Кулак Полярной звезды

Материал из Posmotre.li
(перенаправлено с «Кулак Полярной звезды»)
Перейти к: навигация, поиск
« 199Х: Мир объят ядерным пламенем. Моря высохли, и земля раскололась. Фактически, все формы жизни исчезли. Однако человечество не погибло… Атомная война уничтожила всю цивилизацию. Наступила эра насилия, хаоса и ужаса. »
— Рассказчик
Наш герой

(link)

И так все время!

Кулак Полярной звезды (яп. 北斗 の 拳, «Hokuto no Ken») — манга и аниме о суровом герое Кэнсиро, походящем умениями на Брюса Ли, а каменным ликом на Сталлоне. На начало истории он путешествует по постапокалиптической пустыне в поисках своего злого старшего брата, который мало того, что избил Кэна и украл его невесту, так еще и собирается захватить мир, чтобы в конце концов убить его, защитив невинных от незавидной рабской судьбы. Попутно и задолго после, до самого конца истории герой находит и теряет друзей, а также оставляет после себя горы трупов огромных головорезов-мутантов.

Самое главное: наш рыцарь в сияющих доспехах — мастер боевых искусств, а его коронная фраза — «Ты уже мертв!». Кэнсиро владеет древней техникой «кулака Полярной звезды», которая позволяет управляться с телом противника путём прикосновения к определенным точкам. Глупые головорезы об этом не подозревают и потому регулярно изъявляют желание подраться. Заканчивается все плачевно: удар по неведомым точкам, головорез смеется, Кэнсиро загробным голосом сообщает: «Ты уже мертв!», после чего головорез взрывается.

Манга была нарисована еще в 80-е и с тех пор пережила множество адаптаций, как анимационных, так и игровых. Естественно, не обошлось и без видеоигр, очевидно, файтингов. Франшиза до сих пор популярна в Японии, но на Западе известна еще больше, ибо золотая классика сёнэна, один из столпов ГАРности и просто отличная история, подобных которой нынче мало.

«Кулак Полярной звезды» — классика сёнэна, которая много пародировалась в более поздних работах.

Тропы[править]

  • Ты уже мёртв — кодификатор тропа. Местное боевое искусство, Хокуто Шинкен, поражает нервные центры противника, и того через несколько секунд разрывает на куски.
  • Рука крошит отточенную сталь — от удара об Кенширо или другого крутого бойца любое холодное оружие разбивается вдребезги. Впрочем, изредка это правило не соблюдается ради драмы.
  • Мужчины не плачут — аверсия в режиме «педаль в пол». Кенширо своих слёз не стесняется — но плачет, конечно, не от страха или боли, а от жалости к другим. И не только он — тут как минимум раз плачет каждый крутой персонаж (крутые злодеи — обычно перед смертью).
  • Постапокалипсис — достаточно схематичный, без претензии на реализм, и чем дальше тем больше напоминает фэнтези.
  • Головорезы — в немерянных количествах, и почти все а-ля «Безумный Макс».
  • Гигантский головорез — тоже часто встречаются.
  • Несовместимая с жизнью тупость — определяющая черта головорезов. Они будут упрямо наезжать на Кенширо, даже увидев, что он может сделать с их собратьями.
  • Несовместимая с жизнью крутость — если крутого персонажа зовут не Кенширо… ну, вы поняли.
  • Закадровое гуро: смерть Рэя.
    • Педаль в пол, так как гуро было закадровым внутри вселенной. Герой закрылся в пустом доме, чтобы соратники не видели, как его разрывает изнутри.
  • Круто и практично: Хокуто Шин Кен. Можно не только взрывать врагов, причём выставляя таймер, но и лечить травмы, временно усиливать себя (осторожно! возможны гарантированы побочные эффекты!), ослаблять врагов и даже заставлять их совершать определённые действия против своей воли.
  • Армия из одного человека: любой мастер боевых искусств в этом сеттинге.
  • Очень твёрдое тело: аналогично предыдущему пункту.
  • Крутой шкет: Барт, с прикрученным фитильком. Вырастает в простого крутого смертного.
  • Осторожно, доброта! — Кенширо, Токи, Шу и Фудо. Увы, последние трое слишком хороши для этого мира.
  • Кругом одни качки — вроде бы вокруг постапокалипсис, еды на всех не хватает… ан нет, мужчинам явно хватает, особенно белков.
  • Кругом одни красавицы — у всех женских персонажей шикарная фигура, точёные черты лица и ухоженные волосы. Ну вы поняли, постапокалипсис…
  • Антизлодей — Рао. Хочет завоевать постапокалиптический мир, но из всех претендентов на мировое господство он самый адекватный.
  • Злодей по должности — Фалько, благородный боец, которым помыкает параноик и полное чудовище Джакоу. А потом Джакоу теряет рычаг давления на Фалько, и следует кармическая справедливость.
  • Герой-прагматик — Шачи. Он ведёт свою игру против правителей страны Асура, ради их свержения готов шантажировать Кенширо, а в итоге жертвует ради него сначала глазом, а потом и жизнью.
  • Злодей-прагматик: лидер бандитов Шакал. Ему даже немного жанровой смекалки завезли!
    • На вопрос «По-твоему, бросать динамит — это боевое искусство?» Шакал отвечает: «Дак ведь работает же!»
  • Недоучка — Джаги. И очень хорошо, что этот подонок не ушёл дальше азов Хокуто Шинкен!
    • Безумный учёный Амиба — туда же. Правда, он открыл на теле человека несколько новых точек, но пользы от этого никакой.
  • Самозванец — Джаги и Амиба притворяются соответственно Кенширо и Токи. Амиба очень тщеславный, а Джаги просто так сильно ненавидит Кенширо, что при любой возможности портит ему репутацию. Даже шрамы себе такие же сделал.
  • Режим полубога: предельная техника Мусо Тенсей. Кенширо «растворяется в пространстве», получая возможность атаковать одновременно отовсюду без шанса быть блокированным или получить сдачи.
    • И эта техника совершенно бесполезна. Применять её на более слабых противниках смысла нет, Рао к моменту решающей дуэли сам владеет Мусо Тенсей (что взаимно сводит на нет весь эффект), а на Кайо она вообще не работает.
  • Самоубийственные наплечники — их тут носят почти все.
  • Мессия: по всем параметрам подходит Токи (он даже внешне похож на Иисуса), но настоящий мессия в этом сеттинге — Кенширо.
  • Крутой инвалид: авторы любят этот троп.
    • Токи медленно умирает от неизлечимой болезни.
    • Шу слеп.
    • У Фалько вместо одной ноги — протез. Фалько настолько крут, что стоит на одной ноге, не перемещая центр тяжести.
    • Шачи последовательно теряет глаз, руку и ногу.
    • Акашачи одноглаз, одноног и однорук (боевой протез). Он же пират, каррамба!
  • Крутой в дурацком колпаке: дебют Фудо — сцена, где его пинают безымянные бандиты. А потом оказывается, что наш здоровяк даже Рао не по зубам.
  • Иностранный язык для усиления пафоса: в паре мест под конец манги, причём язык не английский, не немецкий, а санскрит.
  • Блеф: зажатый в угол Барт тыкает в головореза и говорит ему, что тот уже мёртв. И спокойно сваливает от перепуганного злодея, которому ничего не угрожает.
    • Оставляя детей на попечение не очень надёжного бармена, Кенширо перестраховался — нажал бармену на одну из точек: мол, через месяц умрёшь, если я не отменю это нажатие другим. О том, что это был блеф, прямо не сказано, но Кенширо никогда не стал бы убивать невинного, пусть даже не самого порядочного, человека.
  • Чёрно-белая мораль: паладин против орд кровожадных орков, просто в непривычном сеттинге.
  • Бело-серая мораль: противостояние Кенширо (идеалист) и Рао (прагматик). Причём несложно заметить, что по части наведения порядка в постапокалиптическом мире завоеватель Рао добился намного больших успехов, чем герой-одиночка Кенширо.
  • Серобуромалиновая мораль: у Рюги какая-то совсем долбанутая мотивация по части злодейств. По крайней мере, он осознаёт аморальность своих действий и понимает, что должен ответить за них головой.
  • Насмешник с мордой кирпичом — Кенширо, и не дай вам бог оказаться предметом его смертельных шуток! Впрочем, если вы не головорез — не окажетесь.
  • Большой - не значит сильный: будь ты ростом хоть двадцать метров, против мастера Хокуто или Нанто у тебя нет никаких шансов.
  • Невысокий силач: с ооооочень прикрученным фитильком. Кенширо по всем параметрам очень даже рослый, но на фоне многих врагов смотрится букашкой. А вот Курояша попадает в троп стопроцентно.
  • Добродушный гигант — Фудо. Все остальные гиганты тут вообще не добродушные.
  • Рыцарь в сияющих доспехах — Кенширо.
  • Рыцарь в ржавых доспехах — Рэй, а позже Шачи.
  • Полное чудовище — многие низкоранговые негодяи и некоторые высокоранговые (самый из них заметный — Джаги). Но если злодей умеет драться, то он как минимум совсем не прост.
  • Офигенно острое лезвие — субверсия: боевое искусство Нанто позволяет наносить режущие (очень хорошо режущие) удары конечностями. Без всяких лезвий.
  • Упитанный силач — Фудо.
    • Фанатам ещё запомнился Мистер Харт, настолько жирный, что никакой нормальный удар его не брал — сало гасило весь импульс.
  • ГАР: возможный первопример. В зарубежных интернетах Кенширо считается эталоном тропа, и недаром!
  • Анимешная внешность: аверсия. Рисовка очень подробная и квазиреалистичная.
  • Боевой стриптиз: как ни странно, в сугубо мужском исполнении. Куртка Кенширо то и дело рвётся аннигилирует на нём от брутальности, а потом появляется снова. Другие крутые в бою тоже лишаются всей одежды выше пояса.
  • Волшебные штаны: от ударов, которыми обмениваются бойцы, разрушаются скалы, не говоря уже об одежде выше пояса, а вот штаны и обувь ничем нельзя повредить.
  • Шрамы навсегда: на груди Кенширо красуются семь «пулевых отверстий» в форме созвездия Хокуто (Большого Ковша). Эти шрамы оставил ему бывший друг Шин, причём не пулями, а пальцем.
    • Джаги сделал себе точно такие же шрамы в целях самозванства.
    • У Кайо на лице шрам в виде перевёрнутой «галочки», у Хьо — на лбу в виде крестика, у их учителя Джукея — шрам наискосок, тоже на лбу.
  • Ходячий макгаффин — возлюбленная Кенширо, Юрия. Позже в эту нишу попадает Лин.
  • Дева в беде — всё та же Юрия. Деконструкция, так как может заставить бегать за собой половину мужских персонажей, а некоторыми вообще крутит как хочет.
  • Умереть может каждый — с прикрученным фитильком. Кенширо и пара его спутников сюжетно бессмертны, а вот остальные персонажи мрут как мухи.
  • Эффект Ворфа: когда противник в первом бою одерживает верх над Кенширо (а это всего два раза за всю мангу и произошло) — это не шутки.
    • Когда Рэй бросается на Рао, тот повергает его единственным ударом пальца.
    • Сработало дважды на самом Рао: Джуза в первом бою угнал у Рао коня, а Фудо так вообще чуть не победил.
  • Ментор: поскольку манга о боевых искусствах, как же без менторов!
    • У мастера Хокуто Шинкен, Рюукена, учеников было трое с половиной: Рао, Токи, Кенширо и Джаги (последний, если сравнивать с братьями, так ничему и не научился).
    • Джукей, мастер Хокуто Рюкен обучал Кайо, Хьо, Хана (о чём прямо не говорится) и Шачи.
    • Саузера обучал Огай. Их последняя тренировка стала для Саузера горизонтом отчаяния.
  • Знаменитые последние слова: фраза Рао «В жизни, что я прожил… я не жалею ни о чём!»
  • Казанова: Юда и Джуза. Оба субверсии: Юда жестокий тиран, силой забирающий девушек себе в гарем, и сам довольно женоподобен; Джуза — нормальный такой бабник, но по-настоящему любит только Юрию.
  • Драматическая болезнь: Токи и Юрия умирают от одной и той же неизлечимой, но явно вызванной радиацией болезнью. Странно, что только они.
  • Неуязвимость — фишка главаря клана Киба. Но стоило Кенширо нажать на нужную точку, и неуязвимость отключилась.
  • Родные братья противоположны — амбициозный завоеватель Рао и Крутой пацифист Токи. И их старший брат Кайо.
    • Вместе они образовывают Фрейдистское трио, причём младший Токи — самый спокойный и рассудительный, а старший Кайо — самый эмоционально нестабильный. Впрочем, Кайо добавили в мангу задним числом, и именно как трио братья никогда не появлялись.
    • Если брать за трио Рао, Токи и Кенширо (Джаги оставляем за бортом), то Токи остаётся Суперэго, Эго — Кенширо, а Рао превращается из Эго в Ид.
    • Рюга и Юрия тоже очень друг на друга не похожи.
  • Доктор Поц — Амиба, пополам с Безумный учёный.
  • Унылая непобедимость — за всю мангу победить Кенширо в первом бою смогли только двое высокоранговых злодеев, да ещё один — в предистории. Ещё с одним у него вечная ничья. От всех прочих противников (а их сотни и сотни) Кенширо просто отмахивается.
  • Канонический Стю: многие читатели считают таковым Кенширо.
    • Канонической Сью наверняка была бы и Юрия, если бы ей было уделено чуть больше «экранного времени».
  • Не щадить детей — Саузер сгоняет детишек на стройку века, воздвигать ему пирамиду до небес. Отравляет провизию в конвое, который должно перехватить местное сопротивление, зная, что первыми будут есть дети. А потом ещё и лопает деликатесы на виду у голодных ребят.
  • Умереть стоя — много кто, но Рао нужно отметить особо. Да и оба его брата тоже умерли стоя, с другим покойником на руках.
  • Лицемер — внезапно, душой разок покривил Кенширо. Стиль Рюги (вырывание из врага кусков плоти) он назвал «жестоким и ужасным». Уж чья бы корова мычала, Кенширо!
  • Кроме мордобития — никаких чудес — Эйн. Он не мастер боевых искусств, а просто умелый уличный боец.
    • Субверсия со всеми боевыми искусствами в сеттинге. Технически это мордобитие, но по разнообразию и силе эффектов тянет на очень сильное колдунство.
  • Балласт — Мамия балансирует между этим тропом и соседним. По счастью, Кенширо и Рэй достаточно сильны, чтобы вытягивать её из любых передряг без особого труда.
  • Чего не сделаешь ради любви — Шин влюбился в Юрию, силой отнял её у лучшего друга, построил ради неё карманную империю на крови… Юрия не оценила.
  • И у злодея есть любимые — и Саузер, и Кайо стали злодеями, потому что не смогли пережить потерю самого дорогого человека (соответственно наставника, он же приёмный отец, и матери).
  • Бедный злодей! — встречается достаточно часто в случае с достойными противниками, но особенно стоит отметить Кайо. Дело не только в его предыстории. Когда искалеченный Кайо из последних сил переломанными руками разгребает могилу матери и шепчет "Мама, я никогда больше тебя ни о чём не попрошу, только дай мне сил для последней атаки!" - волей-неволей становится его жалко.
  • Даже у зла есть стандарты — Рао. Головорезам, которые записались в его армию, стоило бы подумать, прежде чем устраивать беспредел…
  • Рушится царство Кощеево — пирамида Саузера обрушилась, как только его не стало.
  • Безумная клёвость — Джуза. Угнать коня у Рао посреди боя — это не хухры-мухры!
    • Да что там конь! Джуза — в десятке сильнейших бойцов сеттинга, при этом он самоучка и, внимание, свой стиль изобрёл сам!
  • Искупление равносильно смерти — Баран (да, его действительно так зовут). И многие другие злодеи.
  • Крутой пацифист — Токи. Один из сильнейших мастеров Хокуто Шин Кен, но использует его почти исключительно для лечения других людей (а вот себя от лучевой болезни вылечить не может).
    • А Юрия? У неё и боевых навыков-то нет никаких, только доброта. В детстве она заставила Фудо (тогда ещё громилу) повернуть направо кругом, просто показав ему щеночков…
  • Ледяной блондин — Рюга.
    • Ледяная душа — он же. Его боевое искусство не связано со льдом, но нанесённые им раны болят так, будто плоть заморозили.
  • Золотые волосы, золотое сердце — Фалько. К сожалению, был вынужден служить извергу Джакоу.
  • Золотая шевелюра зла — Шин и Саузер. Впрочем, оба — трагические злодеи.
  • Пошли поговорим — когда сражаются два мастера боевых искусств, к чему им молчать?
  • Бессмысленное самопожертвование — персонажи второго плана очень любят жертвовать собой. Стоит ли говорить, что зачастую это делается только чтобы нагнать драмы, без оглядки на здравый смысл?
  • Подлый трус — Джакоу (педаль в асфальт), многие недостойные упоминания злодеи.
  • Свет не есть добро — «священный император» Саузер, один из самых жестоких (и сильных) тиранов постапокалиптического мира.
    • Джакоу устраивает в своей столице иллюминацию (руками сотен рабов, которые крутят турбины). Обоснуй: он боится темноты, ему в темноте Рао мерещится.
  • Крутая лошадка: Кокуо, на котором ездит Рао (позже — Кенширо), и Хаябусамару — ручное чудовище Кайо.
  • Гордая и воинственная раса — Асура. Неясно только, они и до ядерной войны такими были?
  • Зло ради самого зла — Кайо.
  • Так грубо, что уже смешно — для некоторых читателей гипертрофированное насилие вкупе с очевидными сценарными ляпами превращает эту мангу в самопародию.
  • Так плохо, что уже хорошо — аниме-сериал 80-х в ряде сцен просто скатывается в трэш. Чего стоит хотя бы меметичный эпизод про стог сена.
  • Такой серьёзный, что уже смешно — Кенширо в некоторых сценах (хотя бы и в той самой про стог сена). Скорее всего, получилось нечаянно.
  • Женоподобный злодей — Юда и (немножко) Шин. Субверсия, так как оба не абы какие атлеты.
  • Одноглазый крутой — с определённого момента Шачи и Кокуо (что вообще нетипично, так как Кокуо — конь).
  • Тиран в консервной банке — Кайо. Его доспехи не столько защищают носителя, сколько сдерживают его разрушительную демоническую ауру.
  • Печальный трофей — перчатка Эйна.
  • Женщины мудрее — Юрия.
    • Инверсия с Мамией, но даже она поумнее тех бесчисленных идиотов, которые пытаются быковать на Кенширо. Ну, или она просто более везучая.
  • Идиотский мяч — некоторые сюжетные арки без этого не обходятся.
  • Что за идиот! — Джукей. Допустим, ты владеешь боевым искусством, которое имеет очень неприятный побочный эффект, из-за чего погибли твоя жена и дочь. Что будешь делать? Постараешься забыть это опасное искусство, или будешь обучать ему всех желающих?
    • И это уже не говоря о том, что злоба Кайо — почти полностью на совести Джукея. После гибели матери парнише очень нужна была эмоциональная поддержка, но Джукей от большого ума делал всё возможное, чтобы озлобленность Кайо на весь мир только росла.
  • Перекрасить в адаптации: Рао (а потом и Кайо) в аниме-сериале восьмидесятых очень смуглые брюнеты (в оригинале — блондины). Рэй там же изначально беловолосый (в манге был брюнетом вплоть до последнего дня своей жизни, когда и поседел). Брюнеты Джуза и Эйн перекрасились, соответственно, в светло-голубой и жёлтый цвета.
  • Грызть реквизит: за этим замечены Саузер и Рао.
  • Презренный Джа-Джа — как ни странно, не персонаж. Многим читателям и зрителям очень не понравилось боевое искусство Генто («какое-то оно ниочёмное и в сеттинге не нужное»), хотя Фалько, который им и владел, у аудитории на хорошем счету.
  • Что за фигня, герой? — последняя сюжетная арка. Сценарист откровенно халтурил.
  • Слитая концовка — авторы не знали, как лучше закончить цикл, и получилось уныло. Аниме-сериал же заканчивается победой над Кайо, и это ему только на пользу.
  • Опухание сиквелов — многие фанаты считают, что историю следовало бы закончить ещё раньше — смертью Рао.
  • Громадного роста — много кто, начиная гигантскими головорезами и заканчивая самыми сильными противниками Кенширо — Рао и Кайо.
  • Сверхгигант — Devil Rebirth.
  • Копиркин: пример внутри сеттинга. Внешне Кайо — почти копия Рао (всё-таки родной брат), но на деле это Саузер 2.0: он патологически жесток; в первом бою разделывает Кенширо под орех (а кроме него, это только Саузеру и удалось); стал злодеем, потому что не выдержал потери самого родного человека; умер рядом с местом захоронения этого человека; перед смертью плакал. Впрочем, последнее в данной манге совсем не редкость.
    • Подобным образом Шачи сделан на базе Рэя.
  • Камео/Оммаж — сеттинг отдаёт «Безумным Максом», а многие персонажи похожи на реально существующих знаменитостей и вымышленных персонажей.
    • Кенширо — Брюс Ли. Причём сходство не только внешнее, он и кричит похоже.
    • Фалько явно срисован с Дольфа Лундгрена.
    • Хан подозрительно похож на Фредди Меркьюри.
    • Рюга лицом пошёл в Дэвида Боуи.
    • Внешность Токи скопирована с Иисуса, как его представляют европейцы.
    • Многие второстепенные персонажи (в основном гигантские головорезы) внешне напоминают известных и не очень реслеров.
    • Один из мелких негодяев срисован с Джаббы Хатта. В аниме он же похож на Денни ДеВито.
  • Пейзажное порно: как ни странно для постапокалипсиса, встречается чаще, чем противотроп. В основном архитектура — не Кацухиро Отомо, конечно, но впечатляет.
  • Реткон — в режиме «педаль в земное ядро». Каждый новый флэшбэк, каждая новая подробность сеттинга перечёркивает то, что было показано раньше. В этой манге в принципе нельзя составить хронологию событий. А ведь есть же ещё спин-оффы…