Нечисть боится святых символов

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

(link)

Как оно работает

Какой самый надежный способ отогнать вампира? Показать ему крест! А если ещё и святой водой его облить, то можно и не только отогнать, а и что похуже с ним сделать. Аналогичными способами можно защищаться также от любой другой нечисти и нежити.

С прикрученным фитильком: святые символы работают только в руках истинно верующего.

Применительно к демонам существует даже специальный религиозный обряд — экзорцизм — для их изгнания.

Примеры[править]

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • М. Ю. Лермонтов, "Беглец". Черкес Гарун, отвергнутый сородичами за бегство с поля боя, покончил с собой и стал нежитью:
«
Душа его от глаз пророка
Со страхом удалилась прочь;
И тень его в горах востока
Поныне бродит в темну ночь,
И под окном поутру рано
Он в сакли просится, стуча,
Но, внемля громкий стих Корана,
Бежит опять под сень тумана,
Как прежде бегал от меча.
»
— Лермонтов
  • Н. В. Гоголь:
    • «Ночь перед Рождеством». Именно крест святой использовал кузнец Вакула, чтобы укротить чёрта.
    • «Вий»: вариация. Нечисть не боится священных символов (да и вообще лихо бесчинствует в церкви), но пока Хома находится в круге, начерченном освящённым мелом, и читает молитвы, нечисть не может его заметить. Только начальник нечисти Вий смог увидеть Хому в круге, и то для этого понадобилось, чтобы Хома посмотрел ему в глаза.
  • М. Булгаков, «Мастер и Маргарита» — зигзагом. Непонятно, испугался ли Воланд святых символов и молитвы в руках Бездомного, будучи демоном из ада, или наоборот, решил не трогать человека, вставшего на правильный путь, будучи агентом Бога.
    • Женщина, попытавшаяся перекреститься, вызвала у Азазелло очень неприятные эмоции, вплоть до того что он крикнул «Отрежу руку!».
  • Бушков, «Поэт и русалка»:
«
Князь рассмеялся:
— Молодо-зелено… Любезный друг, не стану отрицать, есть… процедуры, которые нам способны причинить определенный вред. Но, говоря откровенно, они не имеют ничего общего с тем примитивом, который лезет вам в голову. А возможно, дело еще и в том, кто эти процедуры проводит. То, что получилось бы у какого-нибудь святого человека, не сработает в руках бабника, завзятого картёжника, задиры и дуэлянта, который без зазрения совести наставляет рога законным мужьям, ставит на кон в игорном доме главы своих поэм, распивает шампанское с проститутками и швыряет бильярдными шарами в партнёров по игре, с которыми поссорился опять-таки по своей несдержанности… Любезный друг, поверьте, я нимало не стремлюсь вас оскорбить, перечисляя все эти ваши подвиги. Просто-напросто хочу объяснить, что ВАС я не опасаюсь, можете крестить меня, пока не устанет рука…
— Спасибо за разъяснения, — сказал Пушкин.
»
— Бушков
  • «В час, когда луна взойдет» — вампиры крайне плохо переносят контакт с крестами, святой водой, святыми дарами и т. д., если этот контакт обеспечивают истинно верующие. Продвинутый верующий может даже совершить над вампиром экзорцизм. Для этого не обязательно быть священником и даже христианином: номер прокатывал у иудеев и у буддистов.
  • Андрей Белянин, "Багдадский вор" - ближневосточного упыря-гуля христианскими священными предметами не возьмёшь, что Джамиля и втолковывает Льву Оболенскому.
    • При этом гуль, привыкший поедать мусульман, отравился, укусив "неверного" Оболенского.

На других языках[править]

  • В финале сказки «Холодное сердце» (не «Frozen»!) Вильгельма Гауфа протагонист побеждает Михеля-голландца, показав ему распятие.
    • Аверсия в советской редакции сказки: никакого распятия, ясен пень, нет, а Петер побеждает Михеля чистой силой воли. По мнению автора правки, так даже лучше.
    • Иногда упоминается просто особый кусочек стекла выданный Стеклянным Человечком.
  • «Властелин Колец» — существа, извращенные тёмной силой, крайне нервно реагируют на всё, что имеет отношение к валар и эльфам. Короля-чародея Фродо отогнал одним именем Эльберет, орки и Голлум до одури боятся эльфийского волшебства.
  • Стивен Кинг, «Жребий Салема»: субверсия. Да, в присутствии вампира Барлоу крест в руках священника Каллахана светится, и вампир не может подойти… но потом Барлоу предлагает Каллахану сделку: сейчас вампир отпустит мальчика-заложника, а Каллахан пусть бросит крест, и они сойдутся один на один, вера против клыков. Каллахан не верит вампиру, но Барлоу действительно отпускает мальчика и предлагает Каллахану бросить крест. Священник, однако, не решается… и крест гаснет, а вампир спокойно подходит. Барлоу объясняет, что силу кресту придавала только вера Каллахана; а когда священник сознательно положился на крест, а не на веру, тем самым он отнёсся к кресту как к магической шмотке, а не к святому символу, и эффект пропал.
  • Роман Ричарда Мэтисона «Я — легенда» — инверсия ситуации со святым символом в руках истинно верующего: вампиры боятся святых символов, но только при условии, что сами вампиры были верующими при жизни и что данный священный символ относится именно к бывшей религии данного вампира. Например, вампир, при жизни бывший иудеем, равнодушен к кресту, но пугается Торы. А вот в чьих руках символ — безразлично.
  • «Ложная слепота» и «Echopraxia» Питра Уотса — нет, вампиры святых символов не боятся. Просто у них вид любого прямого угла вызывает приступ эпилепсии.

Сетевая[править]

  • Бог из машины А. Нетылева — неважно, во что верит изгоняющий. Главное, во что верит нечисть. Христианский демон будет бояться молитвы, крестов и святой воды, тогда как шайтану на них плевать. Зато его может спугнуть крик муллы с минарета. А все потому, что большая часть нечисти — порождения ноосферы, и их способности и слабости полностью зависит от массовых представлений об их способностях и слабостях.

Кино[править]

  • «Вурдалаки» (2016) — крест действует только в руках у истинно верующего, но не у схватившегося за него труса. Святая вода и чеснок похоже действуют всегда.

Телесериалы[править]

  • Buffy the Vampire Slayer/Angel — вампиры боятся креста и святой воды, а демоны, внезапно, нет. Никакой кресторазрушающей ауры, им просто пофигу. При этом в Баффиверсе нет Бога — то есть совершенно непонятно, почему все это работает.

Видеоигры[править]

  • Игра-квест A Vampyre Story. В мире этой игры вампиры боятся крестов и не могут к ним подойти, но существует способ нейтрализовать воздействие крестов: надо просто накрыть их чёрной тканью.
  • Nosferatu: The Wrath of Malachi — если показать упырю распятие, то он испугается и будет некоторое время пятиться назад. А вампиры-тени при виде распятия мгновенно погибают.

Настольные игры[править]

  • Dungeons & Dragons и схожие системы. Клирики и паладины имеют возможность несколько раз в день изгонять нежить (или мгновенно убивать слабую), и вообще нежить уязвима к положительной энергии (то есть к лечению и воскрешению, а лечится негативной энергией, с живыми всё с точностью до наоборот).
  • В линейке настольных игр «Мир Тьмы» (World of Darkness) вампиров и других сверхъестественных существ отпугивает Истинная Вера: носитель таковой должен предъявить вампиру священный предмет своей веры, и вампир не сможет напасть. Обычно это вера в каких-либо божеств, но бывают и исключения. Так, в клюквенной книге по сеттингу Мира Тьмы Rage across Russia засветились чекисты, отгоняющие вампиров партбилетами[1]. А ещё в одной из книг фигурирует яппи, отгоняющий вампира кредитной карточкой — исключительно за счёт Истинной Веры в силу денег.

См. также[править]

Примечания[править]

  1. В своих ролевых разработках Маккавити отмечает, что это нелогично: чекисты ведь Истинно Верят не в мистическую силу партбилета, а в материализм. Логичней было бы, если бы в их руках против вампиров начали действовать вещи без мистической составляющей там, где она обычно нужна: например, ультрафиолет ранил бы вампира так же, как солнечный свет. Но нет: ультрафиолет работает только в руках у Технократов, их камрадов и выдающихся граждан.