали, хотя ничего похожего на «Мы» у них и не было. Да и отзывались они о романе «Мы» довольно неодобрительно.
  • Кира Булычёва (Можейко) в своё время обвинили в плагиате повести «Перевал».
    • Прикол в том, что единственное совпадение с рассказом, который назвали первоисточником — то, что дети потерпевших кораблекрушение на другой планете пытаются добраться до корабля. Различия же в том, что в «оригинале» это уже давно не люди, а в результате мутаций полуживотные (пост-человеки); у Булычёва же обыкновенные потерпевшие ведут робинзонский образ жизни и, пытаясь сохранить цивилизацию, учат детей в школе.
    • Но это ещё не весь прикол. Писатель-«истец» — отнюдь не автор якобы сплагиаченного произведения (тот как раз никаких претензий к Булычёву не имел), а всего лишь автор обличительной статьи, требующей запретить, покарать и т. д. Этот обвинитель в советское время имел репутацию, которую в наши дни описали бы словами «патентный тролль». Он имел неплохую фантазию и генерировал большое число коротких рассказов — однако писательским талантом был обделён, и получалось крайне уныло. Он пытался компенсировать это тем, что во всех работах более удачливых коллег искал «плагиат по отношению к кому-либо», и требовал их изгнания из Союза писателей. Крайнюю унылость своего творчества он на голубом глазу оправдывал тем, что в фантастике «главное — оригинальная идея, а вовсе не интересность изложения сюжета» (цитата подлинная!).
  • Присвоение авторских прав на имя «Винни-Пух». Плагиатом русская версия этой книги никогда не была — просто весьма точный литературный перевод из неких соображений позиционировали как «пересказ». Но когда кончилось советское время, переводчику Б. Заходеру вдобавок захотелось много денег, и он зарегистрировал «права»…
  • Евгений Филенко обвинил Ольгу Чигиринскую (Брилёву) в том, что она у него позаимствовала слово «нитмеаннар». Совершенно справедливо… вот только сам он попер у Толкина имена Калимехтар и Кеме(н)тари, на что ему Чигиринская не замедлила указать. Очень неудобно получилось.
    • Еще более неудобно получилось, когда Исаак Дунаевский обвинил в плагиате Никиту Богословского. Комиссия убедилась, что музыка явно идентична и в некотором недоумении спросила Богословского, как он вообще подумал, что столь наглый плагиат проканает? Богословский ответил: «Случайно так получилось! Попался мне песенник „Венские вальсы“ 1910 года издания — ну, я и решил воспользоваться. Я ведь и понятия не имел, что Дунаевскому этот песенник попался еще раньше!» Дунаевский с криком: «Да будь ты проклят!» убежал из аудитории…
  • Прикидывающиеся коммунистами тролли обвинили Джеймса Кэмерона в плагиате у Стругацких: «Аватар», мол, происходит на планете Пандора, населённой монстрами, а такая планета действительно была в мире Полудня. На что Б. Стругацкий заметил, что этим всё сходство и ограничивается, а назвать «Пандорой» мир со всякими жуткими тварями — вообще очевидный ход.
    • Странно, что в этом не обвинили знаменитую серию компьютерных шутеров Borderlands — потому как там тоже есть планета Пандора с жуткими тварями.
    • Вообще из писателей-фантастов выстроилась огромная очередь желающих получить свой миллиончик за плагиат их произведения. Но пожалуй, самый курьёзный случай — это претензия министра культуры Якутии, что «Аватар» — плагиат якутского эпоса «Олонхо», ибо там было Мировое Дерево (!). Не знаю, известно ли ему, что Мировое Дерево вообще-то есть во многих мифологиях по всему миру.
  • Роман тех же Стругацких «Обитаемый остров» в экранизации Ф. Бондарчука. Режиссёр, по его собственному признанию, стремился сделать «постмодернистскую солянку» — напихать в свою кинодилогию всех мыслимых отсылок-цитат, ко всему подряд, от «Метрополиса» до «Матрицы», от «Пятого элемента» до «Автостопом по Галактике», от аниме-эстетики до «Безумного Макса», от хоррора до «Звёздного десанта», от кинокомиксов до артхауса. И розовый танк (!) тоже приехал из какой-то популярной франшизы. Этот ход был многими, мягко говоря, не понят и даже заклеймлён как плагиат.
  • Саундтрек к играм Doom и Doom II: Hell on Earth содержит фрагменты из рокерских произведений, причём иногда весьма значительные. Но при этом на него не было подано ни одного судебного иска за плагиат.
  • Дилан Трой в свой книге «Ария: Легенда о динозавре» приводит такой диалог с Владимиром Холстининым, гитаристом коллектива: тому ужасно надоели сравнения музыки «Арии» с «Iron Maiden», и Холстинин выдал своеобразное На тебе! — сочинил песню в духе одной из своих любимых групп, англичан Jethro Tull. По его словам, сходства с Jethro Tull не нашел ни один критик — все утверждали «это слизано с Мэйден!» О какой песне идет речь, Холстинин не уточнил.
  • Согласно «Историческим анекдотам» Давтяна, Говорухин так подшутил над Высоцким — якобы обвинил в плагиате:
« – Да ты что, Володя! Ты шутишь… Это же известная песня, ее все альпинисты знают…

– Да не может быть! – не поверил Высоцкий.
– Как не может быть? Там дальше еще припев такой будет:

Отставить разговоры,
Вперед и вверх, а там…
Ведь это наши горы,
Они помогут нам…

- Точно… — растерянно сказал Высоцкий. — Ничего не понимаю… Слушай, может быть, я в детстве где-нибудь слышал эту песню, и она у меня в подсознании осталась… Эх, какая жалость!..
— Да-да-да! — подхватил Говорухин. — Такое бывает довольно часто…
Но, увидев вконец расстроенного Высоцкого, во всем признался.

»
— «Исторические анекдоты»
  • Игрожурналист Андрей Ленский вспоминал, что как-то раз получил от соискателя в качестве тестового задания свою же собственную статью с приписанной просьбой "больно не бить за ошибки".

Образы плагиаторов в искустве[править]

  • Даниил Андреев «Новейший Плутарх» — М. Н. Филиппов — за всю свою жизнь написал около 350 романов и других произведений с красноречивыми названиями: «Евгений Мологин», «Щедрый герцог», «Счастье от глупости», «Кто прав?», «Что думать?», «Старик Игдразиль» и т. д.

См. также[править]

Примечания[править]

  1. Согласно существующему в языке узусу, то есть традиции подразумевания смысла.
  2. Особо интересно получается, если у лица, обвинённого в плагиаете, доступ к первоисточнику явно был.
  3. Интересно, Орешин читал повесть на идише или кто-то специально перевёл её на русский? ;-)
  4. Скажем так: едва истекают 75 лет со дня смерти автора, Фемиде факт плагиата/заимствования/итд становится безразличен. А вот если права кому-то принадлежат, то наоборот, можно угодить под суд и за заимствование, и за контрафактный сиквел/спин-офф/римейк. И даже за неавторизованный кроссовер. Вообще с этой самой Фемидой всё сложно: законы некоторых стран допускают передачу прав «фондам наследия» (обычно состоящим из потомков автора), которые могут продлевать длительность копирайта выше 75 лет.