Песочница/Антиутопия

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Первое, что нужно знать об антиутопии — что это антижанр. То есть, весь жанр представлет собой деконструкцию утопии, когда берется чье-то представление об идеальном обществе (не обязательно выраженное в литературном произведении-утопии) и выжимается до упора, до логического конца, когда все достоинства этого общества обращаются недостатками, пороками, кошмарами.

Второе, что нужно знать об антиутопии — что главным антиутопистом была сама жизнь. Все попытки создать идеальное общество разбивались о ряд внутренних противоречий (включающих человеческий фактор, но не сводящихся к нему), неучтённых горе-создателями. Радикализм в разрешении одних общественных противоречий, который только обострял другие противоречия, и вызывал выраженную антиутопичность общества. В то же время, радикализм, который противоречия разрешал окончательно и бесповоротно, быстро переставал считаться радикализмом, а становился общим местом. Мы не считаем утопией отсутствие рабства, сословных привилегий и расовой сегрегации, хотя ещё два-три века назад любой, предложивший подобное, считался бы в лучшем случае революционером, а в худшем — сумасшедшим. Так и получается, что радикализм (а вместе с ним и вообще любой хоть сколько-то масштабный проект) люди в массе склонны воспринимать антиутопически, ведь заслуженная дурная слава за радикализмом сохраняется, а добрая — напротив отходит к изменившейся конформистской морали.

Третье, что нужно знать об антиутопии — что каждое конкретное произведение в жанре утопии можно прочесть как антиутопию, деконструкторски. Потому что: а) люди не идеальны, и неидеальный автор не может вообразить себе идеальное общество, он непременно нагрузит его собственными глюками и багами; б) системы ценностей у людей различны, поэтому всегда есть человек, которому чужая система ценностей поперек горла.

(Более того, порой автор сам становится себе деконструктором. Например, в случае «Звездной пехоты» Хайнлайна уже трудно сказать, утопию или антиутопию рисует автор).

Важно: не путать деконструкцию жанра утопии в целом и деконструкцию какого-то конкретного утопического произведения. Антиутопия деконструирует сам жанр утопии целиком, его шаблоны и методы. Например, если для утопии типичны статичные характеры, то антиутопия принимает «правила игры» и подводит логическую сюжетную основу под эту статичность: дело в промывании мозгов, генетическом программировании, селекции, жестоких репрессиях, пропаганде или еще какой-нибудь гадости. Если в утопии используют протагониста-чужака, то для антиутопии характерен герой, являющийся «чужаком» по складу характера и неспособный вписаться в общество.

Здесь настал момент описать

Содержание

Характерные приметы жанра

Главная уже названа: антиутопия — это утопия, в которой главную идею довели до экстремума. Если равенство — то такое, что люди называют друг друга не именами а номерами («Мы») или случайным сочетанием звуков («Отверженный»), если неравенство — то вплоть до того, что рабочие и праздный класс стали разными биологическими видами («Машина времени» или близки к тому «О, дивный новый мир»), если мир тотального контроля, то даже язык переделывают, чтобы ликвидировать мышление («1984») и так далее.

(Штука в том, что эту экстраполяцию годным образом может провести только тот, кто отчасти разделяет идеи, которые сам же доводит до экстремума. Оруэлл и Замятин были социалистами, Уэллс — фабианцем, Олдос Хаксли сам употреблял и уважал вещества, Ефремов критиковал «муравьиный социализм» с позиций ортодоксального коммунизма, Урсула Ле Гуин привержена идей феминизма и анархизма, и так далее).

Герой антиутопии — человек, который рожден в своем дистопическом социуме, но по каким-то причинам в него не вписывается. Или мозгов слишком много завезли, или характер не тот, или спирту в пробирку плеснули при зачатии. То есть, как и герой утопии, он чужой, но чужой среди своих.

Конфликт в антиутопии — это всегда мировоззренческий конфликт типа «человек против общества». Такой конфликт дает автору гораздо больше козырных карт в руки, чем утопия, где возможен самое большее расклад «человек против природы», поэтому антиутопии, как правило, интересно читать. Там больше напряжения, драматизма и динамики.

Поскольку конфликт «человек против общества» крайне редко заканчивается в пользу человека (общества попросту больше), то события в антиутопии развиваются, как правило, от плохого к ужасному (для героя, вестимо; в обществе же продолжается стабилизец) и лучшее, что может ожидать нас в финале - хороший плохой конец. Чаще всего - просто плохой конец. Истории с хорошим концом вроде "Если это будет продолжаться" Хайнлайна - исключение среди антиутопий.

Антиутопия или дистопия?

Некоторые школы литературоведения считают, что это одно и то же, некоторые видят различия. Те, кто различают антиутопию и дистопию, проводят границу именно по наличию/отсутствию деконструкции: чтобы произведение было антиутопией, мало описать, как все плохо — нужно, чтобы присутствовали характерные черты жанра утопии, чтобы «внутри» произведения кто-то воспринимал это как гармонию.

В чем проблема с определением жанра?

Проблема в том, что мир стал меняться гораздо динамичнее, чем во времена Замятина и Оруэлла. И когда у человечества появляется какая-то новая игрушка, фантасты уже не ждут, пока оно наиграется с утопией на эту тему, а сразу берут эту идею и выжимают педаль в пол, создавая антиутопию на ее основе. Телевидение? Биоинженерия? Искусственный интеллект? Полный свободный доступ к информации? Бездефицитная экономика? Любая надежда на лучший мир успела побывать антиутопией еще до того, как толком стала утопией.

Кроме того, возникло довольно много псевдодистопий и псевдоантиутопий. Почему псевдо? Потому что вместо деконструкции идеи нам показывают псевдодеконструкцию. Ну вот знаете, как искуственные развалины замка, которые никогда не были замком, а сразу строились в виде развалин, для декорации. Авторы таких произведений никогда не продумывают толком мироустройство своих сеттингов, не задаются вопросом «как это вообще работает» — они просто дергают из чужих антиутопий какие-то нужные им детали: тотальный контроль, террор, наркотики и психопрограммирование, религиозное мракобесие, гладиаторские игрища, нужное вписать — и используют как декорации для своего сюжета. В основном это характерно для манги и аниме, а также легкой фантастики для юношества типа «Голодных игр».

Классификация антиутопий

Нередко антиутопии сортируют по тому, какого рода идея подвергается деконструкции: социальная, экономическая, научна, религиозная и т. д.

(вот сюда можно поместить классификацию)

Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты