Пейзажное гуро

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Мир, где ничего хорошего произойти не может
Тянет на Мордор, хотя сил зла вы здесь не найдете.[1] Разве что поздним вечером, болтая на улице по новенькому айфону.

Унылые, депрессивные, всем своим видом навевающие тоску ландшафты призваны показать аудитории, что в жизни героев все плохо, а сейчас, возможно, станет еще хуже. Если при виде фона, на котором разворачиваются события, вам хочется зажмуриться и взмолиться «Сделайте меня это развидеть!» — перед нами пейзажное гуро.

Пейзажное гуро — неизменная примета постапокалипсиса. Ржавое будущее также тяготеет к эстетике пейзажного гуро. Ну и никак нельзя обойтись без него, снимая фильм-катастрофу.

В реалистических произведениях пейзажное гуро встречается либо в виде «пейзажа после битвы», когда речь идет о Первой или Второй мировых войнах, либо в показе (описании) умирающих городов современности. Или это вполне живые города — но показаны их самые неблагополучные районы: бездуховная застройка одинаковыми серыми бетонными коробками, замусоренные улицы, ржавые крыши и пожарные лестницы, и все это в обилии размалевано отвратительными граффити.

Если пейзажное гуро встречается в фэнтези — это, как правило, место обитания Темного Властелина и его прихвостней. Непревзойденным мастером пейзажного гуро является профессор Толкиен: созданный им Мордор удостоился отдельного тропа. Впрочем, Мордор — это частный случай «так плохо, что уже хорошо»: величественные столбы огня над Роковой Горой уже больше тянут на пейзажное порно.

Антиутопия нередко демонстрирует особый вид пейзажного гуро: вполне прочные и на свой лад величественные здания, дизайн которых совершенно сознательно предназначен для того, чтобы пробуждать в людях уныние, страх и депрессию. Например, в романе Дж. Оруэлла «1984» над полуразрушенным Лондоном возвышаются четыре 300-метровые пирамиды: Министерства Правды, Любви, Мира и Изобилия.

Примеры[править]

Литература[править]

  • Н. В. Гоголь, «Тарас Бульба» — описание еврейских районов.
  • Р. Сабатини, «Хроника капитана Блада»:
    • (с прикрученным фитильком) — в таких словах описана обстановка на «Бонавентуре». «Потолок был так низок, что рослые Блад и Хагторп едва не касались его головой. Столь же убога была и обстановка каюты: несколько ларей с брошенными на них подушками вокруг простого, некрашеного стола, изрезанного ножами, давно не мытого. Невзирая на распахнутые настежь кормовые окна, воздух в каюте был спёртым и удушливым: пахло канатами, затхлой трюмной водой».
    • Тюрьма на Пуэрто-Рико, в которой содержались пленные корсары Блада. «В полутёмной камере, освещавшейся только маленьким незастеклённым окошком с толстой решёткой под самым потолком, они лежали на голом каменном полу. В этом тесном, грязном помещении стояло такое зловоние, что дон Педро отшатнулся, словно от удара в грудь. Дон Хайме вытащил из кармана носовой платок, благоухавший вербеной, и поднёс его к носу. Корсары, закованные в тяжёлые цепи, оборванные, измученные, грязные, нечёсаные и небритые, так как все туалетные принадлежности были у них отобраны, образовали небольшую группу. На пол было брошено немного гнилой соломы, заменявшей им постель».
    • В хижине, где устроили ловушку Каузак и Сэм, были «тяжёлый, тошнотворный запах табачного перегара …грязный земляной пол».
    • Таверна «У французского короля». «В плохо освещённом зале воздух был удушлив от едкого табачного дыма, винного перегара, испарений человеческих тел».
  • Планета Торманс из цикла «Великое Кольцо» И. А. Ефремова.
  • «Трудно быть богом».
«

Они спустились к свалке и, зажимая носы, пошли шагать через кучи отбросов, трупы собак и зловонные лужи, кишащие белыми червями. В утреннем воздухе стоял непрерывный гул мириадов изумрудных мух. Дон Тамэо, сильно забрызгавшись, въехал ногой в желто-зеленую лужу и, чтобы не свалиться, ухватился за Румату.
— Отвратительная вонь, — с чувством сказал Румата.
— Да, ужасная. Но зато как вольно дышится в возрожденном Арканаре!

»
— Места, непривычные для донов
    • С прикрученным фитильком. «Нестерпимо звенели комары. В мутном небе дрожали редкие тусклые звезды. Дул порывами несильный ветер, теплый и холодный одновременно, как всегда осенью в этой приморской стране с душными, пыльными днями и зябкими вечерами. …Мерцали под звездами болота, воняющие неживой ржавчиной, темнели курганы и сгнившие частоколы времен Вторжения. Далеко слева вспыхивало и гасло угрюмое зарево: должно быть, горела деревушка. …Простиралась эта страна, накрытая одеялом комариных туч, раздираемая оврагами, затопляемая болотами, пораженная лихорадками, морами и зловонным насморком».
  • Территория СССР в «Войне 2020-го года» Ральфа Питерса. Вполоть до того, что герои боятся трогать голыми руками снег в казахской степи.
  • «Архангел» Р. Харриса — в вышеуказанном городе, как автор именует Архангельск, на вокзале висит счетчик Гейгера, и если на нем меньше 15 мРн/час, можно спокойно выходить в город (что делать, если нет, не сказано, оставаться внутри, или вставать в очередь на талоны в очередь на талона на ОЗК). Сам город удостоен гордого звания «Питтсбург[2] после ядерной войны».
  • Роман Дрю Карпишина «Реван», продолжение игры «Рыцари Старой Республики». Планета Нафема, вся жизнь и даже жизненная энергия на которой была поглощена императором в ходе темного ритуала.
    • В кино — огненная планета Мустафар, а вообще «Звездные войны» больше любят эстетику пейзажного порно, чем гуро.
  • Дистрикт 12 из «Голодных игр» никогда не мог получить звания пейзажного порно, но после его разноса в конце 2-й и начале 3-й части…
  • Многие места в Мире Снов у Лавкрафта, за исключением обжитых локаций, выглядят очень жутко. Например, окрестности Неведомого Кадата и Подземный мир.
  • Пейзажи — предвестники кровавых битв в «Слове о полку Игореве». Например:
« Игорь к Дону движется с полками,

А беда несется вслед за ним:
Птицы, поднимаясь над дубами,
Реют с криком жалобным своим,
По оврагам волки завывают,
Крик орлов доносится из мглы -
Знать, на кости русские скликают
Зверя кровожадные орлы;
На щиты червленые лисица
Дико брешет в сумраке ночном...

О Русская земля!
Ты уже за холмом.

»
— Пересказ Н. Заболоцкого

Кино[править]

  • Любой фильм-катастрофа — «Послезавтра», «2012».
  • «Бегущий по лезвию».
  • «Дорога».
  • «Я — легенда».
  • «Матрица» — реальный мир. Особенно Город Машин (впрочем, с точки «энергетического» зрения Нео — так плохо, что уже хорошо).
  • «Властелин колец» — Мордор. И этим всё сказано.
  • «Девять».
  • «Сталкер» Тарковского.
  • «Судья Дредд» — и старый, и новый.
  • «Бразилия» Терри Гиллиама.
  • «Робокоп» — все сцены в Старом Детройте. Дела настолько плохи, что в управляющей компании решили всё снести к чертям собачьим и отстроить Дельта-Сити с нуля. В принципе, неплохая идея — вот только если бы они учитывали и мнение жителей… Кстати, в реальности Детройт всё ближе и ближе к кинообразу.
  • «Идиократия» — кстати, люди будущего сами довели мир до такого состояния. Заодно «так грубо, что уже смешно» во все поля.
  • Земля в «Элизиуме».
  • «Через тернии к звёздам» — планета Десса.
  • «Номер 44» — Советский союз в этом фильме больше тянет на Мордор, а то и на Ад. А в книге всё ещё хуже.

Мультсериалы[править]

  • Steven Universe — Детский сад и его окрестности выглядят совершенно безжизненными. Вдобавок он утыкан машинами самоцветов, напоминающими вирусы-бактериофаги. Это особенно бросается в глаза по контрасту с типичным для сериала пейзажным порно.

Веб-комиксы[править]

  • Homestuck: Земля Пульса и Мглы, чёрная земля, покрытая реками крови, а в скалах — бьющиеся сердца. Впрочем, Земля Мозгов и Огня тоже ничего.
  • Атрибут большинства комиксов про Вонни — обшарпанные подъезды, стены, разрисованные граффити корявыми надписями, кучи мусора и валяющиеся на земле использованные шприцы.

Манга и аниме[править]

  • Действие фильма «Босоногий Гэн» происходит в Хиросиме после атомной бомбардировки.
  • Gunnm: Свалка.
  • В манге и аниме Trigun люди живут на унылой пустынной планете, к пейзажам которой персонажи добавляют еще немного развалин.
  • Berserk. Кэнтаро Миура весьма детален в прорисовке зловещих пейзажей, особенно развалин городов и полей битвы, заваленных гниющими трупами.
  • Blame! же! По совместительству Тёмная электроника, которая там вообще везде.
  • Красочно нарисованы развалины и свалки и в аниме Gungrave. Разорванные трупы тоже в комплекте.
  • «Звуки Небес» — No man`s land. Без особых деталей все-таки больше 200 лет прошло, но все равно завораживает.

Видеоигры[править]

  • Вся серия Fallout.
  • Вся серия Silent Hill.
  • S.T.A.L.K.E.R. — Чернобыльская Зона Отчуждения и в реальности не самое лучшее место для жизни, а здесь она ещё и конкретно подпорчена Выбросами.
  • Overlord — Бездна и Пустошь.
  • Серия The Elder Scrolls — Молаг Амур и Красная Гора в Morrowind; вид на горизонте на ту же Красную Гору в Skyrim: Dragonborn, отчасти и южная часть Солстхейма там же.
  • Final Fantasy VII: Мидгар и окрестности.
    • В шестой части той же игровой франшизы — Мир Руин, земля уничтоженная Кефкой Палаццо.
  • «I Have No Mouth But I Must Scream» — жутко мрачный квест по одноимённому рассказу Харлана Эллисона.
  • Mass Effect 3: любая планета, атакованная Жнецами. Хуже всего, наверное, Земля и Цитадель в финале.
  • «Герои Меча и Магии» — Некрополис и Инферно (по мере застройки начинают граничить с соседним тропом).
  • Вселенная Warcraft: Запределье, конечно же! Полуостров Адского Пламени — красная демоническая пустошь, Долина Призрачной Луны — чёрно-зелёная, Пустоверть — фиолетовая. Остальные локации тоже кра-айне недружелюбны, кроме разве что Зангартопи и Награнда.
    • В Азероте тоже полно мест, поражённых огнём, проклятиями, Древними богами, нежитью: от Ледяной короны в Нортренде до Жутких пустошей Пандарии. Дополнение Cataclysm добавило к уже имеющимся разрушениям последствия «кругосветки» Смертокрыла.
    • Как минимум два мира — Аргус и Ксорот, полностью захвачены демонами. Показывают игроку их совсем чуть-чуть, но сразу понятно — это типичный предмет статьи.
  • Diablo — любые локации, где превышена норма содержания демонических сил, ну а Пылающая Преисподняя и вовсе вжимает педаль в пол.
  • Аллоды — любые территории, заражённые Астралом. Хотя, сам по себе, он весьма красив.
  • Некоторые арены в Mortal Kombat. Например — пустоши, которые остались после налёта войск Шао Кана.
  • Обе игры American McGee’s Alice — практически визитная карточка. Действие происходит у Алисы в голове, и тараканы там большие, злые и голодные. В сиквеле, правда, сабж поначалу перемежается с Пейзажным порно, но после середины игры гуро берет своё и выжимает педаль в пол.
  • Clive Barker's Undying — Онейрос, Город Снов (точнее, кошмаров). Архитектура а-ля цивилизации Ближнего Востока в сочетании с вездесущей краснотой сама по себе вводит в уныние. А уж когда появятся местные жители…
  • Clive Barker's Jericho — практически на всех уровнях.
  • Carcer City в Manhunt, отсылка к Детройту. К тому же, всё действие игры происходит ночью.
  • Пейзаж Москвы в «Метро 2033» и «Метро: Луч надежды». Да и интерьеры самого метро не подпадают под троп только потому, что не могут считаться пейзажем.
  • Грядущая игра Scorn — судя по тому, что показали в роликах, игру можно описать как «ужастик в мире биомеханических кошмаров Гигер-стайл».

Визуальные романы[править]

  • Saya no Uta: протагонист видит мир гротескным биомеханическим кошмаром. Так что «гуро» тут буквальное.

Прочее[править]

  • Пёстошь из одноимённой серии крипипаст — педаль пробивает пол, верхние слои покрывшей всю планету мутировавшей собачьей плоти и срастается с чем-то внутри. Это гуро в исходном, хентайном смысле слова, и вообще очень жёсткий сеттинг, основанный именно на пейзаже.[3]

Реальная жизнь[править]

  • Любой город, попавший в зону серьёзных боевых действий (особенно под артиллерийские или авиационные бомбёжки), во время и сразу после окончания боя представляет собой предмет статьи.
    • Сталинград и Варшава во время Второй мировой войны — педаль в пол: их пришлось отстраивать с «голой земли». Дрезден тоже «прославился».
    • Хиросима и Нагасаки сразу после окончания ВМВ — педаль в асфальт. Ну вы поняли…
  • Централия (Пенсильвания, США) как раз и послужила источником вдохновения для Silent Hill. А чего вы ожидали после продолжительных подземных пожаров в шахтах?
  • Как уже упоминалось выше, заброшенные районы Детройта (Мичиган, США).
  • Остров Хасима в Японии. Сначала был местом где добывали уголь, потом уголь кончился и остров забросили. Что интересно — когда-то считался самым обитаемым местом на Земле, там проживало более 13000 человек на кв. км суши.
  • Сознательная аверсия: на Крайнем Севере дома красят в предельно яркие цвета. Именно чтобы не было пейзажного гуро! Получается не всегда. А ещё там большие, в целый этаж, номера домов — из-за плохой видимости.
  • В Абхазии такого много.
  • Река Ганг. Правда не вся, но в некоторых местах, например у Варанаси и Дакки она вдавливает педаль в земную поверхность: там ВООБЩЕ не водится никаких организмов, даже микроорганизмов. Полностью соответствует тропу приток Ганга — Буриганга.

Примечания[править]

  1. Между прочим, силы тьмы у Толкиена символизируют еще и промышленный переворот — в противовес старой доброй Англии.
  2. Для американцев, в переносном смысле — мрачный, унылый, депрессивный и опасный город, нечто среднее между Бобруйском и Чернобылем.
  3. Хотя автор данной правки читал красочные описания совершенно спокойно и даже с воодушевлением.