Опошленная ситуация

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
А шо такое?

(link)

Были вейперами до того, как это стало мейнстримом!
« — Это не то, о чем вы подумали! »
— Стандартное оправдание (которое делает только хуже)

Как мы уже знаем, с течением времени совершенно безобидные слова и даже целые фразы приобретают похабное звучание. Но это, к сожалению, ещё не все. Многие ситуации, для наших предков совершенно безобидные и естественные, нами и нашими современниками также воспринимаются как ужасно пошлые и двусмысленные. O tempora! O mores!

И аргумент «Каждый понимает в меру своей испорченности» не работает: причиной возникшей неловкости являются реалии жизни и современное информационное пространство. Приведём каноничный пример.

Пропали двое маленьких детей, мальчик и девочка. Пущенная по следу собака привела в квартиру одинокого профессора. За диваном обнаружились трусики пропавших детей… Когда приехала милиция, профессора и след простыл. Вы уже слышите знаменитые вступительные аккорды из «Криминальной России» и готовитесь услышать леденящие душу подробности мучительной гибели детей в лапах маньяка-педофила? Расслабьтесь. Это замечательная детская книжка «Необыкновенные приключения Карика и Вали». В советские времена до некоторых пор считалось абсолютно естественным, что дети бегают в одном белье, а маленькие дети — и вовсе голыми. В отсутствие профессора Карик и Валя зашли в его квартиру, там выпили уменьшительную жидкость, приняв её за лимонад, после чего залезли на стоящий у окна диван, а оттуда — на подоконник. Когда они резко уменьшились, трусы упали за диван, а самих детей унесла залетевшая в комнату стрекоза. Узнав об этом, профессор сам выпил уменьшающую жидкость и отправился выручать бедняжек. Любой следователь так бы сразу и подумал! Эх вы, похабники…

Впрочем, реалии всё-таки необходимо учитывать, и современным авторам надлежит избегать подобных двусмысленностей. Особенно тяжело при адаптации произведения, где действие происходит не сейчас, а тогда. Т. е. надо и тогдашний антураж с тогдашней моралью соблюсти, и избежать определенного рода двусмысленностей, которыми тогда и не пахло. В первую очередь трудно режиссёрам, если они не хотят угодить со своим фильмом в обзор какого-нибудь BadComedian’а или Ностальгирующего Критика (и ещё неизвестно, что хуже).

Примеры[править]

« — Я родился на Олимпе, капитан. Когда мне было семь лет, мои родители погибли. До десяти я жил в государственном приюте. Потом меня усыновил отставной пилот, живущий на Эдеме… ему было почти полтораста лет… [1]Очень добрый, ласковый человек…

Алекс кивнул, ожидая. Трейси замолчал, размышляя о чем-то своем. — И ты стал объектом сексуальной эксплуатации? — предположил Алекс. — Капитан! — возмутился Трейси. — К вашему сведению, я до сих пор девственник — именно в память о своем приемном отце! — Прошу прощения. — Алекс смутился.

»
— Сергей Лукьяненко, «Калеки»
« Генералов достал помятую пачку сигарет, вынул одну, чиркнул о стол, раскурил. Поинтересовался:

— Да, кстати… Я гей. Это вас не смущает? — А должно? — растерялся Алекс. — Ну, знаете, бывают самые разнообразные этические основы… — Я с Земли. Не следует подозревать меня в предрассудках, — сухо ответил Алекс. Что-то все равно смущало, но вот что? — Пожалуй, вам надо осмотреть корабль. Я назначаю всем новичкам встречу на завтрашнее утро. Навигатор снова кивнул. И небрежно заметил: — Да, кстати… Я еще и натурал[2]. Это не беда? Алекс замолчал, ошеломленный.

»
— Он же, «Геном»

Фольклор[править]

  • Описание красавицы из одной скандинавской сказки — «Сквозь одежду видно кожу, тело светится под кожей, косточки под телом видно, в серединке сердце бьётся». По замыслу авторов, эта девушка писаная красотка, но у современного читателя при этом описании возникнет образ какого-то ядерного мутанта. На самом деле, авторы хотели сказать, что красавица белее снега белого, а точнее, у девушек-альбиносов тонкая прозрачная кожа, сквозь которую видны все кровеносные сосуды и мышцы, а авторы всего лишь попытались вогнать педаль в пол, описывая её белокожесть.
  • Подобные описания уже с отсылкой к Библии были обстёбаны Сашей Чёрным в «Песни песней». Царь Соломон заказывает скульптору статую Суламифи, но не разрешает ей позировать (ревнует). Зато пишет подробное описание: «нос её — башня Ливана» и т. д. Неудивительно, что при виде готовой работы Суламифь падает в обморок.
  • Анекдот:
« Студентка сдает историю. Вопрос:
— Кем были амазонки?
Девица в поисках подсказки оглядывает аудиторию, друзья-студенты дружно высовывают языки.
— Лесбиянками?
— Неуд! Язычницами!
»
  • Ещё один:
« Сдаёт студент экзамен по ВМС, как водится, ничего не знает, но пожилой преподаватель пытается как может вытянуть на тройку… Наконец, в качестве последнего вопроса он рисует какую-то формулу и просит студента назвать полимер. Студент ничего не может ответить. Тогда профессор подсказывает:
— Ну вот представьте, у вас свидание с девушкой, вы гуляете по парку, заходите в тёмный уголок и… Ничего не приходит в голову?
Студент:
— А! Знаю! Это эбонит!
Профессор:
— Мда, молодой человек, в наше время молодёжь была скромнее. Это целлулоид.
»
  • И ещё, из студенческого фольклора (автор правки гарантирует: на реальных преподавателей экономики заходит особенно хорошо, в истерику впадают от смеха).
« Студентке на экзамене попался вопрос про Адама Смита. Ну, она отвечает. Хорошо отвечает, сразу видна работа с дополнительной литературой. Куча цитат. «Как писал Смит», «Согласно теории Смита», «Критики Смита отмечают» и всё в таком духе. Только вот чего-то ни разу Смита по имени не назвала. Профессор выслушал и спрашивает:
— У вас, конечно, твёрдая пятёрка, только вот Смита как звали?
Девушка замялась — вылетело из головы.
— Ну первого мужчину как звали?, — подсказывает профессор.
Девушка ещё больше засмущалась и говорит: «Валера!»
»

