Нет мира под оливами

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Склифосовский.pngВкратце
Что-то среднее между Романтическим Средневековьем и Навозными веками.
« Нужно что-то среднее. Да где ж его взять? »
— Б. Окуджава

А ну-ка, что это перед нами за сеттинг?

Это Навозные века?
Однозначно нет, слишком для них чистенько и культурно. Тут местами заботятся о людях (или разумно-духовных нелюдях) — по крайней мере, в наиболее нормальных странах изображаемого мира, многим не наплевать на ближних своих, и при этом все — или почти все — регулярно моются, да и медицина на высоте (как на Востоке — хоть ближнем[1], хоть дальнем[2], хоть между ними). Отродясь такого не было ни в каких Навозных Культурах.

Тогда это Романтическое Средневековье?
На первый взгляд — да. На второй, третий и далее взгляд — упс, ошибочка вышла, не оно. Слишком реалистично — по крайней мере, местами. Никто не кушает бабочек и не какает радугой, не играет на свирели без крайней необходимости и не проводит целые дни в танце и/или созерцательстве.

Могут присутствовать не все перечисленные черты, а некоторые из них.

Всё это разворачивается на достаточно благоустроенном и культурном фоне, с не по-средневековому гуманными нравами, из-за чего пороки и социальные язвы ещё лучше заметны.

Один из основных художественных приёмов сеттинга — контраст. Если в мире настолько хорошо — то почему же при этом в нём настолько паршиво? А если в нём вот так погано — то каким чудом при этом в нём довольно годно?

Любите и жалуйте: перед нами некий промежуточный вариант фэнтезюшного сеттинга — Нет мира под оливами, компромисс между двумя крайностями.

Такое произведение может косплеить эпическое, героическое или даже пародийное фэнтези. А городское? Да пожалуйста, кто ж мешает. Может нарядиться и под космооперу. Только на низкое фэнтези оно до конца походить не будет, хотя наверняка кое-что (или даже весьма многое) из него позаимствует.

Может также содержать сатиру на куда более поздние явления, то есть на пороки, обычно не ассоциирующиеся с феодальной эпохой — хотя и в феодальные времена в том или ином виде присутствовавшие, просто в эпоху глобализации проявившиеся по-новому.

Содержание

Откуда название?

Сама фраза «Нет мира под оливами» (Non c'è pace tra gli ulivi, No Peace Under the Olive Branches) — это название фильма, снятого в 1950 году итальянским режиссером Джузеппе де Сантисом (1917—1997) по собственному сценарию. Название этого кино стало крылатым выражением: так фигурально говорят о сложной, напряженной, чреватой конфликтами ситуации.

В фильме, конечно, было не фэнтези, а драма о злом помещике, который в войну был коллаборационистом, а после войны «приватизировал» всю округу, с потрохами купил власти и присвоил себе невесту главного героя — ветерана той самой войны.

Но название удивительно хорошо подходит фильму. Надо полагать, годится оно и для данного варианта фэнтези-сеттинга. Оливы — они, как известно из околохристианской мифологии, произрастают не только в Италии, но и в раю… То есть в сеттинге всё «тише и глаже», чем у Мартина или Кука. Но при этом — всё-таки нет мира, т. е. покоя.

Буквальные образцы тропа

Литература (оригинальные сюжеты)

Отечественные авторы

Зарубежные авторы

Фанфики и литературная полемика

Аниме, манга, ранобэ

Видеоигры

Настольные игры

С оговорками

Отечественные произведения

Зарубежные произведения

Примечания

  1. Молиться, не умывшись перед молитвой — грех!
  2. Те, кто не моется — грязные варвары!
  3. Крылатое выражение Стругацких.
  4. «Чёрная Книга Арды» — это весьма ангстовое тёмное фэнтези, излагающее историю Арды со стороны «тёмных». Авторы — Наталья Васильева (aka Ниэннах) и Наталия Некрасова (aka Иллет). Некрасова впоследствии отреклась от прежних принципов. Эпохальный труд, соавтором которого некогда была, то есть «Чёрную Книгу…», Некрасова сама же и подвергла деконструкции в своём последующем фанфике «Великая Игра» и анти-антифанфике «Исповедь Стража», причём опиралась уже именно на троп Нет мира под оливами.
  5. Ранние, недозрелые вещи Раткевич («Наёмник Мёртвых Богов», «Джет из Джетевена») местами недурны, но громко вопиют «Мы — проба пера!». В итоге от прочтения их можно получить некоторое удовольствие — но их трудно воспринимать всерьёз. А худшие её книги («Палач Мерхины», «Таэ эккейр!», «Ларе-и-т’аэ») — это скорее клюква какая-то, псевдопсихологизм; много авторских потуг — и мало толку. Во всех этих случаях средневековье уже как раз псевдоевропейское, с лёгоньким налётом Дальнего Востока.
  6. На самом деле его звали Джеймс Оливер Ригни (James Oliver Rigney). Псевдоним он себе избрал по имени персонажа «По ком звонит колокол» Э.Хемингуэя.
Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты