Место встречи изменить нельзя

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Место встречи изменить нельзя
Согласны
Общая информация
Жанр
Страна производстваСССР
Канал премьерного показаПервая программа ЦТ
Когда выходил1979
Сезоны5
Всего серий14 серий
Длина серии1 час
В главных ролях:
Владимир КонкинВолодя Шарапов
Владимир ВысоцкийГлеб Жеглов
Александр БелявскийФокс
Армен Джигарханян«Горбатый»
Виктор ПавловЛевченко
Наталья ДаниловаВаря Синичкина

«Место встречи изменить нельзя» — советский мини-сериал (5 серий), снятый в 1979 г. режиссёром Станиславом Говорухиным на Одесской киностудии по роману братьев Вайнеров «Эра милосердия», который он довольно точно воспроизводит. Фильм приобрёл бешеную популярность, которой не было у романа. Кстати, в 1975 г. он печатался в журнале «Смена» под названием «Место встречи изменить нельзя».

Во многом это произошло благодаря Высоцкому, который сыграл Жеглова. Эта роль стала для него не только последней, но, пожалуй, самой звёздной, хотя он мало похож на описанного Вайнерами персонажа. Неважно — Талант превыше внешности!

Второго главного героя играл молодой Владимир Конкин, до этого прославившийся ролью Павки Корчагина в экранизации «Как закалялась сталь». Если герой Высоцкого невероятно харизматичен, то герой Конкина богато наделён внешней и внутренней красотой. Они образовали отличный тандем. Вообще в сериале снялось целое созвездие советских актёров, но Высоцкий нагло украл шоу.

Познакомиться со словом Божиим можно в этом интервью Георгия Вайнера, а получить дополнительную информацию о сериале — по этим ссылкам:

Персонажи[править]

Главные[править]

  • Капитан (в фильме майор) милиции, старший оперуполномоченный Глеб Жеглов (Глеб Егорыч, Глеб Георгиевич), начальник оперативной бригады отдела по борьбе с бандитизмом МУР, крутой мент, опытный оперуполномоченный и ментор молодого напарника. Рыцарь в ржавых доспехах,[1] который позиционирует милиционеров своей эпохи как рыцарей, которые борются то ли с дьяволом, то ли с многоголовым драконом. Прагматичный боец, предпочитающий быть слишком подозрительным, нежели слишком благодушным, способный на жульничество, если так нужно для дела ©. Вообще обладает некоторыми навыками уголовника.
  • Старший лейтенант, оперуполномоченный Владимир Шарапов, его молодой (25 лет) напарник и ученик, бывший фронтовой разведчик с принципом честь прежде разума.

Другие сотрудники НКВД[править]

  • Гриша «Шесть на девять» Ушивин (Лев Перфилов), фотограф и криминалист. Немолодой товарищ, похожий на еврея (особенно тем, что постоянно носит тюбетейку). Любит прихвастнуть.
  • Оперуполномоченный сержант Иван Пасюк (Александр Милютин), обладатель вышиванки. Говорит на языке, похожем на украинский. «Це понятые. А це подставные».
  • Оперуполномоченный лейтенант милиции Коля Тараскин (Андрей Градов), молодой товарищ.
  • Оперуполномоченный Вася Векшин (Евгений Леонов-Гладышев), тоже молодой товарищ, которого Есин из «Чёрной кошки» убил заточкой.
  • Оперуполномоченный старший лейтенант Петюня Соловьёв (Всеволод Абдулов), жадина-говядина. Выиграл в лотерею 50 тысяч и не стал делиться с коллегами, несмотря на намёки Жеглова. А ещё жрал вкусные посылки родни из Средней Азии. В итоге струсил перед Фоксом и был уволен.
    • Подсвечено Жегловым: «Ты не сознание, ты совесть потерял. Ты, когда он на тебя наган навёл, не про долг свой думал, не про товарищей своих убитых. А про домик в Жаворонках с коровой да с кабанчиком».
  • Младший сержант Варя Синичкина (Наталья Данилова), возлюбленная Шарапова, светлая, нежная и ласковая красавица и умница с золотыми сердцем.
    • Она единственный сотрудник женского пола в этом сериале? Ан нет, была ещё эпизодическая женщина-сержант в форме, полная блондинка средних лет (Лариса Маркарьян).
  • Подполковник Сергей Ипатьевич Панков (В книге Панков — следователь прокуратуры, а подполковник — Свирский; играет Евгений Шутов), начальник Жеглова.
  • Генерал (в книге полковник) Китаев (Генрих Осташевский), начальник Панкова-Свирского.
  • Эпизодически показанные судмедэксперт[2] Родионов (Владлен Паулус) и следователь прокуратуры Павел Владимирович (фамилия по книге — Панков, в фильме — без фамилии; в этой роли Павел Махотин).
    • В книге есть ещё один судмедэксперт (без фамилии), выезжавший на убийство ночного сторожа.
  • Иван Алексеевич Копытин (в книге — Копырин; в этой роли Алексей Миронов), водитель ментовского автобуса «Фердинанд». «Ты, Глеб Егорыч, в кабинете командуй, а тут — я!»
  • Топорков (Евгений Стежко). Погиб при облаве на Фокса из-за трусости Соловьёва.
  • Мамыкин (Аркадий Свидерский).
  • Радченко (Валерий Бассэль), мент, который обыскивал Кирпича.
  • Неназванный широколицый мент (Феликс Кроль).

Товарищи из дела об убийстве Груздевой[править]

  • Лариса Груздева, костюмерша из театра, убитая в начале фильма.
  • Иван Сергеевич Груздев (Сергей Юрский), её бывший, но официально не разведённый муж, врач, кандидат наук, подозреваемый в её убийстве, но оправданный благодаря инициативности Шарапова.
  • Галина Желтовская (Юнона Карева), его новая, но официально не расписанная жена.
  • Надя Колесова (Светлана Светличная), сестра Ларисы.
  • Ирина Соболевская (Наталья Фатеева), актриса, подруга Ларисы и бывшая женщина Фокса.

Члены банды «Чёрная кошка»[править]

  • Карп «Горбатый» Горбунов (Армен Джигарханян), главарь. Очень силён, зарубил топором сторожа.
  • Евгений Фокс (Александр Белявский). Носит военную форму без погон и орден Отечественной войны, который с него сорвали при аресте.
  • «Жжёный» (Александр Абдулов), водитель хлебного автофургона.
  • Есин (Олег Федулов), ещё один водитель.
  • Рудик (Рудольф Мухин), ЕЩЁ один водила. По некоторым признакам — позёр и пижон. Мелькнул в сцене ограбления (когда Промокашка нарисовал на стене кошку). Именно Рудик застрелен Жегловым в сцене, когда Жеглова «держали нежно». На заточке, торчавшей в теле Васи Векшина, нашли отпечатки пальцев Рудика, хотя убил Векшина не Рудик, а Есин.
    • Дойлистский обоснуй: на съёмках просто что-то напутали (или случилась накладка, не явился вовремя актёр, и пришлось на ходу перекраивать канву, и т. п.). Ватсонианский обоснуй: Рудик тоже зачем-то хватался за эту заточку, а отпечатки Есина потом затёрлись, тогда как отпечатки Рудика сохранились.
  • «Промокашка» (Иван Бортник), несерьёзный человечек. Страдает истерией средней тяжести и заработанным на зоне ПТСРом.
  • Левченко (Виктор Павлов), бывший товарищ Шарапова по фронту. Жертвенный козёл – побежал при аресте бандитов и был убит Жегловым. Птичку жалко!
    • Думаю, здесь следует объяснить то, о чём не могли написать братья Вайнеры и показать Говорухин. Левченко по воровским понятиям 1940-х — «ссученный», «сука» — то есть вор, который пошёл в армию, стал служить государству и нарушил главнейшее правило воровского кодекса. И учитывая, что как раз после войны разгорелась жестокая война между «правильными» ворами и суками, на выходе мы получаем два варианта, которые оба тянут на откровение у холодильника:
      • Первый. «Чёрная кошка» — банда «сук», то есть бывших фронтовиков. Именно поэтому они приняли Левченко. Отсюда и их поистине звериная жестокость. Но что же это тогда получается: орден у Фокса на кителе — самый что ни на есть настоящий? Он, как и Шарапов, Родину от фашистов защищал? О УЖАС!!!
      • Второй. Левченко скрывает от подельников своё фронтовое прошлое. Но тогда полностью превращается в пшик вся линия с узнаванием им своего бывшего командира. Левченко совершенно не выгодно выдавать Шарапова. Если бандиты узнают, что Левченко — «сука», долго ему не жить. С лагерей на волю весточки быстро шли, и Москва знала — «правильные» воры «сук» на пики подымают (хотя чаще происходило как раз наоборот, но это надо Варлама Шаламова читать).
    • Возможно, оба варианта мимо. Могут быть просто отморозки, которым плевать, кто в их банде. Стоит учитывать, что Фокс якшался с блатными, что для «суки» опасно для здоровья, по повадкам он, если верить Кирпичу, больше походил на фраера, нежели на блатного, хотя фраером не был точно.
    • Дойлистский обоснуй: авторы просто не знали о «сучьих войнах», вот и получилось у них, что бывший штрафник затесался к блатным… Но обоснуй этот — сомнительный: чтобы Вайнеры, знатоки истории криминала (консультировавшие и экранизацию книги), да вдруг «не знали о сучьих войнах»?!
      • Как вариант Публика — дура. Ну, откуда простому читателю/зрителю было знать о «сучьих войнах».
  • «Тягун», он же Алексей Диомидович Тягунов (Олег Савосин) — скуластый бандит, зарезавший мальчика (внука сторожа).
  • «Чугунная Рожа» (Владимир Жариков) — угрюмый широколобый дегенерат, приставлявший Шарапову нож к горлу.
  • Аня Дьячкова (Татьяна Ткач), подруга Фокса, сотрудница вагона-ресторана.
  • Подставная «Аня» (Наталья Ченчик).
  • Клавдия (Валерия Заклунная), подруга Карпа, любопытная тварь — «сердцем чует» истинную сущность оперуполномоченного Шарапова. К счастью для героя (и несчастью для банды), Горбатый не уделяет женской интуиции должного внимания.

Другие уголовные и околоуголовные личности[править]

  • Хитрая бабанька (Н. Радецкая), связная банды «Чёрная кошка».
  • Манька Облигация (Лариса Удовиченко), по паспорту Мария Афанасьевна Колыванова, проститутка.
  • Вера Степановна «Верка-Модистка» Моторина (Людмила Давыдова), портниха, скупщица краденого и хозяйка «хазы», на которой тусуются уголовники. Уставшая от жизни женщина, которую всё задолбало. По всем признакам, в юности была ослепительно прекрасна. Её единственные ценности — двое детей.
  • Валя «Копчёный» Бисяев (Леонид Куравлёв), игрок на бильярде.
  • Костя «Кирпич» Сапрыкин (Станислав Садальский), карманник. Его шепелявость стала мемом.
  • Пётр «Ручечник» Ручников (Евгений Евстигнеев), промышляющий кражей номерков в местах культурного отдыха граждан и получением по ним в гардеробе дорогих шуб. Злодей с тростью: «Ты с ним побегай наперегонки! Это он трость для понта носит, солидности набирает».
  • Светлана Петровна Волокушина (Екатерина Градова), помощница «Ручечника».

Прочие товарищи[править]

  • Михаил Михайлович Бомзе (Зиновий Гердт), сосед Шарапова. Разумеется, похож на старого еврея.
  • Анна Хилькевич (Людмила Герасименко), красивая брюнетка, по-видимому еврейка. Возлюбленная Жеглова, появилась с ним на торжественном вечере.
  • Пассажирка трамвая, пострадавшая от «Кирпича» (Зоя Василькова).
  • Администратор Большого театра (Валерий Янклович).
  • Сторож в магазине (Владимир Евченко) и его внук (Миша Епифанцев), убитые бандитами из «Чёрной кошки».
  • Марианна, официантка в «Астории» (Наталья Петрова). Её подруга, барменша Нина (Нина Озорнина).
  • Подкидыш, благодаря которому Шарапов познакомился с Синичкиной.
  • Эпизодические персонажи: соседи; посетители и сотрудники ресторана; зрители в театре; прочие москвичи, а также гости столицы обоего пола и разного возраста. В частности:
    • Шура Баранова (Нина Корниенко), соседка Шарапова. Её буйный муж — инвалид войны Семён Баранов (Игорь Старков), которого проучил Жеглов.
    • Фёдор Липатников (Николай Слесарёв), сосед Груздевых. Пьющий человек, который, тем не менее, не способен перепутать «нонче» и «надысь».
    • Дядя Слава (Станислав Михин) — ветеран войны, сосед Вари Синичкиной.
    • Миляев (Сергей Милованов), молодой слесарь, который нашёл подкидыша.
    • Пожилая соседка в доме, где нашли подкидыша (Екатерина Загорянская).
    • Солдат-узбек, встретившийся Шарапову на мосту (Талгат Казыбеков).
    • Колоритный чистильщик обуви (Александр Сажин).
    • Девушка с необычными чертами лица (Елена Укращёнок), испугавшаяся Васи Векшина с его картинно-блатняцкими манерами.
      • Её сосед по скамейке в белом френче (Владимир Юматов).
    • Директриса магазина (Надежда Попова).
    • Гардеробщик-швейцар ресторана «Прибой» (Георгий Всеволодов).
    • Певцы в кинотеатре (Наталья Крачковская и Валентин Кулик).
    • Кассирша в кинотеатре (Любовь Реймер).

Сюжет[править]

Какая лапочка, правда?

1 с.

Действие происходит в Москве в августе-ноябре 1945 г. Шарапов начал работать в МУРе,

Шарапов поехал в роддом за найдёнышем, но его уже забрали. Тогда он отправился к Варе и нашёл ребёнка у неё.

Тропы и штампы[править]

  • Ботать по фене — по фене ботают не только представители криминальной Москвы, но и их противники, сотрудники МУРа, изучившие криминальный мир.
  • Верблюды идут на север — телефонный разговор Шарапова, внедряющегося в банду «Чёрная кошка» (и с одним из бандитов «на хвосте»!), с «подругой Лёлей», которая на самом деле — родной отдел МУРа во главе с Глебом Жегловым. «Когда снова увижу тебя? Между двадцатым и двадцать первым дома буду». Расшифровка — встреча с представительницей банды назначена между восемью и девятью вечера.
  • Её зовут Вера — милицейский автобус Фердинанд.
  • Злодеи-бандиты/Вор/Братва.
  • Меня зовут Иниго Монтойя! Обращение к бандитам в конце фильма: «С тобой, свинья, не гавкает, а разговаривает капитан Жеглов! Слыхал, наверное?».
  • Микротрещины в канве — внедренный в банду Шарапов соглашается идти освобождать Фокса только за деньги, причём положенные на сберкнижку, чтобы в случае чего их не смогли отобрать. Его условия принимают и расходятся спать, сговорившись встать в 6 утра. Наутро, при свете бьющих в окно солнечных лучей, ему действительно отдают сберкнижку… Вот только как бандиты оформили сберкнижку ночью? В деревне? Не говоря уже о том, что солнце в 6 утра на широте Москвы бывает летом, а за окном снег и поздняя осень. На первый взгляд ляп, но братья Вайнеры — профессионалы:
    • Подъём в шесть с копейками описан так. «Я открыл глаза, и увидел над собой черное лицо Левченко… Комната была залита серым рассветным сумраком, и в этом утре…» На территории СССР тогда действовало «декретное время», и утренние сумерки в Москве в середине ноября начинались в 6:20. Далее Шарапова отводят под конвоем на толчок и умыться, а потом опер садится с бандитами завтракать и ждать сберкнижку.
    • И вот — сберкнижка. «Полдевятого явился Промокашка и протянул горбуну серую книжечку, хрустко-новую, с гербом на обложке». Тут тоже всё в порядке. В 1945 году «Сбербанка» не было, а были «Гострудсберкассы». На территории СССР было более 50 тыс. отделений, то есть по одной «сберкассе» на 3500 человек населения. Банкоматов не было, а сервис был! Не удивляйтесь. «Храните деньги в сберегательной кассе» было для Сталина важным делом. При одноэтажной застройке тогдашнего Черкизова 3500 человек проживали на площади 0,5-2,5 квадратного километра, а значит до местной сберкассы было не более километра, а скорее и того меньше. Открывались сберкассы в 8:00 и закрывались в 18:00, с перерывом на обед 1-1,5 часа. Если Промокашка вышел из дому ровно в семь и постоял у сберкассы полчасика, чтобы оказаться первым в очереди, то вполне мог принести книжку и к половине девятого. Восход солнца в середине ноября по декретному времени — 7:05. В половине девятого в ясный день уже отлично солнышко светило.
  • Многодетная семья — в семье Жеглова было 6 детей.
  • Не носит униформу — Жеглов носит рубашку, джемпер и пиджак. Жизнь пишет сюжет — Высоцкий принципиально отказывался играть в форме НКВД 1940-х, потому что она ассоциировалась у него с незаконными репрессиями).
  • Носит старую форму — Шарапов Носит старую военную форму. Возможно, у него просто нет возможности достать милицейское обмундирование в послевоенную разруху? В романе-первоисточнике смог найти время, чтобы съездить на склад и получить обмундирование, только ближе к середине книги.
  • Отец семейства Копиркиных — в XXI в. Жеглов стал отцом более десятка Копиркиных из российских детективных сериалов в стиле послевоенного ретро.
  • Педагог-садист — так повёл себя Жеглов, когда заставил Шарапова переживать из-за пропажи уголовного дела. В воспитательных целях.
  • Поворот налево — его совершил Левченко. Но не до конца.
    • Плохой хороший конец — банда обезврежена, все менты (кроме убитого в самом начале Векшина) живы. Но Левченко всё-таки жаль. Он мог вернуться к честной жизни.
      • В лучшем случае, лет через восемь — по амнистии. Это если бы зачли, что помог задержать банду, и ходатайство Шарапова за бывшего подчинённого. В противном случае за их дела явно вышка светила.
      • В худшем (и вполне вероятном) случае его убили бы сокамерники за то, что он предал «своих». А уж то, что они расправились бы с ним максимально жестоко, само собой разумеется — это в назидание всем, кому придет в голову сотрудничать с ментами. Пожалуй, жегловская пуля была для него лучшим исходом, он хотя бы не мучился.
  • Полицейский под прикрытием:
    • Шарапов — с фитильком, так как внедрён он не для длительного шпионажа, а для скорейшей ликвидации банды, да и в саму банду попал поневоле.
    • Векшин, только его внедрение провалилось — шофёр Фокса его быстро просёк и ликвидировал.
  • Полное чудовище — Фокс. Если верить оценке Кирпича, «ему человека зарезать, что тебе высморкаться».
  • Порезался, когда брился — диалог Желтовской и Шарапова: «— Что у вас с лицом? — Поужинал в „Астории“.»
  • Принцип смурфетки: Синичкина — ПОЧТИ единственный показанный сотрудник НКВД женского пола. Эпизодическая тётка-сержант не в счёт.
  • Разрядка смехом:
    • Ну как же без прекрасного исполнения Бортником роли вора-шестёрки Промокашки? Хотя образ скорее трагикомический.
    • То же можно сказать о Копчёном и Кирпиче. Куравлёва сам Говорухин просил, чтобы тот немного переигрывал. А Кирпич попросту вошёл в историю кино. Говорухин сказал «Образ получается какой-то плоский, надо бы оживить», и тогда Высоцкий придумал Садальскому дефект речи.
  • Следователь — в отличие от оперов, работа следователя скучновата. Но описана верно. У бедняги около тридцати дел в производстве — одновременно!
  • Снег означает смерть — смерть Левченко, которую он перед этим сам же подсвечивает: «Ну что, старшой… Окропим снежок красненьким?»
  • Судмедэксперт — показано правильно: при выезде «на убийство» к оперотделу Жеглова присоединяются судмедэксперт Родионов и следователь прокуратуры Павел Владимирович Панков (в фильме он отдал фамилию начальнику Жеглова). В отделе есть собственный криминалист-фотограф, который также снимает отпечатки пальцев и упаковывает вещдоки. Криминалистическая лаборатория — отдельное учреждение, куда Шарапов едет на трамвае.
  • Телеграф, телефон и бильд-аппарат. Историческая достоверность фильма весьма высокая. Помните, как герои произносят номера телефонов? На старых дисковых телефонах в дырочках вертушки рисовали цифры, а на самой вертушке — буквы (А, Б, В, Г, Д, Е, Ж, И, К, Л).
  • Чудо одной сцены: несколько запоминающихся персонажей появляются на одну-две сцены. Валька Копченый, Ручечник, Кирпич и т. д.
    • «Как пишется: Облигация или Аблигация?.. — „О“… Что?! Какая облигация? „— Я, Манька Обли…“ Ты что, с ума сошла? Пиши: „Колыванова, Мария Афанасьевна“.»

Разница между книгой и фильмом[править]

  • Блестящий неканон:
    • Жеглов в книге — молодой человек лет 25-27, высок, широк в плечах, подвижен, имеет смуглую кожу и черные до синевы волосы. Высоцкому 40 лет, он не особо высокого роста (171 см) и светлокож. Но главное — в книге Жеглов персонаж скорее отрицательный, а у Высоцкого вышел положительный, пусть и несколько неразборчивый в средствах.
    • Для сохранения положительного образа Жеглова был урезан и изменён финальный диалог — в оригинале он не скрывает радости по поводу убийства Левченко.
    • Смерть Синичкиной киночиновники посчитали неприемлемой. Впрочем, она вполне заслужила уползание.
    • Шарапов Конкина, якобы «перетаскавший за четыре года войны порядочно „языков“ через линию фронта», — казалось бы вопиющий мискастинг. Но именно это дало основание для отсутствующих в книге блестящих тем «Ну какой из тебя шофер, и какой бывший лагерник?», «Ты на руки его посмотри» и, в конце концов, для испытания «Муркой».
  • Война — это кошмар — цитата из романа:
« Как в аду, подумал я тогда. Почему-то ад мне представлялся не яростно вопящим красным пеклом, а именно вот таким - безмолвным, судорожно холодным, залитым страшным безжизненным светом. Осветительные ракеты лопались в измочаленных дождем облаках с тупым чмоком и горели невыносимо долго - пять секунд, - потом рассыпались в яркие маленькие искры, и наступала темнота до следующего шелестяще-мокрого чмока, и тогда тугая маслянистая поверхность реки вновь вспыхивала ненормальным синюшно-белым светом. <...> Федотов считал, что разведчика ведут к удаче три ангела-хранителя - смелость, хитрость, внезапность. А я верил в терпение, в огромное, невыносимо мучительное умение ждать. Восьмой день плавает в серой густой воде раздувшийся труп Федотова. Когти проволоки прицепились к гимнастерке, прибывающая от дождей река прижимает Федотова к еловому колу, и немцы развлекаются, стреляя в него, как в мишень. <...> В детстве я боялся темноты. Господи, как я боюсь теперь света! Свет — враг, свет — это смерть. »
— Сон-воспоминание Шарапова
  • Глаза разного цвета — Синичкина (в романе).
  • Два в одном! В фильме судмедэксперт Родионов выезжал и на убийство Груздевой, и на убийство сторожа. На самом деле по вероятности проходит плохо. Родионов дежурный дважды в месяц, не могло так совпасть. По книге, в ограбленном магазине трудился другой эксперт.
  • Жертвенный агнец — в книге это были Векшин и Синичкина. В фильме оставили только Векшина, исходя из того, что хотя он положительный герой, и его безусловно жалко, но присутствовал он от силы несколько минут, и достаточно «прикипеть» к нему душой, люди не успели чисто физически, а гибель Вари многие восприняли как личную трагедию.
  • Изменить возраст в адаптации — в романе Клавдия из банды «Чёрная кошка» — пожилая женщина. В фильме же Валерию Заклунную трудно принять за старуху.
  • Кастинг-агентство «WTF?» — к сожалению, все же есть. Жеглову и Фоксу добавили возраста, хотя даже Пасюка, которому «за тридцать», в книге называют «немолодым человеком». Шарапов, который в романе был антитезой прагматичному Жеглову (в чем-то даже круче его), в фильме меркнет на его фоне. Вспомните хотя бы книжный момент с «шутя ткнул кулаком в живот», который в сериале превратился в откровенное унижение, да сами Вайнеры отмечали, что Конкину недостает физической и внутренней силы книжного Шарапова. Ладно, все это можно списать на талант превыше внешности, но зачем омолодили почти на полвека хозяйку бандитской избы Клавдию, которую книжный Шарапов про себя называл «старушкой-вурдалачкой»?
  • Ловелас — упоминается, что Жеглов в книге пользуется успехом у женщин и очень следит за своим внешним видом.
  • Много имён:
    • Если не кодификатором, то наиболее известным примером в советской/российской культуре является Ларичева Маня. Жеглов: «Ларичева Маня… Она же Анна Федоренко… Она же Элла Кацнельбоген… Она же Людмила Огуренкова… Она же… Она же Изольда Меньшова… она же Валентина Панеят».
    • В романе набор имён несколько иной: «Анна Ларичева, она же Анна Пимус, она же Майя Федоренко, она же Хана Каценеленбоген, она же Анна Мерейно, 30 лет, сводня, на кисти правой руки татуированный голубь, сердце и имя „Аня“, четырежды судимая…», — но он, нужно признать, менее известен.
    • Некоторые персонажи книги отдали свои фамилии другим героям, а сами остались лишь с именем-отчеством.
  • Не повезло с ФИО — в романе Синичкина во время последнего телефонного разговора с Шараповым рассказала ему про погибшего на войне одноклассника, который мало что Адольф, еще и Кургузов. «Представь себе, каких мук он натерпелся — Адольф Кургузов!»
  • Принять оскорбление как комплимент. «Запомни пятое и шестое правило Глеба Жеглова. Пятое: даже слово „здравствуй“ можно сказать так, чтобы смертельно оскорбить человека. Шестое: даже слово „сволочь“ можно сказать так, что человек расплывется от удовольствия» (цитата из романа).
  • Тяжёлое детство, деревянные игрушки — Жеглов был беспризорником и ночевал под асфальтовым котлами (в литературном первоисточнике этого момента нет).
  • Эвкатастрофа — то, что Синичкина осталась жива.

Тропы, связанные с фильмом[править]

  • Аллюзия. «Никуда не годится. Ты выдаешь себя каждым взглядом, каждой интонацией; фальшь видна за версту — чтоб распознать ее, не надо быть эльфом, а они ведь куда проницательнее нас… Прости — я должен был сразу догадаться, что эта работа тебе не по плечу». (Тангорн в «Последнем кольценосце»)
    • « — Всё, никуда не годится.<...> — Да почему не годится?! — Да потому. Ну посмотри на себя, ну какой ты шофёр? У тебя на лбу десять классов нарисовано!» (Жеглов — Шарапову, при разработке легенды).
  • А что, пусть будет!:
    • Лариса Удовиченко, игравшая Маньку-Облигацию, действительно не знала, как пишется это слово, и спросила об этом Высоцкого. Говорухину понравилось. (Из книги «Владимир Высоцкий. Сто друзей и недругов». Сост. А. Ф. Передрий).
    • Александр Белявский рассказывал, что в сцене допроса и «графологического эксперимента» над Фоксом в кабинете Шарапова — у него, актёра Белявского, действительно пошла носом кровь. Но он, Белявский, решил подать это так, будто в МУРе Фоксу разбили нос… И вот его Фокс брезгливо, чуть ли не барственно вытирает некстати потёкшую кровь о стол Шарапова, стараясь всё же сделать это понезаметнее. В сценарии этого не было — но Говорухин сказал: «Отлично подходит и к образу и к сцене. Так и оставим».
    • В сцене, когда вся банда «накрылась» и её «повязали», с Промокашкой случился истерический припадок, и бедняга начал дурным голосом орать фрагмент блатной песни «Дочь прокурора»: «А на чёрной скамьеее, на скамье подсудимых, его дочка ррродная и какой-то жиган!..». В сценарии этого не было, это импровизация Ивана Бортника. Говорухин пришёл в восторг, и этот дополнительный штришок к образу Промокашки остался в фильме. Промокашка вообще любитель блатной классики, см. хотя бы сцену с исполнением «Мурки».
  • Камео:
    • Аня, Тягунов и «Жжёный» везут Шарапова в логово банды на хлебном фургоне. Они подъезжают к железнодорожному переезду — а там стрелочница. Она мелькнёт и ещё раз, когда Жеглов сотоварищи намертво застрянут на этом переезде. В роли этой девушки в железнодорожной форме — Лариса Голубкина (корнет Шурочка из «Гусарской баллады»).
    • Ранее — лейтенант за одним столиком с Жегловым. Это Владимир Туманов, сын Вадима Туманова, старательского бригадира и друга Высоцкого.
    • Известная ныне телеведущая, дочь Аркадия Вайнера, Наталья Дарьялова снялась в сцене в ресторане «Астория».
    • Трёх бандитов из «Чёрной кошки» — Есина, Тягунова и «Чугунную Рожу» — сыграли каскадёры, готовившие трюковые сцены для этого фильма.
    • А вот пример из серии «Случайно получилось камео»: именно в этом произведении дебютировала в кино Лариса Гузеева (ныне телеведущая), которую через шесть лет назовут актрисой года за исполнение роли Ларисы Огудаловой в рязановском «Жестоком романсе». Приглядитесь-ка к экзотической юной красавице, с которой танцует Коля Тараскин…
  • Поминальник — использовали визуальный ряд предыдущих серий на фоне титров.

Цитаты из фильма[править]

  • Очень трудно искать в тёмной комнате чёрную кошку, особенно если её там нет.
  • Что за шум, а драки нет?!

Жеглов[править]

  • А сейчас я приступаю ко второму отделению концерта по заявкам радиослушателей. (В момент «работы» с Кирпичом).
  • А теперь Горбатый! Я сказал, Горбатый!
  • Вы не жулик. Вы человека убили!
  • Дырку ты от бублика получишь, а не Шарапова!
  • Если есть на свете дьявол, то он не козлоногий рогач, а он дракон о трёх головах, и головы эти — хитрость, жадность, предательство[4]. И если одна прикусит человека, то две другие доедят его дотла.
  • Запомни, Шарапов. Наказания без вины не бывает. Надо было ему со своими бабами вовремя разбираться да пистолеты где попало не разбрасывать. (Об аресте Груздева, который не убивал Ларису).
  • Кабаки и бабы доведут до цугундера![5]
  • Милосердие — поповское слово.
    • Жизнь пишет сюжет: киночиновники потребовали изменить первоначальное название сериала «Эра милосердия» именно под этим предлогом. Так что эта фраза в исполнении Высоцкого — еще и «На тебе!»
  • Невоспитанный ты человек, Ручников! Выражайся при даме поприличнее, а то я тебя огорчу… до невозможности!
  • Ну и рожа у тебя? Шарапов! (На самом деле компиляция двух фраз: «Ну и видок у тебя, Шарапов!» и «Ну и рожа у тебя, Володя!»
  •  — Пасюк! Ваня, а ну держи меня! — Как держать?! — Нежно!
  • Правопорядок в стране определяется не наличием воров, а умением властей их обезвреживать! (О задержании Ручечника, укравшего шубу британского посла).
  • Это только ты один умный, а я так — погулять вышел.
  • Эх, сейчас бы супчику горяченького, да с потрошками!..
  •  — Ты убил человека. — Я убил бандита. (Диалог с Шараповым после убийства Левченко).
  • Ну и? конечно же: «Вор! Должен! Сидеть! В тюрьме!»

Другие[править]

  • Шарапов: Если закон один раз подмять, потом другой раз, потом им начинать дырки в следствии затыкать, как нам с тобой будет угодно, то это уже не закон будет, а кистень.
  • Верка: А ценности? Вон они, мои ценности, за печкой сопят.
  • Горбатый:
    • Выпьем, закусим, о делах наших скорбных покалякаем.
    • Есть у нас сомнение, что ты, мил-человек, стукачок!
    • Дурилка картонная
    • За твое здоровье пить глупо — оно ведь тебе больше не понадобится, здоровье хорошее…
    •  — А мусорка своего отдашь нам на съедение? — А пусть он сам за вас похлопочет, а мы рассмотрим. (Ответ Жеглова)
    • Ты не бойся, мы тебя не больно зарежем: чик — и ты уже на небесах.
  • Кирпич:
    • Кофелёк… Какой кофелёк? На, обысси, мент!
    • Чтоб я себе с пола срок поднял?..
  • Клавдия: Ты на руки-то его посмотри! Из него такой же шофер, как из Промокашки скрипач!
  • Манька:
    • А угостите даму спичкой, гражданин начальник.
    • А ты меня не совести и не агитируй!
    • Только Копчёный мокрушничать не станет: не такое у него воспитание.
  • Ручечник: Лучше в клифту лагерном на лесосеке, чем в костюмчике у Фокса на пере.

Отсылки в творчестве других авторов[править]

«

Глеб Жеглов и Володя Шарапов За столом засиделись не зря, Глеб Жеглов и Володя Шарапов Ловят банду и главаря.

Расцвела буйным цветом малина, Разухабилась разная тварь, Хлеба нет, а полно гуталина, Да глумится горбатый главарь.

До утра не погаснет окошко, Глеб Жеглов и Володя не спят, Пресловутая «Черная кошка» Забоится наших ребят.

Глеб Жеглов и Володя Шарапов Заслужили в боях ордена, После мирного дня трудового Будь спокойна родная страна.

»
— «Любэ», «Атас»

Примечания[править]

  1. Некоторые сотрудники милиции считают, что именно Высоцкий своей актёрской игрой привел к деградации наши доблестные органы правопорядка. И что шельмовать и фабриковать доказательства стало привычным делом именно с подачи Владимир Семёныча, который научил их и всю страну, что вор должен сидеть в тюрьме: неважно, какой там закон, какие формальности, — должен сидеть.
  2. Всё-таки судмед. Так в тексте у Вайнеров.
  3. В этой микророли снялся кот Лазаря Лагина. По словам Г. Вайнера, хозяин постоянно звонил на площадку и справлялся о здоровье любимца.
  4. В книге звучала немного по-другому: «головы эти — трусость, жадность, предательство» — Жеглов намекал на лейтенанта Соловьёва. И действительно, Шарапов с трудом узнает Соловьёва в сгорбленном существе, пришедшем опознавать Фокса.
  5. В данном случае слово «цугундер» можно понимать абстрактно как «неприятности» или конкретно как «тюрьма». У нас на сайте это слово употребляется совсем в другом значении.