Нейтральная мораль

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Сила ночи, сила дня — одинаково фигня! »
— фольклор

Есть Добро, есть Зло. Что может быть между ними? Все оттенки серого? Нечто чуждое? Как насчет нейтралитета?

Они — часть чёрно-белого мира, отказавшаяся выбирать между чёрным и белым. Одни занимают место посередине между двумя крайностями, выступая третьим соперником в борьбе. Другие остаются в стороне от конфликта, их нейтралитет — это невмешательство. Есть те, кто стоит над схваткой и служит судьями. Есть миротворцы, пытающиеся остановить кровопролитную войну.

Абсолютным нейтралам совершенно ни к чему участие в борьбе Добра со Злом. Даже если одна из сторон победит, то и выгода им не нужна. Основной жизненный принцип: «Живи сам и не мешай жить нам. Или не живи, нам все равно. Мешать точно не будешь.»

Война Света и Тьмы — это постоянная угроза существованию вселенной. Нередко эти стороны изображают как две озлобленные сверхдержавы, одна немногим лучше другой. Тогда «нейтралами» становятся те, кто пытается не дать двум сторонам начать Армагеддон.

Пятиминутка критики[править]

Такие персонажи/фракции не выглядят полными уродами только в сеттингах, где тьма не есть зло, свет не есть добро, присутствуют все оттенки серого, а то и серобуромалиновая мораль. То есть однозначно правой и однозначно виноватой сторон не существует. Даже в черно-сером сеттинге «нейтралы», сидящие сложа ручки перед лицом мирового ППЦа и дизастера, выглядят в высшей степени кисло. С другой стороны, фракция, не вмешивающаяся в местные разборки из-за какой-то более важной цели (например, Ночной Дозор из ПЛИО) выглядит тем нормальнее и приемлемее, чем важнее цель.

Кроме того, не стоит забывать про разницу в восприятии. То, что самим участникам кажется великой чёрно-белой (причем обе стороны обычно мнят себя белой) битвой за справедливость, со стороны может показаться полнейшей бессмыслицей. Да и сами участники могут со стороны выглядеть не такими уж чистыми… Третья же сторона может счесть конфликт серо-серым и остаться в стороне.

Примеры сеттингов, где нейтралитет возможен[править]

