Королевства — хорошо, а империи — плохо

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Любая Империя —
Говно, в это верю я.
»
— Из эпиграфа к «Фронтам»

Представим себе два государства.
В первом правит монарх, чья власть абсолютна и ничем не ограничена. Во втором правит монарх, чья власть ничем не ограничена и абсолютна.
В первом никто даже и не слышал о конституции, толерантности и правах человека. Во втором — та же фигня.
В первом всем заправляет военная аристократия. Во втором… ну, вы поняли.
В первом государстве на залитых солнцем зелёных лугах пасутся серебряные единороги, рыцари в сияющих доспехах объезжают на белых конях волшебные леса, где живут эльфы, а в кабинете на вершине башни с разноцветными витражами сидит мудрый чародей и смотрит в хрустальный шар.
Во втором — орда закованных в грязные латы орков, выстроившаяся ровными квадратиками перед цитаделью Властелина, скандирует во все хриплые глотки: «зип файл!», на каторге в шахтах доживают свои последние месяцы пленные рабы, в выжженных пустынях жрут друг друга и зашедших случайно путников мерзкие твари, а посреди всего этого безобразия сидит главгад, оглашая окрестности демоническим хохотом со своего украшенного черепушками трона.
Знакомьтесь: Королевство и Империя.

Содержание

Истоки

Почему? Потому что империи воюют и захватывают земли, а королевства по мнению романтично настроенных авторов фентези живут в мире. Империи укрепляют свою власть и везде насаждают диктатуру закона (или не закона, а кистеня), а королевствам как-то до лампочки. В королевствах тишина, пастораль, романтика фэнтези во все поля и эльфы на свирелях играют, а в империях — суровая реальность, социальное расслоение и атомизированное мануфактурное общество. Так что, злые империи и добрые королевства — неотъемлемый атрибут СФС.

А вообще, это было ещё в книгах Томаса Мэлори о Короле Артуре. Это, конечно, не отражает исторические события, но сюжет романа «Повесть о короле Артуре и императоре Луции» таков: Рим решает вновь обложить данью ранее подвластные земли, но храбрый Артур собирает под своим началом прочих королей и рыцарей и даёт отпор, пользуясь тем, что и в его жилах есть немного императорской крови, и после победы его коронуют как Императора, и он фактически становится правителем всей известной на тот земли (возможно, у Толкина это нашло отражение во власти над Средиземьем, полученной в конце Арагорном). На стороне Рима воют страшные великаны, а также правители и воины Персии, Сирии, Индии, Египта, Испании, характеризуемые сэром Мэлори как грязные язычники (возможно, отчасти повлияло на то, что на стороне Мордора люди Юга и Востока).

Попытки компромисса (а то и деконструкции)

Возможен и другой подход к сеттингу, получивший название Нет мира под оливами: королевство у нас в принципе положительное, однако в неумеренную идеализацию автор всё же не впадает. Наряду с общей здравостью выпукло показаны и пороки, и социальные бедствия — в общем, теневые стороны действительности. Может быть даже и Хорошая Империя - но тогда это будет Феодальная Империя, которая Империя потому, что представляет собой некий конгломерат из королевств и княжеств поменьше, а никакой экспансией уже не помышляет и единых порядков на своей земле навести не может. И очень может статься, что это вот королевство (или союз королевств, или Хорошая Империя) принципиально противостоит некоей гадкой-прегадкой Империи Зла — или местным приспешникам и союзникам оной.

Серо-серый вариант такого сеттинга: не только положительность рекомого королевства несколько (вариант: крепко) сомнительна, но и империя-антагонист не так уж и гнусна — просто она морально кое в чём на самую капельку попаршивее, чем рекомое королевство. Но при этом она и организованнее его, одновременно в хорошем и плохом смысле… ну, на то она и империя, чтобы было больше порядку; какой ценой — другой вопрос. И эта Империя уж точно склонна к экспансии ради экспансии — но тут ничего личного; просто, когда ресурсов больше — это всегда приятнее, чем когда их меньше.

Если сеттинг претендует на сугубую реалистичность — ни король, ни Император не могут похвастаться безграничной властью, просто по причине феодализма континентально-европейского типа: «вассал моего вассала — не мой вассал». А особо сильный вассал короля или Императора способен чуть ли не в открытую игнорировать приказы. Если только империя — не абсолютная монархия, тогда фиг там кто поперёк воли монарха (как бы он ни назывался) пойдёт — если, конечно, речь о тех людях и владениях, над которыми у империи есть реальная власть, а не сугубо формальная, при том, что те по факту принадлежат другим государствам.

Ну, а если Империя копирует древнеримскую, то в наличии имеется ещё и Сенат; абсолютную власть римский Император формально имел не в качестве собственно монарха, а в качестве пожизненного диктатора, пользующегося доверием этого самого Сената.

См. также

Примечания

  1. В составе этого Союза есть и Толнедрийская Империя (sic).
Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты