Никто не смотрит Шекспира

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Seinfeld is Unfunny. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
« Классика — это то, что каждый считает нужным прочесть, но никто не читает »
— Марк Твен
« В каком театре — ткните для примера! —
Смеются над пиесами Мольера?
В какой избе-читальне на земле
Хохочут над романами Рабле?
»
— Леонид Филатов, «Любовь к трем апельсинам»

Шекспир. Первый великий драматург западного мира. Изобрел черт знает сколько основополагающих приёмов драматических произведений. Каждому положено знать хотя бы несколько цитат персонажей его пьес. Но много ли вы знаете людей, за последний год ходивших в театр на Шекспира?

Пушкин. Фактический создатель современного литературного русского языка. Когда мы говорим и пишем, мы говорим и пишем на его языке. Часто ли вы перечитывали Пушкина, с тех пор как прошли его в школе?

Эйзенштейн. Великий режиссёр, находками из его фильмов с удовольствием пользуются и Джордж Лукас, и Питер Джексон. Давно ли вы в последний раз смотрели, скажем, его «Александра Невского»?

А ведь это классики. Имена, к которым среди образованных людей принято относиться с пиететом и придыханием. Многих творцов нового, работавших в низких, массовых жанрах, уже и не помнит никто. Был, например, такой писатель Фаддей Булгарин. Между прочим, первый русский писатель-фантаст, и он же «Ильф и Петров» XIX века. Читали ли вы его, знаете ли кого-то, кто читал? Скорее всего, вы в лучшем случае его знаете по эпиграммам того же Пушкина, который, когда их писал, думал, что каждый поймёт, о ком речь, потому что человек в своё время был очень известный. Sic transit gloria mundi.

Никто не смотрит Шекспира — это явление, когда классиков и основоположников становится неинтересно смотреть или читать. Причины этого явления достойны отдельного срача, ныне известного как «Спор о древних и новых» (нет, это не на форуме кто-то ругался, это до интернета, в XVII в.). Здесь же отметим лишь тот пикантный факт, что скажем, шекспировская «Ромео и Джульетта» вплоть до имен персонажей слизана с одноименной поэмы Артура Брука… Или это все же был Маттео Банделло? Или все трое стащили сюжет ещё у кого-то? Сюжеты воровались настолько бессовестно, что кто у кого спёр — до сих пор разобраться не могут. Причём тогдашний зритель именно этого и хотел. Считалось что все хорошее уже написали классики (которых не смотрят), а теперь можно только ремейки делать.[1]. И кстати, слышали ли вы что-то о вышеупомянутом Банделло до прочтения этой статьи, м?

Самые регулярные жертвы[править]

Литература[править]

  • Библия же! Особенно ярко это проявляется в надмозговых переводах, когда народ не узнаёт цитат, по английской привычке не закавыченных (Библию и Шекспира англоязычные зачастую цитируют именно так — типа, это должен знать каждый).
  • Снята целая куча кино про греческих героев, однако кто будет читать Гомера (и иже с ним)? Правда, тут есть обоснуй: современному читателю очень уж неудобно читать произведения, написанные гекзаметром. Даже филологи признают: красота юмора, сходу понятная привычным к этому делу грекам, теряется для тех, кому этот устаревший ритм не больше, чем «тамтара-тамта».
    • Педаль в пол: приключения Геракла и Персея и вовсе придётся собирать по кусочкам у позднейших мифографов и комментаторов.
  • Был в 1930-е такой писатель, Эдвард «Док» Смит. Автор, между прочим, первой космооперной саги, в которой были межзвёздные путешествия, битвы флотов добра и зла, хранители мира и порядка, обладающие психическими способностями. В общем, Джордж Лукас своего времени. Немногие читали его сегодня.
  • А сколькими необычными расами населил Барсум (т. е. Марс) Эдгар Берроуз? Сколько космооперных тропов грамотно он внедрил в приключения Джона Картера и компании? А писалось всё ещё в начале ХХ века.
  • Вообще все авторы фэнтези, жившие до Толкина и Говарда. Впрочем, в последнее время и их самих читают (а не смотрят кино) немногие.
  • Да и сам Профессор − для своего времени просто образец того, как надо писать фэнтези с минимумом идиотских штампов, но стараниями бесчисленных подражателей многие его оригинальные находки сами превратились в избитые штампы. Впрочем, Легендариум Толкина до сих пор весьма оригинален и небезынтересен, да и сюжеты и персонажи недаром классические.
  • Натанаэль Уэст придумал Гомера Симпсона («День саранчи»), предвосхитил «Южный парк» в жестоких играх с субверсией («Круглый миллион») и классически изобразил медленное эмоциональное выгорание («Подруга скорбящих»). Неамериканцам его чёрный юмор почти непонятен (примерно как нерусским почти непонятен Даниил Хармс).
  • Писатель Роберт Хайнлайн придумал Делоса Гарримана — богача, который всю жизнь мечтал попасть на Луну, а попал туда незадолго до смерти: ему помогли два космолётчика с антигероическими замашками. Казалось бы, при чём тут компьютерный квест To the Moon о больном старике Джонни, чьё посмертное желание — попасть на Луну?
  • А уж сколько сняли фильмов и мультфильмов по творчеству Жюля Верна (имеются и компьютерные игры), да вот только мало кто в наши дни читает это самое творчество. Но в нашей стране есть хотя бы советское поколение, читавшее Верна в детстве…
    • Можно подумать, в той же Франции автор забыт.
  • А кто сейчас читает Герберта Уэллса? Никто… Ладно, почти никто. Но про машины времени, растиражированные массовой продукцией, знают все. И выражение «война миров» — тоже его афоризм.
  • Г. Ф. Лавкрафт. Породил множество тропов, но многие ли из знакомых с Ктулху реально его читали? А многие ли осилили больше половины это, по современным меркам безнадёжно наивное, нарастающе-линейное «вот есть что-то ужасное и непостижимое, а за ним ещё ужаснее и ещё непостижимее, а за ним — такое непостижимое, что и название не выговоришь!»?
  • Амброз Бирс, «Случай на мосту через Совиный ручей». Культовый рассказ для американской культуры, мало кому известен за пределами. Финал не раз обыгрывался в триллерах и арт-хаусе.
  • Александр Грин, «Серый автомобиль». Песня «Агаты Кристи» про «Мотоциклетку», фильм «Господин Оформитель» сделаны по его мотивам… хотя сам рассказ современному читателю кажется обычной историей про безумие.
  • Кёкутэй Бакин (в японской литературе). Почти все тропы самурайского романа пошли из его 108-томного «Рассказа о восьми собаках Сатоми из Южной Авы».
  • Культовые повесть Ильи Эренбурга «Оттепель» (1954), рассказ Александра Яшина «Рычаги» (1955) и роман Владимира Дудинцева «Не хлебом единым» (1956). Современному читателю совершенно непонятно, что такого в этой типичной советской прозе?
  • Карел Чапек «R.U.R» — на форумах, посвящённых научной фантастике, об этом произведении вспоминают лишь тогда, когда заходит речь о том, кто придумал слово «робот». Хорошим тоном считается после этого напомнить, что Чапек написал ещё «Войну с саламандрами».
  • «Вампир Гейномиуса» Геннадия Тищенко — да этот рассказ читали немногие.Но почти всё поколение девяностых знает снятый по нему культовый мультфильм «Вампиры Геоны» и его сиквел «Хозяева Геоны».

Кино[править]

  • Творчество француза Жоржа Мельеса. В своё время (с 1900) он был отцом спецэффектов кино, а с 1914 дела его пошли ужасно, да и прокат его фильмов в США не принёс ему ни цента. Про его вклад вспомнили только в 1932 году, незадолго до его смерти.
  • «Психо» Альфреда Хичкока в наше время выглядит фильмом, конечно, отлично срежиссированным и сыгранным, но крайне штампованным и предсказуемым. Если, конечно, не знать, что все эти штампы и сюжетные ходы именно фильмом «Психо» и порождены (главный же из штампов — убийца, нападающий на девушку, принимающую душ).
  • «Выход дракона» с Брюсом Ли. Культовый фильм для всякого, кто смотрел его в эпоху VHS. А вот для людей того же возраста, которые посмотрели его только в наши дни, кажется наивным. Зато становится понятно, откуда появилось столько штампов в других фильмах, в том числе и современных. Справедливости ради стоит отметить, что ради боевых сцен эту ленту стоит смотреть и сегодня — в отличие от сюжета и актёрской игры, спортивные техники Джона Сэксона, Джима Келли, Кьена Ши, Роберта Уола, молодого Боло Ёна и, конечно же, самого Брюса не устаревают и не устареют.
    • Скорее уж в эпоху драйв-инов и грайндхаусов. Так как Ли умер еще до изобретения формата VHS. Но в СССР его показывали как раз после смерти, в тех самых видеосалонах.
  • Незамутнённые души требуют, чтобы им «не спойлерили» по сериалам «Рим», «Тюдоры» и «Борджиа». Сюда же — фраза «Конец немного предсказуем. Где-то с середины фильма было такое чувство, что в конце Колчака растреляют. Так и вышло».
    • Хорошо, что концовка «Страстей Христовых» — уже десять лет как не спойлер. Ой, погодите…
  • Федерико Феллини — о творчестве этого режиссёра принято много болтать в кругах киноманов, дабы сойти за особо осведомлённого эстета. Какой именно вклад в кинематограф внёс сей итальянец, не сможет объяснить практически никто. Изрядно напрягшись, важно изрекут: "он вывел в свет Марчелло Мастрояни!"

Мультфильмы[править]

  • Кто-нибудь помнит поляка Владислава Александровича Старевича? Нет? А ведь именно он создал кукольную и одновременно российскую мультипликацию. Первый мультфильм вышел в 1910, в нём участвовали насекомые[2], у которых вместо ног была проволока. После революции Старевич эмигрировал во Францию, где в 1930 году снял первый в мире кукольный полнометражный мультфильм — «Рейнеке Лис».
    • Его современник, французский карикатурист Эжен Жан Луи Курте, работавший под псевдонимом «Эмиль Коль», создал рисованную мультипликацию в современном виде. Самый известный мультфильм Коля — «Фантасмагория» 1908 г. Эмиль Коль рисовал этот мультфильм карандашом на белой бумаге, а затем перевёл в негатив[3]. Также Эмиль Коль изобрёл технику анимации перекладкой.
    • Свою лепту внёс американский график и комиксодел Уинзор Маккей. В 1914 г. он нарисовал (да-да! нарисовал, чернилами и на бумаге!) мультфильм «Динозавр Герти», который использовался в качестве циркового аттракциона: например, в конце Винзор Маккей выходил за экран, а в мультике Герти поднимала его же, рисованного, и он катался по ней.
    • …Но всем пофиг, ибо все смотрят Уолта Диснея!

Видеоигры[править]

Поскольку игра — дело сложное, вопрос заметен в полный рост.

  • Скажем прямо: Doom (1993/1994) в мультиплеере трудноиграбелен. В первых версиях игроки обирали патроны, и те больше не появлялись. Базука и двустволка переусилены, кулак и пистолет — пукалки. Заработавший фраг легко собирал аптечки и лечился до 100 %, повторить — так что сухой счёт там не редкость. Уровней кругового устройства практически не было, кроме Dead Simple — да и тот больше напоминает арену, чем кольца. Да, моддеры решили очень много вопросов, но первопроходцем чисто мультиплеерных шутеров стал Unreal Tournament (1999).
    • Кооперативная игра, требующая слаженной команды, появилась ещё позже, хотя тоже «вроде как была» ещё в Doom. Нет, ну против AI она и по сей день не развилась. Но хотя бы уже появилась игра командой против команды! Team Fortress берёт своё начало от мода к первому Quake. До этого такая жёсткая координация не очень требовалась.
  • Dune II, кодификатор жанра RTS. Откровенно неудобное управление. ИИ, который делает пару вещей, и те плохо. Как только появляется танк, лёгкие машины становятся ненужными. Игра проста за Атрейдесов и сложна за Ордосов.

Реальная жизнь[править]

  • Конституция — тут и так понятно, почти в любой стране для людей, не связанных с юриспруденцией. Инверсия — поправки к американской конституции. Спасибо лаконичности отцов-основателей, задавших хороший тон.
    • Рамочная конституция — просто реконструкция тропа. После каждой статьи в такой будет написана оговорка, позволяющая правительству не соблюдать её на своё усмотрение. Такая именно что является заглушкой, означающей, что надо читать конкретные законы, а не саму конституцию. Не разводим политику — читатель сам знает примеры.
    • Прототипом всех европейских конституций принято считать «Римское право» — римско-византийскую законодательную систему. Сейчас в основном это знают те, кто получил юридическое образование.
    • А ещё есть такой штамп, что гарантом всякой Конституции является президент. В некоторых странах это действительно так, но не во всех. Да и верховным главнокомандующим президент является отнюдь не повсюду.
  • Пример, примыкающий к Конституции, — клятва Гиппократа. Её регулярно поминают, но при этом поминающий обычно не в курсе ни того, что там нет ни слова о бескорыстной помощи, ни того, что наиболее подробно освещённые в ней темы — почтение к наставнику и врачебная тайна, и тем более того, что в России её уже больше пятидесяти лет не приносят.
  • Карл Маркс — наверное, чемпион среди экономистов по количеству ортодоксальных последователей, но кто его читал? А понял всё? Даже Ленин признавал, что не всё понимает. Его ближайшим конкурентам в лице Джона Кейнса и Адама Смита повезло больше — их программные произведения намного лучше читаются.
  • Некоторые фокусники жалуются: «Я придумал фокус, не спал ночами, перебирал варианты. Я этот трюк показываю на представлении (по телевизору), а [конкурент] его увидел, скопировал (иной раз бездарно), а затем вовсю эксплуатирует. А потом меня считают подражателем. Что делать? Патентовать — не всегда возможно».

Примечания[править]