Пастырь нерадивый

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« — Дорогой коллега, — ответил Кац, снисходительно похлопав его по спине, — пока государство признаёт, что солдаты, идущие умирать, нуждаются в благословении божьем, должность фельдкурата[1] является прилично оплачиваемым и не слишком утомительным занятием. Мне это больше по душе, чем бегать по плацу и ходить на манёвры. Раньше я получал приказы от начальства, а теперь делаю что хочу. Я являюсь представителем того, кто не существует, и сам играю роль бога. Не захочу кому-нибудь отпустить грехи — и не отпущу, хотя бы меня на коленях просили. Впрочем, таких нашлось бы чертовски мало. »
— Я. Гашек, «Похождения бравого солдата Швейка»

В противовес религиозному фанатику и пастырю недоброму, нерадивый пастырь не слишком рвётся изображать из себя ревнителя веры. В конце концов, в жизни много маленьких радостей, и менять их на служение чему-то высшему решится далеко не каждый. К тому же, не исключена и такая возможность — должность служителя веры неплохо оплачивается, а сама работёнка непыльная[2].

Итак, вместо заботы о душах паствы нерадивый пастырь уделяет свое время сытной трапезе, волочится за доступными особами противоположного (или своего) пола и набивает карманы всеми доступными способами. При всём при этом сей пастырь может иметь хорошую репутацию. Во-первых, это выгодно (да и вышестоящие люди могут быть из того же теста) и к тому же тешит тщеславие и гордыню. Во-вторых, самой пастве такой пастырь может прийтись по вкусу — не лезет в душу, не следит за исполнением заповедей, отпускает грехи за мзду или вовсе не считает грехи грехами.

Примеры[править]

Фольклор[править]

  • В сказках разных народов встречается жадный поп/священник/жрец. Обычно это ответное на тебе! простого народа на действия духовенства.
    • В.Бахтин в «От былины до считалки» (1982 г.) приводит версию в соответствующей главе о том, как поп вышел на замену лешему в сказках. При этом могло сводиться к тому, что слово «леший» просто заменяли словом «поп». А место действия (обычно чащу дремучего леса) и поведение персонажа (преимущественно злодея-недотепы с принципами) оставляли прежним. В некоторых случаях уже получался пастырь недобрый.
  • Итальянская сказка «Пряжки падре Бонифаччо».
  • Отец Онуфрий. «Оскверню обеты — овцу отымею!»

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • Поп из «Сказки о попе и работнике его Балде» Пушкина.
    • И ее многочисленных экранизаций и постановок.
  • «Двенадцать стульев» — отец Фёдор: использует в корыстных интересах тайну исповеди (хотя и неудачно).
    • «Золотой телёнок» — ксёндзы.
  • «Сварог» — эпизодический персонаж отец Грук. Явная отсылка к отцу Туку — тоже обитает в лесу с разным лихим людом и любит выпить. Впрочем, в Единого Творца верит вполне искренне.
  • «Хроники странного королевства» — товарищ Торо, он же отец Себастьян. Во многом аллюзия на монаха Тука. Принес обеты целомудрия и ограничения в еде, — и оба сломал. Тем не менее, он все еще превосходный экзорцист, отлично владеет дубиной-«Миротворцем», а также отличный психолог, с пониманием относящийся к чужим грехам.
  • «Отблески Этерны» В. Камши: епископ Бонифаций. Пьет, как сапожник, чревоугодничает, но при этом весьма умен, хорошо стреляет, ездит верхом и разбирается в стратегии и тактике.
    • Также упоминается живший давно священник Валтазар, промышлявший воровством церковной утвари. На момент описываемых в саге событий существует в виде призрака в Нохском аббатстве, но это не помешало ему пару раз повлиять на сюжет. И он остался все таким же жуликом, причем предметы церковного обихода стали для него настоящим фетишем.
  • «Цветок камалейника» О. Громыко: йер Фимий.
  • Андрей Белянин, «Тайный сыск царя Гороха» — отец Кондрат, настоятель храма Ивана Воина. Выпивоха и буян, неоднократный клиент милицейского поруба. При этом принимал самое активное участие в спасении Лукошкина от Вельзевула и Лиха Одноглазого — так что может считаться еще и крутым падре. Cпособен абсолютно любого склонить к монашеской жизни, за что его и боится нечисть

На других языках[править]

  • «Декамерон»: толпы их, просто толпы. Старше, чем печать.
  • «Графиня де Монсоро»: не пастырь, а монах Горанфло. Но под троп подпадает.
  • «Сорок пять»: кардинал Жуаез, любитель винца и прочих мирских радостей. К нему всё время возили то прелестниц, то хорошеньких юношей.
  • «Три мушкетёра» и продолжения — Арамис, хоть и один из главных героев.
  • Фельдкурат Отто Кац (см. эпиграф) из «Похождений бравого солдата Швейка».
    • Там же — эпизодический персонаж, обер-фельдкурат[3] Лацина, страшный обжора и пьяница.
  • Отец Тук из баллад о Робин Гуде. Правда, он еще и крутой падре по совместительству, так что нерадивость ему легко прощают.
  • «Песнь Льда и Пламени» — Торос из Мира был именно таким человеком до вступления в партизанский отряд «Братство без знамен». Поскольку «беззнамённые» — отчасти критическая деконструкция легендариума о Робине Гуде, Торос — своего рода переосмысление того самого Тука.
    • Там же «Толстый» — Верховный Септон Королевской Гавани. За свой образ жизни в разгар войны был разорван на тряпочки мятежной толпой.
  • «Путешествие на Запад»: не пастырь, а монах Чжу Бацзе, имя которого дословно означает «Свинья Восьми Запретов», часто нарушает 8 будийских запретов: особенно любит чревоугодие, но и выпить тоже не откажется, особенно, если есть чем хорошо закусить, а поскольку ему приходится часто сражаться, то нарушает также запрет и на убийство. Неудивительно, что превратился в антропоморфного хряка в конце концов. В китайской культуре представляет собой классический образ нерадивого ленивого жирного монаха с в общем-то добрым сердцем.
  • «Золотой Храм» Юкио Мисимы — монах-настоятель. Воспринимает святыню как эдакий сувенир, чтобы в реестре числить и американским солдатам за доллары показывать.
  • «Айвенго» — в дополнение к уже упоминавшемуся выше отцу Туку действует совсем уж хрестоматийный пример — приор Эймер: «большой любитель охоты, весёлых пирушек, а также, если верить молве, и других мирских утех, ещё менее совместимых с монашескими обетами».
  • Стихотворение «Страшный суд» Махтумкули Фраги, классика туркменской литературы.
  • «Легенда об Уленшпигеле» Шарля де Костера: тут их много, разной степени комичности и неприятности.

Сетевая[править]

  • «Сделай это неправильно» — таким изначально показан Чезаре. Даже о чудотворице Катерине он в первую очередь обращает внимание не на то, что ее причислили к лику святых при жизни, а на то, что у нее грудь четвертого размера. Впрочем, у него есть и второе дно. И третье.

Кино[править]

  • «Дуэнья» — целый монастырь подобных пастырей. Точнее, монахов. Их девиз звучит так: «Мы дали клятву не прикасаться перстами к презренному металлу, но если наглые миряне насильно суют нам всякую гадость вот в этот карман или в этот карман — то грех они берут на свою душу».
  • «Тот самый Мюнхгаузен». Пастор прибыл по приглашению барона Мюнхгаузена, остался в городе и, сидя среди городской элиты, требовал письменного отречения Мюнхгаузена от его приключений, а также принимал участие в бракоразводном процессе барона и баронессы. После мнимой смерти барона изображал из себя лучшего друга и духовного наставника семьи. А местного пастора что-то не видно нигде, хотя по разговорам ясно, что он все-таки есть.
  • «Свадьба в Малиновке». Местный поп на свадьбе так напился, что оказался не в состоянии обвенчать Грициана с Яринкой. Впрочем, на что-то другое Грициан и не рассчитывал. На то, что Красная Армия в засаде, и Яринка в финале достанется не ему, тоже не рассчитывал. Свадьбу Ярины и Андрейки играли без попа и по-советски, но кто бы в то время снял фильм иначе?.
  • «Неуловимые мстители» — член банды бурнашей отец Философ[4] в первой части и поп, который собирается короновать лженаследников, в третьей.
  • «Человек с бульвара Капуцинов» — местный пастор занимается в основном неудачными подкатами к Диане. На этой почве он и ополчился на своего счастливого соперника Фёрста и его любимый синематограф.

Телесериалы[править]

  • «Игра Престолов» — бывший верховный септон (Учёный Тюлень), свергнутый Его Воробейшеством.

Мультфильмы[править]

  • «Вот какие чудеса…» (СССР, 1965). Поп и местные прихожане обнаружили «святой» источник и начали делать на этом деньги (т. е. у них появились нетрудовые доходы)
  • «Ни богу, ни чёрту» (тоже СССР и тоже 1965). Работягу-протагониста Кузьму во второй раз обманули жадные попы (монахи?) — он им монастырь выстроил, а они в нем закрылись и платить за работу отказались.

Аниме[править]

  • «Черная Лагуна» — церковь насилия Руанапура. «Бога нет дома, в судный день заходи.» Внезапно пополам с соседним тропом — торгуют оружием и наркотики, печатают фальшивые деньги, не стесняются дать прикурить бандитам, сунувшимся на их территория. И да, это в самом деле католическая миссия, а не просто прикрытие для очередной банды. Но попавшим в беду могут и помочь, не забыв, разумеется, и о своей выгоде.

Видеоигры[править]

  • Fallout 2 — не просыхающий отец Тулли.
  • Jagged Alliance-2 — столь же непросыхающий отец Уокер. С прикрученным фитильком: он всё-таки помогает повстанцам Мигеля, рискуя, между прочим, жизнью.
  • Castlevania: Portrait of Ruin — жадноватый и трусоватый Винсент Дорин. Главным героям помогает за деньги.
  • Tropico 4 — преподобный Эстебан, спикер фракции верующих. Считает пивную храмом Божьим, пугает карой «Бог превратит весь ром в воду» и искренне рад строительству ромового завода (ибо промышленное производство рома помогает «славить Господа нашего»).
  • Mount&Blade: Огнем и Мечом — ксендз Спасокукоцкий. Лишился своего прихода за разврат, пьянство и продажу церковной утвари, поэтому может быть завербован в отряд игрока.

Реальная жизнь[править]

  • До XIV века бояре, уходившие в монашество, продолжали жить мирской жизнью: охотились, вели хозяйство и даже принимали гостей в своей келье. Халява закончилась только с введением Общежитийного Устава.
  • В современном мире тоже встречаются — как отечественные, так и зарубежные. Нередко становятся героями скандальных или криминальных новостей.

Примечания[править]

  1. Своеобразное явление в Австро-Венгерской империи: католический священник, находящийся на официальной службе даже не при армии, а попросту в армии (именно в качестве «духовного окормителя» солдат), и пользующийся всеми правами офицера. Этакий «капитан (а обер-фельдкурат - майор) духовной службы». Расхаживал в особой чёрной форме, в офицерской фуражке, но при этом с жёстким пастырским белым подворотничком.
  2. Слово «синекура» (буквально — «без забот») как раз происходит из церковной латыни и обозначает работу, не связанную с общением с паствой. Вероятно, нынешнее его значение возникло не на пустом месте.
  3. В Австро-Венгрии фельдкурат приравнивался к капитану, а обер-фельдкурат к майору. По счастью, «духовно-военная служба» включала в себя только эти два чина.
  4. Филозоф (Философ) — греческое имя, «Любомысл» в старославянской кальке. Вполне нормальное для священника (правда, скорее, из черного духовенства, т. е. иеромонаха).