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • Вышеупомянутые «Приключения Карика и Вали» Яна Ларри.
    • Педаль в пол — в экранизации. Всё-таки фильм снимался в циничном 1987 году, а книга писалась в невинном 1937 (тогда вообще о многом не подозревали). Причём профессор ведет себя ещё более подозрительно — он запирает обнаружившего детскую одежду хозяина собаки у себя в ванной, а сам убегает. Не потому ли режиссёр и сценарист, дабы не завершать фильм тем, что милиционеры кладут вновь объявившегося профессора мордой в асфальт, ввели в сюжет невероятно догадливого участкового, который почитал записи профессора и опробовал его жидкость на кролике, после чего безошибочно восстановил истинный ход событий?
    • Но и сам Ян Ларри со временем, видимо, заподозрил что-то неладное и решил прикрутить фитилёк. Во всяком случае в более поздней редакции книга начинается так:
« В тот час, когда мама накрывала белой скатертью стол, а бабушка резала хлеб к обеду, и произошли эти очень странные, удивительные, невероятные события. Именно в это время Карик и Валя уже летели высоко над городом в неизвестный мир, где поджидали их необыкновенные приключения. »
В первоначальной редакции не было никаких намёков на то, что на самом деле случилось с детьми до эпизода с нахождением «улик».
  • Ильф и Петров в своих произведениях часто упоминают мужчин в «трусиках». Современного автора после этого сразу бы заподозрили в чем-то нехорошем.
    • Те же «трусики» постоянно всплывают у Макаренко в «Педагогической поэме», и ещё в каком-то рассказе тех времён.
    • И беляевский «Человек-термо» тоже радует глаз этим словечком.
      • А что же на деле? Иллюстрации к Макаренко говорят о том, что так называли всего-навсего короткие шорты, которые носили в жару, для купания и для спорта. И до сих пор подобного вида штанишки боксёров и футболистов официально называют трусами. А «трусики» — всего-то уменьшительно-ласкательное, так что нечего тут!
  • В. П. Крапивин, «Выстрел с монитора»: подросток и взрослый мужчина, почти незнакомые друг с другом, едут в одной каюте речного парохода. Мужчина, по ходу разговора, между делом, жалуется на радикулит. Мальчик предлагает сделать ему массаж. И делает. Нет, это не малолетний гомопроститут, завлекающий клиента, это крапивинский мальчик, у которого альтруизм в крови.
  • В. Левшин, трилогия про Магистра рассеянных наук. Ладно, целевая аудитория ничего не заподозрит. Но вот родители могут не поверить в искреннюю дружбу Магистра (мужчины в полном расцвете сил) и Единички (не совсем обычной советской школьницы). Первая часть «Диссертация Рассеянного Магистра» может и не вызвать опасений. Магистр пытается вернуть папаше-Минусу потерявшуюся дочь.
  • «…билеты на футбол Я охотно променял бы На добавочный укол!». Нет, наркоманы тут ни при чем, это цитата из стихотворения С. Михалкова «Прививка». Юный герой косплеит храбреца, который при виде шприца «улыбается и шутит». Особенно веселят строчки «Я уколов не блюсь, если надо — уколюсь!»[3]
  • «Уроки французского» Валентина Распутина. По распределению попавшая из города в сельскую школу учительница, молодая и красивая и при этом одинокая (побывавшая замужем, но овдовевшая или разведённая), назначает одиннадцатилетнему ученику дополнительные занятия. Вскоре по её инициативе место этих встреч перемещается из школы к ней на квартиру, затем урокам начинает уделяться всё меньше времени: Лидия Михайловна, стремясь унять неловкость и смущение мальчишки, расспрашивает о его жизни и рассказывает о собственной, ходит в домашней одежде и зовет оставаться ужинать. После того, как попытки установить контакт терпят неудачу, учительница всё же добивается своего, вспомнив детскую игру с монетками: в игре оба становятся раскованнее и ведут себя куда свободнее, тем более что она старается поддаваться и проигрывать. Наконец, разоткровенничавшись, женщина признается, что ей «иногда надоедает быть только учительницей». В итоге их однажды застает за игрой директор школы, он устраивает застигнутой в «раскрасневшемся и взлохмаченном» виде Лидии Михайловне гневный выговор, обвиняя ее в «растлении» и «совращении», после чего она вынуждена оставить место и спешно вернуться в родной город. Казалось бы, ситуация прозрачна? Ничего подобного: игра на деньги — единственный способ хоть как-то помочь гордому и замкнутому парню прожить вдали от семьи и родного дома в чужом поселке в конце голодных послевоенных сороковых, директор больше взбешён азартными играми и неуставным поведением, а романтический подтекст настолько минимален, что его вообще можно скорее сочинить, чем увидеть.
« Встретить его и царь, и царица, и дочь их царевна;
Выбежал с ними прекрасный младенец, мальчик-кудряшка,
Живчик, глазенки как ясные звезды; и бросился прямо
В руки Ивану-царевичу; он же его красотою
Так был пленен, что, ум потерявши, в горячие щеки
Начал его целовать; и в эту минуту затмилась
Память его, и он позабыл о Марье-царевне
...
…Иван твой царевич
Женится нынче. Уж свадебный пир приготовлен, и гости…
»
— Жуковский «Сказка о царе Берендее, о сыне его Иване-царевиче, о хитростях Кощея Бессмертного и о премудрости Марьи-царевны, Кощеевой дочери»
  • Для современников было очевидно, что Иван-царевич собрался женится на старшей сестре мальчика, но вот современные моралофаги, видят свадьбу двух геев (забыв, что гей-браков тогда не было) и требуют запретить сказку.

На других языках[править]

  • В. Гюго, «Отверженные». Незнакомый дядя уводит с собой девочку-сироту лет десяти. Педофил нашёл свою жертву? Нет это добрый Жан Вальжан спасает ребёнка-золушку от её опекунов, садистов и эксплуататоров.
  • Книга «Мост в Терабитию» Кэтрин Патерсон и её экранизация: учительница пригласила десятилетнего мальчика с собой в музей, что в этом такого? Она ничего плохого не задумала! Эй, какой ещё намёк на педофилию?!
  • «Крошка Нильс Карлссон» Астрид Линдгрен: двое мальчиков моются в одной посудине и даже трут друг другу спину. Разве Линдгрен могла подумать, что настанут времена слэша, яоя и прочих «чудес»…
  • «Моби Дик» Германа Меллвила: герою пришлось спать в таверне в обнимку с дикарём-гарпунёром Квиквегом. Тогда матросы не видели ничего плохого в том, чтобы делить одну койку на двоих (см. пример в разделе «Реальная жизнь»). Исмаэль даже выговаривает Квиквегу за то, что тот не только обниматься полез, но и ногу на него закинул.
  • Братья Гримм, «Принц-лягушка». Неизвестный мужчина ночью в спальне у принцессы. Последующий брак был неизбежен.
  • В нацистской Германии была даже книжка, где Гитлер приглашает к себе в виллу маленькую девочку, чтобы выпить чаю с печеньками, и на прощание целует её и обнимает.

