Мой ребёнок — не псих!

Материал из Posmotre.li
(перенаправлено с «Мой ребенок — не псих!»)
Перейти к: навигация, поиск

(link)

Печальные последствия

Нередко в художественных произведениях (в реальной жизни тоже бывает, к сожалению) детские трагедии основываются на банальной медицинской безграмотности взрослых. Ребенок может явно нуждаться в профессиональной помощи, но родителям это просто не приходит в голову; если же кто-то более компетентный пытается намекнуть им на это, они реагируют в соответствии с этим тропом. Например, они считают, что в услугах психиатра (в особо запущенных случаях — даже психотерапевта) может нуждаться только совершенно ненормальный человек, а у их ребенка так, просто особенности. Или разделяют распространенные заблуждения относительно того, что психические заболевания почти не поддаются лечению, единожды попавший в психушку останется там до конца своих дней (и будет при этом подвергаться издевательствам персонала), а шансов на нормальную жизнь, обучение в обычных учебных заведениях и карьеру у человека, обращавшегося к психиатру, никогда больше не будет. Или считают психические нарушения позором, который необходимо скрывать любой ценой. Или считают, что психических заболеваний не существует.

Подобная ситуация неизбежно делает детство тяжелым и может навести на мысль: «На хрена родня такая, лучше буду сиротой». В результате ребенок иногда становится сиротинушкой.

Примеры[править]

Литература (и экранизации)[править]

  • ПЛиО и Игра престолов: что сделали родители Горы, когда он изуродовал младшего брата? Ровным счетом ничего. Конечно, с медициной в Вестеросе дела обстоят не очень, однако буйного мальчика все-таки стоило изолировать от окружающих. А в итоге родители и сестра кончили плохо, да и немало посторонних людей пострадало.
  • Фильм «Звездочки на земле». Главный герой страдает дислексией, а также некоторыми сопутствующими отклонениями. При этом он учится в обычной школе (причем это индийская школа, где по сорок человек в классе и обучение на английском языке) и, разумеется, обучение ему не дается. На осторожные намеки педагогического состава, что, возможно, ребенку нужны особые условия, отец реагирует данным тропом. Сам же при этом считает, что сын — просто лентяй, и в наказание отправляет его в интернат военного типа. Последствия печальны: ребенок перестает разговаривать и явно подумывает о самоубийстве. Лекция для отца на тему «Почему ты хреновый родитель» от учителя, разобравшегося в ситуации, прилагается (в двух экземплярах).
    • У самого учителя в детстве была точно такая же ситуация.
  • Книга Лайонел Шрайвер «We Need to Talk About Kevin» (в переводе «Цена нелюбви») и одноименная экранизация (в переводе «Что-то не так с Кевином»): Кевин до пяти лет не ходит на горшок, не любит играть, медленно учится говорить, да и рисовать учится заметно медленнее других детей, может часами сидеть на одном месте и ничего не делать. Казалось бы, его явно надо показать врачу. Однако у папы такая идея включает режим берсерка, а мама к врачу обращалась… один раз, еще в период младенчества Кевина, с жалобой, что он что-то много плачет! Результат печален.
  • Мартин Бедфорд, «Работа над ошибками» — еще одна история о мальчике с отклонениями (упоминаются как минимум приступы немотивированной агрессии и аутоагрессии, да и в целом он мыслит, гм, нестандартно), который ходил в обычную школу. Мало того, что по результатам одного из приступов агрессии он оттуда вылетел; ему к тому же было там настолько плохо, что годы спустя он решил, будто во всех его жизненных неудачах виноваты злые учителя, и начал мстить. В результате один убит, один избит, один доведен до постоянного тремора рук и одна едва не изнасилована.
  • Dragonlance, нестандартный пример. Родители Розамун еще-не-Маджере, как приличная соламнийская семья, решили, что «ну нет, наша дочка — не маг!», и отказались отдавать Розамун в магическую школу. Вот только доченька таки оказалась магом, и не нашедшие выхода способности спустя долгие годы вылились в тяжелую шизофрению.
  • У Куприна в «Кадетах» и у Томаса Бернхарда в «Ребенок как ребенок» описываются случаи, когда детей наказывали за энурез. И если в первом случае это хотя бы издержки педагогической системы, то во втором то же самое делала и родная мать. Обе книги основаны на реальных событиях, вторая — вообще автобиография, так что это самая что ни на есть реальная жизнь. Впрочем, тут тоже фитилек прикручен, поскольку время не наше, и с медицинской грамотностью дела обстояли не очень.
  • Стивен Кинг, «Сияние». Аверсия. Дэнни Торранс не псих, а псионик. И врач был прав. И родители поступили мягко. Если бы Дэнни не поехал в Оверлук из-за запрета психолога, ему бы, конечно, было легче, но зато не получилось бы избавить мир от гнездилища зла.

Кино[править]

  • Инверсия в фильме «Кусочки Трэйси»: родители отправляют Трэйси к психиатру… вот только сама Трэйси на тот момент еще вполне здорова и нуждается не в лечении, а в родительской любви, да и психиатр — явный шарлатан (явная шарлатанка?), у которого (которой) это разве что на лбу не написано.

Телесериалы[править]

  • «Школа» Валерии Гай Германики. Бабушка и дедушка Ани Носовой в силу полной педагогической некомпетентности (даром что Носов «учитель года»; в реальной жизни, кстати, среди учителей таких подавляющее большинство), сначала списывают проявления кризиса подросткового возраста своей внучки на «детское непослушание», а уже позднее происходящие деструктивные изменения психики — на кризис подросткового возраста. В итоге все принятые ими меры отличаются несвоевременностью, а в сумме с их склонностью подменять развитие личности попытками заставить «слушаться» — крайней неэффективностью. И необходимость психиатрической помощи ими в итоге признаётся, но уже слишком поздно.
  • «Учитель в законе», третий сезон («Возвращение»), вторая арка («Бенефис Циркача»). Бафос, чёрный юмор и педаль в пол. У истеричного маньяка, криминального авторитета Циркача (он же в миру Арнольд Вернер) — истеричная мамаша-инвалид класса «Идише мамэ» (хотя она обрусевшая немка, а не еврейка). На её взрослом, зрелом сыночке пробу негде ставить, он занимается нелегальным игорным бизнесом, рэкетом, глумится, пытает, насилует и убивает… а старенькая мамуля, услышав, как он по телефону рявкает на приспешников, в ужасе закатила глаза и ахнула: «Алик, на кого ты так кричишь и почему ты так скверно ругаешься? Боже, неужели ты попал в дурную компанию?!».
    • Но в последующих сериях ярко выявляется субверсия: Розанна Генриховна Вернер далеко не так проста. При всей своей малоадекватности она хитра и цепка. Она, похоже, отлично знает, что её сын — криминальный авторитет; знает, что он болен на голову (и норовит в той или иной мере этим пользоваться); знает, где у него лежит запасной пистолет… Просто сия дама по жизни играет сама с собой и с сыночком в какие-то странные психологические игры, продиктованные её хронической истерией. Если «Алик» рос в такой атмосфере с детства — несчастный же он был мальчик… Не это ли и сформировало её «Алика» таким, каким он вырос? (С самого Циркача это никоим образом не снимает вины, ибо каждый человек — всё равно кузнец себя самого, как бы над ним ни изгалялись окружающие.)

Аниме, манга, ранобэ[править]

  • Аниме «Воспоминания Марни» и литературный первоисточник: К счастью, инверсия. Анна явно в депрессии. Приемная мать это осознает, старается помочь, и в конечном счете действительно помогает — смена обстановки приносит желанный результат.

Видеоигры[править]

  • Сеттинг Dragon Age: родная сестра Мередит Станнард, Амелия, была очень пугливой и страдала агорафобией, а когда у неё появился магический дар, родители побоялись позвать храмовников и отдать её в Круг, мол, её там обижать могут, а без родителей будет страдать, и они с Мередит всеми силами пытались защитить её. Вот только бедную девочку начали мучить демоны и, в конце-концов, надавив на её слабости, Амелия не выдержала и стала одержимой. Результат — на глазах у Мередит сгорел родной дом и погибли все родные. Неудивительно, что повзрослев, она стала непреклонным храмовником (как буквально, так и фигурально), и на почве влияния красного лириума, основательно поехала крышей.
    • При этом в сеттинге также есть пример ответственного подхода к этой теме — Кальпернию с раннего возраста мучили кошмары, и она открыла свой дар, будучи рабыней, однако этого было достаточно, чтобы её хозяин, тот ещё ленивый книжный червь, поднял задницу и лично научил основам магии, чтобы она больше не страдала от демонов.

Реальная жизнь[править]

К сожалению, встречается нередко. Причем из-за идиотизма родителей страдают все: они сами («Кругом гады тупые, не понимают, что мой ребенок ОСОБЕННЫЙ!»), больной ребенок (который либо просто хреново учится в неподходящих условиях и испытывает стресс, либо еще и страдает от издевательств, если «тихий», а не «буйный»), и другие дети (вы пробовали учиться в одном классе с садистом-параноиком? А с вечно орущим и скулящим шизофреником?), и учителя (все силы уходят не на обучение класса, а на то, чтобы буйный ребенок перестал косплеить Халка, а «тихий» орать и плакать, будто его пытают), и родители нормальных детей (которым приходится выводить своих детей из стресса и пытаться самим подтягивать чадо по учебе — помните, чем учитель занят?)

  • Причем, если в Европе или США ходить к психологу уже не то что не позорно, а вообще чуть ли не национальное хобби (всерьез встает такая проблема, как зависимость от психолога), то в странах бывшего СССР поход к психологу — до сих пор «зашквар».
    • Не для всех. «Во все тяжкие», к примеру, хорошо объясняет, почему для жены агента ФБР ходить к психологу — норма, а для него самого — зашквар.