Артуровский цикл

Материал из Posmotre.li
(перенаправлено с «Король Артур»)
Перейти к: навигация, поиск
Король Артур добывает Экскалибур. На самом деле в этот момент он был сильно моложе

Артуровский цикл, также известный, как Артуриана — цикл легенд о короле Артуре и его окружении. Фактически, является одним из ключевых классических британских произведений, оказавшем огромное влияние на британскую культуру до современности включительно.

Распространенность[править]

Король Артур, Мерлин и остальные рыцари круглого стола — чрезвычайно распространенные персонажи на стыке истории и фольклора. В современной англоязычной литературе и искусстве их упоминают, используют и ссылаются на них так же, как в русской могут ссылаться на Илью Муромца и прочих легендарных героев — если не чаще. Особенно ярким цветом эта традиция расцвела в последние десятилетия с распространением фэнтези, в каковом к классическим личностям или сюжетам так или иначе не обращается только совсем ленивый автор — и это не считая прямых пересказов.

Суть[править]

Со старинного гобелена. Артур, Экскалибур, Камелот — всё на месте!

Сказания про короля Артура на самом деле — гремучая смесь из ранних рыцарских романов, кельтских легенд и позднейших их пересказов, приправленных крупицами истории. К образу Артура обращались многие авторы еще с позднеримских времён, однако же каноническим является изложение сэра Мэлори. Это двадцать одна книга, обычно издаваемая под заглавием последней их них — «Смерть Артура».

Артур — средоточие добра и порядка, идеальный король, воин и предводитель без страха и упрёка, поддерживаемый и направляемый добрым волшебником Мерлином. Он правит добро и справедливо, защищает свои земли от завоевателей, его рыцари ищут священный Грааль. Увы, на личном фронте не всё так гладко — его супруга Гвиневра влюблена в одного из лучших рыцарей Круглого Стола — сэра Ланселота. Об измене узнаёт Мордред и сообщает королю, а любовники бегут за море. Мордред же, дождавшийся исчезновения с горизонта погнавшегося за ними Артура, узурпирует власть. В общем, потом все умерли.

Ключевые персонажи[править]

Утер Пендрагон[править]

Отец Артура, зачавший сына с чужой женой в осаждённом замке — не без помощи Мерлина. Позже всё-таки женился на успешно овдовевшей Игрейне, но по рождению отдал сына, согласно совету Мерлина, на попечение сэра Эктора (по некоторым вариантам легенды — самому Мерлину), посла чего весьма быстро помер, оставив королевство в раздрае (по некоторым вариантам легенды — отравлен саксами). По некоторым источникам — помог перед всем этим перетащить Мерлину Стоун-Хендж в Британию.

Игрейна[править]

Мать Артура. На начало истории — жена Горлойса, герцога Корнуолла (у Мэлори — герцога Тинтагильского из Корнуолла, по названию замка)[1]. Утер увидал её на пиру и возжелал, аж спать и есть не мог. Игрейну такой поворот событий не устроил, и дело кончилось войной и осадой, причем супруги оказались в разных замках. При помощи Мерлина Утер проник под личиной её мужа в её замок и провёл с ней ночь — по воле случая, уже после гибели Горлойса. Результатом стал Артур и свадьба с Утером примирения для. После рождения сына и смерти Утера исчезает из истории, ненадолго появляясь лишь во время его коронации.

Артур[править]

Собственно, король Артур, давший своим именем название циклу. Одна из ключевых личностей Артурианы — хоть в поздних переделках многие авторы и сводили фокус на более молодых и, зачастую, менее праведных его рыцарей. Имя, предположительно, происходит из бриттского и означает «король(или, по другим вариантам, человек)-медведь» — ну или, если брать менее романтические версии, от латинского имени Арториус, происхождение которого еще более туманно. Идеальный король, объединивший Британию (см. выше), муж Гвиневры. Увы, бездетен в браке. Увы, не столь бездетен вне его. Был смертельно ранен в поединке с Мордредом, из-за чего был прямо с поля боя оперативно перенесён в Авалон — но убить Мордреда всё-таки смог. По некоторым преданиям, он вернётся из Авалона в момент великой опасности для Британии.

Гвиневра[править]

Жена Артура. Вышла за него не то из династических соображений, не то (по другим источникам) по любви. Тем не менее, брак не сложился — наследников не было, зато на горизонте появился сэр Ланселот, чувствам которого она ответила взаимностью. Ничем хорошим это её увлечение не закончилось — за измену её чуть не сожгли, пришлось бежать с любовником во Францию, разгорелась гражданская война, внебрачный сын мужа от его сестры захватил власть в королевстве и в конце-концов муж погиб. В более старых вариантах легенды — вышла замуж за узурпировавшего трон Мордреда. В любом случае, пережила войну и ушла в монастырь, где в конце концов и умерла аббатиссой.

Ланселот Озёрный[править]

Рыцарь Круглого Стола и любовник Гвиневры. Был воспитан Девой Озера, после того, как его отец, король Бан, был изгнан из своего королевства и серьёзно ранен в процессе. При рождении был наречён Галахадом, но Дева Озера сменила его имя. Совершил много подвигов и стал одним из лучших рыцарей круглого стола. На свою голову спас Гвиневру от похитившего её злонамеренного рыцаря, в процессе чего они друг в друга и влюбились. Был дважды околдован Элейной, в результате чего и появился его сын Галахад. После второго раза Ланселота изгнала Гвиневра, отчего он помрачился рассудком и блуждал в глуши два года, пока не был исцелён. После этого предавался поиску Святого Грааля — с переменным успехом, из-за не очень идеального морального облика. После того, как измена Гвиневры раскрылась, убил немалое число своих старых друзей. Как ни странно — также один из немногих переживших войну героев легенды, закончивший свою жизнь монахом. В первоначальных версиях легенды отсутствует, впервые появляясь в трудах французского автора Кретьена де Труа в двенадцатом веке. Является он его созданием, является переделкой одного из второстепенных героев более ранних произведений об Артуре или пришел из независимой легенды — мнения до сих пор расходятся.

Мерлин[править]

Волшебник, фактически создавший и воспитавший Артура, продолживший поддерживать его и после вступления на трон. Рождён, по некоторым источникам, от инкуба (а то и самого дьявола), но вовремя крещён сразу после рождения, отчего на сторону зла не стал, но отличался редким даром провидения. Помог старшему брату Утера Аврелию переместить Стоунхендж. Помог Утеру провести ночь с Игрейной в обличии её мужа — после чего и появился на свет Артур. Определил воспитателя Артура, а после поспособствовал его восхождению на трон и долго был его советником. Закончил плохо — влюбился в Нимуэ (она же Вивиана, она же Нинева, она же Дева Озера, или не она, или другая Дева Озера — в зависимости от версии легенды), безответно. Обучил её колдовству и надоел ей приставаниями так, что в один прекрасный момент она замуровала его под камнем, лишь бы только отстал. Сам он, обладая даром предвиденья, о таком развитии событий знал заранее, но в силу особенностей своего дара ничего с ним не сделал.

В кельтском цикле зовётся Мирддином. Переименован в Мерлина, чтобы убрать ассоциацию со словом merde.

Талиесин[править]

Придворный бард короля Артура. Во франкоязычных романах отсутствует, зато есть в кельтском цикле и поздних романах. Был реальным историческим лицом. Сохранилась собрание стихов, которым писали подражания ещё почти 1000 лет.

Во французских рыцарских романах ему места не находилось: роль придворного мага занимал Мерлин, а про летописца (личных бардов французские короли не знали) вроде бы и сказать нечего. В кельтских историях он замещает собой и Мерлина и предостерегает короля от глупостей в стихах и в прозе (безрезультатно).

К тому же, о его рождении и обретении бардовского призвания есть и совершенно другая легенда, где юный Гвион (Талиесин это прозвище) становится придворным бардом короля Элфина из южного Уэльса и пророчит объединение Британии (королём Артуром, разумеется). А чтобы окончательно всех запутать, реальный Талиесин жил, судя по посвящениям сохранившихся поэм, на севере, в одном из трёх небольших христианизированных кельтских княжествах на границе Англии и Шотландии.

Также известно (из кельтских легенд), что сын Талиесина был весьма отважный рыцарь и погиб в последней битве вместе с королём Артуром.

В литературный артуровский цикл Талиесина вернул Теннисон, уже в XIX веке.

Мордред[править]

Злой молодой родственник Артура, узурпатор престола. В ранних версиях — племянник Артура, в поздних — его сын от собственной сестры Моргаузы, переживший в младенчестве кораблекрушение и появившийся потом при дворе Артура. Предал огласке связь Гвиневры и Ланселота, дождался момента, когда отец удалится в погоне за ними за море и захватил власть в королевстве. В старых версиях Ланселота не было, Артур уезжал воевать римлян, а Мордред не только захватывал трон, но и женился на Гвиневре — но конец везде один. Артур возвращается из похода и в уничтожившей почти всех еще оставшихся в живых к тому моменту героев войне в конце концов убивает Мордреда, сам при этом получив смертельные раны.

Гавейн[править]

Один из величайших рыцарей Круглого Стола, сын Моргаузы от Лота. Рекомендовал Ланселота в рыцари, был его другом, искал Грааль (довольно безуспешно. Французские авторы объясняли это тем, что он следовал букве законов, а не их духу и в целом неполно соответствовал). Отказался, будучи другом Ланселота, охранять костёр Гвиневры, когда измена вскрылась, но когда его дети и братья погибли у этого костра от Ланселотовой руки, резко пересмотрел свои взгляды на происходящее. Несколько раз потом сражался со старым другом, но победить его не смог. В конце концов погиб в битве при высадке Артура — в том числе и из-за полученных в битвах с Ланселотом ран, о чём тот потом долго убивался.

Галахад[править]

Идеал рыцаря, единственный из рыцарей Круглого Стола, преуспевший в охоте за Граалем. Внебрачный сын Ланселота и принявшей облик Гвиневры при помощи магии Элейны, дочери короля Пелеса, назван в честь отца. Был воспитан в монастыре и посвящён в рыцари отцом. Сел на Погибельное Сиденье Круглого Стола, предназначенное тому, кто найдёт Грааль, и пережил это. Подобно Артуру, достал меч из камня — правда другой, этот предназначался не королю, а величайшему рыцарю всех времён. Искал Грааль — и, что характерно, в конце концов нашел, после чего по собственной просьбе умер.

Персиваль[править]

Рыцарь Круглого Стола. В поздних произведениях — друг и соратник Галахада, совершивший немало подвигов и помогавший ему в поиске Грааля. Ранее, в неоконченном произведении Кретьена де Труа — единственный искатель Грааля. Так и не нашёл — де Труа не закончил свой роман, а продолжатели увлеклись описанием приключений других героев. По смерти друга после обретения Грааля принял сан и ушел в отшельники, а спустя два года умер и сам. Также садился на Погибельное Сиденье и пережил это.

Фея Моргана[править]

Волшебница, в зависимости от источника — то добрая, а то и не очень, дочь Игрейны от первого брака. После свадьбы Утера и Игрейн была отдана в монастырь, где как-то научилась магии, а после выдана замуж за короля Уриенса, какового не любила. По совокупности событий ненавидела как Утера так и Артура, но первому отомстить не удалось, поэтому отыгралась на брате. Подменяла ему Экскалибур, присылала сжигающий плащ, присылала Гвиневре рог, из которого может напиться только верная мужу жена. Досталось от неё и Ланселоту, к которому, по французским источникам, она неровно дышала — усыпляла его, пытаясь соблазнить, подсылала против него рыцарей, в конце концов заключила в подземелье своего замка. Послала с сэром Тристрамом (а с кем ещё!) щит, непрозрачно намекавший на отношения Гвиневры и Ланселота, писала о том же в письмах к брату. В процессе не пропускала мимо своей постели ни одного хоть немного готового к этому рыцаря. Тем не менее, ничем плохим для неё это не закончилось и ближе к концу книги она исчезает из истории, появляясь лишь в конце — внезапно, для того, чтобы забрать Артура на Авалон(!!!). Феей названа исключительно в русских переводах: у Мэллори она на французский манер названа Morgan Le Fay что означает просто Моргана-чародейка.

Моргауза[править]

Сестра Морганы, дочь Игрейны от первого брака и, таким образом, сестра Артура по матери. Была известна своей красотой. Мать Гахериса, Гарета, Гавейна, Агравейна в браке — и, что самое важное, Мордреда вне его. Когда её муж, король Лот, ввязался в неудачное восстание против молодого короля Артура, прибыла присматривать за двором Артура. Дело закончилось как принято в этой легенде — интересом Артура и, как следствие, рождением Мордреда спустя девять месяцев. Что характерно, о том, что они родственники, в тот момент Артур не догадывался. Но погибла она, неожиданно, не от этого вот всего, а от руки собственного сына Гахериса, по ошибке убившего её, застав в постели с сэром Ламораком, с семейством какового у их семьи была кровная вражда.

Дева Озера[править]

Также известна, как Вивиана, Нимуэ, Нинева. Воспитала Ланселота, выдала Артуру Экскалибур, училась магии у Мерлина, после чего заключила его под камнем, спасла Артура от козней Морганы, забрала Экскалибур после смертельного ранения Артура, да и, собственно, увезла его на Авалон. У Мэлори их как минимум две. Первая, выдавшая Артуру Экскалибур, гибнет от руки сэра Балина в самом начале повествования, и всем остальным занимается уже другая.

Тристрам[править]

Более известен вне Артуровского цикла, как Тристан. Рыцарь Круглого Стола родом из Корнуолла, любовник Изольды. В бою с ирландским рыцарем Морхольтом был ранен ядовитым клинком и переправлен в Ирландию для лечения. Лекарем, внезапно, оказывается Изольда, где они и знакомятся. Чуть позже под измененным именем он еще раз приезжает в Ирландию за невестой для своего дяди короля Марка — и ею снова оказывается Изольда. Увы, по пути домой они случайно выпивают бутылку любовного зелья, приняв его за вино, и влюбляются друг в друга. Ничем хорошим, как водится, это не заканчивается, ибо Изольда выходит замуж за Марка, а их связь рано или поздно раскрывается. Тем не менее, прыгает из окна и сбегает вместе с Изольдой. В конце концов, совершив много подвигов, он погибает от вероломства Марка, поразившего его копьём.

Изольда[править]

Та самая. Супруга короля Марка, любовница Тристрама. Исцеляет раненого ядовитым оружием Тристрама, а чуть позже, когда он возвращается дабы сосватать её за своего дядю, по ошибке выпивает с ним любовное зелье, каковое должно было наполнить её сердце любовью к мужу. Влюбляется таким образом в него, а мужа игнорирует, подкладывая в его кровать свою служанку. Когда всё раскрывается, чуть не попадает на костёр, но сбегает с любовником ко двору Артура. Увы, Марк рано или поздно их находит, и убивает Тристрама, а Изольда умирает над его трупом.

Известные артефакты и места[править]

Меч-из-Камня[править]

Первый меч Артура, извлечённый им из камня (точнее, у Мэлори, из-под наковальни), как знак его королевского права. Иногда его называют Кларентом, но в ключевых произведениях его имя не даётся, а в единственном второстепенном[2], где это имя упоминается, им назван церемониальный меч, а про извлечение из камня — не слова. Был сломан Артуром в бою с королём Пелинором — но тут на помощь пришла Дева Озера. Аналогичный фокус с мечом в камне, кстати, позже провернул и Галахад, тот меч предназначался величайшему из рыцарей.

Экскалибур[править]

Второй меч Артура, полученный им от Девы Озера после утраты своего старого меча, извлёчённого из-под наковальни. Да, это разные мечи. Разил без промаха, а ножны его защищали Артура — пока они были на нём, он не терял ни капли крови, сколько бы ран ни получил. Позже Артур опрометчиво передал ножны на сохранение Моргане. Был успешно подменён Морганой и передан очередному своему любовнику вместе с ножнами, после чего тот чуть не убил Артура. В последний момент вмешалась очередная Дева Озера, Экскалибур вернулся к хозяину и всё кончилось хорошо (для Артура). В конце истории, умирая от ран, Артур попросил вернуть меч назад в озеро, что с третьей попытки таки и случилось — сэр Бедивер очень не хотел выкидывать волшебный клинок, но стройной картины показаний родить не смог и таки сделал то, о чём просил его король.

Камелот[править]

Замок Артура и столица его королевства. Там находился его двор, там стоял Круглый Стол, и там происходили многие интересные события легенды. Кто его построил — не указывается, в ранних произведениях он вообще не фигурирует, а резиденция Артура располагается в Карлеоне. Впервые его описал в полной мере Мэлори, полностью при этом верный своей традиции концентрироваться скорее на том, кто кого сколько раз вышиб из седла, а не на фортификациях. Есть предположения, что под Камелотом описан замок Кэдбери, ранее известный, как Камалет.

Круглый Стол[править]

По некоторым источникам, создан Артуром, по некоторым — Мерлином для Артура, а в поздних работах — Мерлином по заказу Утера и хранился после его смерти у короля Лодегранса, отца Гвиневры. Стол вмещал за собой сто пятьдесят рыцарей и у него не было главного места — а, значит, все сидевшие за ним были равны. Когда Лодегранс передал его Артуру при свадьбе, он отослал с ним сто своих рыцарей, а Артур нашел еще сорок восемь. Последние два места предназначались королю Пеллинору и — Гибельное сидение, на котором мог сидеть только достойный — рыцарю, достойному найти Святой Грааль. В результате гражданской войны Рыцари Круглого Стола фактически распались, как орден, и о дальнейшей судьбе собственно стола не сообщается ничего.

Святой Грааль[править]

Святой артефакт, символизирующий в легенде высшие духовные ценности рыцарства — у Кретьена де Труа чаша с гостией, у поздних авторов — кубок, в который была собрана кровь Христова. Умеет исцелять, снабжать яствами и, вероятно, производить и прочие чудеса. За ним охотились многие рыцари, но достичь его смог только самый праведный из них — сэр Галахад.

Ключевые события сюжета[править]

Рождение Артура[править]

Мерлин выносит Артура из замка

Король Утер на пиру встречается с Игрейной, женой Горлойса, герцога Корнуолла — по одним источникам, своего вассала, а по другим — своего недруга, с которым давно сражался — и немедленно чувствует сильное влечение к ней, невзирая на наличие мужа. Мгновенно заподозрившая неладное после недвусмысленных намёков короля Игрейна удаляется вместе с мужем (по другим источникам, Горлойса разозлило повышенное внимание Утера к жене), но сильно это не помогло — Утер следует за ней вместе с войском. Игрейну поместили в замок Тинтагиль, а сам Горлойс осел в другом своём замке, началась осада. Не ожидавший подобного развития событий (кто бы мог подумать!) Утер, снедаемый страстью, обращается за помощью к Мерлину. Мерлин знает, что надо сделать — при помощи магии Утер, Мерлин и приближенный Утера сэр Ульфиус обращаются в Горлойса и его двух рыцарей и ночью тайно проникают к Игрейне. Незадолго до этого Горлойс неожиданно гибнет — по одним источникам, выбирается в самоубийственную вылазку и не возвращается из неё, а по другим оставшиеся без командования рыцари Утера бросаются в атаку и в заварушке герцог попадает под чью-то горячую руку. Как бы то ни было, Утер в чужом обличье прокрадывается к фактически уже вдове Горлойса и проводит с ней обоюдно приятную ночь. После его ухода ей сообщают о смерти мужа, отчего Игрейна, сопоставив время, впадает в задумчивость.

Тем временем смерть герцога фактически ставит финальную точку в войне и вассалы с обеих сторон призывают заключить уже таки мир. Проблема решается свадьбой Утера и Игрейны. По ходу дела также выдают замуж и дочерей Игрейны от прошлого брака — Моргаузу, и Элейну (нет, не ту, что стала матерью Галахада. Элейна, дочь Игрейны в истории более не засветилась ничем — и, глядя на остальных, ей следовало бы этому радоваться). Третью дочь, Моргану, отдают пока в монастырь, что в результате кончилось плохо — она как-то умудрилась изучить там магию, в том числе и чёрную и затаила на душе пакость.

Тем временем, Игрейна таки поняла, что беременна, но сроки беременности со сроком свадьбы категорически не совпадали, что не добавляло ей хорошего настроения. Утер некоторое время изводил её наводящими вопросами, и она в конце концов сдалась и рассказала, что ребёнок в общем-то должен быть от Горлойса, но он при этом вроде как уже мёртвый был, так что она в полной растерянности. Тут Утер рассказал ей всё, как было, Игрейна обрадовалась, наконец-то успокоилась и спокойно доносила сына. Тем временем, к королю пришел Мерлин и настоятельно порекомендовал сразу после родов отдать ребёнка ему для последующей передачи его сэру Эктору для воспитания. По некоторым источникам, было это сделано потому, что Мерлин предвидел, во что превратится двор Утера после его скорой смерти.

Так, в общем-то, всё и случилось.

Меч в камне[править]

Хорошо, давайте сделаем это еще раз

Спустя некоторое время настал момент для передачи Артуру короны. Но была маленькая проблема — его воспитал сэр Эктор и его никто при дворе не знал. Даже несмотря на то, что перед смертью Утер завещал своему сыну трон, могли возникнуть проблемы. Мерлин решил проблему в своей характерной манере — уговорил епископа Кентерберийского собрать всю знать, после чего собравшимся был явлен меч, придавленный к камню наковальней (в еще более поздних версиях его без церемоний воткнули просто в камень) с надписью «Кто вытащит сей меч из-под наковальни, тот и есть по праву рождения король над всей землей Английской».

Ни собравшиеся по зову архиепископа рыцари, ни прочие желающие, допущенные после до меча, не смогли его даже пошевелить. В новый год в честь этого даже провели турнир — дабы все те, кто не смог приехать раньше, приехали хотя бы на него и попробовали и свои силы. Безуспешно. Но, однако же, рано или поздно на турнире появился и сэр Эктор со своим сыном Кэем и Артуром. В отличие от Артура, Кэй уже был посвящен в рыцари и готов к турниру — морально, но не физически, ибо забыл дома свой клинок. Такой поворот событий молодого рыцаря не устраивал, и он попросил Артура добыть ему хоть что-нибудь. Артур вернулся домой, но не обнаружил там никого, разгневался, вспомнил, что там у храма какой-то меч под наковальней торчит, с лёгкостью выдернул его и принёс молочному брату. Кэй, безуспешно уже попробовавший на нём свои силы ранее, оружие немедленно узнал и сообщил о том отцу.

Сэр Эктор немедля привёз их всех назад к храму и попросил Артура вернуть всё, как было. Тот с лёгкостью вернул меч назад под наковальню, после чего ни Кэй, ни сам Эктор выдернуть его не смогли. А Артур снова смог. Здесь Эктор раскрыл будущему королю историю его рождения и призвал архиепископа. Потом собрались бароны, и Артур снова повторил фокус с мечом. Тут выяснилось, что не все бароны готовы так сразу подчиниться пятнадцатилетнему подростку, даже и исполнившему предназначение — поэтому меч снова вернули назад. Потом собралось еще больше баронов — и Артур снова повторил фокус с мечом. Теперь возмутились еще и новые бароны — и его снова вернули назад. На четвёртый раз Мерлин и архиепископ на всякий случай собрали всех верных рыцарей Утера, а народ стал проявлять явные признаки неудовольствия действиями баронов и начал вслух довольно громко предлагать убить уже самых упорных баронов и разобраться наконец с престолонаследием. Тут бароны начали о чём-то догадываться и признали-таки Артура, не забыв попросить у него прощения.

Артур их простил, взошел на трон и наконец-то навел в стране порядок ко всеобщему удовольствию.

Мерлин и Нимуэ[править]

Еще пару шагов, пожалуйста!

Мерлин, как мы помним, был вовремя крещёным сразу после рождения сыном инкуба — а поэтому обладал силой всеведения, ему были ведомы прошлое, настоящее и будущее. Не было у него только силы это будущее изменять. В случае с Артуром поэтому он подавал советы сразу с сожалением, что ты, король, всё равно сделаешь, как не надо, но я совет всё-таки дам, чтобы ты потом сокрушался, что я тебя предупреждал — хоть какое-то удовольствие мне будет. В случае же с самим Мерлином всё было еще веселее — Мерлин знал, как он умрёт, и встретил судьбу с гордо поднятой, э, головой.

Вернулись как-то из странствий король Пелинор сотоварищи и была у него в свите очередная Дева Озера — Нимуэ. Мерлин, как принято в этой легенде, немедля в неё влюбился, хоть и предвидел, чем это закончится. Не давал ей проходу, домогался, следовал повсюду. Нимуэ, тем не менее, держалась с ним приветливо, хоть и непреклонно, и вызнала все секреты его мастерства — хоть он и предвидел, чем это закончится. Большего ему, как сыну инкуба, она давать не собиралась.

Тут Мерлин решил, что пришло таки время, пошел к Артуру и предупредил, что скоро окажется под землёй. Да, буквально. Да, совсем. Дал напоследок кучу предостережений, которые, как он знал, Артур пропустит мимо ушей, напомнил про ряд опасностей, про которые, как он знал, Артур забудет, пока не будет поздно, и, напоследок, сообщил, что король о его отсутствии еще не раз пожалеет. Окей, — сказал Артур, — ты знаешь, что твоё путешествие кончится плохо. Ты не думал использовать свою магию, или там, я не знаю, не ехать хотя бы? Как будто ты сам меня хоть раз послушал и сделал, что умный человек просит — буркнул Мерлин, — в смысле, увы, нельзя это предотвратить!

Нимуэ тем временем поехала-таки по своим делам и Мерлин увязался за ней. Зная, чем это закончится, он продолжил не давать ей проходу, приставать, намекать на постель и предаваться прочему сталкингу и харассингу, чем в конце концов — терпеливая женщина! — достал-таки её неимоверно. Клятву о неиспользовании на ней чар она с него всё-таки взяла, что выгодно отличает Мерлина от примерно половины персонажей легенды обоего пола, но прочим приставаниям конца-края не было.

В конце концов Мерлин, пытаясь завоевать её привязанность, которой, как он знал, не добьётся никогда, показал ей волшебный камень, прикрывающий вход в не менее волшебную пещеру. Возможно, он на что-то намекал. Всё это очень интересно, — поинтересовалась Нимуэ, — но не хочешь ли ты зайти под камень, я хоть посмотрю, чем он такой магический? Могу — ответил знающий, чем это закончится, Мерлин, и зашел. Тут Нимуэ опустила камень на вход, заколдовала всю конструкцию так, чтобы его поднять было невозможно и с воплем «Наконец-то он от меня отстанет!» ускакала в закат. Мерлин еще некоторое время распевал песни и вещал из-под камня проходящим мимо рыцарям, что извлечь его оттуда совсем-совсем нельзя, а потом успокоился и замолк. Возможно, произошедшее на самом деле входило в его планы и теперь ему хотелось от всего этого наконец-то отдохнуть.

Что тут сказать о Мерлине, кремень-мужчина.

Тристан и Изольда[править]

Стараниями Мэлори эта история также полностью вошла в Артуровский цикл, но лучше о ней прочитать на посвящённой ей странице.

Поиски Грааля[править]

Галахад, Персиваль и Борс обретают Грааль

Всё было в Артуровском цикле — и получение сына от замужней женщины при помощи магии и убийства мужа, и мечи под наковальней, и объединение страны огнём и мечом, и войны, и предательство, и прочая магия, и даже романтическая любовь (в обоих случаях — рыцаря к жене сюзерена, причём далеко не платоническая) — но всё равно чего-то не хватало. Не было чего-нибудь идеального да возвышенного, всё то убийством, то адюльтером, то кровосмешением испортят. Поэтому еще самый первый из известных французский автор цикла — Кретьен де Труа (внёсший, как вы помните, в канон и Ланселота) решил добавить что-нибудь по-настоящему идеальное, и написал поэму о поисках Грааля.

Грааль, как мы уже говорили — чаша, в которую была собрана кровь Христова. Она способна исцелять раны (у Персиваля) и безумие (у Ланселота), накормить страждущих в любом количестве и появляется только достойнейшим из достойнеших. Неполно соответствующие званию рыцаря твёрдых моральных устоев могли увидеть что-то краем глаза, а грешники — и вообще не видели ничего[3].

Некоторое время Грааль появлялся то там, то там (и, как правило, это было связано или с Ланселотом, или с Галахадом, или с Персивалем), после чего исчезал, пока наконец не явился прямо во дворце Артура, одновременно с первым появлением там Галахада. Тут явилась дева на коне и сообщила Ланселоту, что он теперь не лучший из рыцарей — благо Галахад как раз только что провернул тот фокус с мечом и был готов к подвигам, — а всем остальным сейчас надлежит перестать заниматься непотребствами и пустить свои силы на что-нибудь полезное, например на поиски Грааля. Так и порешили, предварительно закатив турнир, коль все и так тут собрались. Наутро, правда, выяснилось, что кое-кто только что остался без всех своих рыцарей, бо в том или ином виде клятву поехать и искать Грааль хотя бы год дали все сто пятьдесят рыцарей Круглого Стола, и даже запрет брать с собой дам и девиц их не остановил. Но что делать, клятва есть клятва, и все разъехались.

Далее идёт длинная, однообразная и весьма нудная череда приключений в поисках Грааля, иногда разбавляемая аллегорическими сновидениями и видениями, в которых очередному рыцарю из значимых снова рассказывают, из-за каких личных недостатков он таки недостоин найти Грааль в данный момент. Даже Ланселот в конце концов, как известный практикующий грешник, из квеста выбыл, увидев, правда, Грааль перед собой — и остались Галахад, Персиваль и Борс. Они были чисты, непорочны, тверды в вере — в один момент их проверяли прямо кознями дьявола — и в целом как нельзя лучше соответствовали идеалам, а потому рано или поздно Грааль всё-таки обрели, исцелив в процессе Увечного Короля. На этом месте Галахад понял, что величайшей цели своей достиг и жить ему дальше незачем и попросил у бога забрать его душу. Так и вышло — Галахада забрали на небеса, вместе с копьём Лонгиния и Граалем, который с тех пор более никто не видел.

Персиваль после этого принял сан и ушел в отшельники, где прожил два года и два месяца, после чего также умер. Борс же, живший всё это время неподалёку, но в монахи не ушедший, распорядился похоронами, вернулся ко двору и рассказал всем, дожившим до этого дня, как всё было. Все услышавшие эту историю воодушевились, но ненадолго. Поняв, что идеалы рыцарства (которые и символизирует тут Грааль) снова недостижимы, все вернулись к любимым занятиям — турнирам, вышибанию друг друга из седла на пересечённой местности, пирам и супружеским изменам — с использованием магии и без. Надолго не хватило и Ланселота, что плавно переводит нас к следующему пункту…

Ланселот и Гвиневра[править]

Какой муж, какой сюзерен, о чём вы?

Ланселот Озёрный до посвящения в рыцари своего сына Галахада был лучшим рыцарем Круглого Стола — да и после, пожалуй, в воинской доблести равных ему не было. Брак же Гвиневры с Артуром, увы, был не так идеален, как хотелось бы. Особенно, если вспомнить, что Артур время от времени позволял себе вольности, а с детьми у них так ничего и не вышло. А тут красавец в доспехах, подвиги совершает… в общем, дело кончилось вы уже догадались, как. Отношения развивались достаточно долго, было в них всякое, вплоть до изгнания Гвиневрой Ланселота от двора — но, в конце концов, измена стала регулярным секретом Полишинеля. Артур в меру сил смотрел на всё это сквозь пальцы, не желая потерять жену и лучшего из своих рыцарей, но не все разделяли его взгляды на проблему. Да и Гвиневра ему не очень в этом помогала, иногда проваливая явку совсем заметно — например, пустив в постель израненного Ланселота, испачкавшего всё своей кровью.

С одной стороны, отношение рыцарей к Гвиневре явно испортилось. Так, когда на обеде, заданном королевой, случайно отравили яблоком сэра Патриса, то подозрения всех пали на королеву и никого, кто бы захотел встать в её защиту, не нашлось, кроме Ланселота, какового для этого пришлось срочно звать ко двору. Особую пикантность ситуации придаёт тот факт, что обед был задан как раз для того, чтобы показать рыцарям, что ей по душе они все одинаково, а не только Ланселот.

С другой стороны, на Ланселота имели планы и другие. И если Элейне всё-таки хватило пары ночей в магическом обличье Гвиневры и получившегося в результате сына Галахада, то у Морганы имелись гораздо дальше идущие планы и она изнамекалась вся — то рог пришлёт, из которого может испить только верная мужу жена (с ним произошел казус — его привезли в итоге ко дворцу короля Марка, того самого, с Изольдой, и лишь четыре дамы из ста смогли им успешно воспользоваться. Здесь немедленно было собравшимися единогласно постановлено, что рог — порождение чёрной магии Морганы и верить ему никак нельзя, особенно если очень не хочется), то подговорит сэра Тристрама (того самого, с Изольдой) приехать на турнир с явно намекающим на происходящее щитом, а весь двор потом вынужден держать покерфейс, то прямо брату напишет.

С третьей стороны, появились силы, пожелавшие воспользоваться ситуацией к своей выгоде. В конце концов, сэр Агравейн (кажется, честно) и сэр Мордред (как показала практика, с корыстным умыслом) пришли и напрямую выложили ситуацию королю. Артур привычно вздохнул и привычно попросил сплетни не раздувать. В планы братьев это не входило и они с десятком верных рыцарей подкараулили момент, когда слабоодетый Ланселот уединится с Гвиневрой в её спальне и настоятельно попросили героя-любовника выйти. Ну, он и вышел. Рыцари и Агравейн погибли на месте, а раненый Мордред побежал прямо к королю и выложил ему всё, Ланселот же растворился в ночи.

Такого размера происшествие скрывать не было никакой возможности, и король, тяжело вздохнув и вспомнив, что ему про всё это десятки раз предсказывал Мерлин, пошел судить жену. Свидетельства были неоспоримые, а времена простые и суровые, поэтому Гвиневру решили сжечь. Предвидя возможные затруднения, Артур попросил оставшихся верными ему своих рыцарей охранять костёр — и не зря. В самый драматический момент в гуще событий появился Ланселот с друзьями, спас Гвиневру и ускакал восвояси, зарубив всех, кто попался под руку — а именно, не только охранявших костёр рыцарей, но и безоружных Гахериса и Гарета, пришедших по просьбе короля посмотреть, как бы чего не случилось.

Этого с рук спускать уже было никак нельзя, и Артур, взяв с собой не только резко переменившего отношение к Ланселоту Гавейна, но и почти всё своё войско, переправился во Францию воевать незадачливых любовников, оставив за себя Мордреда. Всё начиналось вроде бы хорошо, но потом осада затянулась, да и Ланселот формы не терял. И тут, не успело войско заскучать, как пришла новая весть из Камелота…

Да, кстати, вы же в курсе, что Ланселот — один из эталонов рыцаря, а его отношения с Гвиневрой — один из эталонов рыцарственной любви? Кажется, ко времени Мэлори объединять эти противоречащие друг другу параграфы стало совсем сложно, и историю о волшебном роге он вставлял в свою книгу с преизрядной фигой в кармане.

Мордред и последняя битва Артура[править]

Конец немного предсказуем

Финальная история легенды — одна из самых старых и упоминается еще в некоторых источниках за десятый век.

Итак, по какой-то причине, либо в погоне за Ланселотом и Гвиневрой, либо идя войной на римлян, но Артур с войском покидает остров, оставив Мордреда следить за королевством. И зря. Как только последний корабль отца (или, в старых источниках, дяди) исчезает за горизонтом — Мордред узурпирует трон и, в старых источниках, женится на Гвиневре, причём по её согласию.

После того, как Артур получает такие вести, ему остаётся только одно — развернуть свою армию и, чертыхаясь, побежать наводить порядок. Мордред при этом тоже не рассиживется, и вернувшегося короля встречает организованное и довольно умелое сопротивление. Гражданская война затягивается, гибнут многие славные рыцари, но в конце концов Артур таки убивает Мордреда. Увы, в процессе он получает несовместимые с жизнью раны и его увозят выхаживать на Авалон, откуда он когда-нибудь вернётся, когда Британнии будет грозить смертельная опасность.

Гвиневра, которую жизнь к таким поворотам событий не готовила, приходит к мысли, что на данном этапе жизни по совокупности заслуг ей остаётся только уйти в монастырь — и уходит. В поздних версиях легенды её оттуда пытается забрать Ланселот — но она непреклонна. Немного подумав о неправедности путей своих, тот принимает её выбор и в конце концов также постригается в монахи.

Конец.

Развитие легенды[править]

Первые упоминания об Артуре были зафиксированы в валлийских поэмах — в том числе и приписываемой реально существовавшему барду Талиесину, которого, что интересно, сильно позже некоторые источники прямо приставили ко двору Артура. Дальше легенда в том или ином, весьма очень странном виде, в целом мало похожем на поздние варианты, кочевала от псевдоисторического труда в чьи-нибудь анналы, а то и в стихотворные произведения, пока наконец за неё в двенадцатом веке не взялся Гальфрид Монмутский в своей «Истории королей Британнии». У него она обрела известные нам черты — Мерлина, историю о зачатии Артура, смерть Утера (у Гальфрида — отравленного саксами), меч Экскалибур (точнее, на тот момент, Калибурн), войну с Мордредом. Гальфрид придал своим трудам очень наукообразный вид, и до шестнадцатого века их воспринимали совершенно всерьёз, как исторический труд про то, что на самом деле было — пока, наконец, кто-то (а именно, Полидор Вергилий, отец английской исторической науки) не догадался сличить показания с существовавшими более серьёзными трудами, в том числе римскими, и не заронил зерно сомнения. Сейчас как серьёзный источник книгу уже никто не воспринимает, хоть и не отрицается вероятность того, что не всё в ней было прямо придумано.

Историзм «Истории» был и её минусом — это, по большому счёту, была довольно скучная книга о сражениях, немного разбавленная магией, большая часть которой Артуру-то и посвящена не была. Читатели же жаждали рыцарских подвигов, куртуазности и символизма. Но тут, на счастье, в дело вступили французы и немцы. В двенадцатом же веке Кретьен де Труа внёс в сухое повествование Ланселота и историю с королевой, Персиваля и Грааль, Вольфрам фон Эшенбах далее раскрыл тему, а к тринадцатому веку анонимные авторы Вульгатского цикла вдавили педаль в пол и сформировали историю почти в знакомом нам виде — и Артур уже не был главным её героем.

Дело завершил в пятнадцатом веке, собственно, скучающий в тюрьме на склоне жизни сэр Томас Мэлори, собрав все широко известные истории и объединив их в единое произведение. Все поздние переработки базируются на его труде, как и немалая часть данной статьи.

В поздних произведениях[править]

После сэра Томаса Мэлори, на самом деле, интерес к Артуриане пошел на спад вместе с завершением Средневековья. Мир стоял на пороге изменений, и они были гораздо интереснее приключений древних рыцарей. Ситуация продолжалась где-то до середины девятнадцатого века — и на волне популярности романтизма и вновь возросшего интереса к средним векам короля Артура сотоварищи вновь достали с дальних книжных полок, стряхнули пыль и убрали ржавчину с доспехов. Рыцари Круглого Стола снова пошли в бой.

Янки из Коннектикута при дворе короля Артура[править]

Первая встреча Моргана со средневековым рыцарством

И тут внезапно самым известным произведением девятнадцатого века про короля Артура стала Твеновская сатира, вышедшая в свет в 1889 году — а, сверх того, еще и одна из самых первых и самых известных книг про попаданцев. Хэнк Морган из Коннектикута, старший мастер на оружейном заводе в ходе конфликта с подчинёнными получает по голове ломом, но приходит в себя не в больнице, а под дубом посреди средневековой Англии, во времена Артура. Попадать на костёр за колдовство ему очень не хочется и поэтому, воспользовавшись кстати подвернувшимся под руку затмением, он оттирает от короля шарлатана Мерлина и начинает перекраивать его королевство по американским лекалам. Ему это почти удаётся, но, увы, пар и электричество не могут так просто победить человеческую жадность и мракобесие. Но кто знает, чем бы всё закончилось, если бы сэр Ланселот не обобрал, торгуя железнодоржными акциями на бирже, сэра Мордреда и сэра Агравейна до последней рубашки…

Король Былого и Грядущего[править]

Тот фокус с мечом в экранизации Диснея

Другое широко известное произведение из поздних — тетралогия (на самом деле — пенталогия, но последняя часть была выпущена сильно позже остальных, уже после смерти автора) Теренса Уайта «Король Былого и Грядущего». Несмотря на то, что в большей части оно — интерпретация Мэлори, написанные, в отличие от «Смерти Артура» живым лёгким языком с живыми, дышащими героями книги Уайта читаются на одном дыхании, несмотря даже на то, что с ходом истории светлая и беззаботная атмосфера «Меча в Камне» уходит, сменяясь гораздо более серьёзным настроением дальнейших произведений. С момента выхода первой части в 1938 году «Король Былого и Грядущего» сразу стал заслуженно популярным — а особенно после того, как «Меч в Камне» в 1963 экранизировал Дисней.

Мерлиновская Трилогия[править]

Написана Мэри Стюарт на волне популярности книг Уайта — и, фактически, первое произведение, в котором история подаётся от лица Мерлина. Стюарт вдохновлялась скорее Гальфридом Монмутским, нежели Мэлори — поэтому Мерлина зовут Миррдин, он успел поучаствовать и в войне Вортигерна с Амброзием и в строительстве Стоун-Хенджа, тема граалей и прочей рыцарской романтики не раскрыта совершенно, а происходящее в книге больше похоже на фэнтези, нежели на рыцарский роман (что и логично: в центре повествования не рыцари, а маг). После завершения истории Мерлина Стюарт в отдельном, четвёртом романе коснулась и истории Мордреда, поэтому стоит ли называть Мерлиновскую трилогию трилогией — вопрос открытый. В любом случае, получилось весьма неплохо — серия в своё время была бестселлером и до сих пор время от времени переиздаётся.

И еще множество их[править]

От прямых пересказов Мэлори до Уорнера Мунна с Мерлином в Южной Америке и до Монти Пайтона. Популярность Артуровского цикла не падает — он обрастает с каждым годом новыми пересказами, взглядами с другой стороны, экранизациями, отсылками и камео. А так как и популярность фэнтези как жанра не увядает, то ждать нам в будущем еще десятки и десятки новых произведений. Будем надеяться, что они будут хорошими.

Пятиминутка реальности[править]

Твоё лицо, когда ты на средневековой мозаике

Был ли у Артура исторический прототип, неизвестно, но это не исключено. Однако вся стилистика канонической артурианы не имеет с реальностью совсем ничего общего. Действие происходит в самом раннем средневековье, непосредственно после падения Западной Римской империи. Латные доспехи, замки a la Камелот, турниры, обращение «сэр» и весь рыцарский этикет, сама концепция Англии как единого государства — все это появилось многие столетия спустя. А Ланселот — персонаж французского происхождения, которому нечего было делать в Англии как минимум до норманнского завоевания. Да и христианином прототип Артура явно не был.

Особенно доставляет популярность Артура в Англии на фоне того факта, что прославился он именно победами над англами и саксами, предками современных англичан. Предки те, что совсем характерно, после смерти Артура Британию таки завоевали, а коренное население — бриттов, королём которых был Артур — уничтожили или вытеснили так успешно, что в геноме англичан бриттский компонент почти отсутствует. Поэтому напрасно англичане поминают обещание Артура вернуться, когда он снова будет нужен Британии. Первое, что сделает проснувшийся король - депортирует всех англичан обратно на континент.

Примечания[править]

  1. Не путаем с поздними и современными герцогами Корнуолльскими — традиционно, старшими сыновьями правящего короля. Герцогство сие было де-факто образовано лишь 17 марта 1337 года из графства Корнуолл, впервые появившегося в 1068, спустя сотни лет после предположительного времени прохождения нашей истории. Наследником английского престола Горлойс, понятное дело, не был — в том числе и из-за отсутствия такового престола на тот момент.
  2. «The Alliterative Morte Arthure», базирующийся скорее на «Истории королей Британнии». Там Кларент выкрала Гвиневра и передала Мордреду для последней схватки с Артуром.
  3. Правда Мэлори, который потом адаптировал всё это в единый труд, иногда про такую особенность просто забывал. Так, при заезде Ланселота к Пелесу, в результате чего потом получился Галахад, грааль видят все.