Наука — это плохо

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Наука — это плохо. Нет, действительно! Учёные же сами не понимают, что они делают! И они в своём безумном желании управлять природой, которое они зовут «жаждой познания», способны просто уничтожить весь мир ради науки!

Скажем, так — строит некий учёный некое устройство… Строит… Запускает… И всему хана! Почему вдруг? Ну, сказали же вам, они сами не понимают, что делают. Может, он строил машину времени. Или космический корабль. Или вышку телерадиовещания. Или просто какую-нибудь хрень, которая не имеет определённого назначения, но для науки ну очень интересна. Главное — он посмел играть с силами, которые дозволены лишь Богу, вот так! И был за это справедливо наказан.

Ах, наука развивается и применяется, а мир и не думает уничтожаться? Не страшно. Учёные придумают что-нибудь похуже. Они всё время почему-то пытаются достигнуть хотя бы чего, хотя не представляют сами, чем всё это может обернуться:

  1. Автоматизация.
  2. Создание чего-то потенциально разрушительного.
  3. Генетическая инженерия, кибернетика и трансгуманизм в целом.
  4. Бессмертие.
  5. Сотворение жизни.
  6. Воскрешение мёртвых.
  7. Попытки занять место Бога.

А ещё они могут попробовать создать искусственный разум. Который тут же вырвется на свободу и укокошит или поработит создателей. А вместе с ними — и всё остальное человечество. Ну, как же — он же абсолютно чужд всему живому, для него желание убить всех людей так естественно!

Или ещё страшнее — наука не создаст искусственный интеллект, она найдёт способ самих людей улучшить искусственно. Сделать машинами, вы понимаете! Превратить в механические автоматы! И это, разумеется, её жестокие жрецы-учёные проделают с каждым насильно.

Это всё фантастика? Да что вы говорите! Взгляните в окно! Природа гибнет! Редкие звери вымирают! Леса вырубили! А кто виноват? Да ваша ненаглядная научная цивилизация, кто же ещё!

Вам этого мало? Вы говорите, что наука рациональна. Вы говорите, что наука не может создать что-либо случайно, тем более машину апокалипсиса, что никто и никогда не создаст такой агрессивный искусственный интеллект, который будет стремиться к бесцельному уничтожению всех вокруг, что трансгуманизм призван расширить возможности человека, а не ограничить их, что как раз перед наукой стоит задача спроектировать производства так, чтобы они не наносили ущерба окружающей среде — ведь именно это наиболее целесообразно с точки зрения блага людей. Хорошо. Вот вам аргумент, на который вы ответить не сможете. Наука плоха именно тем, что она рациональна. Значит, она бездушна. В ней нет места чувствам, вы понимаете? Равно как нет места и морали. Со строго рациональной точки зрения ничто не мешает одному человеку убить другого человека ради своей выгоды — в денёжном эквиваленте, например. Наука отрицает традиции и авторитет, а, значит, она бездуховна. Наука ставит благо человека выше всего — а как же Бог/Природа/Летающий Макаронный Монстр <подставить нужное>? Вот потому-то науку и следует ограничить, а ещё лучше — запретить. Ибо воистину!

Почему же?[править]

То, что наука — плохо, считают, как ни странно, очень многие. Такие настроения даже удостоились своих неологизмов из латинских корней — антисциентизм и антиинтеллектуализм. Разумеется, они нашли своё представление и в научной фантастике (только не в той, которая алмазно-твёрдая, Тзинтч упаси!), чему этот троп и обязан существованием.

Прежде всего, враждебность к науке в обществе обусловлена страхом — страхом перед неизвестным. С одной стороны, научные модели природных явлений простираются очень, очень, очень далеко. С другой стороны, среднестатистическому гражданину нашей цивилизации разбираться хотя бы в их основах совсем не обязательно (а разобраться, нередко, ещё и очень сложно). Потому большая часть населения знает, что очень многие жизненно важные элементы нашей культуры созданы инженерами на основе принципов, которые вывели учёные, но не знает, что именно представляют собой эти принципы, и чем именно занимаются инженеры и учёные. Сознавать это… не очень-то комфортно, что и выражается в страхе перед наукой, который обычно выражается во враждебности к ней.

Помимо того есть определённые слои населения и организации, которым развитие науки и рационального способа мышления попросту невыгодно. Например, авторитарные правительства или религиозные культы (если вы не согласны с последним, вспомните Галилея и Джордано Бруно[1]).

Типичные доводы[править]

Результаты деятельности учёных непредсказуемы, а потому — опасны[править]

«Мы не знаем всего, и то, как это будет работать, мы тоже не знаем». Вмешиваться в естественные процессы, происходящие в природе, опасно. Человеческое знание не может быть абсолютным, а, значит, вмешавшись мы рискуем сделать только ещё хуже. Потому рисковать, пытаясь изменить что-то, не следует. Наука опасна.

Почему это неверно?[править]

Потому что на самом деле наука основана на идее предсказуемости и прогнозируемости. Инженеры не могут строить завод по производству сладких печенек, а на выходе получить Машину Судного Дня уже потому, что они прекрасно осознают все процессы, которые будут происходить в их творении. Если это не так, то в лучшем случае получится крайне аварийный и опасный для своих работников завод по производству печенек, а в худшем — совсем не работающий завод по производству печенек, но это будет именно завод по производству печенек, а не ядерная бомба. Да, строительство тех же заводов может повредить окружающей среде. Но может и не повредить — если ставить такую задачу (другое дело, что на реальных заводах её ставят редко, почему — уже за рамками этой статьи).

Не вмешиваться — не выход. В первую очередь вот почему: мир устроен совсем не так, чтобы людям в нём было удобно и комфортно. Мир даже не устроен так, чтобы самому поддерживать своё развитие от простых форм к более сложным — экологические катастрофы легко способны возникать и без вмешательства человека, просто как закономерное следствие эволюционных процессов[2]. Не говоря о том, что банальное падение метеорита способно вызвать массовое вымирание живых существ, и на всей Земле только человек с его технологиями способен (может быть) его предотвратить.

Собственно, вся демагогия об опасности науки основана на стыдливом замалчивании альтернативы. А она такова: или разумные и просчитанные риски, связанные с развитием науки и технологий — или слепые хаотичные природные процессы, для которых не существует ни чьих-то прав на жизнь и свободу, ни рациональных стратегий. Естественные процессы куда более опасны и безжалостны, чем любая наука. Природа, в конечном счёте, обрекла нас всех на смерть. Наука пытается таковую отодвинуть и, возможно, в конечном счете таки отменит совсем.

Рациональное зерно[править]

Да, конечно, при недостаточном уровне прогнозирования результата масштабный проект может оказаться опасен помимо воли его создателей. Это причина отказываться от таких проектов? Нет, повод рассчитывать последствия лучше.

С помощью научных знаний можно создавать опасные и очень опасные вещи. Оружие, например. Как такие знания применить — зависит от тех, кто ими обладает. Иначе говоря — науку можно использовать для опасных целей, но это говорит не о том, что плоха наука, а о том, что плохи люди, которые её так применили (точнее — у этих людей плохие убеждения и плохая политика). Яркий пример — ядерная бомба. Если в очень простом изложении: изначально делали топливо для атомных электростанций, и предупреждали, мол, «аккуратнее с этими штуками, допустите оплошность — хана всему в радиусе n*10 километров!» А военные как раз и подумали: погоди-погоди-ка, «хана всему»? «N километров»? Хе-хе-хе…

  • История повторяется: изначально китайцы использовали ракеты исключительно для фейерверков, по после какого-то крупного несчастного случая с человеческими жертвами кому-то из военных пришла в голову мысль: а что, если…

Хотя даже в случае с ядерной бомбой всё не так просто — наличие у СССР и США впечатляющего ядерного арсенала было, пожалуй, основным фактором, сдержавшим Холодную войну от перехода к горячей стадии.

Наука требует отстранённого, безэмоционального подхода, она делает мир серым и бездушным[править]

«Как вообще можно считать, что любовь — это всего лишь комбинация определённых гормонов в крови?» Наука — это занятие, которому чужды чувства, эмоции, фантазия. Научный подход чужд красоте — для него превыше всего целесообразность. Учёный лишён свободы воображения, он скован рамками математических формул и правил холодной логики. В музыке наука видит звуковые волны, в радуге — белый свет, разложенный в спектр, в человеческих чувствах — железы, гормоны и рефлексы. Даже если это и так, разве не лучше просто не обращать на это внимания и сосредоточиться на образах и ассоциациях, которые вызывают эти вещи?

Почему это неверно?[править]

Потому что одно другому не мешает. Если ты знаешь, что радуга — это результат преломления лучей с разной длиной волны, радуга от этого не перестанет быть для тебя красивой. И если ты знаешь, что твои чувства имеют материальный носитель — гормоны — ты не лишишься своих чувств. Или лишишься, поняв, что толкало тебя на безумные поступки и как этому можно противостоять. И окажешься только в выигрыше. Более того, наука сама по себе не лишена эстетики. Строгая симметрия математических формул. Сложная взаимосвязь цепочек биохимических реакций. Да, конечно, красоту такого рода может осознать только тот, кто сам занимается изучением соответствующей отрасли науки — но чем это плохо?

Кроме того, многие учёные признавались, что первично осознавали решение научной задачи образно, а только потом описывали его строгим математическим языком. Так что они действительно созерцали мир, причём таким, какой он есть, иначе решение было бы неправильным и нерабочим. Это вам не рисовать в наркотическом угаре лишённую смысла и логики ахинею, которая только на эмоциях впечатлительных личностей играет.

И не забываем про огромное количество гуманитарных дисциплин, по факту занимающихся познанием духовного мира человека через язык/искусство/события прошлого/философию/законы/нужное вставить.

Наука и рациональный способ мышления ведут к бездуховности и нигилизму[править]

«Материалистический поход обесценивает традиции наших предков!» Как же духовность? Как же мораль? Быть рациональным — это значит не принимать на веру авторитет. Не принимать на веру авторитет — значит отрицать мораль и этику, ведь что кроме традиции и обычая может их гарантировать? Ничего. Рационально поступать — значит всегда и во всём заботиться только о своей выгоде, о материальном, о деньгах и своей безопасности — в ущерб другим, конечно. Рационализм опасен для общества.

Почему это неверно?[править]

Потому что этика может иметь и имеет рациональную природу. Вопрос оптимальных стратегий поведения изучается в рамках теории игр. Классическим примером является дилемма заключённого, когда следование личным интересам приводит к тому, что все оказываются в худшем положении. А этическая философия Канта с его категорическим императивом объясняет, что нравственное поведение и есть самое рациональное, что мораль не нуждается в авторитетах, а напротив, основана на том, что другой человек такой же как ты.

Традиции бывают объективно доброкачественные, а бывают объективно дурные. А бывает, что одна и та же традиция в одних обстоятельствах срабатывает как годная, а в других — как вредная. Полагаться на традицию, обычай и авторитет как на палочку-выручалочку не менее (если не более) опасно, чем злоупотреблять чем-либо связанным с наукой.

Опасно всё, что ты используешь для воздержания от вникания в смысл, вместо того чтобы использовать это же самое для усовершенствования своего мышления.

Примеры[править]

Литература[править]

  • «Основание» Айзека Азимова — включает в себя 1, 2, 4 и 5, что и привели к созданию его трёх законов робототехники.
  • Dune — в результате восстания машин первый принцип действительно начал считаться грехом. Их принцип прямо и гласит «нельзя создавать машину, подобную живым», хотя там ничего не говорится про изменение жизни.
    • А Бене Гессерит тянет на третий тип
  • Франкенштейн служит практически кодификатором для пятого пункта уже вошедшим в массовую культуру.
  • Братья Стругацкие:
    • «Трудно быть богом» — такую политику проводит дон Рэба, придя к власти в Арканаре.
    • «Далёкая Радуга» — редчайший случай сабжа у авторов: мало того, что вышедший из под контроля эксперимент уничтожает целую планету, так нам ещё и показывают бессмертного киборга, лишённого эмоций и от того страдающего.
    • «Жук в муравейнике» — Айзек Бромберг считает, что плохой науки не бывает, а Мировой Совет и его «дубинка» КОМКОН-2 с этим радикально не согласны.
  • Рэй Брэдбери. Плохой науки много и со вкусом. Единственное научное достижение в его книгах, которое не относится к плохой науке — это космическая техника.
  • Север Гансовский. В самом знаменитом его рассказе «День гнева» (и его экранизации) учёный Фидлер выводит разумных медведей (в экранизации — обезьян) — «отарков», сочетающих научный склад мышления и звериную агрессию. Сам Фидлер прямо сравнивается с выведенными им чудовищами, всячески подчёркивается его презрительное отношение к людям, выработанное чувством собственной гениальности и оторванностью от общества. Справедливости ради, следует подчеркнуть, что Гансовский обличает не науку вообще, а лишь исследования, не ставящие целью делать благо для человечества.
  • Кодификатор тропа — роман Мэри Шелли о Франкенштейне и его чудовище.
  • Практически все книги Сурена Цормудяна: так или иначе, всё зло от науки.
  • Клайв Льюис, «Мерзейшая мощь». Учёные из ГНИИЛИ дьяволопоклонники буквально. Шестой и седьмой грехи прилагаются. Да и остальные тоже.
  • Кстати, у С. Лема аверсия, будь то «Кибериада», приключения И.Тихого или еще что-то. Наука тут совсем не плохая, а пагубные последствия возникали из-за того, что общество (не обязательно человеческое) не было готово к новым открытиям и изобретениям.
  • А.Бирс «Изобретательный патриот». Изобретатель довел короля до того, что тот его казнил. После этого же монарх объявил изобретательство самым страшным преступлением.
  • Дэн Браун «Ангелы и демоны» — таково мнение у главгада. Вернее, он считает, что религия должна тормозить темпы науки.
  • Существует теория что Ньярлатхотеп в книгах Лавкрафта — аллюзия на Николу Теслу. Причём на грани На тебе!.

Кино[править]

  • «Отроки во Вселенной» — люди с другой планеты создали роботов, которые могли улучшать других роботов, а те решили улучшить людей. Улучшили… и люди на поверхности планеты вымерли.
  • Matrix — предыстория событий, по которым человечество оказалось в таком положении, говорит именно об этом.
  • Terminator — точно так же, первый номер.
  • «Я-легенда» — мы создали лекарство от рака. Но все умерли и превратились в зомби-вампиров. Номер два.
  • «Le avventure dell’incredibile Ercole» («Геркулес 2», 1985). Дедал и Минос решили устроить свой порядок (точнее — хаос), опираясь на науку. Собственно невероятные «колдунства» Миноса — результат научной деятельности. А Зевс, Афина, Геркулес и прочие положительные персонажи являются приверженцами старых порядков.

Телесериалы[править]

  • «Sliders» — в одном мире, люди ужаснулись, увидев взрыв атомной бомбы, и решили запретить науку и развитые технологии вообще, вернувшись в начало XX-го века. Изобретение и использование новых вещей строго карается (например, часы с секундной стрелкой). И как назло, таймер (устройство для межпространственного перемещения) ломается как раз в этом мире, где нет ни нужных запчастей ни даже подходящих инструментов. Оказывается, бюро, контролирующее запрет на науку не уничтожает а собирает образцы изъятых технологий и намерено сколотить целое состояние на патентах, когда запрет отменят.
  • «The Outer Limits» — в одной серии, науку и технологии отменили в далёком будущем. Выбросили автомобили, и все ездят верхом или на повозках. ГГ этого эпизода — путешественница из прошлого, пытающая убедить правительство США сменить политику и вернуть науку. Правительство устраивает суд, позволяя ей принести аргументы в пользу отмены запрета, тогда как ещё один путешественник во времени (похоже, из альтернативного будущего) настаивает на её казни и поддержке запрета). В общем, если оставить запрет, то человечество уничтожит чума. Если запрет убрать, то люди нарвутся на более развитую цивилизацию и разозлят их. В результате, второй путешественник добровольно отправляется в далёкое прошлое без машины времени, а затем взрывает бомбу, уничтожая Вашингтон.
  • Star Trek — несмотря на пронаучную направленность, этот троп нашёл место и там.
    • Первый принцип — хотя бы 35 и 53 серии оригинального сериала, где автоматическое оружие продолжало уничтожать миры, даже после ухода их создателей, а второе — компьютер отказывается выключиться и продолжает атаковать дружественные корабли.
    • Третий принцип — Хан не даст соврать, равно как и Евгенические войны, в которых он участвовал. Именно поэтому в Федерации генетическая инженерия запрещена, а за всё время был только один положительный персонаж с модификациями.
  • Доктор Кто — любая технология, которая нужна, чтобы решить проблемы с энергией или ресурсами на Земле, избавиться от загрязнения и тому подобное — на самом хитрый план пришельцев по покорению земли. Номер два.
    • А далеки и киберлюди олицетворяют просто таки третий тип.
    • В одном из эпизодов крадут технологию регенерации Повелителей Времени, в результате чего превращаются в вечно мутирующих существ. И чтобы избавиться от страданий простят помощи Пятого Доктора. Четвёртый тип.
  • Battlestar Galactica — не только искусственный интеллект (создание сайлонов), но и весь научно-технический прогресс в целом в конце сериала объявляется злом, от которого следует избавиться, отправив все корабли в Солнце и перейдя на уровень каменного века.
  • Вавилон-5 — даже ворлонцы в своё время напоролись на троп, доигравшись с Третьим Пространством.

Мультфильмы[править]

  • «Том и Джерри» — в одном из выпусков (Guided Mouse-ille) герои до того увлеклись пакостями друг другу при помощи науки, что вернули Землю в каменный век.

Аниме и манга[править]

  • Neon Genesis Evangelion — проект Комплементации является именно третьим пунктом, хотя там именно научность происходящего несколько сомнительна. И одновременно с этим совмещён ещё и с четвёртым, ибо делает бессмертными, а ещё и шестым, так как там находятся и те люди, что уже мертвы. Ну и конечно — седьмой, ибо человечество превращается в Бога. Хотя SEELE, напротив, уверены что их дело святое и правое, а их оппоненты стремятся не дать человечеству воссоединиться с Богом. В общем, когда безумная наука сталкивается с безумным сектантством, ничего хорошего не выходит.
    • А сам процесс сознание новых Ев может быть третьим или пятым пунктом, но нам так точно и не известна технология. Ну кроме того факта, что Евы — киборгизированные (наполовину выпотрошенные в процессе и лишенные свободы воли) клоны Ангелов.
  • Fullmetall Alchemist — шестой пункт. Вот нельзя и все. Любая попытка алхимиков вернуть человека к жизни приводит к крайне неприятным последствиям для самих алхимиков. А гомункулы появились в результате нарушения пятого пункта (шестого в полуканоническом первом сезоне).

Видеоигры[править]

  • Mass Effect — квариане создали гетов в качестве дешёвой рабочей силы, но в итоге те обрели разум и после того, как их попытались отключить, восстали. Учитывая что до этого квариан были миллиарды, а после всего семнадцать миллионов, то Утренняя Война представляла собой сущий геноцид, в результате которого Совет запретил исследования ИИ.
    • Правда, во второй части Легион заявляет, что они действовали только в виде самообороны и не несут обиды на создателей, более того, ждут, чтобы они вернулись, дабы могли жить в мире. Только меньшинство гетов поверило в божественность Властелина.
    • Тем не менее, уже в первой части, не смотря на все запреты Совета, можно найти две созданных программы ИИ, одну на Цитадели, а вторую на Земле. Притом, в обоих случаях созданные специально.
    • Ну, а педаль в пол выжимает Катализатор с причинами возникновения Жнецов, который и сам является в какой-то мере иллюстрацией к этому тропу.
    • А педаль в асфальт — все без исключения эксперименты «Цербера». Как шутят в англоязычном фэндоме игры, «Если ученые Цербера построят кофеварку, то она взбунтуется, убьет ученых, захватит базу, а потом ее взорвет».
  • Mass Effect: Andromeda. Одно слово — Скверна. Своеобразное «минное поле» из нестабильной темной энергии, которое использовало против местных предтеч некая неизвестная инопланетная цивилизация. Менее чем за 600 лет превратила скопление Элее в очень «веселое» место со сходящими со своих орбит планетами (из-за гравитационных флуктуаций), сумасшедшей экологией и гоняющимися за космическими кораблями энергетическими «метастазами». Руки бы (ну, или их эквивалент) поотрывать этим анонимным «умникам»…
  • Deus Ex — посвящён именно третьему пункту и проблемам киборгов, а так же реакции общества на это, особенно недавно вышедшие игры.
  • Серия S.T.A.L.K.E.R. — Зона появилась в результате неудачных экспериментов учёных из «О-Сознания».
  • Fallout: New Vegas, дополнение Old World Blues. Пожалуй, весь сюжет DLC завязан на данном тропе, так что перечислять примеры тут можно долго.

Настольные игры[править]

  • Warhammer 40,000 — учитывая саму суть этого сеттинга, не удивительно, что это не раз встречалось.
    • Первый принцип — создание и бунт Железных Людей, которые очень сильно подорвали человеческую цивилизацию, после чего создание Изуверского Интеллекта было запрещено, — хотя будем честны, Дух Машины это тот же ИИ, просто Механикусы уверены, что им можно — остальным нельзя (к тому же, очень немногие из Адептус Механикус действительно понимают, что имеют дело с ИИ, так как в основном они не заморачиваются действительным смыслом технологии, а бездумно копируют и после ритуализированно обслуживают её строго по древней инструкции, а к тем, кто понимает, могут возникнуть вопросы у Инквизиции).
      • Это не совсем так. Дух Машины представляет собой отражение сущности машины и направленных на нее эмоций (молитв, литаний) в Имматериуме. Поэтому, чем древнее устройство, тем оно «прокачаннее».
    • Третий принцип — напомним, что именно генетические модифицированных примархи заварили всё бучу под названием Ересь Гора.
    • Шестой для экипажа дредноутов, которые зачастую постепенно сходят с ума в своих роботах. А в смеси с четвёртым ещё и для некронов.
  • Old World of Darkness. Сеттинг для игры в мрачное городское фентези; самым известным представителем является Маскард Вампира. Тем не менее, это лишь одна из «линеек» сеттинга. В то время как по крайней мере в трёх из них главный антагонисты героев связаны с наукой. В Mage: The Ascension герои-маги противостоят вездесущей Технократии, которая хочет избавить мир от магии и заменить его наукой, поскольку магия слишком непредсказуема и опасна (но и среди самих магических Традиций две смотрят на мир через призму науки и технологии (более того, они были частью Технократии, пока их идеи не объявили не соответствующими общей парадигме), а сама Технократия гораздо лучше некоторых альтернатив (для магов гораздо более хтоничным злом являются Те Извне, против которых маги и технократы объединятся не раздумывая, хотя после победы наверняка и посрутся на тему применённых методов)). Что характерно, сами Технократы тоже являются магами, однако в полной мере это осознаёт только узкая верхушка этой глобальной организции. В Changeling: The Dreaming наука тоже рассматривается как нечто, что уничтожает магию, отучает детей мечтать и делает мир серым и скучным (но род нокеров известен своими безумными механизмами, работающими от Гламора). Что интересно, сами учёные, как правило, наоборот полны Гламура, но их достижения, делающие жизнь простых людей проще, делает её ещё и банальнее и скучнее, тем самым разрушая мир грёз. И, наконец, в Werewolf: the Apocalypse одними из противников оборотней-гару являются, наряду с инфернальной коорпорацией Пентекс, загрязняющей природу, учёные, которые ловят оборотней и изучают их природу.

Музыка[править]

  • «Автограф» — песни «Истина» и «Нам нужен мир».

Фанфики[править]

  • Fallout: Equestria (глава 14) — за благополучием Стойла Двадцать Девять следил искусственный интеллект, и когда случайно был повреждён талисман воды, обеспечивающий Стойло водой, ИИ начал устраивать несчастные случаи, чтобы сократить население достаточно, чтобы воды хватало всем. Талисман воды постепенно продолжал разрушаться и в конце концов полностью разрушился.

Реальная жизнь[править]

  • Оружие массового поражения. Пример того, как науку можно использовать в очень, очень, ОЧЕНЬ плохих целях. Но, с другой стороны, благодаря ядерному оружию прекратились крупные конфликты, которые возникали до этого каждые 20-30 лет — возможная угроза полного уничтожения заставила правительства искать компромиссные решения. Там, где ядерного оружия нет и в ближайшее время не появится — всё, как видно, по-старому: войны просто переместились на периферию мира.

См. также[править]

Примечания[править]

  1. Джордано Бруно казнили за то, что он объявил, что Солнце — и есть Бог, поэтому планеты вращаются вокруг него. Т. е. за ересь, а не за науку. Хотя планеты Солнечной системы действительно вращаются вокруг Солнца.
  2. Самая масштабная за всю историю Земли — кислородная. Первые живые организмы не дышали кислородом — его просто не было на Земле, он к тому же был для них ядовит. Когда первые бактерии стали способны к фотосинтезу, они начали выделять кислород, тем самым убив бо́льшую часть существовавших тогда живых существ. Остальные приобрели способность выживать в контакте с кислородом, а затем и использовать его для получения энергии путём окисления. В истории жизни на Земле было пять Великих вымираний, не считая мелких. Более 99 % известных биовидов — это вымершие виды. И всё это происходило задолго до появления науки (а в большинстве случаев — и человека как такового).