Остап Бендер

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Я, конечно, не херувим. У меня нет крыльев, но я чту Уголовный кодекс[1]. Это моя слабость. »
— «Золотой телёнок»

Остап Бендер (он же «великий комбинатор») — главный герой романов Ильи Ильфа и Евгений Петрова «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок». В романах представляется как Остап-Сулейман-Берта-Мария Бендер-бей[2] («Двенадцать стульев») и Бендер-Задунайский («Золотой телёнок», где также именуется как Остап Ибрагимович).

Содержание

[править] Главный герой

Он антигерой, трикстер и обаятельный мошенник (кодификатор последнего для русского читателя). Он саркастичный циник, который во всем ищет выгоду для себя. Он то и дело совершает безнравственные поступки и получает от такой деятельности огромное удовольствие. Но его любят. За что?

За остроумие и чувство юмора. За невероятную способность не теряться в самых непредсказуемых ситуациях. За умение легко сходиться с людьми благодаря пониманию человеческой натуры. За мастерство актёра и богатую фантазию. И, наконец, за оптимизм и независимость.

Частенько по роду деятельности О. Б. становился самозванцем: полицейский милиционер, инспектор пожарной охраны, художник, гроссмейстер, сын лейтенанта Шмидта, командор автопробега. И ведь не боялся разоблачения!

В обеих книгах О. Б. совершает различные аферы и махинации — «Я знаю 400 сравнительно честных способов отъёма денег у населения», при этом редко повторяется и часто придумывает новые, отталкиваясь от ситуации. Любит и умеет врать, зачастую весьма нагло, и наслаждается этим даже тогда, когда это не несет особой выгоды. Постоянно говорит с характерным одесским ёрничеством. Когда один раз вышло, что не объяснишь иначе как прямо, он отметил, что не в его духе говорить прямо, но придётся.

Национальность ОБ («Смуглое горло перерезал хрупкий белый шрам», «Золотой телёнок») нигде не упоминается. Самая оптимальная на данный момент историческая версия, что Остап — сын местного иудея, принявшего турецкое подданство, чтобы, живя в России, отмазываться от отечественных законов и налогов (это, с точки зрения верующего еврея, куда лучше, чем креститься и «перейти в русские», так как не связано со сменой религии). http://blogs.7iskusstv.com/?p=30375. Почему именно на турецкое? Турки легче всех их принимали. И к тому же именно под турками тогда находилась территория современного Израиля, а турецкие посольские работники относились с пониманием к желающим переехать на историческую родину.

При первом знакомстве перед читателями предстаёт «молодой человек в зеленом, узком, в талию, костюме. Его могучая шея была несколько раз обернута старым шерстяным шарфом, ноги были в лаковых штиблетах с замшевым верхом апельсинного цвета. Носков под штиблетами не было». Ещё авторы уверяют, что «мужская сила и красота Бендера были совершенно неотразимы». В начале второго романа даётся повторное указание на его красоту: «Перед ним сидел атлет с точным, словно выбитым на монете, лицом».

О жизни Остапа до событий романа «Двенадцать стульев» известно мало. В 1922 г. он сидел в Таганской тюрьме, где его видел Яков Менелаевич (администратор театра «Колумб»), сидевший там же по «пустяковому делу». Выйдя из тюрьмы (где обветшали носки), стал зарабатывать на жизнь сравнительно честными способами. А ещё О. Б. мечтает отправиться в Рио-де-Жанейро, информацию о котором хранит в виде вырезки из энциклопедии («Рио-де-Жанейро — это хрустальная мечта моего детства, не касайтесь ее своими лапами»).

[править] Дилогия в целом

О. Б. лёгок на подъём. Например, в первом романе он со спутником побывал в Москве, Н. Новгороде, Чебоксарах и Волгограде, Пятигорске, Минеральных Водах, Беслане и Владикавказе, проехал по Грузии через Тбилиси (а отец Фёдор оказался в Батуми) и, наконец, прибыли в Ялту. Во втором в погоне за жертвой добрался до Средней Азии и написал о ней «прекрасное» четверостишие. Авторы сделали его таким не случайно — на похождение этого очаровашки, как на стержень, нанизано Дофига персонажей, которые служат для высмеивания или воспевания советской реальности.

Ильф и Петров не отказали себе в удовольствии подколоть коллег по творческому цеху. Никифор Ляпис-Трубецкой, посвятивший поэму загадочной Хине Члек, — намёк на Маяковского и его любовницу Лилю Брик. Авангардистский театр Колумба, в котором музыканты играют на бутылках и кружках Эсмарха, невеста стала канатоходицей, а роль жениха по фамилии Яичница играет одноимённое блюдо — пародия на Мейерхольда.

Также Ильф и Петров использовали бафосные имена для создания комического эффекта на постоянной основе. Самые выдающиеся образцы: — Ипполит Матвеевич Воробьянинов. — Максим Петрович Чарушников. — Никифор Ляпис-Трубецкой. — Авессалом Владимирович Изнурёнков. — Александр Иванович Корейко. — Егор Скумбриевич. — Люция Францевна Пферд.

Любопытно, что современный человек знаком с тогдашней попсой только по этим книгам. «Матчиш прелестный танец, тара-та», «А теперь уже танцует шимми целый мир». Ещё пример влияния творчества этого одесского тандема на советскую культуру: отдел юмора и сатиры «Литературной газеты», застолбивший место на 16-й странице этого издания, именовался «Клуб 12 стульев», а стенгазета этого клуба — «Рога и копыта». А потом появилась телепередача «Кабачок 13 стульев», в которой имитировалось польское кафе.

А поскольку один из авторов тоже был евреем то, кроме главного героя, он подарил свою этническую принадлежность массе эпизодических персонажей в обеих частях дилогии — в пропорции приблизительно одного Залкинда на четырёх Галкиных, Палкиных, Малкиных и Чалкиных. И Кислярский — тоже да. И зиц-председатель Фунт — очень вероятно.

[править] «Двенадцать стульев» (1927)

На смертном одре мадам Петухова, тёща Ипполита Матвеевича Воробьянинова (бывшего предводителя дворянства, а ныне делопроизводителя загса) сообщила ему, что спрятала бриллианты в одном из двенадцати стульев гостиного гарнитура. Для поиска этому недотёпе пришлось объединиться с патентованным проходимцем Остапом Бендером. Стулья разбросало по всей стране. Погоня за сокровищами сопряжена с различными трудностями, часто связанными с отсутствием денег. Остапу приходится обучать компаньона своему ремеслу, а также действовать быстро в виду наличия конкурента.

[править] Персонажи

[править] Что тут есть

«

— Таких усов, должно быть, нет даже у Аристида Бриана, — бодро заметил Остап, — но жить с такими ультрафиолетовыми волосами в Советской России не рекомендуется. Придется сбрить.
— Я не могу, — скорбно ответил Ипполит Матвеевич, — это невозможно.
— Что, усы дороги вам как память?
— Не могу, — повторил Воробьянинов, понуря голову.
— Тогда вы всю жизнь сидите в дворницкой, а я пойду за стульями. Кстати, первый стул над нашей головой.
— Брейте!

»
— После неудачного перекрашивания волос Воробьянинова
Пароход по Волге плавал,
Волга-матушка река…
А остальные суровые участники заседания пророкотали припев:
Сире-энь цвяте-от…».
На стене клопы сидели
И на солнце щурились,
Фининспектора узрели —
Сразу окочурились...
«

— Дело в том, что… Вы знаете, что такое домкрат?
— Ну, конечно, знаю, оставьте меня в покое…
— Как вы себе представляете домкрат? Опишите своими словами.
— Такой… Падает, одним словом.[4]
— Домкрат падает. Заметьте все. Домкрат стремительно падает.

