Окопная война

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« На фронте без перемен »
— Так об этом сообщалось в газетах

Полная противоположность Блицкригу: никаких стремительных обходов, прорывов и наступлений — линии траншей от горизонта до горизонта, причем на все четыре стороны[1], колючая проволока и регулярные беспокоящие обстрелы. Все попытки наступлений сводятся к многонедельным боям за участок в пару кв. км и десяткам — если не сотням! — тысяч убитых и искалеченных в таких боях. Всё остальное время проходит в многодневном сидении в «лисьей норе» под бруствером, попытках закинуть к противнику что-нибудь взрывающееся, а если тот достаточно близко — то доходило и до словесного обмена оскорблениями. Помимо постоянных артиллерийских обстрелов, отвратительные условия проживания обеспечивают валяющиеся повсюду трупы, грязь, лужи отравленной воды, крысы, вши и различные болезни (есть даже термин такой — «траншейная стопа»). Синонимом такой войны является война на истощение, ведь каждая сторона в этом случае надеется, что её противник выдохнется и сломается первым.

Причины «позиционного тупика» весьма просты: в войсках уже появились пулемёты, магазинные винтовки, скорострельные пушки и колючая проволока, но ещё отсутствовали средства прорыва обороны: танки, гранаты, миномёты, бомбардировщики. После того, как появились необходимые средства и выработалась правильная тактика прорыва[2] — выход из «тупика» был найден… Созданием пролома в стене.

Альтернативная точка зрения на причины данного явления заключается в профнепригодности генералов, которые повышались в чине в основном в мирное время, а потому на момент начала первой мировой войны почти все генералы крупных стран были «кабинетными», и из приемов у них было лишь «завалить врага трупами». По понятной причине (инженерные войска в это время усиленно качались и отточили матчасть укрепления позиций почти что до совершенства), применяясь с обеих сторон эта тактика приводила лишь к горам трупов с каждой стороны.

Трашнейная же война, к удивлению некоторых, была изобретена задолго до пулемётов и скорострельных ружбайсов. Она является разновидностью осады, при которой к крепости, чьи стены вооружены мощными и дальнобойными пушками, пехоте подобраться попросту нереально. Поэтому пехота скучала на безопасной дистанции, а к крепостным стенам тихой сапой полз инженерный корпус, причем зигзагами (чтобы не получить продольный залп по траншее), с целью завести под стену мину и взорвать её к чертям. Со стороны осаждаемых, соответственно, траншеи копал их собственный стройбат, на встречу противнику с целью завести контр-мину и подорвать врагу что-нибудь важное (промежуточный склад боеприпасов, например), а то и залезть ко врагу в окоп и устроить резню. Эта веселуха могла затянуться надолго, и не смотря на то, что многие считают её скучной, это далеко не так. Она была похожа на игру в «го», и очень сильно.

Так вот, с нарастанием роли осадной артиллерии продолжать заниматься такими вещами было уже нельзя: мощные снаряды пущенные по навесной траектории просто перепахивали всё поле воронками и не давали копать траншеи от слова «вообще», так что позиции противников начинались там, где заканчивалась дальнобойность пушек противника. Поскольку единственное на тот момент средство противодействия оказалось недоступным, войска начали тупить, и поначалу занимались зерг-рашами на территорию противника в промежутке между арт-обстрелами, а когда с обеих сторон позиции окутались колючей проволокой, а из огневых точек высунулись пулемёты, проблему попытались решить с помощью наращивания дальнобойности артиллерии, что привело лишь к тому, что перепаханное поле между позициями стало шире. Вялые попытки кидаться гранатами с кукурузников, а также пробираться к врагу под покровом ночи так же ничего не дали. Ну и, как и положено в игре «го», фронт рос в длину, росло количество задействованных юнитов, и так пока все не уперлись в лимит как по территории доски, так и по количеству юнитов, которых попросту стало не хватать. Например, в несчастной Фландрии, а конкретно в одном месте (при Пашендейле, умники могут уточнить какая это была по счету битва при Ипре) за пол-года полегло где-то около миллиона человек (на эту тему у Iron Maiden и Sabaton есть соответствующие песни). Короче говоря, не смогли решить проблему силой — стали пытаться решить мозгом. Вот тогда-то и начались попытки то газом потравить врага, то танк запустить через колючую проволоку, то скинуть ему на голову что-нибудь посерьёзнее гранаты-колотушки — а тут как раз и опытные, хитроумные, поднаторевшие в боях генералы высвободились и понеслось…

Примеры[править]

Литература[править]

  • Э.-М. Ремарк, «На Западном фронте без перемен».
  • А. Н. Степанов, «Порт-Артур».
  • И. Николаев, Е. Белаш, «1919».
  • Артуро Перес-Реверте, «капитан Алатристе». Собственно, именно сабжем Алатристе и занимается во Фландрии. На дворе, на секундочку, 17й век.
  • цикл о Хорнблауэре, где тот однажды становится свидетелем (и даже немного участником) сабжа под Ригой между войсками Наполеона и интернациональной солянкой со стороны России. На дворе начало 19го века.

Кино[править]

  • «Боевой конь» — часть сюжета.
  • «Мой мальчик Джек» — о гибели Джона Киплинга, сына писателя. Главную роль сыграл Дэниэл Рэдклифф, что вызвало шквал шуток про Хогвартс и отсрочку от армии.
  • «Эскадрилья „Лафайет“» — об американских добровольцах-пилотах
  • «На страже смерти» — действие происходит во время Первой мировой, гнетущая атмосфера передаётся на отличненько, а посему творящаяся мистика не так уж шокирует… и оттого становится только страшнее.
  • «Конец парада» — формально мини-сериал, на деле же многосерийный английский фильм с Бенедиктом Камбербетчем в главной роли (и честное слово, это одна из лучших его ролей!), примерно об этом же: английский добровольческий полк, оказавшись в окопах Первой мировой, проходит все фазы от «зачем собирать добровольцев, они не успеют на фронт до окончания войны» до полного безразличия даже к собственной жизни. И всё это на фоне утонченной светской жизни в самой Британии.
  • «Долгая помолвка».

… вообще почти любое кино о первой мировой: если бюджета хватает — гарантировано созерцание сабжа на половину экранного времени.

Телесериалы[править]

  • Чёрная Гадюка. Весь четвёртый сезон происходит в окопах Первой мировой, в ожидании большого наступления на вражеские позиции. Что и происходит в последней серии, к сожалению главных героев.

Видеоигры[править]

Музыка[править]

  • Iron Maiden — Paschendale.
    • И Sabaton — The Price Of a Mile.

Реальная жизнь[править]

  • Оборона Севастополя в 1854-55 и Порт-Артура в 1904-05 гг. — репетиция. За Порт-Артуром внимательно следил весь мир, а некоторые тщательно записывали.
  • Первая мировая война — кодификатор.
  • Внезапно, Вторая мировая война — в 1942-43 гг. примерно так выглядела линия фронта севернее Орла[3].
    • И итальянский фронт в 1944-45 гг. Хотя тут дело скорее в отсутствии политической воли: по сравнению с французским ТВД итальянский считался у союзников глубоко второстепенным.
      • Кроме того, надо учесть, что Италия расположена на сравнительно узком полуострове, изобилующем холмами и даже горами. Немецко-итальянским войскам удалось создать устойчивую линию обороны поперёк всей страны, и прорывать её войскам антигитлеровского союза пришлось большой кровью. «Червоны маки на Монте-Кассино…»
    • Ленинградская блокада с конца 1941 г. и практически до самого окончания.
  • Еще более внезапно — испано-нидерландская «Восьмидесятилетняя» война 1568—1648 гг. (aka нидерландская буржуазная революция). Снова доминирование обороны над нападением. Современные бастионные крепости голландского образца мало того, что было чрезвычайно сложно проломить (ядра вязли в земляных валах, ага), да вдобавок перекрестный огонь подавлял всякое желание ходить в атаку. Богатство Нидерландов (и длительность конфликта) позволило навтыкать таких крепостиц с неслыханной плотностью. На одно полевое сражение приходилось по 20 осад с, вы не поверите, окопами, минами (минами называли не противопехотные мины, а подкоп с целью заложить мину под крепостную стену) и контрминами, снайперским огнем, дождем и слякотью. Устроить полноценный позиционный праздник по всей Европе не позволяла неслыханная стоимость укреплений, но в Нидерландах за 80 лет понастроили достаточно.
  • Ирано-иракская война 1980—1988 гг. (с 1982 года и до окончания).
  • Война малой интенсивности между Египтом и Израилем в 1967—70 гг. (её так и называют «Война на истощение»). Нейтральной полосой служил Суэцкий канал.
  • Целый ряд «замороженных» конфликтов на постсоветском пространстве, когда, в отсутствии активных боевых действий, противостояние сторон сводится именно к сабжу.

Примечания[править]

  1. Глубина первой линии обороны могла достигать 3 км, а с учетом тыловых позиций — до 20 (!) км
  2. Правильная тактика: использование штурмовых групп, оснащённых автоматическим оружием, гранатами, огнеметами и имеющих танковую, артиллерийскую и авиационную поддержку. Эта тактика начала складываться уже в 1914 г., но гранат не хватало количественно. С 1915 года в войсках начали массово появляться миномёты, который пехотинцы легко тараканили с собой, поддерживая свою атаку сами и гранаты: «колотушки» (у немцев) и «лимонки» (у членов Антанты). С 1916 г. в массовое применение пошли ручные пулемёты и огнемёты, пистолеты-пулемёты появились в 1918 г., но они уже ни на что повлиять не успели
  3. Леса, болота и грамотная тактика немцев тому причиной. В 1944-45 гг., когда Красная армия отработала наступательную тактику, примеров прочной обороны немцев стало существенно меньше