Обыкновенный Дон Кихот

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Да здравствуют люди! Да погибнут злобствующие волшебники! »
— Дон Кихот
« Властолюбцы карабкаются вверх по трупам, как по ступенькам. Алчные убивают из-за гроша. Клеветники жалят ближних, как гадюки. Я же хотел одного — всем делать добро и никому не причинять зла! »
— Он же
« Граждане судьи, может быть, я и неправильно действовал, но от чистого сердца. Я… не мог этого терпеть. Ведь воруют! Много воруют… Я ведь вам помочь хотел, граждане судьи. И потому всё это вот так получилось. »
— Юрий Деточкин

Этот герой возомнил себя рыцарем/героем/супергероем… словом, борцом за справедливость. Смастерив оружие и доспехи из подручных материалов, он отправляется на защиту слабых и угнетённых, с твёрдым намерением избавить весь мир от зла и несправедливости. Правда, действительность вокруг нашего персонажа мало похожа на героический эпос или супергеройский комикс, и великанов с суперзлодеями не завезли… Поэтому его часто называют безумцем и идиотом, оскорбляют, избивают, насмехаются, его «подвиги» редко приносят ощутимую пользу, но он не отступает и не сдаётся. И странное дело: глядя на него, читатель/зритель поневоле проникается его мужеством, его верой в человечество, его желанием сделать мир лучше и справедливее. Потому что, в отличие от хероя, у нашего героя всё в порядке с моральными ориентирами, и борьба его праведная.

Это — обыкновенный Дон Кихот. Человек, настолько безумный, что ещё верит в моральные принципы и торжество добра — и его безумие, к счастью, бывает чертовски заразно.

Образ этот, как правило, трагикомический и представляет собой жёсткую деконструкцию классического героя.

У каждого Дон Кихота обязательно должна быть своя ветряная мельница.

Близкий родственник и брат по духу Дон Кихота — Мессия.

Где встречается[править]

Кодификатор — «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский» Мигеля де Сервантеса. Исследователи считают, что Сервантес писал «Дон Кихота» как пародию на рыцарские романы, а получился образ-символ. Безобидный пожилой дворянин, начитавшийся рыцарских романов и пожелавший стать странствующим героем. Противостоит в своих фантазиях злому волшебнику Фрестону, а на деле — всему циничному и приземлённому обществу современной ему Испании. При этом в делах, не охваченных его неудержимым воображением, проявляет нешуточную смекалку и мудрость, которой весьма впечатляет окружающих. Так что если те в начале повествования над ним потешаются, то ближе к концу уже скорее просто жалеют.

Театр[править]

  • Мюзикл «Человек из Ла-Манчи». Песня «The Impossible Dream» оттуда — гимн всех Дон Кихотов.
  • Опера Жюля Массне «Дон Кихот». Основное её достоинство — чудесная заглавная партия для баса, написана была специально для Ф. И. Шаляпина.

Литература[править]

  • Вероятно, Белый Рыцарь в «Алисе в Зазеркалье».
  • «Дон Кихот» Евгения Шварца — сценарий для одноимённого фильма.
  • «Ночь призывает Зелёного Сокола» Роберта Маккаммона: старичок, некогда игравший в кино супергероя по имени Зелёный Сокол, решает тряхнуть стариной и, надев своё старое трико, отправляется в злачные районы города на поиски маньяка, убивающего проституток.
  • «Весь мир театр» Бориса Акунина — Жорж Девяткин, подсвечено Фандориным. Субверсия: он на самом деле главгад.
  • В книгах Владислава Крапивина такие герои водятся в количестве, как среди детей и подростков, главных героев, так и среди взрослых, выросших, но не растерявших идеалы и по-прежнему готовых бороться за справедливость. В некоторых книгах («Мальчик со шпагой», «Острова и капитаны. Наследники») даже даётся прямая ассоциация с Дон Кихотом.

Кино[править]

  • «Дон Кихот» Григория Козинцева по сценарию Шварца.
  • «Берегись автомобиля!» Эльдара Рязанова — Юрий Деточкин, которого называли в советской прессе не только «Робин Гудом нашего времени», но и «Дон Кихотом, оседлавшим вместо Росинанта краденую „Волгу“».
  • «Король-Рыбак» Терри Гиллиама: Пэрри, бывший профессор истории, сошедший с ума после того, как убили его жену, считает себя защитником Святого Грааля и каждую ночь сражается с воображаемым Красным Рыцарем — воплощением зла и насилия.
  • «Клошар» Кейси Леммонса: бывший пианист, а ныне — безумный бродяга Ромулус Ледбеттер живет в гроте в Центральном парке Нью-Йорка и искренне верит, что в небоскрёбе Крайслер-билдинг окопался суперзлодей Корнелиус Стайвесант, пускающий из окон особые лучи, дабы поработить человечество. При этом наш герой берётся раскрыть и вполне настоящее убийство.
  • «Защитнег»: наивный и простодушный Артур Поппингтон по ночам наряжается супергероем ЗащитнЕГом, вооружается дубинкой, рогаткой и баночкой с осами, после чего, как и положено супергерою, отправляется защищать слабых и надирать задницы злодеям. Постоянно бывает бит, но ничто не может заставить его отказаться от геройской деятельности. Одержим желанием найти суперзлодея Капитана Индустрию, за которого принимает крупного сербского мафиозо.
    • Можно, по идее, вспомнить и другого «реального супергероя» — Пипца, но мотивы Пипца, если присмотреться, основывались скорее на подростковых проблемах, нежели на искреннем желании помогать людям.
  • С прикрученным фитильком — «Дети Дон Кихота» (реж. Е. Карелов, 1965).
  • В фильмах Джеки Чана именно таким зачастую и является главный герой до того, как нашёл Учителя, научившего его настоящему кун-фу.
  • Пожилой протагонист заурядного перестроечного фильма «Вам что, наша власть не нравится?!»

Телесериалы[править]

  • На двух образах из предыдущего раздела — Защитнеге и Пипце — основан горе-супергерой из третьего сезона «Глухаря»: несчастный, долговязый (и в глубине души трусоватый) Цемент. Это — третий вариант подобного персонажа, на этот раз субверсия: откровенная клиника, желание ощутить себя «крутым, героичным, значительным и общественно-полезным», забивая при этом и на факты, и на жизненную логику. По-глупому кидаться с резиновой дубинкой на толпу гопников — это всегда пожалуйста. А вот вовремя выносить мусор — на это его не хватает, сколько бы мама ни напоминала об этом ненаглядному Андрюше.
    • Ранее практически эту же тему позёрства, но в «детско-игровом» её варианте, старался раскрыть В. Алеников в своих «Каникулах Петрова и Васечкина» (эпизод «Рыцарь»).
  • «Житие Дон Кихота и Санчо» — грузинский мини-сериал 1988 года. Пополам с «вывих мозга»: герои одновременно являются и сами собой в будущем и прошлом, и актёрами в театре, где играют пьесу о Дон Кихоте.
  • «Возвращение Дон-Кихота» — русско-болгарский фильм 1997 года, снятый Василием Ливановым (Дон Кихота играет он же).

Видеоигры[править]

Визуальные романы[править]

  • Fate/Stay Night: это явление представляет главный герой, Эмия Широ, а второй сценарий и вовсе посвящён корням и последствиям «дон-кихотства» чуть менее чем полностью. С точки зрения способностей Широ всего на три шага ушёл от простого временами крутого смертного, — на фоне магов и героических духов это тьфу, плюнуть и растереть. Однако он усердно тренируется, кидается в самое пекло, чтобы стать Защитником Справедливости (в русском переводе новеллы чуть менее претенциозно сказано «героем»).

Реальная жизнь[править]

  • В 2011 году некто Феникс Джонс, борец без правил, возмущённый творящимся на улицах Сиэтла беспределом, объявил себя супергероем и принялся наводить порядок. Благодаря умело подобранному костюму и навыкам рукопашного боя супергеройствовал довольно успешно, но несколько раз не обходилось без эксцессов. Заимел несколько последователей и даже персонального заклятого врага — «суперзлодея» под именем Рекс Вельвет, чья злодейская деятельность заключалась исключительно в насмешках над промашками героя на YouTube.
  • Супер-Вацлав — ещё один реальный «супергерой», на этот раз из Праги.
  • Именем «Дон Кихот» назван один из социотипов в соционике — интуитивно-логический экстраверт. Что самое интересное, никакой особенной добротой представители этого социотипа не отличаются: негодяев среди них ровно столько, сколько среди прочих.
    • Книжный Дон Кихот Сервантеса — это действительно интуитивно-логический экстраверт, но с некоторыми благородными идеями и, видимо, аутизмом — ибо анализ реальности у него не работает.