»
— Персицкий проводит воспитательную беседу с Ляписом-Трубецким

[править] «Золотой теленок» (1931)

На этот раз погоня за сокровищами ведется в компании. О. Б., Шура Балаганов, Михаил Самуэлевич Паниковскийи шофёр Адам Козлевич составляют квартет. Целью является более успешный мошенник (а ныне подпольный миллионер) — Александр Корейко. Поняв, что Корейко умён и с деньгами просто так не расстанется, О. Б. отбрасывает легкие пути и начинает масштабное исследование противника, при этом практически не посвящая команду в свои планы. После успешного нахождения компромата расходится с командой, разочаровавшейся в действиях «командора», и в одиночку преследует сбежавшую цель. Получив наконец то, что хотел, проводит некоторое время со своей жертвой, постепенно понимая, почему деньги не приносят тому столь ожидаемого счастья. Ведь быть миллионером в пост-НЭПовском СССР не так уж приятно — особенно когда ты не можешь легально потратить свой миллион!

[править] Персонажи

[править] Главные

« — Я часто был несправедлив к покойному. Но был ли покойный нравственным человеком? Нет, он не был нравственным человеком. Это был бывший слепой, самозванец и гусекрад. Все свои силы он положил на то, чтобы жить за счёт общества. Но общество не хотело, чтобы он жил за его счет. А вынести этого противоречия во взглядах Михаил Самуэлевич не мог, потому что имел вспыльчивый характер. И поэтому он умер. Всё! »
— Речь Бендера на похоронах Паниковского

[править] Второстепенные

[править] Что тут есть

Мы не будем петь.
 — Запоете, голубчики. Это неизбежно.
литерные пассажиры неприятными городскими голосами затянули песню о волжском богатыре. При этом они старались не смотреть друг другу в глаза. В соседнем вагоне иностранцы, коим не было точно известно, где и что полагается петь, с воодушевлением исполнили „Эй, полным, полным коробочка“ с не менее странным припевом „Эх, юхнем!“. Открытки человеку с плюшевым носом никто не послал, было совестно. Один лишь Ухудшанский крепился. … В полночный час из купе Ухудшанского послышался шатающийся голос: „Есть на Волге утес, диким мохом порос“.»

[править] Тропы

[править] Адаптации

[править] «12 стульев»

«

Где среди пампасов
Бегают бизоны,
А над баобабами закаты, словно кровь.
Жил пират угрюмый
В дебрях Амазонки,
Жил пират, не верящий в любовь.

»
— «Танго Остапа»

[править] «Золотой теленок»

[править] Фанфикерство

[править] Примечания

  1. Юмор ситуации заключается в том, что уголовный кодекс 1921 г. не предусматривал ответственности за мошенничество по логике: «любой бизнес — по сути мошенничество, и раз уж мы разрешили обычный бизнес — не следует карать и мошенничество как таковое!». Поэтому, когда Остап говорит, что он чтит уголовный кодекс, это означает, что он чистый мошенник, а не вор (что не вполне соответствует действительности — например, присвоение золотых украшений вдовы является обыкновенной кражей), не грабитель и, Б-же упаси, не мокрушник.
  2. Есть мнение, что Остап Ибрагимович всего лишь прикалывается таким образом.
  3. Существует мнение, что «московский корреспондент в волосатой кепке», присутствовавший при этом пуске — автопортрет Ильфа.
  4. Во времена Ильфа и Петрова существовал «спортивный» механический домкрат Пежо, который можно было отпустить, выдернув защёлку. Эта штука уж точно «падала стремительно». Хотя… домкрат, когда принимается падать, точно падает не таким образом, каким могли бы падать волны. А волны падали стремительным каскадом, если что.
  5. Подразумевается чистка учреждений от лиц с классово чуждым происхождением.
Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты