Мистификация

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Не может быть! вы это сами написали. »
— Н. В. Гоголь

По каким-то причинам автор/коллектив авторов решает разыграть коллег и читателей, придумывая несуществующего автора и сочиняя за него произведения. Реже — приписывает собственный опус кому-то существовавшему, но сроду такого не сочинявшему.

Зачем это нужно? Чаще всего просто шутки ради. Иногда — как прием в полемике: например, автор-женщина пишет книгу под мужским псевдонимом, потом долго наслаждается, собирая лулзы от восторгов по поводу «мужественного стиля», особенно со стороны тех, кто утверждает, что женщины «писать не могут», потом саморазоблачается и собирает второй урожай лулзов, видя, как мужские шовинисты роняют кирпичи. Порой на мистификацию шли, чтобы протащить какие-то вещи под радаром цензуры как перевод или «народное творчество». Ну и в наше время нередко — ради коммерческого успеха.

Мистификация отличается от обычной работы под псевдонимом тем, что автор меняет не только имя, но нередко и саму стилистику произведения, чтобы выдать его за чужое/народное творчество. Если над произведением работает коллектив авторов, то стилистика естественным образом меняется сама.

От подлога же мистификация отличается тем, что весь ее смысл — в разоблачении.

В наше время мистификация осложняется тем, что через интернет достаточно легко проверить «выходные данные» произведения и узнать, что, например, «перевод» просто не существует на языке оригинала.

Примеры[править]

Литература[править]

Во многих странах[править]

  • «Песни западных славян» («Гузла») — якобы сборник народных югославских стихов, на самом деле написанных Проспером Мериме. Сам Мериме не ожидал такого успеха мистификации — купились даже Пушкин и Мицкевич. (Кстати, одна баллада реально народная).
    • Это был второй подобный опыт французского писателя. Ранее он уже написал несколько пьес и напечатал их под заглавием «Театр Клары Газуль», заявив в предисловии, что автором пьес является неизвестная испанская актриса странствующего театра. И даже приложил к изданию свой портрет в парике и женской одежде!
    • Сам Пушкин, переводя «Песни западных славян», не удержался и добавил от себя балладу «Яныш-королевич», тоже выдав за перевод народной песни.

Отечественные мистификаторы[править]

  • Самобытный русский писатель Козьма Прутков — шутка, затянувшаяся на 20 лет.
  • Максимилиан Волошин и Елизавета Ивановна Дмитриева придумали такую забаву: публиковать её стихи под именем воспитанной в монастыре католички Черубины де Габриак. Когда обман наконец раскрылся, Николай Гумилев стрелялся из-за неё с… Волошиным.
    • Позже, уже в советское время в ссылке в Ташкенте она создала ещё одну литературную мистификацию — цикл семистиший «Домик под грушевым деревом», написанных от имени «философа Ли Сян Цзы».
  • Автор «Повести о Ходже Насреддине» Л. Соловьёв в 1930 г. представил в издательство свои песни о Ленине, которые выдал за переводы узбекских, таджикских и киргизских народных песен и сказаний. Дополнительный комизм этой затее придавали результаты спешно организованной экспедиции Ташкентского Института языка и литературы, которая в 1933 г. подтвердила фольклорный источник песен и даже представила их «оригиналы» на узбекском и таджикском. (Вики).
  • Название «Понедельник начинается в субботу» изначально появилось как розыгрыш Б. Стругацкого — якобы так назывался новый роман Эрнеста Хемингуэя.
  • Африканский поэт Нгвембе Ронга, как многим известно, жил в конце XIX — первой половине XX в., а поэт Лев «Лин» Лобарёв сделал его переводы на русский. Некоторым также известно, что «переводчик» и есть настоящий автор.

И ГДЕ ССЫЛКА НА "САМОРАЗОБЛАЧЕНИЕ", чтобы говорить о мистификации? Пока что это нарушение неимущественного авторского права (публиковаться под псевдонимом)

    • В своё время Лобарёв также написал роман «Прости, Мария» — сиквел сюжета популярного латиноамериканского телесериала «Просто Мария». Он издал его на бумаге и выдал этот фанфик за «официальную книгу-сиквел».
  • Загадочный поэт «Элмер Ричард Транк» — это Ирина Шальнова.

Аналогичный вопрос. Ссылка на Кулички не годится быть пруфом - она не раз оспорена.

  • «Кетополис» Грея Ф. Грина. Тот случай, когда мистификация не продержалась даже до выхода книги в печать: слишком многие знают английский и умеют пользоваться гуглом. Кроме того, авторов мистификации подвела наглость: одно дело — просто придумать несуществующего писателя, и совсем другое — объявить его автором культового бестселлера и лауреатом вполне реальных литературных премий.
  • Есть мнение, что некоторые американские романы в жанре фэнтези, переведённые на русский Перумовым, на самом деле — авторства Перумова.
  • Арч Стрэнтон, Артур Кварри, Джон Бёркли — весь этот коллектив новеллизаторов из серии 1990-х «Бестселлеры Голливуда» на самом деле состоял из одного человека, москвича Ивана Сербина. Кстати, не у всех американцев получались такие годные новеллизации фильмов, как у него.
  • Антон Орлов — псевдоним писательницы Ирины Кобловой. Появился из-за мистификации, придуманной издательством: начинающим писателям было предложено публиковаться от имени вымышленного американского писателя русского происхождения. Под нажимом авторов издательству пришлось согласиться на разные имена — так появились два «брата-американца» Алекс и Антон Орловы. Книги выдавались за переводы с английского, и в качестве переводчика был указан реальный автор.
  • Вообще многие «переводные зарубежные» авторы фантастики, публиковавшиеся в 1990-е годы — на самом деле не переводные и не зарубежные. Например, Меделайн Симмонс и Дуглас Брайан — Елена Хаецкая, Джордж Локхард — Григорий Эгриселашвили, Атли Гуннарссон — Андрей Мартьянов, Керк Монро — тоже Андрей Мартьянов, Олаф Бьорн Лонкит — опять же Андрей Мартьянов, Гунтер Райхерт — правильно, и это Андрей Мартьянов.
    • Еще интереснее, что такая же волна псевдопереводной фантастики была в 1920-е. В истории литературы, впрочем, остался разве что «американский рабочий Джим Доллар» (Мариэтта Шагинян).
  • Сергей Борисов написал рассказ «Смерть русского помещика» в стиле произведений про Шерлока Холмса. Розыгрыш удался на 5+. «Рассказ теперь включен в большинство собраний сочинений Конан Дойла. Говорили даже, что какой-то московский театр осуществил инсценировку».
  • Виктор Пелевин, «Чапаев и Пустота». В предисловии Пелевин утверждает, что он был всего лишь редактором, работавшим с рукописью, а настоящий автор книги — кто-то другой.
  • Автор опусов про Детей против волшебников в Греции не обнаружен.
  • Известное стихотворение английского поэта Пата Виллоугби «Солдат, учись свой труп носить» (звучит, например, в фильме «Мёртвый сезон»), переведённое Борисом Лапиным, на самом деле Лапиным и написано, а поэта Пата Виллоугби никогда не существовало. Тем более этих стихов не писал Киплинг, которому их тоже порой приписывают.
  • Загадочный француз румынского происхождения Жан Парвулеско, автор романа «Португальская Служанка». Во Франции про него никто не знает. А обе его книги вышли на русском под патронатом его «старого русского друга» Александра Гельевича Дугина.

Иноязычные мистификаторы[править]

  • Шота Руставели выдавал свою поэму «Витязь в тигровой шкуре» за переделанное на язык стихов народное предание.
  • «Песни Оссиана, сына Фингала» Т. Макферсона — весьма годная и на «ура!» прокатившая попытка выдать авторское творчество за гэльский фольклор. Впрочем, поэмы действительно представляют собой стихотворное переложение сюжетов о Фингале (Финне Мак-Кумале).
    • Последний упомянут Стругацкими в романе «Жук в муравейнике». «Все собирают ксенофольклор. Но у голованов нет фольклора! Это же утка! Шутник Лонг Мюллер выпустил книжонку на манер Оссиана, и все посходили с ума… „О лохматые древа, тысячехвостые, затаившие скорбные мысли свои в пушистых и теплых стволах! Тысячи тысяч хвостов у вас и ни одной головы!..“ А у голованов, между прочим, понятия хвоста нет вообще! Хвост у них — орган ориентировки, и если уж переводить адекватно, то получится не хвост, а компас… „О тысячекомпасовые деревья!“».
  • Стивен Кинг в свое время изобрел писателя Ричарда Бахмана и придумал ему биографию. Сначала Кинг сплавил Бахману ранний роман «Ярость», а затем решил проверить, насколько хорошо его книги будут продаваться без «раскрученного» имени на обложке. После выхода «Худеющего» Бахман начал пользоваться некоторым успехом, но тут мистификацию раскрыли (Кинг не очень-то и прятался), и несуществующий писатель скоропостижно скончался «от рака псевдонима».
    • В честь этой мистификации названа улица в Silent Hill: Бахман-стрит.
  • Касл — выпущены два цикла романов под именем Ричард Касл: о детективе Дереке Шторме и о Никки Жаре.
  • Ярослав Гашек любил это дело. Будучи главным редактором журнала «Мир животных», он то и дело «открывал» новые виды и породы, вроде «сернистого кита», а в отделе объявлений и вовсе хулиганил по-чёрному (как вам сообщение о продаже пары отлично выдрессированных оборотней?), за что и был с позором уволен. Управляя псарней, сочинял своим собакам такие родословные, что вместе с женой попал под суд — причём всё это исключительно по живости характера (ну и потому, что выпивал до 35 стаканов пива в день).

Аудиоспектакли[править]

  • Радиоспектакль «Война Миров» был воспринят за чистую правду, и получилась совсем ненамеренная мистификация. Возникла массовая паника, народ еле успокоили.

Музыка[править]

  • Эльдар Рязанов иногда писал стихи для песен, которые звучали в его фильмах. Принося стихи своему другу, композитору Андрею Петрову, чтобы тот положил их на музыку, Эльдар Александрович очень стеснялся — и несколько раз выдавал свои стихи за произведение какого-нибудь классика (например, Р. Бёрнса, Р. Киплинга, М. Цветаевой и т. п.). Несколько раз попавшись на такую мистификацию, «уже учёный» Андрей Петров каждый раз начал требовать, чтобы Рязанов предъявил изданный на бумаге оригинал или официальный перевод. В результате, когда Рязанов пожелал, чтобы в «О бедном гусаре замолвите слово» Андрей Миронов спел за кадром положенное на музыку светловское «К застенчивым девушкам…» — Петров до последнего не хотел верить, что это не сам Рязанов сочинил. Рязанов же сказал: «Эх, Андрей, если бы я только умел писать настолько замечательные стихи — я бы жил совсем иначе!».
  • Песня «Город золотой». Автор музыки Владимир Вавилов приписал собственное произведение итальянскому композитору XVI века Франческо Канове да Милано, да так успешно, что многие до сих пор считают автором именно итальянца. Более того, есть сильное подозрение, что не только эта музыка, а почти все композиции на советской грампластинке «Лютневая музыка XVI—XVII вв.» (за исключением знаменитых «Зелёных рукавов») являются мистификациями Вавилова.

Наука[править]

  • Сочинения никогда не существовавшего математика «Николая Бурбаки из королевства Полдавия», на самом деле написанные тремя французскими математиками.