  • «Ведьмак». Ведьмаки всё время говорят о своей нейтральности и о том, что ради борьбы с монстрами они находятся вне политики. Реальность оказывается намного прозаичнее, если в первой части игры отказаться вставать на сторону одной из группировок, то, следуя принципу «кто не с нами — тот против нас», на Геральта будут нападать все. Во второй части даже и такого выбора не дают.
    • Если говорить о литературном первоисточнике, то нейтралитет Геральта закончился на Цири. Когда девочка исчезла в неизвестном направлении, скорее всего, в Нильфгаард, Геральт объявил Империи свою маленькую частную войну.
    • Помимо этого, в книге можно вспомнить ещё Койона, который точно нейтралитета не придерживался: сражался против Нильфгарда в битве под Бренной. И погиб. Правда, его мотивы Сапковским не раскрываются.
  • «ПЛиО»: Ночной Дозор держал нейтралитет сколько мог, но когда на Север собственной персоной прибыл Станнис Баратеон и выручил дозорных в решающей битве, как-то не получилось уже потом выпереть его и соблюдать нейтралитет дальше.
  • «Серые» джедаи в Star Wars. Среди них есть абсолютно разные личности, в том числе и те, кто пассивно смотрят на убийц и насильников. Но в большинстве своем это просто рыцари в ржавых доспехах, имеющие мало общего с предметом статьи.
  • Вселенная Дозоров: на инквизиции лежит бремя предотвращения войны между светлыми и темными иными. Вот уж где действительно необходим нейтралитет, иначе начнется кровавая и бессмысленная война. Кроме того, в последних книгах автор, переосмысляя свои же взгляды, пришёл к следующему: светлые стремятся к тому, чтобы воплощать альтруизм и коллективизм (что нередко выливается в стремление заставить всех ходить строем и не рыпаться, например, Ночной Дозор попытался в начале двадцатого века учинить коммунизм, промывая людям мозги реморализацией, и при этом зная, что в результате получит в СССР могучую военную машину, угрожающую миру ядерной войной), а тёмные — эгоизм и индивидуализм (что совсем не обязательно плохо — Дневной Дозор организовал Ренессанс). Ну, а для нормального человека что сверхсоциальное общество мечты светлых, где ради интересов всех игнорируются желания каждого и под радужной оболочкой скрыт жёсткий контроль, что асоциальные джунгли тёмных, где прав тот, кто сильнее, одинаково чужды и некомфортны, а вот равновесие, охраняемое инквизицией, вполне приемлемо. Впрочем, все три фракции крайне неразборчивы в средствах, и потому выглядят одинаковыми уродами.
  • «Упорядоченное» Перумова: Древние Боги были тёмными незлыми, Молодые Боги — светлыми недобрыми. Хедин и Ракот, став Новыми Богами, стали придерживаться нейтралитета и равновесия как минимум к тому, что происходит в отдельно взятых мирах. Мало того, что божественное вмешательство в принципе разрушительно, они ещё и слишком заняты борьбой с разрушителями миров (Спасителем, Неназываемым) и апокалиптическими маньяками (Дальними, хаосовцами), чтобы отвлекаться на меньшее.
    • Это потому, что они ставленники Орлангура, который разделяет ту же философию «я нейтрален ко всему, кроме того, что угрожает существованию мира».
  • Dragonlance: Магия здесь исходит от трёх богов — светлого Солинари, нейтральной Лунитари и тёмного Нуитари. Каждому из богов соответствует орден магии, но по сути он один, внутри которого поделены сферы интересов: одним — опасные тайны, другим — защита слабых, третьим — знание ради знания. Ордена различаются не больше, чем факультеты Хогвартса, — и довольно похожи на них, если не брать в расчёт Хаффлпафф.
  • «Приговор» Юрия Нестеренко (хотя это скорее серо-черный сеттинг): в продолжающейся уже двадцать лет гражданской войне многие на самом деле «не на стороне Льва или Грифона, а на стороне своего желудка» — хотя для виду принимают сторону того, кто в данный момент может лучше отблагодарить или (что чаще) представляет бОльшую опасность. Яркие примеры — мельник, у которого один сын ушел в армию Льва, второй — Грифона, наемник Гюнтер, воевавший за тех и других и убивший примерно равное число обоих и, разумеется, протагонист Дольф, после гибели учителя от рук науськанных церковью невежд «заковавший себя в броню равнодушия, чтобы избавиться от испепеляющей, но бессильной ненависти». Принципиальная философия Дольфа — «я служу только себе, мне никто не нужен и мне ни до кого нет дела». Он презирает всех людей без исключения, помогая только тем, кто ему платит, и убивая только тех, кто нападает на него лично (в последнем, впрочем, он связан данной покойному учителю клятвой). После встречи с Эвелиной, однако, эта философия начинает давать трещину и окончательно рушится после того, как Эвелина оказывается в плену у своего злейшего врага.
    • «Песенка негероя» того же автора вся об этом. Хотя, поскольку это только песня, трудно сказать, какой там сеттинг (официально подается как черно-белый, но герой настаивает, что хрен редьки не слаще).
  • «Злодеи поневоле» Ив Форвард. Чрезмерное усиление любого из начал чревато для мира вполне озязаемыми, и довольно неприятными последствиями, вплоть до гибели. Однажды в Великой Войне победил Свет... Что интересно, герои-сторонники нейтралитета не считают свою позицию единственно верной. Их мудрая наставница в красках расписывает, какой бедой обернется для мира доминирование их взглядов, если они не ограничатся возвращением к равновесию сил.

Примеры сеттингов, где нейтралитет невозможен[править]

  • Классическая трилогия Star Wars: соблюдавший нейтралитет Хан Соло в конце концов примкнул к повстанцам и поучаствовал в уничтожении двух Звезд Смерти.
  • «Хроники Нарнии», особенно «Последняя битва»: принцип «гномы за гномов» в конце концов сыграл на руку силам зла. Гномы во вселенной Клайва Льюиса — метафора атеистов и экзистенциалистов, которые от моральной метафизики осознанно дистанцируются, но которым в мире с объективно действующими метафизическими этическими началами места нет. Тема раскрыта в «Принце Каспиане», где есть рыжие гномы, которые на словах ни в какого Аслана не верят, но интуитивно держатся стороны добра, и чёрные гномы, которые готовы осознанно пойти на союз и со злом, если он принесёт им выгоду.
  • «Властелин Колец» и «Сильмариллион». Там встречаются персонажи, не ввязывающиеся в ключевые конфликты, однако при этом они все равно, как правило, находятся либо на стороне добра (Том Бомбадил), либо на стороне зла (Шелоб).
  • Александр Больных, трилогия «Дорога». Мораль королевства Найклост проще выразить отрывками.
« — Я хотела бы говорить с гроссмейстером, — упрямо повторила Ториль.

— Нет.
Принцесса начала злиться, красные пятна выступили у нее на скулах.
— Есть вещи выше твоего понимания, командор. Твой слабый ум не в силах охватить их.
— Гроссмейстер не пожелал встречаться с тобой.
— Я все-таки прошу встречи с гроссмейстером, пусть он выслушает меня и только тогда решает.
— Новости? — зловеще спросил командор. При этом страшном слове оба воина, стоявшие за его спиной, положили руки на мечи.
— Вы пытаетесь угрожать мне оружием? — почти весело удивилась принцесса. — Повелители Огня пока не враждуют с Найклостом.
— Избави нас Вечность, — отозвался командор, махнув рукой воинам. Те снова замерли, как две железные статуи.
— Новостей нет, — сказала Ториль. — Все старо, как мир. Морской Король. Передай эти слова Ранденшрайзену.
Командор отрицательно качнул шлемом.
— Нет. Найклост вечен неизменностью. Нет новостей — хорошая новость. И бури, несущиеся над миром, огибают горные стены королевства. Чистыми и светлыми остаются воды Голубого озера. Мы не вмешиваемся в дела мира и не позволим миру вмешиваться в наши дела. Это слова гроссмейстера.
— Последние слова?
— Да.
Ториль тяжело вздохнула.
— Вы берете на себя страшную ответственность, ты и гроссмейстер. Черные горы кажутся вечными, но вспомни о каменной буре, расколовшей этого великана. Она может повториться. И тогда новости придут в Найклост, страшные новости. Голубое озеро замутится и покраснеет от крови. И это будет лежать на твоей совести.
— Мы, дети Лоста, вечного и неизменного, только выполняем его веления, — возразил командор. — Мне приказал гроссмейстер, ему приказал маршал Нетцльбек, а тому приказал великий магистр, устами которого говорил сам Лост.
— Ну, прощай, командор. Но помни мои слова. Несокрушимым кажется Норденкалст, но рушатся не только стены, а даже горы.
— Лост вечен, — упрямо повторил командор.

»
— «Золотые крылья дракона»
« — Я только старался сохранить все неизменным, — процедил Лост.

— И для этого ты договорился с Морским Королем? — ехидно спросила Рюби. — Иначе откуда взялись в твоей армии туманные нетопыри?
— Именно! — горячо воскликнул Лост. — Ты забыла девиз Закрытого королевства. В Найклосте нет новостей. Морской Король был вечно, и попытка уничтожить его означала попытку принести новость. Только для сохранения существующей незыблемости я и выступил в поход.
— Странно у тебя получается, — качнула головой Рюби. — Значит, если зло вечно, то его надлежит бережно сохранять?
— Конечно, — убежденно ответил Лост. — Зло так же вечно, как и добро. Невозможно сохранить одно, уничтожив другое. Если ты истребишь зло, то его место займет прежнее добро, и ты будешь вынуждена вступить в борьбу с тем, что еще вчера защищала. Невозможно представить палку без одного конца. Ты отрезаешь конец, но концом становится бывшая середина. И так до бесконечности, пока не исчезнет вся палка. Ведь это означает полное стирание понятий добра и зла, света и тьмы, смешение их обратно в первозданный хаос. Или ты добиваешься именно такого исхода? Стоит ли сегодня ломать копья, чтобы назавтра вступить в бой с самим собой? Когда-то мы если не были союзниками, то уж во всяком случае не могли и подумать, что вступим в сражение. А что сейчас? Наши армии схватились насмерть. — В голосе Лоста не было раскаяния, лишь сожаление, причем Хани не понял, о чем Лост сожалеет: что вступил в сражение или что проиграл его.
— Спорить с тобой совершенно бесполезно, — вздохнула Рюби. — Мрак уже настолько сгустился в твоем сердце, что ты окончательно перестал различать черное и белое, свет и тьму. А ведь когда-то тебя вполне заслуженно звали Флоунинг Благородный.
— Я был и остался им. Не в твоих силах лишить меня титула.

»
— «Железный замок»