Мессия

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Ну почему этот дурацкий маг не может говорить, как все люди?! Почему ты все время ждешь от него одних слов, а он говорит совсем другие? Да такие, что начинает казаться, что это не с его речами что-то не так, а с тобой, да и со всем вокруг, и что творится нечто неправильное, а может, и постыдное… ведь он ничего особенного и не говорит, не проповедует, не упрекает! »
— Элеонора Раткевич, «Рукоять меча»
« Он не умеет манипулировать людьми. (…) Он постоянно говорит не то и не так. (…) Он сам постоянно обрывает ростки едва появившегося успеха.

И однако…
Не может быть никаких сомнений — у него получается!
Он вышивает пустой иглой по дерюге — но под его рукой искусно сработанная вышивка дышит шелковым блеском. Он не умеет воздействовать на людей, он все делает неправильно, наоборот, — но он воздействует!

»
— Оттуда же

Определяющие черты этого героя — благородство, идеализм, вера в добро и беззаветная, искренняя, не имеющая никаких разумных объяснений любовь ко всему живому. Герой-мессия никогда не оставит никого в беде, не предаст и не нанесёт удар в спину, зато всегда спасёт котёнка, поддержит слабого, утешит обиженного, в конфликтных ситуациях старается решить дело миром (хотя ничто не мешает герою быть при этом крутым) и непременно пощадит побеждённого врага. Мессия всегда очень харизматичен: разговор с ним воодушевляет хороших людей на подвиги, а в закоренелых мерзавцах пробуждает совесть, и они, плача, начинают каяться и просить прощения. Серьёзно. То ли это личная харизма героя на всех так действует, то ли в самом деле даже в самой прожжённой сволочи есть искра добра — кто знает. Но факт есть факт: когда мессия произносит пафосные речи о победе добра, это не выглядит смешным, все его/её многочисленные друзья неколебимо верят в него/неё, и даже антигерои и злодеи останавливают свои сомнительные предприятия для того, чтобы, по крайней мере, узнать, какую, чёрт побери, траву курит этот парень/эта девица, и почему у него/неё всегда всё получается! Особо циничные компаньоны мессии могут высмеивать его/её идеализм, но рано или поздно они тоже проникнутся и пойдут за ним/ней в огонь и воду.

Естественно, основное занятие мессии — всех спасать и защищать, временами в галактических масштабах. Естественно, у мессии это получается, нередко путём героического самопожертвования, потому что мессия пребывает в глубокой убеждённости, что его/её собственная жизнь — невеликая цена для того, чтобы добро победило.

В большинстве случаев персонаж-мессия — главный герой или, по крайней мере, важный для сюжета. Только хороший автор может изобразить мессию так, чтобы он получился более-менее реалистичным, а у аудитории не свело скулы от передоза идеализма. У плохих авторов вместо этого получается Мэри Сью.

Типаж мессии (и само название) обязаны Библии, но герой-мессия необязательно является мессианским архетипом, хотя эти две категории нередко пересекаются.

Где встречается[править]

Литература[править]

  • Дэн Симмонс: Энея в «Эндимионе».
  • Ф. М. Достоевский обожал этот типаж: Соня Мармеладова («Преступление и наказание»), князь Мышкин («Идиот»).
  • Дж. Р. Р. Толкин, «Сильмариллион»: Финрод Фелагунд.
  • Дэвид Эддингс, «Белгариад»: Белгарат, предок и ментор главного героя; также отчасти и сам главный герой — Белгарион; и его юная невеста (а впоследствии супруга) Се’Недра; и дочь Белгарата — Полгара. В общем, мессианство ровным слоем размазано по этим четырём персонажам.
  • Виктор Гюго, «Отверженные»: Жан Вальжан.
  • Терри Пратчетт, цикл о Плоском Мире: Моркоу Железобетонссон, пророк Брута («Мелкие боги»).
  • Элеонора Раткевич, «Трилогия о мечах». В первой части («Деревянный меч») главный герой по имени Кенет не более чем начинающий воин и маг… но задатки мессии уже налицо. Во второй части («Рукоять меча») Кенет возвращается уже полноценным мессией. А в третьей части («Меч без рукояти») Кенет скорее камео и элемент обрамления, он там почти никак себя не проявил.
  • Герман Мелвилл, «Билли Бадд, фор-марсовый матрос» — Билли.
  • Ник Перумов, «Семь зверей Райлега»: Тёрн из народа дхуссов, не дхусс-воин-бард-маг и философ, в финале жертвует собой и становится богом.
  • Деконструкция: «Отягощённые злом» Стругацких. Там мессия таков, что авторов обвиняли в сатанизме, а он всего-навсего устал и измучился. С другой стороны, мессией можно назвать Г. А. Носова, великого учителя.
  • «Путь меча» Олди: Чэн и Единорог, научившиеся общению между Блистающими и людьми, принимать в фехтовании в равной степени и красоту, и жестокость, предотвратившие войну между Шулмой и Кабиром. В эпилоге оказывается, что сыграно ой-ой как с фитильком: в Кабире из-за страха перед Шулмой забыли древнюю культуру и начали гражданскую войну с окончательно поехавшими ассасинами, а напоследок ещё и изобрели огнестрельное оружие, чтобы точно не дать Блистающим ни единого шанса сохранить мир своим.
  • Цикл «Тина Хэдис»/«Сонхийский цикл» Антона Орлова — Поль Лагайм. Среди всех персонажей весьма разностороннего сеттинга отличается безупречной моральной чистотой, всегда помогает ближнему, и даже отъявленному мерзавцу Лиргисо общество Поля идёт на пользу. Объяснение: Поль не просто человек и даже не экстрасенс небывалой силы, он Страж Мира — сущность, равная богам, но иной природы.
  • Цикл «Второй Апокалипсис» Беккера: много, больших и разных. Майтанет для Тысячи храмов, Икурей Конфас для Нансурской империи, Малахет для кишаурим. Но всех конечно переплюнул Анасуримбор Келхус. Впрочем, их наработки он тоже использовал.

Театр[править]

  • Дж. Пуччини, опера «Турандот»: Лю.
  • Дж. Верди, опера «Дон Карлос»: Родриго ди Поза.

Кино[править]

Телесериалы[править]

Комиксы[править]

Аниме и манга[править]

  • «Навсикая из Долины Ветров»: Навсикая.
  • «Принцесса Мононокэ»: Аситака.
  • Sailor Moon: Усаги Цукино.
  • Trigun: Бешеный Вэш.
  • Naruto: собственно, сам Наруто со своей «нарутотерапией» (то бишь, целенаправленной промывкой мозгов противнику путем чтения лекции о важности дружбы и мира во всем мире, в результате которой даже самый отъявленный негодяй становится няшкой и примыкает к рядам положительных героев).
  • Angel Sanctuary: Сецуна Мудо. Несколько нестандартный Мессия - поначалу всячески отказывается признавать себя таковым и упорно игнорирует своё предназначение, сосредоточившись исключительно на поисках своей возлюбленной младшей сестры Сары. Только после того, как многие члены повстанической группировки Небес "Anima Mundi", а также их глава - лидер чина Престолов Зафкиэль - принесли себя в жертву ради спасения жизни ГГ и в угоду его интересам, а его друг - Кира Сакуйя - оказывается Люцифером и показывает своё истинное лицо, Сецуна, наконец, принимает уготованную ему роль Мессии и отправляется на высший уровень Небес - Ацилут, чтобы окончательно раскрыть все секреты Бога-Творца, Его ангелов и узнать истинную причину существования вселенной. Примечательно также и то, что Мудо не слишком страдает "нарутотерапией", а даже если и пытается прочесть лекцию или выступить с речью, это ему не слишком удаётся - лекции, зачастую, игнорируется, а произнести речь просто-напросто не получается - не хватает ораторских навыков

Видеоигры[править]

  • Messiah: играем мессией в образе ангелочка, способного вселяться в людей.
  • Mass Effect: капитан Шепард в «героическом» модусе.
  • Quest for Glory: волшебница Эрана и протагонист-Паладин.
  • Fallout: если хорошо себя вести, можно получить именно такую репутацию.
  • Gothic — главный герой — Избранный Инноса. Иисус тождественен Адаму как второй Адам — вот точно так же и главный герой-Мессия тождественен Первочеловеку своего мира.
  • Warcraft — Тралл — мессия орков, устроивший их исход в Калимдор. Его изначальное, данное родителями, имя — Гоэль. Это израильское имя, переводимое с иврита как «избавление» или «избавитель». Некоторые фанаты называют его «зелёный Иисус»[1]. Хотя учитывая аллюзии, правильнее было бы «Зелёный Моисей».

Визуальные романы[править]

  • Fate/Stay Night — Эмия Широ. Вообще, чем более поздний сценарий, тем меньше в нем остается мессианства: в первой он без сомнений следует за Добром с большой буквы, во втором сохраняет свои идеалы, но начинает понимать, что не может спасти ВСЕХ, и иногда нужно выбрать меньшее зло, в третьем же получает удар под дых, когда оказывается, что меньшее зло — это смерть его возлюбленной. Тем не менее, параллельно прибавляется мессианских поступков: во втором убеждение Арчера (разочаровавшегося и озлобленного) в идеалах героизма, а в третьем — Героическое самопожертвование как нормальная концовка.
    • Обращаем еще внимание вот на что. В том таймлайне, где он все-таки стал Арчером, он был казнен людьми, которых спасал. И Слово Божие гласит, что ему на тот момент было «чуть больше тридцати лет». Уж не 33 ли?..

Примечания[править]

  1. но не рекомендуется называть его так среди знатоков лора: разорвут и не спросят как звали

См. также[править]