Линейная пехота

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

АХТУНГ, глючат обсуждения. Предлагаю поставить редирект из справочника автора сюда. Де-факто у нас тут три статьи - справочник автора, линейная пехота и мушкетёры. В первое входит второе, во второе - третье, и кратко должно быть сказано лишь про то, что в соответствующей статье излагается подробно. Делать же две краткие и неинформативные статьи - не хорошо. Очень прошу думать, прежде чем заниматься удализмом. Также привет тому человеку, который любит ставить красные ссылочки в шаблоне, из-за чего появляются статьи, воспринимаемые как дубликаты существующих.

Линейная пехота — это "обычные" пехотные войска эпохи чёрного пороха. На первых порах состояли из мушкетёров, прикрытых пикинерами, потом впитали в себя последних, изобретя багинет и штык. Как правило назывались по основному оружию - аркебузиры (аркебуза), мушкетёры (мушкет), фузилёры (фузея), etc.

Основы[править]

Основа линейной пехоты — это массированный строй. Строй эшелонированный, чем-то напоминающий фалангу терции, но со своими особенностями, проистекающими из свойств оружия, которым вооружались солдаты — кремневого ружья. Кремневое ружьё стреляет не очень далеко и не очень метко. А если быть совсем точным, то это достаточно тяжелая, медленно заряжающаяся совершенно неточная фиговень, у которой, тем не менее, были свои достоинства. Но обо всём по порядку.

Основной проблема на поле боя, с которой издавна были призваны бороться пехотинцы, являлась рыцарская конница, и была она, надо сказать, тяжело бронирована и вооружена лансами. Эта самая конница на раз пробивала пехотный строй, обожала фланговые удары и была овеяна ореолом благородства, ибо лошадь содержать не каждому было по карману. Вначале с конницей пытались бороться с помощью фалангообразных построений с огромным числом пик, но это было чисто оборонительным построением, в силу невозможности быстро перемещаться и маневрировать такая пехота быстро стала мишенью для появившихся в коннице стрелков, любимой тактикой которых было разгонять пехоту кавалерийским наскоком на дистанцию выстрела, разряжанием в эту толпу пары пистолетов и отход на исходную для перезарядки (т.н. "караколирование"). Пехота такой обстрел долго выдержать не могла и в ужасе бежала. Вот с этой проблемой и был призван справиться мушкет — вооружив недавних копейшиков средством доставки метров на пятьдесят тяжелой свинцовой пули, шансы несколько уравняли. А когда пехота научилась быстро стрелять — передний ряд стреляет, задний заряжает мушкеты, — кавалерии резко поплохело. Но тут как назло проснулась артиллерия, которая обнаружила, что плотные скопления народа — это очень удобная мишень. В результате пехоте снова стало худо, ибо для хоть какой-нибудь эффективности им нужно было стрелять залпами, с ничтожным процентом попаданий. В конце концов на поле боя установилась система «камень-ножницы-бумага» — с кавалерией отлично борется линейная пехота, её саму в свою очередь отлично месит артиллерия, которая панически боится кавалерии. Встреча же двух отрядов линейной пехоты оборачивается нудной перестрелкой в процессе сближения, после чего обычно следует рукопашная.

Линейную пехоту нещадно муштруют, ибо раннее огнестрельное оружие ошибок не прощало — разрывы стволов, ожоги, взрывы и прочие прелести сопровождали пехоту повсеместно, а процентов так двадцать осечек являлось нормой. Пехотинцев учили в любом состоянии (хоть в доску пьяном) правильно заряжать мушкет, повиноваться строевым командам и держать строй. Почему пехота ходила в полный рост, горделиво выпрямившись, а не ползала на пузе, как во времена Толкина? Во многом потому что мушкет из положения «лёжа» зарядить весьма проблематично (хотя и возможно), это вам не противотанковое ружьё с продольно-скользящим затвором и унитарным патроном (к слову, во многих случаях сходное по массе и калибру с мушкетом). Это дульнозарядная фиговень, где нужно сначала засыпать в ствол порох, затем пулю с пыжом и утрамбовать шомполом. Но главная причина - строй, разделённый на спаянные коробки прекрасно обученных солдат может очень гибко менять построение, мигом превращаясь из линии в каре или колонну, чтобы отразить атаку кавалерии. Из аморфной массы особо не поперестраиваешься - французы сполна ощутили это на себе в Италии и на Рейне в 1790-е, когда поначалу эффективные "рои" стрелков столкнулись с прекрасно вымуштрованной австрийской кавалерией.

С совершенствованием мушкетов те существенно облегчились и избавились от сошек, а строй стал ещё более устрашающим — первая шеренга вставала на колено, вторая пригибалась, а третья выпрямлялась во весь рост, и все три шеренги по команде давали залп. В отсутствие пулемёта было весьма и весьма действенно. Во время быстрых перемещений пехота умела также передвигаться рассыпным строем, чтобы в конечной точке маршрута снова собраться в шеренги и дать залп. Отголосок этих жизненно важных для солдата XVII—XIX вв. приемов до сих пор слышен на уроках строевой подготовки в армии, и многие недоумевают, зачем это всё им нужно. А потому что единственное, что в армии всегда оставалось неизменным — это дисциплина и необходимость множеству людей действовать как единое целое, и вот как раз это прививает новобранцам строевая подготовка. Пресловутое "чувство локтя", понимаемое сейчас как товарищеские подстраховывающие отношения, было в наполеоновские времена буквальным - передвигаясь в плотном строю, солдат всегда чувствовал локоть соседа справа, который держал своё оружие на плече, слегка присогнув руку.

Этот тип войск ушел в историю с появлением пулемётов в конце XIX в.

Подвиды[править]

Морская пехота — это была по сути дела линейная пехота, придаваемая кораблю для защиты: корабля в целом — от пиратов и противника, особых грузов и офицеров — от экипажа. Размещалась морская пехота на судне как раз между носовой частью, где жил экипаж, и кормовой, где обитали офицеры. У морской пехоты было множество отличий от линейной. Во-первых очевидно же, что дистанция боя и маневренность в условиях корабелной теснотищи сильно меньше чем на большой земле. Во-вторых, морская пехота берёт своё начало с тех давних времен, когда мушкетов ещё не было, зато были луки, копья и арбалеты, и как следствие, основным способом драки на море были таран и абордаж. Так что с появлением огнестрельного оружия морские пехотинцы оставили у себя очень многое из своего старого арсенала — имея ввиду пики и холодное оружие — а из нового предпочитали упомянутые уже в соседней статье винтовальные штуцеры, любимые за точность боя, тромблоны, пистолеты и прочий короткоствол. Мушкеты также имели место быть, но использовались иначе.

Тактика морской пехоты при сражении на море заключалась всего в трёх вещах: тренировки в стрельбе на меткость с гнезда на мачте в противника (именно так был убит Нельсон; само гнездо появилось ещё при лучниках, будучи высоко расположено и хорошо защищено оно являло собой отличную огневую позицию), громовые залпы из мушкетов при сближении, причем первоначально мушкетёры окапывались в форкастле и ахтенкастле (то есть в надстройках на носу и корме корабля, с бойницами — специально для лучников и арбалетчиков; позже они вышли из моды ибо сильно ухудшали маневренность судов), а потом стали строиться прямо у фальшборта, причем к их радости, сошки им были не особо нужны — фальшборт как упор прекрасно для этого годится. Также в их арсенале были маленькие вертлюжные пушки, которые можно было невозбранно таскать с борта на борт и палить из них картечью по врагам, и мортирки для пальбы гранатами. Всё это хозяйство пускалось в ход при попытке вражеского корабля свалиться в абордаж, и было довольно эффективно — ну посудите сами, ещё при приближении мужик с винторезом на мачте начинает палить по всему что покажется в поле зрения, чуть ближе — на палубу обрушиваются бомбы из мортирок (граната с черным порохом штука не особо эффективная, зато громкая и способствует угнетению боевого духа противника, который прячется за фальшбортом и такой засады не ожидает), ещё ближе — громовой залп вертлюжных пушек, снопами картечи проходящийся по палубе, особенно если она ниже чем у защищаемого морской пехотой корабля, ещё ближе — залп из мушкетов, ещё ближе — из тромблонов, ну а дальше собственно пару залпов из пистолетов и вперед, в рукопашную. Пара сотен морских пехотинцев на корабле — и пираты дважды подумают прежде чем пытаться атаковать. Хотя налицо тот факт, что морская пехота активно заимствовала пиратские приёмы (а капитаны военных судов — тактику пиратских капитанов), а пираты зачастую имели опыт службы в морской пехоте, и вносили в тактику некоторое разнообразие. По большому счёту главной целью и тех и других был приз — захватить вражеское судно.

Вторая задача морской пехоты — это десант. И вот тут они уже мало чем отличались от обычной линейной пехоты, разе что замашками — перво-наперво им предстояло погрузиться в здоровенные шлюпки и переправиться на берег, где и закрепиться, поднакопить юнитов и устроить атаку. Для этой цели морская пехота брала с собой пушки, но не такие здоровенные как у артиллерии, а поменьше, мутировавшие впоследствии в орудия поддержки десанта; отсутствие острой необходимости сталкиваться с конницей и наличие за спиной мановара, способного дать залп из полусотни орудий весьма и весьма серьёзного калибра, а также необходимость перемещаться по пересеченной местности избавили морского пехотинца от львиной доли того барахла что должен был волочь на своём горбу пехотинец линейный — по сути с собой брались только ствол и боезапас, а всё прочее добывалось на месте. Морская пехота помимо прочего ещё и умела неплохо окапываться, что частенько становилось некислым подспорьем в драке. Ну и наконец, замашки вида «да ну нафиг этот марш средь бела дня строем под плотным огнём, давайте ночью туда проползем и всех вырежем» дают прекрасный образец для понимания тактических отличий. Не удивительно, что в странах, ведущих войну на море, морская пехота быстро превратилась в элиту. Ныне, когда абордажи вышли из моды, целиком перешли на десантные операции, сохранив при этом пиратские повадки и нелюбовь к местам, где нету моря.

А вот там, где драки в основном шли на земле, элитой стал другой подвид линейной пехоты — гренадеры. Впрочем, в России относились к морской пехоте как к аналогу гренадеров, так что разница не такая уж и большая: какая разница как называть людей, которые занимаются штурмом укреплённых позиций, и не важно что брать на абордаж, форт или линкор.

Гренадеры — это краса и цвет армии, здоровяки высокого роста и могучего телосложения. Почему? Потому что поначалу им приходилось таскать на своём горбу кучу чугунных гранат и очень далеко их кидать, и всё это под вражеским огнём. Гренадеры являлись штурмовыми отрядами, которым поручалась задача быстренько разнести какой-нибудь форт по кирпичику в отсутствие артподдержки, или же подсократить преимущество у противника в численности. И то и другое делалось с помощью гранат, тесака и мушкета. Только вот в силу того, что среднестатистический гренадер был весьма могуч (их специально туда отбирали по росту и телосложению), столкновение врукопашную с таким вот молодцем могло весьма плачевно закончиться для противника. Бывали и пешие, и конные (чтобы побыстрее добраться к месту штурма), отличались очень понтовым внешним видом. Первоначально таскали на вооружении ровно то же самое, что и их морские коллеги — гранаты, мортирки, тесаки, мушкеты, тромблоны… Ну разве что с местной спецификой. Тактически тоже делали практически то же самое — закидать врага гранатами, обстрелять из всех стволов и — в рукопашную. Частенько соседствовали с коллегами из инженерных войск — сапёрами. Сапёр подкапывался под укрепление, взрывал его к чертям, а гренадёр врывался в пролом и устраивал ад на земле. Позже превратились в просто элитную пехоту.

Элитными являлись в силу того, что представляя опасность как для противника, так и для союзников, были весьма дисциплинированы, морально устойчивы (с взрывчаткой же работают), терпеливы, сильны и выносливы. К XIX в. гранат лишились, но статус элитных частей и комплектование из лучших (после гвардии) рекрутов сохранили. После наполеоновских войн Александр I, желая «повысить» особо отличившиеся егерские полки, поименовали их карабинерскими (егерскими-гренадерскими), поскольку до этого элитные стрелки считались менее престижными, чем гренадеры. С упразднением егерей карабинерные полки стали обычными гренадерами.

В какой-то мере последний всплеск гренадёров как профессии - Первая мировая война, когда умение прицельно метать гранаты являлось первоочередным в зачистке окопов.

Ныне гренадеры исчезли как отдельный вид (кроме нескольких гвардейских полков), но всё ещё встречаются в пехоте и легко вычисляются по молодецкой стати.

Егеря и им подобные — противоположный гренадерам случай: солдаты-застрельщики. Маленький рост, (иногда) винтовальный штуцер, орлиный глаз, поразительная меткость и нежелание комплексовать из-за роста. Как и гренадеры, солдаты авангарда, только, в отличие от первых, используют не атаки по площади гранатами, а рассыпной строй и меткую стрельбу. Кроме того, что как отдельный вид войск долго не просуществовали — ничем особо не известны, хотя Наполеон их очень даже уважал.

Резюме[править]

Все перечисленные в конечном счете дали на выходе пехоту второй половины XX в. — комбинированный отряд, включающий в себя как «линейный» личный состав, с автоматами и штык-ножами, так и специальный — гранатомётчика (с помогалой), пулемётчика (с помогалой) и снайпера поддержки. Современная пехота и вовсе стремится к стиранию различий, ибо экипировка солдата является в некоторой степени универсальной — штурмовая винтовка с подствольным гранатомётом, дальним боем и хорошим прицелом. По причине отхода от линейной и позиционной тактик в настоящий момент внимание уделяется повышению боеспособности и мобильности боевой единицы, для чего её стараются уменьшить в размерах, получше защитить бронёй и помощней вооружить. Иными словами, превратить в то, из чего линейная пехота когда-то выросла — пеший солдат в броне и с копьём.