Крестьяне

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Крестьяне! Что вы думаете о крестьянах? Полагаете, они святые? Да они злобные пройдохи! Они говорят: «Нет у нас риса, нет фуража, ничего нет!» Врут! Все у них есть! Копайте под полом! Обыщите сараи! Вы много чего найдете — бобы, соль, рис, сакэ! Поищите в горах, там есть потайные склады! Крестьяне корчат из себя святых, а сами лживые скоты! Будь они прокляты! Но кто их превратил в скотов? Вы! Вы, самураи! Вы жжете их деревни! Разрушаете запруды! Отбираете пищу! Заставляете работать! Насилуете женщин! И убиваете крестьян, если те противятся! Так что же делать крестьянам? »
— А. Куросава, «Семь самураев»
Крестьянин.jpg

Крестьяне — сословие земледельцев в феодальных и раннекапиталистических странах. Могут одновременно быть мелкими землевладельцами, наёмными работниками в сельском хозяйстве, арендовать землю или находиться в личной зависимости у аристократа.

Крестьяне — это типаж, воплощающий среднестатистического обывателя. Крестьянин много заботится о материальном — ведь его кормит его хозяйство (нищих батраков, хозяйства и перспектив обрести его не имеющих, в расчёт не берём). Крестьянин может разбогатеть (с помощью того же хозяйства), но, даже в этом случае, в отличие от дворянина, не будет ни сорить деньгами, ни чураться физического труда. Крестьяне, даже если крепостное право в сеттинге уже отменено, или, что более вероятно, ещё не введено, привязаны к своему хозяйству и зависят от него, не желая терять то немногое, что имеют. Наконец, крестьяне, хоть и не склонны находить в природе особеную красоту, живут в её ритме. Крестьянин не поймёт того, кто считает осень временем жёлтых листьев, потому что для него осень — время сбора урожая, а уже потом всякие эпитеты.

С учётом всего этого можно представить характер типичного крестьянина. Он прозаичен — склонность к мечтаниям и романтике только отвлекают от нехитрых, но многочисленных забот сельского быта. Он не доверяет переменам не столько потому, что любит свою размеренную жизнь, сколько потому, что не представляет другой. Он ценит труд (материальное!), но любит простые удовольствия. Он почитает традицию (в том числе и религию), а к тем, кто ведёт себя не так, как положено, он относится с подозрением. При этом он очень прижимист (щедрость — добродетель знати), ведь ему все достается тяжелым трудом и разбазаривать он это не желает. Однако, крестьянин — человек не нетерпимый и тем более не злой, он просто ограниченный. С другой стороны крестьяне зачастую совершенно необразованны (сюрприз!), а потому многих вещей им непонятных боятся, а если им покажется, что это что-то угрожает их благосостоянию, начинают тут же это ненавидеть. Так что бродячим ученым и колдунам-отшельникам лучше селиться от деревень подальше: если не побьют камнями, то по крайней мере будут всякие гадости рассказывать и обвинять в наложении чар на посевы.

Прославлены крестьяне в первую очередь тем, что в стандартном фэнтези-сеттинге их пихают везде, где требуется типаж среднестатистического обывателя. Крестьянин — типичный житель Ширских холмов. Крестьяне — основная часть населения Королевства, но и в Империи их немало (если только империя не злая — там вместо них либо рабы, по сравнению с которым крестьяне, даже крепостные, живут припеваючи и свободны, как птицы, либо вообще никого, потому что жить простым и честным трудом — не по-злодейски, иногда, впрочем, это объясняется нефеодальной экономикой). Кого рыцарь будет защищать от злобного монстра? Крестьян. Кого будут беспощадно терзать орды тёмного властелина? Крестьян. Кто будет рукоплескать герою? Да крестьяне же! Короче говоря, крестьяне — это предельно пассивные люди, которые сами никакого влияния на сюжет не оказывают, но своим существованием придают ему смысл — всё-таки, их в аграрных феодальных странах действительно подавляющее большинство.

В том же СФС их никогда не бывает среди нелюдей. Орки живут грабежом, гномы — ремёслами, эльфы, личности без определённых занятий, пропитание добывают, видимо, собирательством и охотой, а то и магией — не затем же они учились стрелять из луков, чтобы разгромить тёмного властелина при первых признаках его появления? (Деконструкция — цикл о ведьмаке Сапковского, где до встречи с людьми у эльфов всё сельское хозяйство получалось как-то само собой, без особого труда, а вот после — фига, надо теперь учить агрономию, селекцию, и, главное, пахать и сеять руками. Проклятые дхойне!) А всё потому, что обывателями из пяти рас имеют право быть только люди.

Штамп, пришедший из компьютерных стратегий: крестьяне иногда появляются на войне, но лучшее, что могут сделать для победы своей стороны — сразу дезертировать обратно. Вооружаются чем попало, обычно — вилами (исторически достоверный, но незаслуженно забытый вариант — куза, выпрямленная коса, использующаяся как копьё или как алебарда-глефа, которая от неё и произошла). Драться не умеют. Строем не ходят и назначения его в рукопашном бою не понимают. Панически боятся врагов либо заранее, либо только при встрече с ними, а до того — демонстрируют ненормальную самоуверенность. Всегда появляются огромной толпой (потому что их же вообще много и им можно не платить или платить копейки, а то, что орду здоровых мужиков надо чем-то кормить — при том, что от них не ждут большой пользы — МТА игнорируют). Опять деконструкция от Сапковского — в битве под Бренной отряд таких вот недосолдат остановил атаку зашедшей в тыл армии нордлингов элитной кавалерии Нильфгаарда, предотвратив неминуемый разгром [1].

Исторически феодальные государства действительно могли формировать ополчение из крестьян. Однако, если в армии делался упор на рыцарскую тяжёлую кавалерию, это происходило не в каждую кампанию, а только тогда, когда не самый значительный выигрыш в военной силе стоил отрыва работников от сельского хозяйства. А если армия строилась вокруг стрелков, по типу английской XIII—XIV веков, то крестьяне и были этими самыми стрелками, на всё вышесказанное не походили ни разу, вооружались луками, которыми владели, как настоящие матёрые профи, и были куда более дисциплинированы, чем те же рыцари. Эти крестьяне и в мирной жизни не очень соответствовали обычному типажу — стрелков набирали из вольных крестьян вроде английских йоменов, у которых было время на тренировки и не было мотивации первым делом стрельнуть в спину ненавистному высокородному рабовладельцу.

Также крестьяне — основная часть населения Убервальда, коий сии оседлые и законопослушные землепашцы делят с бродячими и непредсказуемыми цыганами. Хотя во многих случаях Убервальд существует уже в Новое время, настроения у тамошних крестьян чисто средневековые: они позволяют властвующим над ними вампирам сосать их кровь, оборотням — охотиться на них по ночам у опушки, а безумным учёным — увозить их из деревень в замок на опыты. Впрочем, рано или поздно терпение у крестьян кончается, они берут вилы и факела и идут устраивать евромайдан у замка чудовища. Горбун Игорь, скорее всего, улизнёт, чудовище одолеют без них, а вот героям придется с крестьянами объясняться.

Поскольку сбор крестьянского ополчения отвлекает крестьян от их основного занятия, то в античности и в средние века обычно старались не воевать во время посевной и в период сбора урожая. Это относилось как к античными армиям, в которых ополчение играло большую роль, так и к рыцарям и лордам, которые были материально заинтерисованы в том, чтобы крестьяне на их землях хорошо провели посевную, а затем собрали хороший урожай. При этом находились хитроумные полководцы, которые специально начинали войну с неожиданного нападения во время посевной или сбора урожая, с целью застать противника врасплох.

Содержание

[править] Разновидности

[править] Вообще

[править] Красный октябрь

[править] Британские

[править] Американские

[править] Японские

[править] Корейские

[править] Индийские

[править] Примечания

  1. Деконструкция, впрочем, вполне историческая — в своё время пика приобрела огромную популярность, как раз потому, что сделать её нетрудно, обучить ей пользоваться нетрудно, а все требования к уровню начальной подготовки заключаются лишь в способности эту самую пику удержать
  2. Однако, являвшийся потомственным крестьянином, Калинин относил к кулакам ростовщиков, а нанимающие работников по его мнению могли быть и середняками. А проценты у кулаков часто были грабительские — 50 % годовых с взятого взаймы зерна, и пофиг, насколько урожайным был год. А за взятую на день лошадь нужно было бесплатно отработать на кулака неделю (или три дня, если у кулака остались зайчатки совести).
  3. Японский аналог баронета.
  4. Для японцев мысли о «мандате неба» и законной смене правящей династии виделись крамольными, от чего конфуцианство было для закрытого пользования (то есть не для народа, а только для благородных).
  5. Поэтому ронин мог оставаясь самураем заниматься каким-нибудь ремеслом, а дзи-самурай — самолично обрабатывать тяпкой свою землю, но ни тот ни другой даже помыслить не могли о том, чтобы заняться торговлей.
Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты