Нет антагониста

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Сюжет практически любого художественного произведения начинается с конфликта. На конфликте и проистекающих из этого коллизиях и перипетиях и строится собственно сюжет — конфликт выполняет роль фундамента. Легче всего устроить конфликт между персонажами, протагонистом и антагонистом. Этот способ нагнетания драмы и по сей день остаётся самым популярным.

Но бывает и так, что персонаж-антагонист в произведении отсутствует. Вообще. Тогда конфликт достигается другими средствами: между моралью героя и обстоятельствами, между противоборствующими чувствами в душе героя (психологическая драма), между чувствами нескольких героев (мелодрама или романтическая комедия). Иногда роль антагониста берут на себя силы природы или иные форс-мажорные обстоятельства — такое характерно, например, для фильмов-катастроф.

Стоит ли говорить, что только опытный автор может написать хорошее произведение без антагониста? Никакой МТА с такой задачей не справится, ибо она на порядок сложнее простого чёрно-белого конфликта «герой-злодей».

Родственные тропы: Все оттенки серого, Все оттенки белого.

Примеры[править]

Литература[править]

  • Даниэль Дефо, «Робинзон Крузо»: перипетии случаются из-за форс-мажорных обстоятельств — кораблекрушения.
    • Под конец книги антагонисты в лице мятежных матросов всё же появляются. Как и дикари-людоеды, в плену которых был Пятница.
  • «Поющие в терновнике»: коллизии строятся вокруг чувств героев.
  • Энди Уир, «Марсианин»: антагонистом можно с натяжкой назвать суровую природу Марса. А без натяжки антагониста и нет.
    • Та же ситуация и в «Стране багровых туч» (1957), дебютном романе А. и Б. Стругацких. Только там вместо Марса — Венера.
    • Их же повесть «Путь на Амальтею», большинство глав из повести «Полдень. XXII век», ранние фантастические рассказы.
  • Стивен Кинг, «Тот, кто хочет выжить» — классическая история о выживании, герой противостоит лишь пустынному острову и чувству голода.
    • Повесть «Метод дыхания»: все персонажи — положительные, виновны обстоятельства и общество.
    • Рассказ «Конец всей этой мерзости»: опять же, антагонистов нет, герои просто сильно ошиблись в расчётах.
  • Почти все произведения С. Лема, кроме «Кибериады», «Сказок роботов» и некоторых рассказов из различных циклов. Там персонажи зачастую сталкиваются с различными системами, взаимодействуют с ними и изучают их.
  • Интересный пример — рассказ Клайва Баркера «В горах, в городах»: герои попадают в место, где жители двух поселений собирают из собственных тел движущихся великанов и устраивают ими поединки, уносящие десятки жизней. Тут вроде бы есть люди, и весьма недобро настроенные. Но атакуют-то они друг друга (такой обычай, что поделать), а незваные гости попадают в передрягу по собственному любопытству. Да и считать толпу, получившую подобие коллективного разума, субъектом не очень-то получается.
  • В «Повести о настоящем человеке» единственный живой антагонист — медведь. Немецких пилотов в лицо мы не видим, остальные персонажи — положительные.
  • В некотором смысле С. Фридман «Рождённые в завоеваниях». Противостоят империя Азеа (научно-олигархическая) и республика Бракси (гордая и воинственная). Читатель сам решает, кому следует симпатизировать. Нередко империалисты кажутся вполне себе приличными людьми. А у кого-то воинский кодекс чести и право сильного вызывает больше уважения.
  • Альбер Камю, «Чума»: если саму эпидемию не считать антагонистом, то оный отсутствует — все обитатели закрытого города стремятся выжить, делая это каждый по-своему.
    • В принципе антагонистом можно считать власти города, которые не проводят необходимых противоэпедимических мероприятий.
  • «Дом, в котором» — в моральном смысле представляет собой все оттенки серого. Козлы там есть, злодеев как таковых нет.
  • Айзек Азимов: во многих его рассказах о роботах нет антагониста, а героям просто надо разобраться, почему робот ведёт себя неправильно. Разве что в рассказе «Как потерялся робот» робот Нестор-10 ведёт себя как сознательный антагонист.
  • Геннадий Падаманс, «Первостепь». Главный герой, Режущий Бивень, на протяжении всего романа занят собственными рефлексиями и переживаниями, терзается поистине гамлетовскими вопросами: быть или не быть, и как быть, если не смог уберечь от гибели любимую жену, и жениться ли снова, и на ком, и надо ли ему охотиться на льва, за которым посылает его шаман. При этом в романе не выведено для него настоящего противника. Черный Мамонт, кажущийся враг и соперник, внезапно умер, а с того света даже кое-чем помог бывшему врагу; а попытка его брата отомстить Режущему Бивню настолько странна и нелепа, что сознательной и опасной для героя враждой это трудно назвать. Врагам, убившим его жену и похитившим остальных женщин, главный герой тоже отомстить не смог. Это называется «первобытная эпоха», ага.
  • «Возвращение» Ялмар Тесен: В книге рассказывается история тяжело больной женщины по имени Анна.

Кино[править]

  • Многие фильмы-катастрофы: «Послезавтра», «Столкновение с бездной».
  • Аналогично — фильмы о противостоянии людей опасному животному. Если автор не вложил в него злую волю.
    • Спорный случай, если животные фантастичны (например, гигантские пауки, выведенные в лаборатории). Тогда они являются продолжением воли антагониста, если таковой имеется, а не произошла ошибка. К тому же, такие твари воспринимаются как чу-чу, а не кто-то знакомый, но агрессивный. Мало ли как мутировал/исказился магией мозг такого существа? Потому паук Плети, даже не гуманоидный Неруб, будет восприниматься, как мелкий антагонист, а стая псов Рамси Сноу — нет.
    • И если нет намёков на разумность животных. Например, в мультфильме про Маугли Шер-Хан — антагонист, в фильме «Книга джунглей» — нет; эту роль играет британский колонизатор.
  • Аналогично — фильмы о выживании в суровых условиях: «Изгой», «127 часов», «В диких условиях»…
    • «Аполлон 13» Рона Ховарда — фильм о попытке выжить на борту повреждённого космического корабля.
    • Туда же — «Гравитация».
  • К этой группе примыкают фильмы, где герой бросает вызов самому себе, чтобы преодолеть внутренние барьеры и, возможно, совершить некое достижение.
    • К примеру, «Прогулка» 2015 года о канатоходце, прошедшем между башен-близнецов в Нью-Йорке.
  • «Путешествие Нетти Ганн» — история девочки, путешествующей в 1930-е годы через всю Америку в поисках отца.
  • «Гонка» того же Рона Ховарда: в центре фильма два очень разных человека, но оба по-своему хорошие.
  • «Кейт и Леопольд» — романтическая комедия о попавшем в XXI век английском аристократе из XIX века.
  • «Двухсотлетний человек» — сложная и глубокая драма о любви и человечности.
  • «Престиж»: фильм показывает соперничество между двумя фокусниками, при этом никого из них особо не выделяя.
  • «Красная палатка».
  • Бывают и мистические триллеры и даже фильмы ужасов без антагониста, и менее страшными они от этого не становятся:
    • «Глаз», гонконгский фильм 2002 года. Мёртвые — не обязательно злые. Хватит и того, что они мёртвые.
    • Испанский «Приют» (2007).
    • «Человек-мотылёк» (2001).
    • «Шестое чувство».
  • «В центре внимания»: герои раскручивают сексуальный скандал, связанный с домогательством католических священников к детям. При этом им формально никто не противостоит и не мешает.
  • «Патерсон» Джима Джармуша. Педаль в пол: тут даже конфликта нет.
  • «Дюнкерк» Кристофера Нолана. Война тут показана как настоящая стихия, которой персонификация даже и не нужна.

Мультфильмы[править]

Мультсериалы[править]

  • Английский сериал «Тандербёрды» (или «Предвестники бури») 60-х гг. Многие серии представляют собой спасение главными героями людей, попавших в беду.
  • «Смешарики» — почти все серии.
  • «Непоседа Зу» — все серии.
  • «My Little Pony» — не менее половины серий освещают бытовые проблемы, где антагонистами даже не пахнет.
  • «Майлз из будущего» — в паре серий засветился злобный космический пират, похожий на муху и Весельчака У одновременно, но обычно там проблемы такие, как: катастрофы на других планетах, космические неполадки, что-то куда-то нужно перевезти по-быстрому, и т. д.

Аниме и манга[править]

  • «Мой сосед Тоторо» Хаяо Миядзаки — единственный «антагонист» — болезнь матери девочек.
  • «Служба доставки Кики» Хаяо Миядзаки — история взросления и обретения друзей.
  • «Ветер крепчает» Хаяо Миядзаки — аниме-биография авиаконструктора Дзиро Хорикоси. Антагониста нет, если не считать таковым войну.
  • «Волчьи дети Амэ и Юки» — героине надо в одиночку вырастить и воспитать двух необычных детей, это и без всяких антагонистов непросто.

Видеоигры[править]

  • Gone Home: проблемы Саманты только из-за того, что такое уж время было.
    • Время, конечно, бывает только таким, каким его делают люди… Но виновников так много, и каждый из них вносит уж настолько малую «лепту», что персонально поставить к позорному столбу и наречь «врагом» решительно некого.

Визуальные романы[править]

  • Ever 17: The Out of Infinity: в игре есть злобная корпорация, но она маячит где-то на фоне. Игра же про то, как группа выживших пытается спастись от затопления, при этом разгадывая тайны подводного комплекса и разбираясь в собственном запутанном прошлом.
  • Katawa Shoujo — роман о непростых отношениях ОЯШа (ну почти) и девушек с разными проблемами. Номия и отец Сидзунэ хоть и могут частенько козлить (особенно последний), но на антагонистов они не тянут (папаша так вообще особого участия в развитии событий не принимает).
  • Kanon — любая линия, кроме линии Май.
  • Shuffle!: если предыдущие примеры — явно с прикрученным фитильком, то эта игра являет собой один из наиболее чистых примеров тропа в эроге. В отличие от Катавы и этого вашего Бесконечного лета, отсутствуют также и конфликты между девушками — и это совершенно не мешает сюжету считаться одним из самых драматичных и лихо закрученных.