Кино[править]

  • В фильме Ролана Быкова «Внимание, черепаха!» таких ситуаций полно.
  • «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещён»: лысый дядька на пляже, разглядывающий в бинокль голые мальчишеские задницы — директор пионерлагеря товарищ Дынин, выслеживающий тех, кто купается в неположенном месте. А вы что подумали?
  • «Карнавальная ночь» — как минимум несколько ситуаций с целующимися мужиками. Педаль в пол: единственный, кто замечает в этом что-то неприличное — товарищ Огурцов, сказочный идиот, бюрократ и ханжа.
    • Тут явно с фитильком: на тот момент действительно ничего такого не означал комично-дружеский поцелуй, до которого докопался Огурцов в сцене с клоунами. Юмор строился на «доктор, откуда у вас такие картинки» — примерно как если бы сейчас бюрократ начал бы искать зоофилию в номерах дрессировщиков.
    • Там же — внутримировой пример: «Если наш молодой человек любит нашу молодую девушку, он с ней такие номера должен выделывать?» Огурцов явно видит в балете сексуальный подтекст.
  • «Три плюс два» — на маленькой полянке пересеклись трое мужчин и две женщины? В наше время по таким сюжетам снимают совсем другие фильмы…
    • Там же, если говорить об оригинале фильма, то есть о том, что таки БЫЛО снято в далёком 1963 году: две женщины (персонажи Н. Фатеевой и Н. Кустинской)? В одной на двоих палатке? Жаждущие уединения? Недолюбливающие мужчин? Просящие их убраться? Ну-ну.
      • Типун вам на язык! Правило «девочки с девочками, мальчики с мальчиками» никто не отменял.
  • Советский телефильм «Приключения Электроника»: математик Таратар (в исполнении Евгения Весника), пытаясь защитить учеников от давления других педагогов, говорит буквально: «Не волнуйтесь! Они всё придумают! Мальчишки — то, ради чего стоит жить!» И всё это с крайне характерным выражением лица. И ведь именно мальчишки, а не мальчишки и девчонки. В наше жестокое время фраза положительного учителя может вызвать шок у телезрителя. В книге, кстати, этой сюжетной линии (как и многих других) не было.
    • Особо впечатлительные зрители могут заподозрить бедолагу Таратара в неладном задолго до этой сцены. Слишком уж сюсюкается с учениками, которые, на секундочку, не дети малые, а вполне подростки, да ещё и в математической спецшколе.
  • Экранизация сказочной повести Софьи Прокофьевой «Приключения Жёлтого чемоданчика» — во все поля. Хулиганистые мальчишки, которые, надышавшись волшебного порошка, смеются придурочным смехом по поводу и без — где ты, дядя Ройзман? А уж песенку «Чтоб весело смеяться, не нужен порошок, а нужно, чтоб сказка кончалась хорошо!» не обстёбывал только ленивый.
  • Куда более острой оказалась ситуация с «Волкодавом» и его спорной экранизацией, выполненной Н. Лебедевым. Уж в этом-то случае автор не подразумевала никакого психотропного вещества (насчёт этого и Слово Божие имеется) — но вслушайтесь только, как это звучит в фильме. Матерь Кендарат, вдохновенная настолько, что её можно принять и за упоровшуюся, нараспев произносит, обращаясь к своему ученику Волкодаву: «Ма-альчик, во-озьми порошо-ок, он волше-ебный…»
  • Забавный (теперь уже) момент из «12 стульев» Захарова: посмотрите на жест Безенчука в исполнении Вицина и попробуйте сказать, что он не опошлен, этот жест. А речь-то всего лишь о «первом сорте».
  • «Операция „Ы“ и другие приключения Шурика» — когда в серии «Напарник» Федя и Шурик попадают в милицию, то они недружелюбно смотрят друг на друга, а затем Шурик поправляет очки средним пальцем. Сейчас такое вполне бы сошло за скрытую попытку показать неприличный жест.
  • «Бриллиантовая рука» — перед отъездом Геши Лёлик по старой русской традиции (см. раздел «Реальная жизнь») на прощание троекратно расцеловывает его в уста. Ныне это смотрится уже по-гейски…
  • «Трое в лодке, не считая собаки» — игра с тропом и подсветка. Андрей Миронов, играя рыбака-хвастуна, нарочно делает очень характерный жест от локтя («Вот такая рыба!»), который и в то время, то есть в XIX веке, чопорные британцы расценили бы как неприличный, а уж в наши дни это повсеместно прославлено как «показать большой фак». Это был акт актёрского хулиганства (импровизация) Миронова, который понравился режиссёру Науму Бирману и был оставлен в фильме.
  • «Дрожь земли» — инверсия:
« — Как бы нам их обозвать?
— Эээ... Задовзрывателями?
— Звучит, как название порнофильма.
»
Теперь прозвучало бы как название группировки «диванных войск», либо IRL-артпровокаторов. А ведь в фильме обсуждалось всего лишь подходящее название для мутантов, представляющих из себя этаких птеропланёров-«взрыволётов».

Телесериалы[править]

  • «Пятницкий» — стёб над тропом. Полицейские Ткачёв и Савицкий — друзья не разлей вода, брутальные мужчины, заведомые и стопроцентные гетеросексуалы. Но однажды в сцене, когда оба сильно напились, а Ткачёв был на нервах — последний начал в скупых словах воспевать дружбу (что-то вроде «Как хорошо, Савицкий, что ты есть в моей жизни») и… вдруг поцеловал Савицкого в щеку. Савицкий с неудовольствием оттолкнул Ткачёва — что, впрочем, не привело (и не могло привести) к ссоре.
  • «День рождения Буржуя» — почти аналогично примеру выше.
  • «Дальнобойщики-2», 5 серия: «Белоснежка» — дуэту ГГ пришлось выступить в качестве актёров на замену (в постановке для детского летнего лагеря), наскоро заучив текст конферанса. Не то, что бы герои жаловались на дырявую память, но когда прямо в процессе действа до них начинает внезапно доходить, насколько двусмысленно звучат пассажи, вида: «…а маленького гнома всё время держат дома; он хочет колдовать, а ему говорят: ложись в кровать!», причём особый смак ситуации придаёт именно прогрессирующее офигевание декламатора… Дети в восторге, взрослые в шоке.

Аниме и манга[править]

  • Sailor Moon: на празднике четырнадцатилетняя школьница случайно выпивает алкоголь, приняв его за сок, а её возлюбленный (по возрасту явно студент) тут же относит полусонную от хмеля девушку в уединённое место и… Что дальше, совращение несовершеннолетней? Ага, щас! — парень всего лишь нежно целует любимую в губы. Похоже, в жанре сёдзё подобная ситуация никогда не подразумевала двусмысленности и даже, наоборот, сильно романтизировалась — просто зрители уже не те, увы.
    • К чести властей Японии и сценаристов, возраст сексуального согласия в Японии — от 14 до 18, а кое-где был вообще 13!

Музыка[править]

« — Как-как их название? «Розовые очки» — это множественное число? Подразумеваются элементы униформы команды, или сами юные исполнители? »
— Казус
  • Существует старинная русская народная песня «Четыре кумы» (включена А. Н. Островским в пьесу «Бедность не порок»). У многих современных молодых людей от её строчек вытягиваются лица (проверено!):
« За речкою, за бЫстрою

Четыре двора.
Во этих ли во двориках —
Четыре кумы.
Вы кумушки, голубушки,
Подружки мои.
Кумитеся, любитеся,
Любите меня.

»
— Аутентичный текст

Дополнительный цимес в том, что песня — для женского голоса, и её лирическая героиня — женского пола («как все венки по-сверх воды, а мой потонул; как все дружки домой пришли, а мой не пришёл»). НЕТ, это не про лесбиянок/бисексуалок! И НЕТ, не про групповой секс. «Кумы» — это близкие подруги достаточно зрелого возраста (не менее чем по 30 лет каждой), которые дополнительно сплочены тем, что часто крестили детей у общих друзей/знакомых. Здесь устаревшее «любитеся» НЕ означает «занимайтесь сексом», а означает «питайте друг к другу и ко мне особо крепкую приязнь, напоминающую родственные чувства». И «любите меня» тоже означает только это.

  • «Скорая помощь» — песня «Демон страсти». Вполне нормально построенный куплет спустя каких-то ≈20 лет приобрел нежелательный оттенок:
« Демон страсти, знаю не спишь,

Ты опять за спиной.
Демон страсти, вечно спешишь,
Но побудь же еще
Со мной!

»

Мужик, поющий о демоне страсти за спиной неоднократно вызывал истерический смех у знакомых автора правки. Усугубляется опошленность ситуации тем, что ни о какой женщине (и даже вообще каком бы то ни было партнере) в песне не поется.

  • «Электроклуб» — «Школьница»: песня сама по себе на грани фола (по всей видимости о подростковой «любви»), а в нынешнее истеричное время, когда во всем видят педо- или даже эфебофилию, текст воспринимается совсем уж неадекватно.
    • Аналогично с песней группы «Кино» «Восьмиклассница».

Реальная жизнь[править]

  • Когда-то на Руси для друзей-мужчин считалось совершенно естественным при встрече или расставании расцеловать друг друга в щёки, а то и «в уста». Хотите растерять друзей и прослыть полудурком или, в лучшем случае, геем (хотя это без природной склонности едва ли удастся, так что всё-таки полудурком)? Попробуйте повторить это сейчас!
    • К слову, этой традиции придерживался «дорогой Леонид Ильич». И, вопреки расхожему мнению о «неиспорченных советских людях», это уже тогда породило волну анекдотов в духе: «В чём разница между генсеками и гомосеками? Гомосеки целуются в постели, а генсеки — в аэропорту!»
      • Обстёбано в номере КВНа 1990-х годов: «Фрейд говорил: любовь — это пыл! А Брежнев не знал и всех целовал!».
    • Клим Ворошилов во время своего визита в Китай, поцеловав сопротивлявшегося Мао Цзэдуна в губы, вверг всех китайцев в глубочайший шок.
    • Традиция сохранилась чуть ли не до самого распада Советского Союза. В песне «Виват, шурави!», написанной примерно в это время, есть строки: «Дай мне свою колючую щеку…» Если что, поется в песне о встрече двух однополчан, прошедших одну из самых страшных советских войн, а вовсе не об эпизоде из жизни нетрадиционно ориентированных граждан.
  • Взрослый холостой мужчина проводит свободное время в компании нескольких малолетних девочек (родителями которых поблизости и не пахнет). Хищник-педофил со своими жертвами? Нет, всего лишь профессор математики Доджсон и прославившаяся благодаря ему Алиса Лидделл с сёстрами.
    • Опять же — не всё так однозначно: никто не имеет представления, что было у Доджсона/Кэрролла в голове. Что он рисовал и фотографировал маленьких девочек обнажёнными (кстати, всегда с согласия и в присутствии родителей) — это установленные факты. Но вот ведь парадокс: в те непросвещённые времена это считалось совершенно невинным творческим хобби! (И это при том, что Аллана Тьюринга в рамках той же самой морали затравили до самоубийства за то, что он гей).
    • К чести великого писателя-математика: если у него и были какие-то отклонения[4], никаких мерзостей он себе не позволял. Родители девочек были в этом совершенно уверены — и не напрасно. Но где родителям взять такую уверенность, если бы та же ситуация повторилась в наши тяжкие и неоднозначные времена, то есть в 2010-е годы?
      • Для справки — «девочками» Доджсон/Кэролл называл всех представительниц прекрасного пола, чей возраст не превышал 1/2 от его. Например, Гертруде Четуэй к моменту встречи с профессором было 24 года.
  • Сон в личной кровати — относительно недавнее достижение цивилизации. Ещё в XIX веке люди сплошь и рядом спали с друзьями, с прислугой или просто вповалку — и никто не видел в такой ситуации сексуального подтекста[5][6].
    • Причем сон в одной кровати с посторонней женщиной считался вполне пристойным, если оба были одетыми. И наоборот: мыться в бане вместе с посторонней женщиной тоже считалось нормальным (в Финляндии — всего 100 лет назад). Но вот если оба голые и при этом в оба одной кровати — это уже 100 %ный компромат!
    • Об этом как раз и повествует песня «Digs in Birmingham»[7], герои которой, понаехавшие в Бирмингем из Ирландии на заработки, снимают одну халупу с единственной кроватью на восьмерых. Единственное, чем они озабочены ночью — чтобы сосед не тянул на себя одеяло и не засветил локтем под рёбра.
    • Отец автора правки рассказывал, что в детстве спал в одной кровати с двумя братьями. А это уже была середина XX века.
    • Дык холодно ж! Протопите-ка дровами до температуры современной квартиры в кирпичном здании, отапливаемой бросовым теплом от выработки электроэнергии, и посчитайте, во сколько эти дрова влетели. Тут и впрямь в толстой пижаме вчетвером под два слоя одеяла забьёшься. Сложно согреть неподвижную спящую тушку.
    • В кавказских сказках для подчёркивания чистоты намерений между спящими кладётся меч или кинжал.
  • Немало веселья вызывает у людей барельеф на Большой Никитской (здание на месте монастыря), именуемый в народе «памятником онанистам»… То ли люди захотели видеть то, о чем раньше целомудренно не помышляли, то ли скульптор сознательно шутканул — доподлинно неизвестно. Но сабж налицо. Есть байка, что Сталин шутку оценил: «Это хороший символ природной мощи пролетариата. Пусть стоит на страх буржуазным импотентам.»
    • А в Одессе советуют посмотреть на Дюка (памятник де Ришелье) со второго люка. Вид феерический. Тот же эффект в Харькове у одной из скульптур на Доме страхового общества «Саламандра» на Сумской. Да и везде, где мужик держит в руке свиток или что-то в этом роде, обязательно найдётся предательский ракурс.
    • И даже без свитка — в том же Харькове на той же Сумской вам продемонстрируют уморительный ракурс у знаменитого памятника Шевченко. Учитывая не вполне одетых кариатид на здании напротив, где-то даже закономерный…
  • Ещё лет 40 назад троп Студент и школьница считался романтическим, а ныне это самая настоящая педофилия. Сами посудите, если его не тянет на несовершеннолетних детей, то от чего же он полез знакомиться с детьми, а затем и вовсе, соблазнив, закрутил роман?
    • А в каком возрасте заканчивается половое созревание? Иногда 14-летняя девушка выглядит на все 18!
  • В викторианскую эпоху мальчиков до 5-6 лет часто одевали в платья, поэтому нередко можно встретить портреты и фотографии будущих монархов и президентов-мужчин, выглядящих как девочки. Для современного человека это выглядит странно, тем более в контексте строгой викторианской морали.
    • Но делалось это затем, чтобы подчеркнуть, что это «не мужчина, и даже пока что не „маленький мужчина“, а невинное дитя, чуть ли не „среднего рода“». Да и обихаживать удобнее, если вдруг описается или обкакается.
  • Руководители государств любили открыто демонстрировать свою любовь к детям. И тем, что Майкл Джексон любил детей — тоже все умилялись, но после скандала с ложным обвинением такое стало очень стрёмным.

Примечания[править]

  1. Судя по возрасту, застал Снежную войну. А стало быть, натурал с нейрошунтом. Как и Трейси.
  2. Натуралами в сеттинге именуются не гетеросексуалы, а лица, не имеющие эпигенетически аугментированных специализаций.
  3. В оригинальном стихотворении «я прививок не боюсь», но в песне именно уколов, ибо фонетически лучше звучит.
  4. Писатель Анджей Сапковский, по образованию врач, уверен, что некоторые девиации (не заходившие дальше фантазий) таки были. См. рассказ Сапковского «Золотой полдень».
  5. В фильме «Горбун» (версия 1997 года) — уже игра с тропом. XVIII век. Извращённый, но в целом «положительный» аристократ по-дружески ложится в одну постель с бедным дворянином (стопроцентным натуралом), который недавно стал его защитником и верным помощником. Перед сном аристократ вопрошает (как будто мороженого вместе предлагает отведать): «Вы никогда не пробовали заниматься содомией, Лагардер? Забавная штука». Лагардер (в некотором страхе): Нет, монсеньор, никогда! И не стремлюсь! Герцог (ничуть не разгневавшись): Да? Ну ладно. (Отворачивается от него, и оба засыпают.)
  6. Согласно Ильфу и Петрову, на постоялых дворах США второй половины XIX века специальный плакат запрещал мистерам проезжающим ложиться больше чем по шесть человек в одну кровать. У Диккенса в «Николасе Никльби», действие которого происходит примерно в то же время, упоминается, что пять учеников в одной постели — нормальное для йоркширских школ-интернатов явление.
  7. Известная, в том числе, в исполнении отечественной группы «Green Crow» под названием «Подвинься, Падди!»