Опошленная ситуация

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Это не то, о чём вы подумали! »
— Стандартное оправдание (которое делает только хуже)
Это не «яой», внучок. Это — Дружба Народов!

Как мы уже знаем, с течением времени совершенно безобидные слова и даже целые фразы приобретают похабное звучание. Но это, к сожалению, ещё не все. Многие ситуации, для наших предков совершенно безобидные и естественные, нами и нашими современниками также воспринимаются как ужасно пошлые и двусмысленные. O tempora! O mores!

И аргумент «Каждый понимает в меру своей испорченности» не работает: причиной возникшей неловкости являются реалии жизни и современное информационное пространство. Приведём каноничный пример.

Пропали двое маленьких детей, мальчик и девочка. Пущенная по следу собака привела в квартиру одинокого профессора. За диваном обнаружились трусики пропавших детей… Когда приехала милиция, профессора и след простыл.

Вы уже слышите знаменитые вступительные аккорды из «Криминальной России» и готовитесь узнать леденящие душу подробности мучительной гибели детей в лапах маньяка-педофила? Расслабьтесь. Это замечательная детская книжка «Необыкновенные приключения Карика и Вали». В советские времена до некоторых пор считалось абсолютно естественным, что дети бегают в одном белье, а маленькие дети — и вовсе голыми. В отсутствие профессора Карик и Валя зашли в его квартиру, там выпили уменьшительную жидкость, приняв её за лимонад, после чего залезли на стоящий у окна диван, а оттуда — на подоконник. Когда они резко уменьшились, трусы упали за диван, а самих детей унесла залетевшая в комнату стрекоза. Узнав об этом, профессор сам выпил уменьшающую жидкость и отправился выручать бедняжек. Любой следователь так бы сразу и подумал! Эх вы, похабники…

Впрочем, реалии всё-таки необходимо учитывать, и современным авторам надлежит избегать подобных двусмысленностей. Особенно тяжело при адаптации произведения, где действие происходит не сейчас, а тогда. Т. е. надо и тогдашний антураж с тогдашней моралью соблюсти, и избежать определённого рода двусмысленностей, которыми тогда и не пахло. В первую очередь трудно режиссёрам, если они не хотят угодить со своим фильмом в обзор какого-нибудь BadComedian’а или Ностальгирующего Критика (и ещё неизвестно, что хуже).

В некоторых случаях опошленную ситуацию обыгрывают. Обычно в юмористических целях, будь то КВН, эстрадный номер или анекдот. Т. е. как бы в современности инсценируют неоднозначный кусок произведения, делая упор на эту неоднозначность. См. также принцесса, вы так невинны….

Примеры[править]

« — Я родился на Олимпе, капитан. Когда мне было семь лет, мои родители погибли. До десяти я жил в государственном приюте. Потом меня усыновил отставной пилот, живущий на Эдеме… ему было почти полтораста лет…[1] Очень добрый, ласковый человек…

Алекс кивнул, ожидая. Трейси замолчал, размышляя о чём-то своём. — И ты стал объектом сексуальной эксплуатации? — предположил Алекс. — Капитан! — возмутился Трейси. — К вашему сведению, я до сих пор девственник — именно в память о своём приёмном отце! — Прошу прощения. — Алекс смутился.

»
— Сергей Лукьяненко, «Калеки»
« Генералов достал помятую пачку сигарет, вынул одну, чиркнул о стол, раскурил. Поинтересовался:

— Да, кстати… Я гей. Это вас не смущает? — А должно? — растерялся Алекс. — Ну, знаете, бывают самые разнообразные этические основы… — Я с Земли. Не следует подозревать меня в предрассудках, — сухо ответил Алекс. Что-то всё равно смущало, но вот что? — Пожалуй, вам надо осмотреть корабль. Я назначаю всем новичкам встречу на завтрашнее утро. Навигатор снова кивнул. И небрежно заметил: — Да, кстати… Я ещё и натурал[2]. Это не беда? Алекс замолчал, ошеломлённый.

»
— Он же, «Геном»

(link)

Были вейперами до того, как это стало мейнстримом!

Фольклор[править]

  • Описание красавицы из одной скандинавской сказки: «Сквозь одежду видно кожу, тело светится под кожей, косточки под телом видно, в серединке сердце бьётся». По замыслу авторов, эта девушка писаная красотка, но у современного читателя при этом описании возникнет образ какого-то ядерного мутанта. На самом деле имеется в виду, что красавица белее снега белого, а точнее, у неё тонкая прозрачная кожа, сквозь которую видны все кровеносные сосуды и мышцы, а авторы всего лишь попытались вогнать педаль в пол, описывая её белокожесть.
  • Подобные описания уже с отсылкой к Библии были обстёбаны Сашей Чёрным в «Песни песней». Царь Соломон заказывает скульптору статую Суламифи, но не разрешает ей позировать (ревнует). Зато пишет подробное описание: «нос её — башня Ливана» и т. д. Неудивительно, что при виде готовой работы Суламифь падает в обморок.
  • Анекдот:
« Студентка сдаёт историю. Вопрос:
— Кем были амазонки?
Девица в поисках подсказки оглядывает аудиторию, друзья-студенты дружно высовывают языки.
— Лесбиянками?
— Неуд! Язычницами!
»
  • Ещё один:
« Сдаёт студент экзамен по ВМС[3], как водится, ничего не знает, но пожилой преподаватель пытается как может вытянуть на тройку… Наконец, в качестве последнего вопроса он рисует какую-то формулу и просит студента назвать полимер. Студент ничего не может ответить. Тогда профессор подсказывает:
— Ну вот представьте, у вас свидание с девушкой, вы гуляете по парку, заходите в тёмный уголок и… Ничего не приходит в голову?
Студент:
— А! Знаю! Это эбонит!
Профессор:
— Мда, молодой человек, в наше время молодёжь была скромнее. Это целлулоид.
»
  • И ещё, из студенческого фольклора (автор правки гарантирует: на реальных преподавателей экономики заходит особенно хорошо, в истерику впадают от смеха):
« Студентке на экзамене попался вопрос про Адама Смита. Ну, она отвечает. Хорошо отвечает, сразу видна работа с дополнительной литературой. Куча цитат. «Как писал Смит», «Согласно теории Смита», «Критики Смита отмечают» и всё в таком духе. Только вот чего-то ни разу Смита по имени не назвала. Профессор выслушал и спрашивает:
— У вас, конечно, твёрдая пятёрка, только вот Смита как звали?
Девушка замялась — вылетело из головы.
— Ну, первого мужчину как звали? — подсказывает профессор.
Девушка ещё больше засмущалась и говорит: «Валера!»
»
— Преподавателям литературы заходит вариант с Мицкевичем

Литература[править]

Русскоязычная[править]

« …в городе вышли
Встретить его и царь, и царица, и дочь их царевна;
Выбежал с ними прекрасный младенец, мальчик-кудряшка,
Живчик, глазёнки как ясные звёзды; и бросился прямо
В руки Ивану-царевичу; он же его красотою
Так был пленён, что, ум потерявши, в горячие щёки
Начал его целовать; и в эту минуту затмилась
Память его, и он позабыл о Марье-царевне

…Иван твой царевич
Женится нынче. Уж свадебный пир приготовлен, и гости…
»
— Василий Жуковский «Сказка о царе Берендее, о сыне его Иване-царевиче, о хитростях Кощея Бессмертного и о премудрости Марьи-царевны, Кощеевой дочери»
  • Для современников было очевидно, что Иван-царевич собрался жениться на старшей сестре мальчика, но вот современные моралофаги видят свадьбу двух геев (забыв, что гей-браков тогда и в помине не было) и требуют запретить сказку.
  • Вышеупомянутые «Приключения Карика и Вали» Яна Ларри.
    • Педаль в пол — в экранизации. Всё-таки фильм снимался в циничном 1987 году, а книга писалась в невинном 1937 (тогда вообще о многом не подозревали). Причём профессор ведёт себя ещё более подозрительно — он запирает обнаружившего детскую одежду хозяина собаки у себя в ванной, а сам убегает. Не потому ли режиссёр и сценарист, дабы не завершать фильм тем, что милиционеры кладут вновь объявившегося профессора мордой в асфальт, ввели в сюжет невероятно догадливого участкового, который почитал записи профессора и опробовал его жидкость на кролике, после чего безошибочно восстановил истинный ход событий?
    • Но и сам Ян Ларри со временем, видимо, заподозрил что-то неладное и решил прикрутить фитилёк. Во всяком случае, в более поздней редакции книга начинается так: «В тот час, когда мама накрывала белой скатертью стол, а бабушка резала хлеб к обеду, и произошли эти очень странные, удивительные, невероятные события. Именно в это время Карик и Валя уже летели высоко над городом в неизвестный мир, где поджидали их необыкновенные приключения». — В первоначальной редакции не было никаких намёков на то, что на самом деле случилось с детьми до эпизода с нахождением «улик».
  • Ильф и Петров в своих произведениях часто упоминают мужчин в «трусиках». Современного автора после этого сразу бы заподозрили в чём-то нехорошем.
    • Те же «трусики» постоянно всплывают у Антона Макаренко в «Педагогической поэме» и ещё в каком-то рассказе тех времён.
    • И беляевский «Человек-термо» тоже радует глаз этим словечком.
      • А что же на деле? Иллюстрации к Макаренко говорят о том, что так называли всего-навсего короткие шорты, которые носили в жару, для купания и для спорта. И до сих пор подобного вида штанишки боксёров и футболистов официально называют трусами. А «трусики» — всего-то уменьшительно-ласкательное, так что нечего тут!
      • Константин Сергеевич Станиславский вообще мечтал расхаживать в трусах по театральной сцене. Так и пишет. «Я уже начал себя приспособлять к одному из известных итальянских баритонов, у которого были хорошие ноги в черном трико, чудесные туфли, широкие трусы и так хорошо по талии сшитый колет со шпагой…» («Моя жизнь в искусстве»). Видимо, чем дальше от нас по времени, тем ближе к исходному pantalon troussé — укороченные, подобранные штаны.
  • Владислав Крапивин, «Выстрел с монитора»: подросток и взрослый мужчина, почти незнакомые друг с другом, едут в одной каюте речного парохода. Мужчина по ходу разговора между делом жалуется на радикулит. Мальчик предлагает сделать ему массаж. И делает. Нет, это не малолетний гомопроститут, завлекающий клиента, это крапивинский мальчик, у которого альтруизм в крови.
    • У Крапивина двусмысленных ситуаций вообще много. В соответствии с требованиями времени, он… начал, напротив, использовать это в качестве подсветки: герои по-прежнему не видят ничего непристойного, ибо слишком чисты душой, а вот отрицательные персонажи в первую очередь о чём-то таком и думают. Нередко даже судят по себе.
  • Владимир Лёвшин, трилогия про Магистра рассеянных наук. Ладно, целевая аудитория ничего не заподозрит. Но вот родители могут не поверить в искреннюю дружбу Магистра (мужчины в полном расцвете сил) и Единички (не совсем обычной советской школьницы). Первая часть «Диссертация Рассеянного Магистра» может и не вызвать опасений. Магистр пытается вернуть папаше-Минусу потерявшуюся дочь.
  • «…билеты на футбол / Я охотно променял бы / На добавочный укол!» — Нет, наркоманы тут ни при чём, это цитата из стихотворения Сергея Михалкова «Прививка». Юный герой косплеит храбреца, который при виде шприца «улыбается и шутит». Особенно веселят строчки «Я уколов не боюсь, если надо — уколюсь!»[4]
  • «Уроки французского» Валентина Распутина. По распределению попавшая из города в сельскую школу учительница, молодая и красивая и при этом одинокая (побывавшая замужем, но овдовевшая или разведённая), назначает одиннадцатилетнему ученику дополнительные занятия. Вскоре по её инициативе место этих встреч перемещается из школы к ней на квартиру, затем урокам начинает уделяться всё меньше времени: Лидия Михайловна, стремясь унять неловкость и смущение мальчишки, расспрашивает о его жизни и рассказывает о собственной, ходит в домашней одежде и зовёт оставаться ужинать. После того, как попытки установить контакт терпят неудачу, учительница всё же добивается своего, вспомнив детскую игру с монетками: в игре оба становятся раскованнее и ведут себя куда свободнее, тем более что она старается поддаваться и проигрывать. Наконец, разоткровенничавшись, женщина признается, что ей «иногда надоедает быть только учительницей». В итоге их однажды застаёт за игрой директор школы. Он устраивает застигнутой в «раскрасневшемся и взлохмаченном» виде Лидии Михайловне гневный выговор, обвиняя её в «растлении» и «совращении», после чего она вынуждена оставить место и спешно вернуться в родной город. Казалось бы, ситуация прозрачна? Ничего подобного: игра на деньги — единственный способ хоть как-то помочь гордому и замкнутому парню прожить вдали от семьи и родного дома в чужом посёлке в конце голодных послевоенных сороковых, директор больше взбешён азартными играми и неуставным поведением, а романтический подтекст настолько минимален, что его вообще можно скорее сочинить, чем увидеть.
    • Когда у автора данной правки это произведение было по программе русской литературы, одно чучело из класса умудрилось написать сочинение, по которому иначе как эротический триллер представить себе было невозможно. На озвучке силами училки русского лежал весь класс.
      • Полный вариант повести всё же несколько ближе к «эротическому триллеру», чем хрестоматийный. Впрочем, ненамного.
  • Стихотворение Агнии Барто про резиновую Зину даже многие дети сейчас воспринимают неадекватно.
  • В. Драгунский, «Заколдованная буква» — два малыша ржут над пятилетней подругой, сказавшей: «Смотрите, а на ёлке сыски висят!» Не потому, что они представили себе нечто на букву «с», а потому что она не может правильно сказать слово «шишки»!
    • Как потом оказалось, они тоже не могут.
  • Л. Н. Толстой, «Война и мир» — голая Элен. Автор с чувством несколько раз называет героиню голой, а имеется в виду всего лишь слишком открытое платье.
    • Троп вокруг этого произведения — анекдоты про поручика Ржевского с персонажами книги. Они там есть, а его там нет!
  • Б. Житков, «Что я видел». Цитата: «А там на конце вдруг толсто. И всё волосики, волосики». ЧТО ОН ВИДЕЛ?! Колос пшеницы!
    • Там же есть невиннейшая для СССР фраза «мама очень меня хочет».

На других языках[править]

  • Виктор Гюго, «Отверженные». Незнакомый дядя уводит с собой девочку-сироту лет десяти. Педофил нашёл свою жертву? Нет, это добрый Жан Вальжан спасает ребёнка-золушку от её опекунов, садистов и эксплуататоров.
  • Книга «Мост в Терабитию» Кэтрин Патерсон и её экранизация: учительница пригласила десятилетнего мальчика с собой в музей, что в этом такого? Она ничего плохого не задумала! Эй, какой ещё намёк на педофилию?!
  • «Крошка Нильс Карлссон» Астрид Линдгрен: двое мальчиков моются в одной посудине и даже трут друг другу спину. Разве Линдгрен могла подумать, что настанут времена слэша, яоя и прочих «чудес»…
  • «Моби Дик» Германа Меллвила: герою пришлось спать в таверне в обнимку с дикарём-гарпунёром Квиквегом. Тогда матросы не видели ничего плохого в том, чтобы делить одну койку на двоих (см. пример в разделе «Реальная жизнь»). Исмаил даже выговаривает Квиквегу за то, что тот не только обниматься полез, но и ногу на него закинул.
  • Братья Гримм, «Принц-лягушка». Неизвестный мужчина ночью в спальне у принцессы. Последующий брак был неизбежен.
  • В нацистской Германии была даже книжка, где Гитлер приглашает к себе на виллу маленькую девочку, чтобы выпить чаю с печеньками, и на прощание целует её и обнимает.

Кино[править]

Нет, это не «шотакот» с «зайчонком». Безобидная была сцена в 1921 году…
  • В немом и монохромном шедевре Чарли Чаплина «Малыш» — сцена, когда ГГ и пятилетний мальчик, скрываясь от преследования «органов опеки» в весьма сомнительной ночлежке, готовятся отойти ко сну. В одной постели. В скверно освещённой (газовыми рожками) общей спальне (подсветка: не то у всех на виду, не то украдкой ото всех же). А перед тем, как уснуть… представьте себе, целуются! В губы! Дважды! И спокойно засыпают.
  • В фильме Ролана Быкова «Внимание, черепаха!» таких ситуаций полно. Особенно впечатлит нашего испорченного современника эпизод, где взрослый, застав в своей квартире грязного чужого ребенка, тащит его в ванную, насильственно раздевает и… отмывает. Безо всяких паскудных мыслей.
    • Да и мальчик, переодетый в девочку, ныне воспринимается неадекватно. Спасает от борцов за моральный облик, наверное, только малый возраст детишек.
    • И не факт, что спасает. Одна сцена, где Таня гладит Вову под партой в районе… ммм… (на самом деле — лежащую у него на коленях черепаху) в то время, как учительница смущённо комкает строки про «родишь богатыря мне к исходу сентября», чего стоит… Другое дело, что все подобные подтексты даны в лирическом ключе, а пошлость каждый привносит свою.
  • «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещён»: лысый дядька на пляже, разглядывающий в бинокль голые мальчишеские задницы — директор пионерлагеря товарищ Дынин, выслеживающий тех, кто купается в неположенном месте. А вы что подумали?
  • «Карнавальная ночь» — как минимум несколько ситуаций с целующимися мужиками. Педаль в пол: единственный, кто замечает в этом что-то неприличное — товарищ Огурцов, сказочный идиот, бюрократ и ханжа.
    • Тут явно намеренная игра со штампом: на тот момент действительно ничего такого не означал комично-дружеский поцелуй, до которого докопался Огурцов в сцене с клоунами. Юмор строился на «доктор, откуда у вас такие картинки» — примерно как если бы сейчас бюрократ начал бы искать зоофилию в номерах дрессировщиков.
    • Там же: «Если наш молодой человек любит нашу молодую девушку, он с ней такие номера должен выделывать?» Огурцов явно видит в балете сексуальный подтекст.
  • «Три плюс два» — на маленькой полянке пересеклись трое мужчин и две женщины? В наше время по таким сюжетам снимают совсем другие фильмы…
  • Советский телефильм «Приключения Электроника»: математик Таратар (в исполнении Евгения Весника), пытаясь защитить учеников от давления других педагогов, говорит буквально: «Не волнуйтесь! Они всё придумают! Мальчишки — то, ради чего стоит жить!» И всё это с крайне характерным выражением лица. И ведь именно мальчишки, а не мальчишки и девчонки. В наше жестокое время фраза положительного учителя может вызвать шок у телезрителя. В книге, кстати, этой сюжетной линии (как и многих других) не было.
    • Особо впечатлительные зрители могут заподозрить бедолагу Таратара в неладном задолго до этой сцены. Слишком уж сюсюкается с учениками, которые, на секундочку, не дети малые, а вполне подростки, да ещё и в математической спецшколе.
    • Там же есть сцена, где старшеклассники набрасываются на Сыроежкина и раздевают его до трусов. Нет, никакого сексуального подтекста тут нет, просто они хотели посмотреть, как он тягает штангу одной рукой, а он пожаловался на отсутствие спортивной формы.
  • Экранизация сказочной повести Софьи Прокофьевой «Приключения жёлтого чемоданчика» — во все поля. Хулиганистые мальчишки, которые, надышавшись волшебного порошка, смеются придурочным смехом по поводу и без — где ты, дядя Ройзман? А уж песенку «Чтоб весело смеяться, не нужен порошок, а нужно, чтоб сказка кончалась хорошо!» не обстёбывал только ленивый.
  • Куда более острой оказалась ситуация с «Волкодавом» и его спорной экранизацией, выполненной Николаем Лебедевым. Уж в этом-то случае автор не подразумевала никакого психотропного вещества (насчёт этого и слово Божие имеется) — но вслушайтесь только, как это звучит в фильме. Матерь Кендарат, вдохновенная настолько, что её можно принять и за упоровшуюся, нараспев произносит, обращаясь к своему ученику Волкодаву: «Ма-альчик, во-озьми порошо-ок, он волше-ебный…»
  • Забавный (теперь уже) момент из «12 стульев» Захарова: посмотрите на жест Безенчука в исполнении Вицина и попробуйте сказать, что он не опошлен, этот жест. А речь-то всего лишь о «первом сорте».
  • «Операция „Ы“ и другие приключения Шурика»: когда в новелле «Напарник» Федя и Шурик попадают в милицию, то они недружелюбно смотрят друг на друга, а затем Шурик поправляет очки средним пальцем. Сейчас такое вполне бы сошло за скрытую попытку показать неприличный жест.
  • «Бриллиантовая рука»: перед отъездом Геши Лёлик по старой русской традиции (см. раздел «Реальная жизнь») на прощание троекратно расцеловывает его в уста.
  • «Трое в лодке, не считая собаки» — игра с тропом и подсветка. Андрей Миронов, играя рыбака-хвастуна, нарочно делает очень характерный жест от локтя («Вот такая рыба!»), который и в то время, то есть в XIX веке, чопорные британцы расценили бы как неприличный, а уж в наши дни это повсеместно прославлено как «показать большой фак». Это был акт актёрского хулиганства (импровизация) Миронова, который понравился режиссёру Науму Бирману и был оставлен в фильме.
    • Тот же жест в том же значении можно увидеть в мультфильме сестёр Брумберг «Остров ошибок». 1955 год, «оттепель» на дворе…
  • «Дрожь земли» — инверсия:
« — Как бы нам их обозвать?
— Эээ… Задовзрывателями?
— Звучит, как название порнофильма.
»
    • Сейчас прозвучало бы как название группировки «диванных войск», либо арт-провокаторов. А ведь в фильме обсуждалось всего лишь подходящее название для мутантов, представляющих из себя этаких птеропланёров-«взрыволётов».
  • «Бегущий по лезвию» — очень возможно, что намеренная аверсия: поцелуй Иуды в исполнении Роя Батти в современном мире выглядит двусмысленно, и создатели фильма этого не могли не понимать. Но поскольку отсылка к библейским событиям жирнейшая, все похабные мысли отметаются сразу.
  • «Каин XVIII» — с фитильком: ситуация все-таки приличная, но у современного зрителя дурные ассоциации все же возникают (особенно в свете известной песни), когда герой Фрейндлиха — вычурно одетый агент тайной полиции — поднимает ноги и демонстрирует красную подошву.
  • «Иностранцы» — фраза положительного героя-журналиста: «Меня тут один молодой человек в гости пригласил, нет, не девушка».

Телесериалы[править]

  • «Пятницкий» — стёб над тропом. Полицейские Ткачёв и Савицкий — друзья не разлей вода, брутальные мужчины, заведомые и стопроцентные гетеросексуалы. Но однажды в сцене, когда оба сильно напились, а Ткачёв был на нервах — последний начал в скупых словах воспевать дружбу (что-то вроде «Как хорошо, Савицкий, что ты есть в моей жизни») и… вдруг поцеловал Савицкого в щёку. Савицкий с неудовольствием оттолкнул Ткачёва — что, впрочем, не привело (и не могло привести) к ссоре.
  • «День рождения Буржуя» — почти аналогично примеру выше.
  • «Дальнобойщики-2», 5 серия «Белоснежка»: дуэту ГГ пришлось выступить в качестве актёров на замену (в постановке для детского летнего лагеря), наскоро заучив текст конферанса. Не то что бы герои жаловались на дырявую память, но когда прямо в процессе действа до них начинает внезапно доходить, насколько двусмысленно звучат пассажи, вида: «…а маленького гнома всё время держат дома; он хочет колдовать, а ему говорят: ложись в кровать!», причём особый смак ситуации придаёт именно прогрессирующее офигевание декламатора… Дети в восторге, взрослые в шоке.
  • «Сумеречная Зона», серия «The Fugitive» (1962) — целиком, от первого до последнего кадра! Отношения (фу, насколько пошло сейчас звучит одно это слово!) маленькой девочки и странного старика выглядели бы в наше время настолько недвусмысленно, что серия вызывает мучительную боль. Серия настолько переполнена опошленными ситуациями, что бафосом-нежданчиком становится приличный момент ближе к концу серии. Когда старик признается, что его преследуют, девочка недоверчиво спрашивает: «Ты коммунист?» Как оказалось, нет. Трудно сказать, была ли эта фраза случайностью или целенаправленным На тебе! по поводу послевоенного преследования коммунистов в США.

Аниме и манга[править]

  • Sailor Moon: на празднике четырнадцатилетняя школьница случайно выпивает алкоголь, приняв его за сок, а её возлюбленный (по возрасту явно студент) тут же относит полусонную от хмеля девушку в уединённое место и… Что дальше, совращение несовершеннолетней? Ага, щас! — парень всего лишь нежно целует любимую в губы. В жанре сёдзё подобная ситуация никогда не подразумевала двусмысленности и даже, наоборот, сильно романтизировалась — просто зрители уже не те, увы.
    • К чести властей Японии и сценаристов, возраст сексуального согласия в Японии — от 14 до 18, а кое-где был вообще 13!

Музыка[править]

« — Как-как их название? «Розовые очки» — это множественное число? Подразумеваются элементы униформы команды, или сами юные исполнители? »
— Казус
  • Существует старинная русская народная песня «Четыре кумы» (включена А. Н. Островским в пьесу «Бедность не порок»). У многих современных молодых людей от её строчек вытягиваются лица (проверено!):
«

За речкою, за бЫстрою Четыре двора. Во этих ли во двориках — Четыре кумы. Вы кумушки, голубушки, Подружки мои. Кумитеся, любитеся, Любите меня.

»
— Аутентичный текст

Дополнительный цимес в том, что песня — для женского голоса, и её лирическая героиня — женского пола («как все венки по-сверх воды, а мой потонул; как все дружки домой пришли, а мой не пришёл»). НЕТ, это не про лесбиянок/бисексуалок! И НЕТ, не про групповой секс. «Кумы» — это близкие подруги достаточно зрелого возраста (не менее чем по 30 лет каждой), которые дополнительно сплочены тем, что часто крестили детей у общих друзей/знакомых. Здесь устаревшее «любитеся» НЕ означает «занимайтесь сексом», а означает «питайте друг к другу и ко мне особо крепкую приязнь, напоминающую родственные чувства». И «любите меня» тоже означает только это.

  • «Скорая помощь» — песня «Демон страсти». Вполне нормально построенный куплет спустя каких-то ≈20 лет приобрел нежелательный оттенок:
«

Демон страсти, знаю, не спишь, Ты опять за спиной. Демон страсти, вечно спешишь, Но побудь же ещё Со мной!

»
  • Мужик, поющий о демоне страсти за спиной, неоднократно вызывал истерический смех у знакомых автора правки. Усугубляется опошленность ситуации тем, что ни о какой женщине (и даже вообще каком бы то ни было партнёре) в песне не поётся.
    • А то ещё бывает, что нормальная, в общем-то, песня приобретает какие-то не те оттенки в конкретном исполнении. Так, у группы Коrsика есть песня «Маяк». Хорошая такая песня о любви. И все бы хорошо, да только однажды она была исполнена дуэтом. Оба вокалиста — мужчины, причём один — крепко сложенный баритон, а второй — изящный обладатель высокого тенора. На тексте «И вот нам по пути до страны чудес» у фанатов случилась истерика. После концерта лидера группы умоляли петь это в дуэте только с девушками.
    • Дополнение к примеру выше: особенно смачно смотрится исполнение песни хором, где есть слова вроде «ай люли, полюби меня». Три тенора, поющие о любви, тоже иногда вызывали забавные двусмысленности. Вполне возможно, что ради троллинга.
  • «Электроклуб» — «Школьница»: песня сама по себе на грани фола (по всей видимости о подростковой «любви»), а в нынешнее истеричное время, когда во всём видят как минимум эфебофилию, текст воспринимается совсем уж неадекватно. Ситуацию усугубляет явно нешкольный возраст певцов (хотя имеется в виду, по-видимому, любовь школьника к школьнице или юного студента и школьницы, а это уже недалеко от изменившейся морали).
  • «Кино», «Восьмиклассница». Хотя, если вдуматься, песня совсем не об этом. Девочка-подросток влюблена во взрослого молодого парня и сама навязывает своё общество, даже красится маминой помадой и надевает сапоги старшей сестры, чтобы казаться взрослее. А он всё равно не воспринимает её как романтический объект, из вежливости вполуха слушает её неинтересную болтовню. и когда идёт в питейное заведение, девочку берёт с собой не чтобы споить — а потому что не бросать же её одну на улице?
  • Вышедшая в 1989 году песня Ромы Жукова со словами «Я люблю вас, девочки, я люблю вас, мальчики» сейчас воспринимается, как признание педофила-бисексуала.
  • El Bimbo Поля Мориа для многих известен как музыка из гей-бара «Голубая устрица». По счастью, версия из фильмов «Полицейская академия» всё же отличается от оригинала аранжировкой.

Реальная жизнь[править]

А шо такое?
  • Когда-то на Руси для друзей-мужчин считалось совершенно естественным при встрече или расставании расцеловать друг друга в щёки, а то и «в уста». Хотите растерять друзей и прослыть полудурком или, в лучшем случае, геем (хотя это без природной склонности едва ли удастся, так что всё-таки полудурком)? Попробуйте повторить это сейчас![5]
    • К слову, этой традиции придерживался «дорогой Леонид Ильич». И, вопреки расхожему мнению о «неиспорченных советских людях», это уже тогда породило волну анекдотов в духе: «В чём разница между генсеками и гомосеками? Гомосеки целуются в постели, а генсеки — в аэропорту!»
      • Обстёбано в номере КВНа 1990-х годов: «Фрейд говорил: любовь — это пыл! А Брежнев не знал и всех целовал!»
    • Клим Ворошилов во время своего визита в Китай, поцеловав сопротивлявшегося Мао Цзэдуна в губы, вверг всех китайцев в глубочайший шок.
    • Традиция сохранилась чуть ли не до самого распада Советского Союза. В песне «Виват, шурави!», написанной примерно в это время, есть строки: «Дай мне свою колючую щёку…» Если что, поётся в песне о встрече двух однополчан, прошедших одну из самых страшных советских войн, а вовсе не об эпизоде из жизни нетрадиционно ориентированных граждан.
    • Но в традиции пасхального христосования местами ещё держится.
  • Взрослый холостой мужчина проводит свободное время в компании нескольких малолетних девочек (родителями которых поблизости и не пахнет). Хищник-педофил со своими жертвами? Нет, всего лишь профессор математики Доджсон и прославившаяся благодаря ему Алиса Лидделл с сёстрами.
    • Опять же, не всё так однозначно: никто не имеет представления, что было у Доджсона/Кэрролла в голове. Что он рисовал и фотографировал маленьких девочек обнажёнными (кстати, всегда с согласия и в присутствии родителей) — это установленные факты. Но вот ведь парадокс: в те непросвещённые времена это считалось совершенно невинным творческим хобби! (И это при том, что Аллана Тьюринга в рамках той же самой морали затравили до самоубийства за то, что он гей.)
    • К чести великого писателя-математика: если у него и были какие-то отклонения[6], никаких мерзостей он себе не позволял. Родители девочек были в этом совершенно уверены — и не напрасно. Но где родителям взять такую уверенность, если бы та же ситуация повторилась в наши тяжкие и неоднозначные времена, то есть в 2010-е годы?
    • Для справки: «девочками» Доджсон/Кэролл называл всех представительниц прекрасного пола, чей возраст не превышал 1/2 от его. Например, Гертруде Четуэй к моменту встречи с профессором было 24 года.
  • Сон в личной кровати — относительно недавнее достижение цивилизации. Ещё в XIX веке люди сплошь и рядом спали с друзьями, с прислугой или просто вповалку — и никто не видел в такой ситуации сексуального подтекста[7][8].
    • Об этом как раз и повествует песня «Digs in Birmingham»[9], герои которой, понаехавшие в Бирмингем из Ирландии на заработки, снимают одну халупу с единственной кроватью на восьмерых. Единственное, чем они озабочены ночью — чтобы сосед не тянул на себя одеяло и не засветил локтем под рёбра.
    • Отец автора правки рассказывал, что в детстве спал в одной кровати с двумя братьями. А это уже была середина XX века.
    • Дык холодно ж! Протопите-ка дровами в кирпичном здании до температуры современной квартиры, отапливаемой бросовым теплом от выработки электроэнергии, и посчитайте, во сколько эти дрова влетели. Тут и впрямь в толстой пижаме вчетвером под два слоя одеяла забьёшься. Сложно согреть неподвижную спящую тушку.
    • Причём сон в одной кровати с посторонней женщиной считался вполне пристойным, если оба были одетыми. И наоборот: мыться в бане вместе с посторонней женщиной тоже считалось нормальным (в Финляндии — всего сто лет назад). Но вот если оба голые и при этом в оба одной кровати — это уже 100%-ный компромат!
    • Во многих сказках разных народов для подчёркивания чистоты намерений между спящими кладётся меч или кинжал.
  • Немало веселья вызывает у людей барельеф на Большой Никитской (здание на месте монастыря), именуемый в народе «памятником онанистам»… То ли люди захотели видеть то, о чем раньше целомудренно не помышляли, то ли скульптор сознательно шутканул — доподлинно неизвестно. Но сабж налицо. Есть байка, что Сталин шутку оценил: «Это хороший символ природной мощи пролетариата. Пусть стоит на страх буржуазным импотентам».
    • А в Одессе советуют посмотреть на Дюка (памятник де Ришелье) со второго люка. Вид феерический. Тот же эффект в Харькове у одной из скульптур на Доме страхового общества «Саламандра» на Сумской. Да и везде, где мужик держит в руке свиток или что-то в этом роде, обязательно найдётся предательский ракурс.
    • И даже без свитка — в том же Харькове на той же Сумской вам продемонстрируют уморительный ракурс у знаменитого памятника Шевченко. С учётом женских скульптур на здании напротив, где-то даже закономерный…
    • А в Петрозаводске это называется «тайна третьей колонны»: на площади Кирова нужно встать у третьей колонны Музыкального театра, если считать от угла, и взглянуть на памятник этому самому Кирову. И тоже без свитка или чего-то в этом роде.
    • Из той же серии — памятник Артёму в Донецке, если подойти к нему со стороны парка кованых фигур. А ведь знаменитый революционер всего лишь уверенно тычет указательным пальцем вниз…
    • В Питере эту роль играет памятник Барклаю де Толли у Казанского собора. Да, маршальский жезл в опущенной руке.
    • Палец Гагарина на набережной Волги в Саратове с определенного ракурса тоже напоминает...
  • Ещё лет 40 назад троп «студент и школьница» считался романтическим, а ныне это самая настоящая педофилия. Сами посудите, если его не тянет на несовершеннолетних детей, то от чего же он полез знакомиться с детьми, а затем и вовсе, соблазнив, закрутил роман?
    • А в каком возрасте заканчивается половое созревание? Иногда 14-летняя девушка выглядит на все 18!
  • В викторианскую эпоху мальчиков до 5-6 лет часто одевали в платья, поэтому нередко можно встретить портреты и фотографии будущих монархов и президентов-мужчин (и маленького Г. Ф. Лавкрафта!), выглядящих как девочки. Для современного человека это выглядит странно, тем более в контексте строгой викторианской морали.
    • Но делалось это затем, чтобы подчеркнуть, что это «не мужчина, и даже пока что не „маленький мужчина“, а невинное дитя, чуть ли не „среднего рода“»[10]. Да и обихаживать удобнее, если вдруг описается или обкакается.
  • Руководители государств любили открыто демонстрировать свою любовь к детям. И тем, что Майкл Джексон любил детей, тоже все умилялись, но после скандала с ложным обвинением такое стало очень стрёмным.

Примечания[править]

  1. Судя по возрасту, застал Снежную войну. А стало быть, натурал с нейрошунтом. Как и Трейси.
  2. Натуралами в сеттинге именуются не гетеросексуалы, а лица, не имеющие эпигенетически аугментированных специализаций.
  3. Высокомолекулярные соединения.
  4. В оригинальном стихотворении «я прививок не боюсь», но в песне именно уколов, ибо фонетически лучше звучит.
  5. К слову, тут не только традиции изменились, но и рефлексы. То, что для современного человека однозначно эротический жест, было «дружеским» применением надёжно вбито где-то на уровень рукопожатия. Культура не только в массовой поддержке, она и сама лепит людей — и зачастую противоположно ожидаемому.
  6. Писатель Анджей Сапковский, по образованию врач, уверен, что некоторые девиации (не заходившие дальше фантазий) таки были. См. рассказ Сапковского «Золотой полдень».
  7. В фильме «Горбун» (версия 1997 года) — уже игра с тропом. XVIII век. Извращённый, но в целом «положительный» аристократ по-дружески ложится в одну постель с бедным дворянином (стопроцентным натуралом), который недавно стал его защитником и верным помощником. Перед сном аристократ вопрошает (как будто мороженого вместе предлагает отведать): «Вы никогда не пробовали заниматься содомией, Лагардер? Забавная штука». Лагардер (в некотором страхе): Нет, монсеньор, никогда! И не стремлюсь! Герцог (ничуть не разгневавшись): Да? Ну ладно. (Отворачивается от него, и оба засыпают.)
  8. Согласно Ильфу и Петрову, на постоялых дворах США второй половины XIX века специальный плакат запрещал мистерам проезжающим ложиться больше чем по шесть человек в одну кровать. У Чарльза Диккенса в «Николасе Никльби», действие которого происходит примерно в то же время, упоминается, что пять учеников в одной постели — нормальное для йоркширских школ-интернатов явление.
  9. Известная, в том числе, в исполнении отечественной группы «Green Crow» под названием «Подвинься, Падди!»
  10. Дополнительные очки за то, что в ряде языков слово «ребёнок» действительно среднего рода! Немецкое das Kind, польское dziecko, да и русское «дитя» тоже подходит.