Мой дедушка — памятник

Материал из Posmotre.li
(перенаправлено с «Мой дедушка - памятник»)
Перейти к: навигация, поиск

Повесть советского писателя Василия Аксёнова. Есть сиквел — «Сундучок, в котором что-то стучит».

Повесть по-своему уникальна: в ней серьёзные элементы сочетаются с юмористическими. С первого взгляда напоминает юмористический антисеттинг со чуднОй вымышленной страной, наполненной наивными по меркам более крупных стран жителями, говорящим стихами котом, американским военным моряком, обратившимся в дельфина и тоже говорящим... Пока террористы не попытаются устроить в этой стране вооружённый переворот, при этом убив пару не безликих персонажей (хотя первоначально их застали врасплох, закидывая едой, но это окончательно не помогло, хотя в итоге их обезвредили по-другому)!

Сюжет[править]

Есть в Тихом океане страна под названием «Республика Большие Эмпиреи и Карбункл», состоящее из двух островов с соответственными названиями. Когда-то, очень давно, достаточно развитые инопланетяне, прилетевшие туда из созвездия Кассиопеи, увидев, что в таком райском климате можно жить, не прикладывая усилий, решили там остаться, обленились и забыли свою науку. Через несколько десятков тысячелетий на остров прибыл индонезийский рыбак с семьёй, который увидел там их деградировавших (но не ставших агрессивными, поскольку по сути необходимости бороться за выживание не было) потомков пришельцев. Он-то и стал формальным основателем нового государства, а вот в пришельцев некоторые не верят и считают их просто аборигенами.

У страны после этого была довольно бурная история, но с особо тяжёлым испытанием она столкнулась в XIX веке, когда её чуть было не завоевал известный пират Рокер Буги на своём корабле «Белый Лебедь». Но остров спасла проплывавшая мимо небольшая эскадра под командованием русского адмирала Сергея Филимоновича Стратофонтова («Серхо Страттофудо» на местном языке), которая отразила атаку, и Стратофонтов стал национальным героем, ему поставили памятник на центральной площади в столице.

В 1960-х потомок адмирала Стратофонтова, 14-летний советский школьник Гена Стратофонтов, отличник и спортсмен и вообще крутой ботан, на шахматном турнире, где он обыгрывает нескольких взрослых шахматистов, знакомится с капитаном-океанологом Николаем Рикошетниковым (который заставил извиниться перед Геной одного хама, обиженного проигрышем). Он собирается на Эмпиреи в экспедицию на корабле «Алёша Попович». Гена, мечтающий побывать в стране, в которой его пра-пра-дедушка является национальным героем (да и просто побывать за границей, когда представилась возможность), напрашивается к нему, родители не против, и он отправляется юнгой. Там он знакомится с рядом интересных личностей, в том числе с говорящим стихами корабельным котом Пушей Шуткиным (забавно, но говорящие животные в книге никого не удивляют, хотя и говорят далеко не со всеми).

В Эмпиреях местным жителям пока не сообщают, что на корабле потомок их национального героя, но они всё равно очень радушно принимают экипаж, и хотят сыграть с командой корабля в футбол (на местном языке он называется «булоног», а футболисты — «легоперы»), к чему они подготовлены заранее. Однако в государстве оказывается достаточно нестабильная политическая обстановка: жители меньшего острова Карбункл (во главе с мерзким, недалёким и хамоватым Бастардо Мизераблесом ди Порк-и-Гусано), ранее воевавшие с Эмпиреем, но в итоге согласившиеся войти в его состав на правах широкой автономии, мутят воду, устраивают массовые беспорядки, а их байкеры-хулиганы бьют окна, обливают краской и закидывают яйцами памятник адмиралу, в то время как их представители в парламенте специально используют затягивание обсуждения вопроса о введении закона, вводящего чрезвычайное положение, чтобы урезонить беспредельщиков. Местные политики (и эмпирейские, и карбунклские) по меркам развитых стран выглядят весьма комично: вместо костюмов ходят в футболках, шортах и сандалиях (климат-то жаркий, а страна не напряжная), и эмпирейские ничего не могут сделать против филибастера, и вообще кажутся Рикошетникову, Гене и остальным весьма наивными.

"Прекрасен миг в ужасном гвалте, Ваш президент берет пенальти! Вам кажется, что это поза? Нет, это ловкость виртуоза!" (с) стихи президента страны, который одновременно является голкипером футбольной сборной.

Островком адекватности героям кажется мадам сенатор Накамура-Бранчевска, которая хорошо понимает всю серьёзность сложившейся ситуации и прилагает много усилий, чтобы помирить враждующие стороны, но всё же ей это не удаётся.

Члены команды, понимая, что они ничего особо сделать не могут, разбредаются в увольнительную, но в конце не являются Шуткин (по неясной причине) и Стратофонтов, который бесследно пропал, когда Рикошетников оставил его всего на пару минут. Геннадий случайно подслушал разговор нескольких мерзавцев, включая Мизераблеса, Латтифудо и члена китайских триад Чана, обсуждавших свои гнусные планы наедине, и тут ему за спину зашёл телохранитель и зажал рот кляпом с усыпляющим средством. Его отвозят на Карбункл в бессознательном состоянии, и там, посовещавшись, приказывают расстрелять свидетеля. Ведомый на казнь, Гена неожиданным приёмом боевых искусств сбивает с ног одного из палачей и пытается сбежать, но второй оглушает его прикладом. Положение спасает неожиданно появившаяся Доллис, дочь мадам Накамуры, которая зовёт маму, которая говорит, что произошло ужасное недоразумение и охранники Мизераблеса, с которым у неё деловая встреча, зря его ударили (про то, что хотели расстрелять, они утаивают, и Гена тоже не говорит, считая, что она не поверит). Гена изображает наивного дурачка, пусть и владеющего боевыми единоборствами и разными языками, и выдаёт себя за знатного британца, который ничего не понял из беседы. Здесь ему сильно помогает знакомство с пожилой и богатой английской туристской, которую он лично и команда в целом спасли с тонущего, потопленного пиратами круизного лайнера. Удачный звонок английской туристке, которая называет его внуком, полностью убеждает негодяев, что перед ними молодой британский аристократ. Ещё парень замечает, что Доллис, дочка мадам Бранчковской, по невероятному совпадению как две капли воды похожа на его одноклассницу, Наташу Вертопрахову.

Сняв с себя все подозрения, Гена уже намеренно во второй раз подслушивает. На собрании негодяев присутствует мадам Накамура в зловещем костюме из чёрной кожи. Она бьёт их перчатками по лицам и называет идиотами, чья тупость грозит сорвать её гениальный хитрый план. Оказывается, что она — главгад, злодей с хорошей репутацией и псевдомилый злодей, а в качестве мишеней для ненависти использует более глупых драконов вроде Мизераблеса. Гена решает бежать с острова, переплыв пролив, но переоценивает свои силы (даже несмотря на то, что он был отличным спортсменом и занимался в том числе и плаванием) и начинает тонуть. Неожиданно его выручает говорящий звучным хриплым голосом дельфин, представившийся именем Чабби Чаккерс. Он рассказывает, что по молодости-глупости пошёл служить в американский морской флот, научился говорить по-человечески, но потом его подразделение (видимо, специальные дельфиньи силы) начали обучать «всяким мерзким штучкам — корабли взрывать, мины ставить…», и он дезертировал. «Теперь, если поймают — пожизненная каторга. Вот только шиш поймают, хе-хе!». Чабби довозит Гену до острова.

На острове Гена встречается с Шуткиным, который отводит его в штаб «Сопротивления». Там он общается по рации с Рикошетниковым, и просит разрешения остаться у заговорщиков в качестве агента внедрения. Рикошетников после долгого колебания даёт разрешение, и сопротивленцы переправляют Гену обратно на шлюпке.

Далее, он летит в Лондон вместе с Чаном. Там его встречает человек по имени Ричард Буги — потомок пирата Рокера Буги. Тот этим не особо бравирует, но, когда Гена у него спрашивает насчёт фамилии, и тот отвечает, мол, да, Гена изображает повёрнутого на пиратской теме наивного романтика. По дороге на их машину нападают и пытаются схватить неизвестные, и, пока Буги от них отстреливается из укрытия, Гена, не воспринятый ими всерьёз, подкрадывается к ним сзади и неожиданно вырубает и обезоруживает обоих, после чего говорит Буги, мол: «Капитан, мы с вами — спина к спине у мачты, против тысячи вдвоём!». Притворство выходит настолько убедительным, что обманутым оказывается даже Дик Буги, который вообще-то значительно умнее, чем его брат-близнец Мизераблес, придумавший себе такое имя из любви к дешёвому пафосу.

Ричард Буги начинает относиться к нему почти как к взрослому (к тому же с удовлетворением замечая, что крутой, но тупой исполнитель — это идеал) и посвящает в планы злодеев: совершить военный переворот в Эмпиреях. Буги неприязненно отзывается о Накамуре-Бранчевской, поскольку догадывается, что она лишь использует его и остальных, но боится её, а потому молчит при ней, но уверен, что уж Гена[1] ему безоговорочно предан! Он планирует кинуть её и свалить с деньгами.

Команда «Алёши Поповича», проведя необходимые исследования, отплывает с тяжёлым сердцем: праздник на острове испорчен, да ещё и Гена пропал, и поиски безуспешны.

Гена становится глазами и ушами отряда наёмников, при помощи которых злодеи и планируют переворот. Там он знакомится с Джоном Греем по прозвищу Силач-Повеса (Гена замечает, что, хотя первое — правда и очевидно, но свойств второго он за ним не заметил). На фоне остальных наёмников он выглядит приличным человеком и не всегда тянет даже на злодея по должности.

Сюжет подходит к кульминации. На Эмпирее наёмники, до того зачистившие охранников и работников какого-то завода, нападают на экипаж корабля «Алёша Попович». Однако экипаж так просто сдаваться не собирается и первоначально оказывает ожесточённое сопротивление подручными средствами, в том числе даже едой! Но всё-таки, когда наёмники пришли в себя от неожиданного отпора, то застрелили пару человек, после чего команде пришлось сдаться. Далее наёмники складируют оружие на корабле, чтобы выдать советских моряков за планирующих интервенцию тайных агентов, а своих нанимателей представить как по необходимости жёстких людей, введших военную диктатуру для отражения внешней агрессии. Одновременно с этим планируется провести государственный переворот и захватить Эмпирею, проведя элитный отряд наёмников в страну под видом симфонического оркестра.

Однако, их планы оказываются нарушены тем, что эмпирейцы, благодаря Гене, заранее осведомлены о их планах и заменяют их оружие в футлярах для музыкальных инструментов - на сами музыкальные инструменты. Советские моряки раскрывают глаза эмпирейцам на планы злодеев, и тем удается взять наёмников в плен — сугубо потому, что у большинства из них уже не было оружия. Латтифудо, планировавшего толкнуть обвинительную речь, а потом взбесившегося и пытавшегося хотя бы застрелить Рикошетникова, обезвреживает внезапно объявившийся Пуша Шуткин. Чабби Чаккерс тоже появляется и утаскивает под воду одного из наёмников, в котором узнал бывшего отмороженного сослуживца, который обожал совершать военные преступления во Вьетнаме. В процессе перестрелки погибает Джон Грей, перешедший на сторону героев. Мизераблес, Латтифудо и Чан оказываются в тюрьме вместе с наёмниками, но это ещё не конец, ведь тем временем...

В некоем подводном бункере, куда Гену привёз Буги, чтобы вместе убить Накамуру и завладеть её криминальной империей, он раскрывает глаза Доллис на истинную сущность её приёмной мамы, и она решает остаться с ним (хотя вроде как и не влюбляется). Гена неожиданно направляет тайно выданный ему Ричардом ствол на Накамуру и Буги, говоря, что всё кончено и их частную армию обезвредили, и что сейчас здесь появятся множество его взрослых товарищей и эмпирейские силы правопорядка, и проводят их в следственный изолятор. Буги пытается достать пистолет, но Гена стреляет первым в целях самообороны, однако Накамура мечет нож в Доллис, и Гена вынужден экстренно закрыть её лицо ладонью, которую нож пробивает. Накамура сбегает, открыв шлюзы, чтобы затопить базу. Буги, бывший злодеем-прагматиком и отчасти великолепным мерзавцем, перед смертью сходит с ума и бредит. Гену и Доллис спасает Чабби.

Очнувшись на Эмпирее и получив медицинскую помощь, Гена узнает, что его планируют, как и его предка, тоже объявить национальным героем. Также оказывается, что Доллис — это на самом деле Даша Вертопрахова, двойняшка Наташи, в младенчестве потерявшаяся у родителей-исследователей, которые много путешествовали, и украденная Накамурой-Бранчевской для создания образа милой одинокой матери. Тем временем, на Эмпереи прибывает направленная ранее делегация из СССР, в составе которой оказываются Наташа Вертопрахова и бабушка Гены, заслуженный лётчик Мария Спиридоновна Стратофонтова. Все празднуют.

Обратно в СССР главные герои возвращаются на пассажирском самолёте. Но не тут-то было: жаждущая мести Накамура преследует самолёт на реактивном истребителе! Оттолкнув растерявшегося пилота, за штурвал садится Мария Спиридоновна, которая была асом в Великую Отечественную, и в лихом вираже уходит от обстрела. Накамура её преследует, но Мария умело маневрирует, а Бранчковская не успевает сделать то же самое и её истребитель на полной скорости врезается в воду, после чего её все считают мёртвой до сиквела.

Хэппи-энд, занавес.

Тропы и штампы[править]

  • Крутой шкет — главный герой.
  • Крутой ботан — он же, а также отчасти Рикошетников и некоторые другие из экипажа — всё-таки, научно-исследовательское судно!
  • Может, магия, а может, реальность / Ниндзя-пират-зомби-робот / Антисеттинг — примерно такое смешанное впечатление создаёт сеттинг, но при этом, крупных дыр и нелогичностей в сюжете нет, да и мелкие на вес золота.
  • Самоуверенный мерзавчик — в достатке. Самые заметные: Мизераблес, Латтифудо, Чан.
  • Великолепный мерзавец — Накамура-Бранчковская и Ричард Буги. Причём, если первая — полное чудовище с налётом мегаломании, то второй скорее злодей-прагматик.
  • Злодей с хорошей репутацией и псевдомилый злодей — Накамура-Бранчковская.
  • Родные братья непохожи — субверсия. Ричард Буги и Бастардо Мизераблес (по словам Рика, реальное имя брата — Фук, хотя это явно сокращённое, полное не называется) — близнецы и оба злодеи, но если второй туп и самоуверен, то первый довольно умён и прагматичен.
  • Копиркин — Накамура, похоже, частично списана с мадам Вонг — королевы пиратов, терроризировавшей азиатских моряков в середине XX столетия и тоже скрывавшейся под благовидным фасадом (правда, использовала псевдонимы, а не создавала благовидное впечатление для своего настоящего имени). Тоже, несмотря на всю свою жестокость, любила изящество, ходила на многие светские вечера.
  • Высокоточный матснаряд — обычно хорошо контролирующий свою речь Гена, после того, как его расстрел отменили, в ответ на вопрос несостоявшегося палача о том, как называется тот приём, которым он его сбил с ног, отвечает по-английски «Пошёл к чёрту, ублюдок» (автор даёт фразу в переводе, без оригинала).
  • Бафосное имя / Сапогами попирают из Вселенной — Фук Буги, всем известный под псевдонимом Бастардо Мизераблес ди Порк-и-Гусано. Ещё и говорящее имя, учитывая перевод и характер.
    • Билингвальный бонус: на некоем испано-итальянском суржике этот псевдоним означает «Жалкий ублюдок Свино-Червякский», хотя вероятна также отссылка к пословице «гусь свинье не товарищ».
    • Подобные многочисленные бафосные длинные фамилии и титулы выдумывает Гена, прикидывающийся внуком знатной и богатой британки, в разговорах с Накамурой на Карбункле — а она всё принимает за чистую монету, ибо считает себя очень утончённой натурой и всегда мечтала быть аристократкой, но не имеет реального представления о том, как у них там всё (на счастье Гены).
  • Крутая бабуля — Мария Стратофонтова, бабушка ГГ.
  • Ас — она же. На гражданском авиалайнере хитрым манёвром уделывает Накамуру на реактивном истребителе. Ещё и крутой в отставке, поскольку была военным лётчиком в годы ВОВ.
  • Не щадить детей — как минимум Накамура, Буги и Мизераблес даже не колеблются. Но у них не выходит.
  • Антизлодей / Злодей по должности — Джон Грей по прозвищу Силач-Повеса.
  • Золотая шевелюра зла — Латтифудо
  • Суровая вражеская тётя — Накамура-Бранчковская, когда сбрасывает «маску благонамеренности». Вариант усредненный: она описывается как довольно симпатичная, но не как вызывающе сексуальная.
  • Говорящее животное и забавное животное — кот Пуша Шуткин и дельфин Чабби Чаккерс. В сиквеле оба заводят свои семьи, и молодые коты и дельфины тоже круты!.
  • Говорить стихами — Шуткин.
  • Страна Чудес — Республика Большие Эмпиреи и Карбункл.
  • Конланг — эмпирейский язык, в сеттинге интуитивно понятный без изучения (впрочем, не всем), в реальности сплошной билингвальный бонус (поскольку состоит из мешанины корней разных языков, занесенных на архипелаг мигрантами).
  • Рыцарь в ржавых доспехах — Чабби безоговорочно на стороне хороших парней, но нередко выражается непарламентски и скептически смотрит на мир.
  • Безумный взрослый ребёнок — Мизераблес, второй тип.

Примечания[править]

  1. каким английским именем он представился — не помню