Мусульмане плохие

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Balalaika-videoinspector.jpegБалалайка докладывает:
Posmotre.li не интересуется политикой и не считает одну религию хуже другой. Нас интересуют только художественные приёмы и штампы — а также те тексты (и прочие феномены), которые нашли широкое отражение в массовом сознании и массовой культуре. Если эта статья задевает ваши чувства, предлагаем вам просто её не перечитывать (однако и не портить).
Emblem-important.pngНе надо здесь реальной жизни!
Особенность темы этой статьи в том, что её нельзя применить к реальной жизни. В реальной жизни нет, к примеру, объективного добра и зла, а вторжение в личную жизнь реальных людей выходит за рамки приличия. Пожалуйста, помещайте только вымышленные примеры.
Склифосовский.pngВкратце
Всё плохое, что мы знаем и думаем о мусульманах. Всё хорошее — здесь и вот тут.

Данный троп зародился на заре Средневековья, едва не помер в ХХ веке и с новой силой заиграл после арабо-израильского конфликта, достигнув максимальной популярности после 9/11.

Молодые исламские государства были серьезной угрозой на исходе Темных веков, когда под ними была вся Испания, а если бы не Карл Мартелл, то и Франция. Потом христианский мир перешел в наступление: Реконкиста и Крестовые походы. Потом фортуна опять переменилась: крестоносные королевства накрылись, Византия постепенно перешла к туркам вся, а вскоре и Балканы с Грецией оказались под их властью. Потом установился статус кво: вялотекущее противостояние, периодически взрывающееся боевыми действиями. В XIX в. христианский мир снова перешел в решительное наступление. И хотя войны из религиозных стали колониальными либо национально-освободительными, образ «плохого мусульманина» по-прежнему пользовался спросом. Но в Первой Мировой, хотя Турция и оставалась одним из ключевых противников, англичане поддержали арабов, которые хотели построить шариатское государство под руководством эмира Мекки. Так что образ «плохого мусульманина» пришлось пока задвинуть в самый пыльный угол. Пожалуй, дольше всего его эксплуатировали в СССР: шла борьба с остатками басмачей, в Средней Азии утверждалась молодая советская власть — и главными врагами ее выступали нехорошие баи, угнетающие дехкан, да муллы-мракобесы, норовящие завернуть комсомолок в паранджу.

Но ближе к концу ХХ века образ плохого мусульманина достали с чердака и стряхнули пыль: в идеологическом противостоянии «холодной войны» многие исламские государства гласно или негласно поддерживали СССР. А когда СССР ушел с политической арены, исламские фундаменталисты заняли почетные места в первых рядах голливудских злодеев. Да и в России, как и на всём постсоветском пространстве, события на территориях б. СССР (Чечня) популярности мусульманам не прибавили…

В целом типовой образ плохого мусульманина таков:

  • Жестокость. Плохой мусульманин не щадит ни своих, ни чужих: неверных щадить сам Аллах не велит, а правоверные все равно попадут в рай, не нужно слишком заботиться об их бренных телах.
  • Коварство. Коран запрещает лгать только своим, из чего многие делают вывод, что неверным лгать можно. Но иногда можно и своим.
    • Впрочем, поскольку они все же являются людьми, то иногда даже радикалы не прочь выпить водки и закусить свининой. Главное — не давать этого делать другим, так что в этом списке должно быть ещё и лицемерие.
    • В исламе существуют две специальные доктрины: Китман и ат-Такия.
  • Мракобесие. Плохой мусульманин знать ничего не хочет о том, как далеко продвинулась наука со времен Пророка. В крайнем случае он готов смириться с прогрессом в оружейном деле.
  • Агрессивная патриархальность, насилие над женщинами и отношение к ним, как к унтерменшам.
  • Поголовный милитаризм. Оружие достают любым путем и учат обращению с ним даже детей.
  • Стадность. Провокаторы делают тролльфейс, когда вооруженная толпа устраивает резню и погромы. Зачем? Все побежали, и я побежал.
  • Нетерпимость к другим религиям и культурам. В лучшем случае заставят платить джизью, что, объективно говоря, является обычным вымогательством, и будут навязывать свои порядки. Проще говоря, запрещать, сжигать и громить.
    • Джизия времен халифов — 4 динара. Для сравнения, налог с успешного крестьянского хозяйства в Византии на пике расцвета — 2-2,5 номисмы, равных по содержанию золота динарам. Соответственно, 2-2,5 динара.
  • Нетерпимость к другим течениям ислама (!).

Родственные тропы[править]

Где встречается[править]

Фольклор[править]

  • Эпические песни народов, когда-либо находившихся под властью мусульман (южные славяне) или долго с ними воевавших (восточные славяне, испанцы). Хотя там скорее архетипическая ненависть к чужому и враждебному, плюс в случае с южными славянами ещё и классовая вражда угнетённых против угнетателей. Ислам как религию сказители обычно знали весьма слабо и видели в нём что-то вроде гибрида язычества с сатанизмом.[1] Но всё же конкретные анти-исламские мотивы иногда проскакивают.

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • Елена Чудинова, «Мечеть Парижской Богоматери».
  • К. Медведевич, трилогия «Ястреб Халифа». Мусульмане, правда, фэнтезийные, и называются не мусульманами, а ашшаритами, и даже пророком у них был Али, а не Магомет, но при этом почти все списано с реальной истории Арабского халифата. Слово Божие гласит, что автор, описывая массовую резню, пытки, сексуальное насилие над детьми и так далее, смягчает картину.
  • Цикл Александра Афанасьева «Бремя Империи»: одно из главных мест действия в книгах — Ближний Восток, Северная Африка и Средняя Азия, где основными противниками (и союзниками тоже) являются именно мусульмане.
    • Но особенно ярко троп выражен в его же дилогии «Зона заражения».
  • Меганезийский цикл Александра Розова. Любая религия — это плохо, но исламу, как самой радикальной, достается больше всех.

На других языках[править]

  • «Хроники Нарнии» — жители страны Тархистан (Калормен[2]). Они, правда, не Аллаху молятся, а богу Таш с птичьей головой (в переводе почему-то[3] ставшему богиней), но под троп подходят. Ибо культурная отсылка очень прозрачна, и «На тебе!» более чем очевидно.
  • «Эления» Дэвида Эддингса. Рендорцы, жители южной страны с жарким климатом, не просто злобны, но и карикатурно, до искусственности тупы.
  • «Потерянный Легион» Гарри Тёртлдава — пустынные кочевники йезды, поклоняющиеся местному тёмному богу — Скотосу[4], уничтожили древнее царство Макуран (намёк на завоевание Ирана мусульманами) и теперь угрожают империи Видесс — СФК Византии.
  • Locked On Тома Клэнси — главным антогонистом является глава российской частной космической корпорации «Космос» Георгий Сафронов, сговорившийся с чеченами и пакистанцами в целях захвата Байконура и угрозы нанесения ядерного удара по Москве силами своих ракет «Днепр» и двух пакистанских ядерных бомб. А все потому, что кровавые русские в лице семьи Сафроновых усыновили дагестанского сироту Магомета Сагикова, обозвав Георгием и скрыв от него, что он был дагестанцем, а следовательно — мусульманином.
  • «Война 2020 года» Ральфа Питерса — вся об этом. Мусульмане делятся на: подлых интриганов, плетущих интриги ради самого процесса во вред всем, в том числе себе, бешеных фанатиков, радостно режущих и бомбящих химическим оружием мирное население и готовых кинуться толпой на пулеметы, и просто кровожадных маньяков. Кроме того, неисправимые раздолбаи, способные угробить секретный летающий командный пункт, подложить в привезенный на ремонт танк змею, чтобы она цапнула японского механика, и в любой момент броситься резать кого угодно, включая союзников.
  • "Земной круг Джо Аберкромби — местные СФК-мусульмане гурки, которые являются чуть ли не единственными религиозными людьми в этом мире, нарушили «Второй закон», согласен которому запрещено есть человечину, чтобы получить сверхспособности. Цимес в том, что Бог в этой вселенной не факт, что вообще есть, а вот демоны вполне реальны — и именно они дают сверхспособности.

Кино[править]

  • Любой голливудский боевик, где противниками выступают какие-нибудь ближневосточные террористы.
  • Любой российский (и некоторые голливудские тоже, хотя там это обычно эпизод), где противниками выступают террористы чеченские (или афганские душманы/талибы, если фильм о войне в Афганистане 1980-х годов или Таджикистане 1990-х).
    • Могут упоминаться боснийские или албанские мусульмане — в контексте конфликтов в бывшей Югославии.
    • В советских фильмах роль мусульман-антагонистов играют басмачи (наиболее известный басмач — Абдулла).
  • Иранский фильм «Будда рухнул от стыда» 2007 г.
  • «Спаситель» (реж. П. Антониевич) — действие началось с того, что родные главного героя погибли от взрыва, устроенного исламскими экстремистами. Герой им мстит…
  • «Дракула» 2014 года — Османская Империя забирает в рабство детей и жестоко истязает их, чтобы вырастить себе янычар — идеальные машины для убийства. Подвигом считается сжигать города и сажать всех встречных-поперечных на кол.

Телесериалы[править]

  • Strike Back — в первом сезоне 2/3 эпизодов герой сражается с плохими мусульманами.
  • Homeland — несмотря на некоторое количество хороших мусульман, плохие всё же доминируют.
  • Родина ждёт — зигзаг: шейхов, готовых спонсировать джихад путём терроризма, хорошими назвать никак нельзя. Вот только с организацией, в которую они готовы вливать деньги всё гораздо сложнее. На самом деле, заправляет ею одна отставная сотрудница ЦРУ, а вполне реальные теракты планируются лишь как демонстрация серьёзности намерений с целью прикарманивания денег этих самых шейхов.

Музыка[править]

  • The Dartz — альбом Proxima Parada +. Точно неизвестно, отчего произошел апокалипсис, но некоторые песни намекают, что беда пришла с Ближнего Востока. Классические «Минареты над Парижем» присутствуют.
  • Ария — «Последний закат». Опять же, намёки на то, что ядерный апокалипсис настал из-за одной восточной непримиримой религии.

Видеоигры[править]

  • Osman аки Cannon Dancer. Хотя террористы здесь веруют не в Аллаха, а в злую богиню Госпожу, но антураж и их одежды как бы намекают, что перед игроком СФК мусульман.
  • C&C Generals — GLA же! В комплекте буйные толпы фанатиков, шахиды на грузовиках и пешие, плюс распыление пресловутой сибирской язвы. Короче, типичные страшилки об исламских радикальных террористах начала 21 века, ВНЕЗАПНО ставшие правдой (привет пресловутой организации, запрещённой в России!).
    • По сюжету второй части GLA должна была стать эдаким глобальным «террористическим интернационалом», и ближневосточных террористов предполагалось разбавить немусульманскими персонажами из Восточной Европы и Латинской Америки, а может быть, и из других регионов. Но игра так и не вышла.
  • Torch Light — среди противников есть древняя раса агрессивных автоматонов, похожих на карикатурных арабов. Они ещё и наркоманы… то есть амбероманы.

Примечания[править]

  1. Например, в западноевропейском эпосе мусульмане молятся Мухаммеду, Люциферу и Аполлону, в «Сказании о Мамаевом побоище» Мамай призывает опять-таки Мухаммеда, а также Перуна, Хорса и каких-то Ираклия с Салаватом, в эпосе армян о Санасаре и Багдасаре арабский калиф приносит человеческие жертвы каким-то идолам... (Справедливости ради: армянский эпос куда древнее, чем может показаться - и в изначальном варианте в нем речь шла не о халифе, а об ассирийском лугале Синнахерибе, при котором человеческие жертвы были в порядке вещей!)
  2. Если адаптировать оригинальную игру слов, получится что-то в духе «Чуркистан»
  3. «Почему-то»… Ведь очевидно почему: чтобы не отсылать в русском тексте к тому деятелю мужского пола, к которому отсылает Льюис.
  4. Отсылка к реальной секте езидов, которых ИГИЛ (запрещённая в РФ организация) считает «дьяволопоклонниками» и физически уничтожает, вырезая всех мужчин и продавая в рабство женщин.