Конституция

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Мы считаем самоочевидными истины: что все люди созданы равными и наделены Творцом определенными неотъемлемыми правами, к числу которых относится право на жизнь, на свободу и на стремление к счастью; что для обеспечения этих прав люди создают правительства, справедливая власть которых основывается на согласии управляемых; что, если какой-либо государственный строй нарушает эти права, то народ вправе изменить его или упразднить и установить новый строй, основанный на таких принципах и организующий управление в таких формах, которые должны наилучшим образом обеспечить безопасность и благоденствие народа. Благоразумие, конечно, требует, чтобы давно сложившиеся формы правления не сменялись вследствие маловажных и преходящих причин, так как опыт прошлого показывает, что люди скорее склонны терпеть зло, пока оно еще переносимо, чем пользоваться своим правом упразднения привычных форм жизни. Но когда длинный ряд злоупотреблений и насилий, неизменно преследующих одну и ту же цель, обнаруживает стремление подчинить народ абсолютному деспотизму, то право и долг народа свергнуть такое правительство и создать новые гарантии обеспечения своей будущей безопасности. »
— рождённая 4 июля 1776 года с помощью Томаса Джефферсона священная Декларация Независимости[1] тринадцати колоний Британской империи от этой самой империи
« Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном… »
— М. Е. Салтыков-Щедрин
« Говорили с Подгорным о футболе, хоккее и немного о конституции. »
— Реальная цитата из дневника Л. И. Брежнева

Содержание

[править] Преамбула

Войны ведутся по различным причинам, надуманным и не очень, но в хитросплетении любых причин красным шитьём идёт война за право человека жить по-человечески, любить, трудиться, создавать, жить и быть счастливым — то есть, в принципе, люди умирали за достаточно банальные вещи. Потому что этих самых вещей при текущем политическом строе у них не было — и не важно что там говорит министерство пропаганды. И если так случается, над головами поднимается красный флаг, и звучат слова — по обе стороны баррикад, с одной стороны — о Родине, долге, чести, традициях и так далее, а с другой — о необходимости перемен. И вот если с другой стороны все орут вразнобой, никакой революции не получится, а получится бунт, причем кровавый и крайне грязный. Для того, чтобы победить, людям нужен единый стандарт веры в то, за что они сражаются — иными словами, Конституция.

[править] Тривия

« Две вещи удивляют меня: звездное небо над головой и моральный закон внутри нас »
— Кант

Моральный закон у всех разный, но перечисленные выше стремления объединяет одно — все стремятся к счастью. Но как оно выглядит? Для кого-то — сидеть на диване и пялиться в телек, для кого-то — строить БАМ, для кого-то орать на новобранцев, для кого-то — сдать в печать приличную статью. Всё это лишь частности, и если их обобщить — то как раз и получится конституция, то есть первичный закон государства, его дух, его цели и суть[2]. Все прочие законы типа уголовного кодекса лишь наслаиваются, стараясь не противоречить Конституции, ибо иначе получится, что принятый закон противоречит тому, что декларирует государство. Если же менять конституцию — то, во-первых, для этого требуется проведение референдума, а во-вторых, когда из правила делается куча исключений, мы и сами не замечаем, как люди, сражавшиеся за свободу, голосуют за рабство, создавая из своих светлых и чистых идеалов религию зла.

Ещё раз: Конституция — это самый главный закон государства, или, с оглядкой на тенденции в интернете — любого сообщества, которое сплотилось вокруг каких-либо принципов.

[править] Экскурс в историю

Некое отдаленное подобие конституций существовало еще в древнегреческих полисах, под названием «учредительные законы». Авторы этих законов — такие известные государственные деятели древнего мира, как Ликург, Солон, Клисфен — вошли в историю. Среди этих учредительных законов были как писаные — то есть, формально зачитанные и принятые гражданами полиса от и до, так и неписаные — то есть, постепенно складывавшиеся и дописывавшиеся разными людьми. Сейчас многие историки считают, что учредительный закон Спарты, приписывавшийся Ликургу, на самом деле был неписаным и не имеет единого автора.

Традиция учредительных законов передалась и в Римское царство, где в роли законодателя выступил римский царь Сервий Туллий. А вот в эпоху республики и империи у Рима конституции не было до самого заката, когда в 438 году появился «Кодекс Феодосия II». Аналогичные античным учредительные законы сохранялись в Средневековье у городов-государств Средиземноморья; примером могут служить учредительные законы города-государства Сан-Марино, которые появились в 1300 году под названием «Городской устав», были доработаны в XVII веке уже под названием «Основной закон» и до сих пор действуют.

История английской неписаной конституции началась с двух документов: «Хартии вольностей» 1100 года и «Великой хартии вольностей» 1215 года. В этих документах впервые появилась ставшая ныне традиционной вторая глава конституции, повествующая о правах и свободах.

В арабском мире первым подобием конституции была Мединская хартия (VII век), знаменовавшая собой фактически создание арабского мира как такового.

Первая писаная конституция в Восточной Европе появилась в Великом Княжестве Литовском под названием «Статут», в 1529 году.

Первые уже-почти-современные конституции, напрямую использующие это название — «Конституция Пилипа Орлика» (1710, Бендеры), Конституция США (составлена 4 июля 1776, принята всеми штатами 7 дек. 1787), Конституция 3 мая (1791, Речь Посполитая) и революционная конституция Франции (3 сентября 1791).

[править] Что в ней есть?

« Правительство, как правило, состоит из людей никому не подчиняющихся »
Мальколм Рейнольдс

Типичная писаная конституция состоит из нескольких частей или глав, в которых описываются механизмы функционирования государства. К примеру, в первой главе конституции даются общие сведения (например, «наша Руритания — конституционная парламентская монархия и федерация из 6 деревень». Во второй описаны права и свободы, которыми пользуются граждане или подданные Руритании. В третьей описан, к примеру, пост главы государства: «Король Руритании есть глава государства, стоящий над всеми ветвями власти. Полномочия короля Руритании таковы: быть верховным главнокомандующим армии, присваивать звания, титулы и госнаграды, покровительствовать королевским богадельням и сиротским домам, надувать щёки и говорить „Да уж!“ на заседаниях парламента». В четвёртой описывается исполнительная власть, в пятой — законодательная, в шестой — судебная. В последующих главах описываются принципы федеративного или унитарного устройства, международных отношений и договоров, отношения руританских властей к частной коммерции, торговле, образованию, науке и т. д.

Общая часть тех глав конституции, которые повествуют о ветвях власти — это система сдержек и противовесов. Это означает, что ни одна ветвь монополизировать власть не может. Например, если президент или премьер-министр слишком много о себе воображает, то парламент может общим решением выкинуть этого зарвавшегося чинушу на мороз. А если уже в парламенте начинаются бред и беспорядки, то президент или премьер, в свою очередь, может распустить парламент. Верховный или конституционный суд, со своей стороны, может объявить незаконным то или другое. То есть, никто не главнее прочих, все друг от друга зависят.

Но во все эти главы может быть вложено различное содержание. Например, если конституция уделяет законодательной власти больше полномочий и меньше сдержек и противовесов, а исполнительную ставит в зависимость от законодательной, то такое государство называется парламентским (парламентской монархией или республикой). Если конституция выделяет президента как обладателя большинства рычагов власти, то это президентская или даже суперпрезидентская республика. Именно это различие — причина того, почему в новостях вы чаще слышите о канцлере (премьер-министре) Германии, но не о президенте, а если речь идет о Франции, то почти всегда о президенте: первая — парламентская республика с практически декоративным президентом, а вторая — президентская.

Обычно то, какое перед нами государство, написано в самой первой главе конституции. В ней прямым текстом написано, монархия перед нами, или республика; если республика — то парламентская или президентская, а если монархия — то парламентская или дуалистическая; а также федеративное государство или унитарное, то есть составные части государства имеют собственные органы власти, или управляются наместниками из центра.

Некоторые конституции выбиваются из стандарта, к примеру, описывают экзотические ветви власти. Например, Конституция СССР 1977 года описывала Коммунистическую партию не как общественную организацию, а как «руководящую и направляющую силу», то есть конституционный орган власти, который, при этом не был связан никакими сдержками и противовесами и не был подотчетен другим ветвям.

[править] Краткий словарик

[править] примечания

  1. Обратите внимание, как написана. Даром, что 18-й век, но — на века, неудивительно, что американцы и себя, и других не жалеют, имея такой прекрасный образчик мысли в качестве национальной идеи. К слову, после процитированного отрывка следует длинная обличительная часть, в которой Британию вбивают в грязь по самые уши.
  2. Одни считают стабильность превыше свободы и боятся любых изменений — а потому вводят кучу ограничений и запретов; другие считают личную свободу освновополагающей и стремятся как-то эту свободу регулировать; у третьих народ существует только для удовлетворения прихотей правительства — какое государство, такова и суть, все разные.
Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты