Князь Пустоты

Материал из Posmotre.li
(перенаправлено с «Князь Пустоты»)
Перейти к: навигация, поиск
« Мысли всех людей возникают из тьмы. Если ты действительно представляешь собой движения твоей собственной души и причина этих движений предшествует тебе, как ты можешь считать свои мысли своими собственными? Как ты можешь быть чем-то иным, кроме как рабом тьмы, что была до тебя? »
— Келлхус, «Тьма, что приходит прежде»
Обложки первой трилогии.

«Князь Пустоты» — первая трилогия из цикла «Второй Апокалипсис» канадского писателя Р. Скотта Бэккера. Серия книг, по сравнению с которой Песнь Льда и Огня — это сказание о розовых пони. Фэнтези темнее и острее пока не написали. Тем не менее, автор не смакует сцены насилия и не расписывает подробно на три страницы процесс процесс изнасилования, совмещенного с поеданием заживо, во всех натуралистичных подробностях. Тёмная и гнетущая атмосфера достигается просто описанием жестокости, цинизма и фанатизма обычного средневековья, в сочетании с атмосферой наступающего Конца Света. Если убрать инхороев, то получится всего лишь вольный пересказ Первого Крестового похода, даже слегка смягченный автором.

Отдельно стоить отметить стиль автора — преподавателя журналистики и философии с двадцатилетним стажем — изящно стилизованный под соответствующую эпоху. Медленное повествование, большой объем текста, обилие (выдуманных) цитат и отсылок к истории местного мира, множество персонажей, ярко обрисованных крупными мазками характера, и богатый язык книги. Впрочем, есть и недостатки — замудренные имена и названия ломают язык и мозг неподготовленного читателя, а медлительность первой книги, беспросветный натурализм навозных веков и зацикленность на половых извращениях мешают подавлению недоверия.

Книги[править]

На русский переведены почти все вышедшие книги цикла, причем переведены достойно, за исключением книги «Воин доброй удачи»[1], хотя имеется изрядный Йопт In Translation в переводе названий. Ну, это традиция в наших широтах. Так что наряду с официальным переводом мы укажем нормальный, тем более, что планируется переиздание первой трилогии в «премиумном» варианте (суперобложка, карты и тому подобное) с нормальными названиями.

  • Князь пустоты / The Prince of Nothing. Первая трилогия посвящена Священному походу на город Шайме. Сборы священного воинства осложнены подковёрными интригами между лидерами похода, желающими получить как можно больше земель и славы, и вмешательством посторонних сил. Одной из этих сил является Анасуримбор Келлхус, монах из секты дуниан, которые тысячелетиями выводили сверхлюдей при помощи евгеники, медитаций, психотехник и тренировок разума и тела. Ему нужно попасть в Шайме, чтобы разобраться со своим отцом Моэнгхусом, а в условиях войны это можно сделать только со Священным воинством. Другая сила — местные Чу-Чу инхорои, апокалиптические твари с нечеловеческой логикой, спровоцировавшие и направившие этот поход. Трилогия показывает поход во всей красе и его окончание в Шайме, а так же превращение Келлхуса в нового воина-пророка и аспект-императора. Трилогия состоит из следующих книг:
    • Слуги Темного Властелина (переиздана под названием Тьма прежних времён) / The Darkness That Comes Before / Тьма, что приходит прежде (2003)
    • Воин кровавых времен / The Warrior Prophet / Воин-пророк (2004)
    • Падение святого города / The Thousandfold Thought / Тысячекратная мысль (2006)
  • Аспект-император / Aspect-Emperor. Вторая тетралогия[2] посвящена борьбе Келлхуса против инхороев, их Консульта и Второго Апокалипсиса, закончившейся с одной стороны почти полным уничтожением Консульта, явлением Не-Бога и гибелью Келлхуса, а с другой стороны — неприятным откровением по поводу местных богов и того, чем они реально являются. Тетралогия состоит из следующих книг:
    • Око Судии / The Judging Eye (2009)
    • Воин Доброй удачи / The White-Luck Warrior (2011)
    • Великая Ордалия / The Great Ordeal (2016), перевод есть в сети.
    • Нечестивый Консульт / The Unholy Consult (2017), перевод только стартовал в интернете.
  • На сегодняшний день анонсирована еще одна трилогия: Не-Бог / No-God. О чём она будет, пока неизвестно, но, судя по названию, это будет война с Не-Богом. Впрочем, есть необузданные догадки, что это будет война против богов.
  • Также имеются рассказы-приквелы из условного сборника The Atrocity Tales / Истории о Злодеяниях:
    • The False Sun / Ложное солнце (2012)
    • The Four Revelations of Cinial’jin / Четыре Откровения Киниал’джина (2012)
    • The Knife of Many Hands / Нож, что всем по руке (2015)

Мир[править]

Карта мира. © Spiralhorizon. Оригинал здесь

События происходят на субконтиненте под названием Эарва, с запада и севера ограниченном океаном, а с востока — огромной горной грядой. Этот мир плотно населён людьми все видов и сортов, находящимися примерно на технологическом уровне высокого Средневековья. От нашего мира этот отличается наличием магии, местных эльфов (кунуроев), полуорков/полугоблинов (шранки), троллей (башраги), драконов (враку) и реально существующих богов. Впрочем, есть и то, чем не отличается — навозностью веков.

Дабы не раздувать размер статьи, подробная информация вынесена в подстатьи:

Тропы и штампы[править]

(link)

Фанатский трейлер второй тетралогии
  • А 220 не хочешь? — банда шранков преследует группу людей, предвкушая скорое наслаждение изнасилованиями, пытками и едой. Тадааа! — преследуемые заманили их в засаду отряда Шкуродеров, профессиональных охотников на шранков.
    • Кроме того, во время битвы за город, оборотни-шпионы решают воспользоваться суматохой и устранить Келлхуса, который может отличать их от людей. Так как каждый отдельно взятый оборотень-шпион гораздо сильнее среднестатистического человека, а их в этот момент было несколько, то они рассчитывали, что им это не составит труда. Вот только Келлхус, будучи дунианином, легко даёт отпор даже им.
  • Ай, молодца! — во второй трилогии данным тропом активно страдает Друз Ахкеймион. Келлхус пытается спасти мир от Второго Апокалипсиса и ведёт войну против Консульта, чем занимается твоя школа последние две тысячи лет, и твой долг помочь ему? Неважно, ведь он увёл мою жену, обманывает миллионы людей и никакой не пророк, поэтому я постараюсь разрушить его ложь! И плевать, что тем самым Ахкеймион льёт воду на мельницу Не-Бога, от которого поклялся защищать человечество.
    • Впрочем, троп играет хитрым зигзагом, как и многое у Бэккера — Келлхус действительно хотел предотвратить Второй Апокалипсис и даже почти его предотвратил. Вот только то, что хотел сделать Келлхус в Голготтерате, бесконечно страшнее Апокалипсиса для всех людей — всего лишь спасение собственной души через объединение мира с Той Стороной, т.е. обрушив ад на землю.
  • Ай, молодца, злодей! — Кутий Сарцелл настоял на распятии Келлхуса как лжепророка. Итог? Келлхуса таки объявляют настоящим пророком, он постигает Тысячекратную Мысль, а самого Кутия убивает Найюр, попутно разоблачая Консульт. Ай молодца, Сарцелл!
  • Аллюзия:
    • В серии имеется несколько аллюзий на Библию.
      • Ковчег, на котором прибыли Инхорои, соответствует увеличенному в 10 раз Ноеву ковчегу. Хотя по форме ни фига не соответствует: у Ноя это был просто плавучий ящик, а у инхороев — реально дуга летучая (тут игра слов: и Ковчег, и «дуга» по-английски читаются как «арк»).
      • Инхорои хотят сократить обитателей мира до 144 000. Именно это число неоднократно упоминается в Книге Откровения.
      • Икурей Конфас, добивавшийся казни Келлхуса, напоминает Пилата. А Келлхус, соответственно, Христа. Впрочем, на Пилата больше похож Инхейри Готиан, раскаявшийся в содеянном, в то время как Конфасу было в общем-то плевать. Хотя раскаяние Пилата — тоже момент чисто апокрифический, а Готиан больше напоминает сотника, который при Распятии сказал «Воистину, то был Сын Божий».
      • Нерсей Пройас и Коифус Саубон, многим обязанные Келлхусу, но выдавшие его на Кругораспятие, воплощают коллективного Иуду.
      • В названии города Киудея, где дали последний бой киуннаты (местные «ветхозаветные» почитатели Бивня), недвусмысленно отсылает к Иудее.
      • Айнри Сейен, также как и Келлхус — очевидная отсылка к Христу, вплоть до вознесения живым на небо.
      • Знак Силя, древний герб королей Куниюрии, очень похож на широко используемый в христианской иконографии символ «Альфа и Омега».
      • Молитва айнритов — явная отсылка к «Отче наш». Да и само название «айнриты»… кто ж не знает аббревиатуру INRI? Только наши переводчики.
      • Присяга школы Завета начинается словами «Ты приобретешь весь мир, но душу свою потеряешь». Это практически прямая цитата из Евангелия.
      • Предание гласит, что Антихрист, когда явится, будет почти до неразличимости похож на Христа, и многих приведет к погибели. Читатели-христиане, которые с самого начала говорили, что Келлхус окажется «не отцом, а сукою», были правы. Келлхус, познав Тысячератную мысль, понял, что в посмертии его не ждёт ничего хорошего, как и всех людей, и решил сделаться одним из богов. Для этого нужно, как уже было сказано выше, обрушить ад на землю, но Келлхус не знает слова «неприемлемо».
    • Так же в серии имеются и отсылки на Легендариум Толкина:
      • Местные орки были созданы Инхороями из тел кунуроев. Так же как и Мелькор создавал орков, искажая эльфов.
      • Путешествие шкуродёров через черные подземелья Кил-Ауджуса в книге «Око судии» очевидная отсылка к путешествию через шахты Мории.
      • В книге «Воин доброй удачи» Ахкеймион и Клерик противостоят дракону Вуттеату, что отсылает к ключевой сцене из «Хоббита»
      • Ниль’гиккас, кунуройский король, друг людей, напоминает толкеновских эльфийских королей: Финрода, Фингона и Гиль-Галада, принимавших участие в великих битвах с Морготом. Во второй три/тетралогии Бэккер подвергает этот образ лютой, бешеной деконструкции.
      • Осада Ангбанда, длившаяся 400 лет, явно послужила моделью для Второй осады Инку-Холойнаса. И, как осада Ангбанда для эльфов, осада Инку-Холойнаса закончилась для кунуроев страшным разгромом, после которого они так никогда и не оправились.
    • И, конечно же, огромное количество исторических отсылок.
      • Вся Священная Война до Кругораспятия Келлхуса — детальное изложение Первого Крестового Похода с Нансурской Империей вместо Византии, Караскандом вместо Антиохии и Шайме вместо Иерусалима.
      • Кенейская Империя — очевидная отсылка к Риму.
      • Религии Эарвы фактически отражение реально существующих конфессий, причем зачастую как сочетание распространенных авраамических и дхармических религий. Киуннат — иудаизм/ведизм, инритизм — христианство/индуизм, фанимство — ислам/зороастризм (ибо верует в Единого Бога и признает общепринято почитаемых богов демонами, но верит в их существование), вера скюльвендов — гностицизм.
  • Антигерой — Найюр урс Скиоата, самого мрачного толка. В третьей книге после сделки с Консультом превращается в антизлодея. Да и Келлхус сюда бы относился, будь к дунианам применимы понятия «герой» и «злодей».
  • Антимагия — хоры, так же известные «слёзы Бога» или «Безделушки». Хорой можно наверняка убить колдуна, а еще ее прикосновение сохранит от воздействия любой магии — только обязательно надо, чтоб хора касалась тела. Впрочем, хоры помогают далеко не всегда, например, как показал Акхеймион, могущественный и разъярённый колдун вполне может перебить целый отряд с хорами, банально обвалив на них здание. И несмотря на то, что хор в Эарве около десяти тысяч, а колдунов в самой могущественной Школе Трёх Морей не больше полутора сотен, даже коллективных усилий всех государств Эарвы в ходе первых двух Святых Походов не хватило для победы. Наоборот, в результате этих опустошительных войн Багряные Шпили захватили власть в Высоком Айноне.
  • Атака голым фронтом — с Акхеймиона Друза перед пытками сорвали всю одежду. Когда он вырвался с помощью куклы-вати, он не стал тратить времени на поиски своего вретища, дал Багряным Шпилям бой как есть, а натюрель.
    • Кетъингира, колдун и воин, выходит на бой с Ордалией в чем мать родила. Как и многие другие эрратики-квуйя, плевать он хотел на все приличия и резоны. Хора в лоб так хора в лоб.
    • На Анасуримбор Серве в ходе сражения с драконом сгорела вся одежда. Не очень-то это ей помешало.
    • Мимара перед изнасилованием Шкуродёрами полностью разделась, а когда Шкуродёры начали убивать друг друга — схватила меч и добила оставшихся.
  • Атеист-диссидент — Келлхус получил более чем достаточно доказательств существования богов… но раз боги игнорируют Консульт и опасность, исходящую от Голготтерата, то и Келлхус не будет особенно с ними считаться. А следовало бы, учитывая, что эти разожравшиеся демоны не любят конкуренции. При этом он охотно манипулирует верой людей и с легкостью выдает себя за Пророка, не боясь совершить кощунство.
    • С той же целью и так же поступали его отец Моэнгхус и его брат Майтанет.
  • Бесполезная вундервафля — боевые слоны в Битве при Тертае.
  • Бессмысленное самопожертвование — во время битвы при Анвурате Найюр вдруг ни с того ни с сего кинулся спасать совершенно незнакомую ему женщину с ребенком. Прикрывая их отход, он готовился принять безнадежный бой с превосходящими силами кианцев, как вдруг появился Багряный Шпиль и всех сжег: и женщину, и ребенка, и кианцев. Сжег бы и Найюра, но на том была хора. Так что это еще и троп пережить самопожертвование.
  • Бетти и Вероника — Серве и Эсменет для Келлхуса. Впрочем, выбирать оказалось ненужно, здесь в ходу полигамия.
  • Боливийский финал — на момент окончания последней книги Друз, Эсменет, Мимара, её младенец, Серва и Кийютас находятся под стенами Голготтерата, окруженные шранками и оборотнями Консульта, в присутствии Не-Бога. Как они из этого выпутаются — неизвестно.
  • Бронебойный ответ — Дракон пытается троллить Серву во время битвы тем, что не чует на ней запаха девственности. «Кто ты — жена или шлюха?» — «Я ведьма
  • Военный социопат — в принципе, любой военный в Эарве, но капитан Косотер и тут отличился даже по местным меркам. «Смерть нытикам! Смерть слабым! Закон Тропы!»
  • Война — это кошмар — описания того, что вытворяет святое воинство во время похода — натуральное топливо ночного кошмара.
  • Вот это поворот! — почти каждая книга имеет один или два таких:
    • «Тьма, что приходит прежде»: Кутий Сарцелл — оборотень-шпион Консульта? Шпионы глубоко проникли во все аспекты общества людей? Вот это поворот!
    • «Воин-пророк»:
    • «Тысячекратная мысль»: Майтанет — Анасуримбор? Священный поход целиком срежиссирован Моэнгхусом? Вот это поворот!
    • «Око Судии»: Сесватха — настоящий отец Нау-Кайюти? Вот это поворот!
    • «Воин Доброй удачи»: Инкариол это Ниль’гиккас? Шпионы-оборотни спасают Мимару? Вот это поворот!
    • «Великая Ордалия»: в Иштеребинте правит слуга Консульта? Ишуаль уничтожена Консультом? Нау-Кайюти был первым Не-Богом? Вот это поворот!
    • «Нечестивый Консульт»: дуниане захватили власть над Консультом? Келлхус сговорился с Айокли? Это даже не поворот, это ПОВОРОТИЩЩЕ!!!
  • Героический антагонист — все фаним в первой трилогии. По факту, они просто защищают свою землю и свою веру от орды фанатиков, поклоняющейся самым настоящим демонам, да ещё и науськанной Консультом. Особенно падираджа Каскамандри, бывший, наверное, самым приличным человеком на высшей должности за всю сагу.
  • Герой-прагматик — Анасуримбор Келлхус. С упором на прагматика. Подчинить себе весь мир и бросить в топку великой войны ради его же спасения? Легко. Лгать, убивать, выдавать себя за пророка, сжигать целые города? Ещё легче.
  • Гурман-гуро — в «Великой Ордалии» солдатам разрешили есть мясо шранков, после чего следует описание различных блюд, приготовленных из их мяса и то, что жители разных стран стали считать деликатесами. Разумеется, ничего кроме отвращение это не вызывает.
  • Деконструкция — во все поля. Нет фэнтезийного штампа, который Бэккер не препарировал.
  • Жуткие детишки — почти все дети Келлхуса и Эсменет. Только Кийутас и Серве тянут на нормальных полу-дуниан.
    • Они же — Династия уродов в зародыше. Хотя в их случае скорее инверсия, потому что с каждым новым поколением дунианская кровь убывает и внуки Келлхуса уже могут быть почти нормальными. Правда и свои уникальные способности они, скорее всего, тоже растеряют.
  • За всем стоял пёс — семилетний мальчик (всё тот же Кельмомас) весьма искусно «развёл» императрицу-мать и дядю-Майтанета, чтобы заполучить маму в свою безраздельную собственность. Двое взрослых умных людей (один из них наполовину дунианин!) столкнулись лбами со смертельным исходом благодаря махинациям маленького паршивца.
  • Закадровый момент крутости — оборона Знамени-Свазонда. Тысячи кхиргви так и не смогли пройти к знамени через одного-единственного Келлхуса.
  • Заклятые друзья — именно такие отношения складываются в конечном счете между Пройасом и Саубоном.
  • Заявленная способность — с некоторой натяжкой джнан. Очень много рассказывается о том, какое огромное значение ему придают, но при этом аристократы обращаются друг к другу и даже к низшим кастам вполне запросто. Точнее, так кажется на первый взгляд. На самом же деле суть джнана в том и состоит, что он незаметен и всепроникающ. Поэтому все разговоры действительно идут на джнане, ведь высшее искусство владения джнаном — это умеренное игнорирование джнана.
  • Зло воздающее — во время штурма Карасканда какой-то айнритский тан убил мальчика, который пытался сдаться в плен. С Найюром, который сам перебил кучу детишек в свое время, опять случился припадок чувствительности и он забил тана до смерти.
  • Злодей по должности — Ийок, глава шпионов Багряных Шпилей. Он не испытывает никакой ненависти к людям, которых убивает и пытает, и даже сочувствует им, но такая уж у него работа.
  • Злой Яхве — коллективный вариант в лице Ста Богов. Вообще, бог-творец уже давно распался на миллиарды частиц, многие из которых превратились в сифрангов — демонов, перед этим прокляв всех обитателей мира по самому факту их рождения. Боги — сильнейшие из сифрангов, способные активно воздействовать на людей. Даже сами айнритисты поклоняются Сотне не из любви, а из страха, а также из ложной надежды, что Боги смогут окольными путями протащить их души в Рай.
    • По словам Келлхуса, Бог не то чтобы злой, а просто начисто лишён всего человеческого по самой своей природе. То есть, пытаться приписать ему человеческие чувства и стремления — дело бессмысленное, а потому люди в принципе не могут его понять.
    • Скюльвенды поклоняются злому анти-Яхве, то бишь Мог-Фарау, который должен был разрушить мир. Просто кочевники искренне уверены, что реальный мир — не более чем обман и иллюзия, а потому души освободятся лишь если его разрушить. Гностицизм как он есть.
    • Фаним верят в условно доброго Яхве, но вот есть ли он — вопрос на миллион.
    • Нелюди вообще забили на всяких богов и почитают пространство между богами. Таким образом их души избегают вечных мук в лапах демонов и уходят в небытие.
    • Хитрее всех поступили зеумцы. Вместо того, чтобы поклоняться Богам, они чтут своих великих предков и верят, что после смерти тысячи душ встанут на их защиту. И, судя по тому, что даже колдуны в Зеуме не считают себя проклятыми, методика работает.
  • Изнасилование — худшее из зол: скюльвенды считают, что женщин насиловать нормально, а вот для мужчины ничего хуже быть не может. Поэтому Икурей Конфас, чтобы спровоцировать скюльвендов на безрассудную атаку, приказал своим солдатам насиловать пленных перед строем.
    • Что иронично, сам Конфас впоследствии подвергся такой же процедуре уже от, кгхм, рук Найюра. Впрочем, на Конфаса это не произвело того впечатления, на которое рассчитывал Найюр: он-то не считал изнасилование худшим из зол. Более того, после этого Конфас напротив проникся к Найюру уважением и даже назвал своим братом, правда без взаимности.
    • В исполнении инхороев, шранков и оборотней Консульта это реально так, потому что, как правило, сопровождается пытками и пожиранием заживо. А иначе эти существа не могут.
  • Инцест — сыграно весьма любопытным зигзагом. Анасуримбор Серве и Анасуримбор Моэнгхус формально брат и сестра. Но и матери, и отцы у них совершенно разные, а потому кровного родства между ними нету. Однако выросли они как брат и сестра. Так что, в целом, никакого инцеста и нет, хотя кажется, что он есть.
    • А вот у Икурея Ксерия с мамашей всё было куда печальней, поскольку она действительно его мать. А по некоторым намёкам, Икурей Конфас девственности лишился тем же путём, что и его дядя. Брррр!
    • В «Великой Ордалии» выясняется, что Айнрилатас неоднократно насиловал сестру Телиопу.
  • Исландская правдивость — дуниане практически не врут. Они только помогают людям обманывать самих себя. Но вот уж это они делают артистически.
  • И у злодеев есть любимые — что ни говори, а маленький паршивец Кельмомас любит маму.
    • Келлхус, при всм своем хладноковном сволочизме, мог бы просто бросить Эсменет на произвол судьбы, для дальнейших планов она ему была уже не нужна. Однако, не бросил.
  • Йопт In Translation — книги первой трилогии переведены в целом достойно, но с подачи издательства в названиях полнейший йопт: The Darkness That Comes Before (Тьма, что приходит прежде) почему-то превратилась в «Слуг Тёмного Властелина». The Warrior Prophet (Воин-пророк) сделался «Воином кровавых времён». А The Thousandfold Thought (Тысячекратная мысль) — «Падением святого города».
    • Еще капитальный йопт в переводе названия ведущей религии. Inriti — явный намек на аббревиатуру INRI (Iesvs Nazarenvs Rex Ivdæorvm), надпись на кресте Иисуса Христа, которую сделал Понтий Пилат. Зачем было уничтожать этот намек транскрибируя название как «айнриты»?
  • Козёл — сыграно зигзагом с Наутцерой. Поначалу мы видим его глазами недолюбливающего его Акхеймиона и он кажется нам порядочной сволочью по контрасту с добрым Полхиасом Симасом. И он действительно очень жёсткий, язвительный и строгий человек, зачастую не одобряющий взглядов Акхеймиона. Однако на деле оказывается, что он единственный член Кворума Завета, который искренне заботится об Акке и испытывает к нему симпатию. А Симас на самом деле глубоко законспирированный шпион-оборотень Консульта.
  • Козёл был прав — Друз Акхеймион ополчился на спасителя человечества из-за того, что тот ему лгал, использовал и увёл женщину, которую он сам же Акка был не в силах удержать. Акке стало плевать на всеобщее спасение, и он захотел отомстить Келлхусу. Так вот, Акхеймион был прав, Келлхус действительно использовал весь мир и лгал всем людям вокруг. А спасение в его исполнении выглядит как полное слияние мира с Той Стороной, то есть, пришествие ада на землю.
  • Колдун и воин — Клирик. Он же Инкариол. Мало того, что может магией остановить целую армию, так ещё и мечом рубит гигантских башрагов. Впрочем, по части магии уступает как минимум Ахкеймиону и Келлхусу. Сам Келлхус тоже подпадает под этот троп, причём мега-воином он стал раньше, чем мега-колдуном.
  • Коронная смерть — Коифус Саубон.
  • Коронный момент — много таких. У Ахкеймиона дважды — когда он устраивает локальный армагеддец в Иотии, выпиливая нескольких высокопоставленных колдунов Багряных Шпилей, сотню джаврегов, отряд арбалетчиков с хорами и даже целого демона, и в Битве при Шайме, когда он в одиночку останавливает всю имперскую армию.
    • Келлхус, сражающийся разом с тремя высшими жрецами кишаурим в небе над Шайме.
    • Найюр в Джокте. Причём если Ахкеймион всё-таки был могучим колдуном, то у Найюра не было ничего, кроме меча и ярости, но это не помешало ему несколько дней практически в одиночку партизанить против многострадальной имперской армии. Бедные нансурцы, кто их только не трепал в одиночку.
    • Сапатишах Скаур аб Налайял. Под градом стрел чистил кинжалом ногти.
    • Инкариол в подземельях Кил-Ауджаса колбасит шранков целыми сотнями.
    • Мимара там же — совершила экзорцизм над духом короля кунуроев, который овладел Инкариолом.
    • Друз и Инкариол на пару разделали дракона. А потом у Акхеймиона был сольный коронный момент — битва с Инкариолом..
    • Анасуримбор Серва. Уделала дракона, кучу магов квуйя и оборотней Консульта.
    • Эсменет победила мага-водоноса.
  • Крутой генерал — Найюр урс Скиоата, Икурей Конфас, Нерсей Пройас, Коифас Саубон, Хога Готьелк, Скаур аб Налайян, Фанайял аб Каскамандри. Келлхус как полководец превосходит их всех, но он скорее искусный государь.
  • Крутой фехтовальщик — Анасуримбор Келлхус и Найюр урс Скиоата.
  • Куда заводит месть — Найюра она довела до сотрудничества с Консультом и предательства рода людского. Впрочем, поскольку склюльвенды всё равно почитают Не-Бога и мечтают о разрушении мира, можно сказать, что он просто вернулся к своим корням. А вот у Ахкеймиона и Сорвила нет даже таких оправданий. Впрочем, хотя месть и завела их под самые стены Голготтерата, все равно все пошло как пошло без их участия.
  • Маленький гадёныш — Анасуримбор Кельмомас (не тот, что древний, а тот, что сын Келлхуса). И снова запутанный зигзаг. На первый взгляд, он полное чудовище, интригующее против собственной семьи ради забавы и убивший брата-близнеца вообще без причины. Приглядевшись поближе, можно обнаружить, что в Кельмомасе живут аж две личности: одна его, которая нормальная, и другая — личность его брата-близнеца, которая и была злой. И вторая личность заставляет в общем-то неплохого Кела убивать, плести заговоры и жрать человечинку. Впрочем, истина ещё страшнее — Кельмомас одержим Четырёхрогим Братом Айокли, местным злым богом-трикстером.
  • Мешок информации — Друз Акхеймион вываливет его перед Великими Именами, объясняя, почему нельзя до смерти убивать Келлхуса. Наконец-то читатель получает подробную лекцию по истории древнего мира и Первого Апокалипсиса. Просто удивительно, как Келлхус во время этой лекции не склеил ласты. А после этой лекции Великие Имена… громко заржали.
    • Тогда Акхеймион вывалил второй мешок, с головой убитого оборотня-шпиона. Тут Великим Именам стало не до смеха.
  • Могучий лев Яхве — киюннатство.
  • Мраккультист — внезапно, вообще каждый служитель Ста Богов, но особенно жречество Ятвер. Если в первой трилогии ещё можно было подумать, что это люди извратили религиозное учение, то после детального знакомства с Богами и их милыми ритуалами, никаких иллюзий уже не остаётся. К слову, на первый взгляд мраккультистами кажутся как раз последователи Келлхуса, однако на деле они просто атеисты, не вполне понявшие суть атеизма, основы которого им преподал Келлхус, и взамен богам обожествившие его самого.
  • Мусульмане мудрые — из всех людей только фаним допёрли, что Сто Богов — никакие не боги, а самые настоящие демоны.
  • Награда, достойная предателя — «Язычников я ещё могу терпеть, но язычников-предателей нет», сказал палатин Ураньянка, прежде чем повесить шайгекский гарнизон крепости, перебивший своих кианских офицеров и перешедший на сторону айнрити.
  • Незримый орёл Аллах — фанимство.
  • Несовместимая с жизнью жестокость — лорд Косотер, командир Шкуродёров. Много лет держал свой отряд скальперов в подчинении только благодаря немыслимой для человека жестокости. Ими же в итоге и был предан, когда перешагнул за грань.
  • Ничего личного — объясняет Ийок Акхеймиону перед тем, как послать к нему убийцу с хорой.
  • Обратный допрос — дуниане мастера этого дела. Если ты захватил в плен дунианина — убивай его сразу или засекай время до того, как будешь у него на побегушках. Даже Консульт не устоял.
    • Келлхус устроил Найюру обратный допрос при том, что Найюр даже не встречался с ним, а посылал своих жен.
  • ОНО НЕ ДЕЙСТВУЕТ!!! — Мимара проделала долгий и полный опасностей путь, чтобы посмотреть на Келлхуса Оком Судии. В решающий момент… Око не раскрылось.
  • Персонаж-призрак — Шауритас (настоящее имя — Шеонанра), глава Консульта и Главгад всей саги. В первой трилогии даже не появлялся, во второй лишь в Снах Ахкеймиона. Однако он был протагонистом рассказа «Ложное Солнце», где был показан во всей красе.
  • Полное чудовище — все представители Консульта, кроме, быть может, Мекеретрига. Ауракс с Аурангом — педаль в земную кору.
    • В «Великой Ордалии» Келлхус делает серьезную заявку на это «почетное» звание.
      • В «Нечестивом Консульте» заявка подтверждается.
  • Пощадить ребёнка — Келлхус честно говорит Кельмомасу, что надо бы его убить, но ради Эсменет, которую эта потеря добьёт, он на какое-то время пощадит поганца. Зря это он.
  • Правда Кассандры — Школа Завета в полном составе видит сны о первом, несостоявшемся Конце света и существует ради того, чтобы предотвратить второй. Но им никто не верит.
    • Майтанет, сам будучи дунианином, разгадал намерения Келлхуса: Империя была ему нужна только для построения Великой Ордалии, теперь он бросил ее, обрек на распад и ему все равно, что будет дальше. Но Эсменет любит Келлхуса и не хочет этому верить.
    • Анасуримбор Кельмомас, конечно, маленький гадёныш, но насчёт Сорвила он был совершенно прав: тот действительно нариндар, посланный богиней Ятвер убить Келлхуса.
  • Псих-наёмник — отряд скальперов «Шкуродёры» и особенно капитан Косотер. Впрочем, по сравнению со скальперами-разбойниками, грабящими и убивающими даже своих, Шкуродёры почти святые.
  • Пытки — это серьёзно — очень серьёзно, Ахкеймион и Ксинем не дадут соврать.
    • По собственному заявлению, во время Кругораспятия Келлхус сошел с ума. В его случае сойти с ума — испытать настоящие, а не поддельные, эмоции, так что, с точки зрения обычных людей, он наоборот перестал быть сумасшедшим. Впрочем, «сходить с ума» он начал ещё в Анвурате, когда ощутил жалость к Найюру.
  • Разбитый идол — Друз Акхеймион считал Анасуримбора Келлхуса пророком, пока его веру не пошатнули три события: смерть Ксинема (пророк не смог и даже не попытался его исцелить), уход Эсменет (которая нужна пророку просто как инкубатор для рождения детей-дуниан) и рассказ Найюра о том, кем являются дуниане (всего лишь секта монахов, в совершенстве умеют управлять собой и другими людьми). С тех пор Акка посвятил свою жизнь борьбе с лже-пророком.
  • Серобуромалиновая мораль — Нелюди. Убивают друзей, щадят врагов. А разгадка проста — из-за дефективного бессмертия они обречены постепенно забывать прошлое, которое не причиняет им муки, потому убивают тех, кого любят, чтобы их запомнить. С другой стороны, достойный враг может в будущем запомниться хорошим боем, а потому есть резон его отпустить, что и сделал Мекеретриг с Келлхусом.
  • Умер с позором — сапатишах Энатпанеи Имбейян Всепобеждающий. В отличие от Скаура, струсил и бросил Карасканд на произвол судьбы, попытавшись бежать из города, но был пойман айнрити и повешен на суку.
    • Генерал Биакси Сомпас. Провалил задание по поимке Найюра, убил колдуна Сайка, собиравшегося об этом доложить, и намеревался предать Конфаса. В результате, до смерти затрахан оборотнями консульта.
  • Умер с честью — сапатишах Шайгека Скаур аб Налайял. Поняв, что Битва при Анвурате проиграна, распустил свиту и в одиночку дал последний бой толпе айнрити.
  • Умереть может каждый — В первой книге автор вводит целую плеяду харизматичных персонажей: Келлхус и Моэнгхус Анасуримборы, Истрийя, Ксерий и Конфас Икурейи, Найюр урс Скиоата, Друз Ахкеймион, Нерсей Пройас и Криайтес Ксинем, Серве и Эсменет, Хануману Элеазар и Майтанет… Сколько из них дожило до конца седьмого тома? Двое.
  • Философический угар — для дуниан и чародеев-гностиков это образ жизни.
    • Скотт Бэккер по жизни — преподаватель философии.
  • Философский зомби/Без души — все творения Инхороев: шранки, башраги, враку, оборотни-шпионы.
  • Храмовник — Нерсей Пройас, эталон в палату мер и весов. Сознательно не хочет ни думать, ни размышлять, чтобы не разрушить свою веру. Во второй трилогии задолбал этим даже Келлхуса (фанатик не смог бы пойти на крайние меры для сохранения Ордалии после возвращения Келлхуса на юг) и прошёл через весьма жёсткую промывку мозгов. За эти же крайние меры — каннибализм и изнасилования Обожженых (той части Ордалии, которая страдала от лучевой болезни) — был назван предателем и слугой Консульта и приговорён к мучительной казни.
    • Инхейри Готиан. Этот не столько хочет судить и карать, сколько мечтает о сильной руке, которая бы его направила.
  • Цель оправдывает средства — мотив участников Консульта. Узнав какая судьбинушка им, и не только им, а вообще всем живым существам, уготована, решили пойти вообще на всё, что можно и нельзя, только бы избежать этой жуткой участи. А зверства, которые они творят сами, котируется как райское наслаждение в сравнении с тем, что поджидает всех людей после смерти. Да, да. Вечные невообразимые муки.
    • Келлхус, разумеется. Да и адепты Завета тоже. Точнее, легче сказать, для кого цель в этом мире не оправдывает средства. Упс, а таких и нету.
  • Цикл империй — повторялся как минимум три раза за последние два тысячелетия: Киранейская Империя — Кенейская Империя — Нансурская Империя — Новая Империя. Первая трилогия — Упадок, в промежутке между трилогиями — Тёмные Времена и Объединительные Войны, вторая трилогия — Холодное утро империи.
  • Чёрно-серая мораль — Келлхус, конечно, хладнокровный лжец и манипулятор, но он искренне пытается спасти мир и улучшить жизнь людей, а вот противостоящие ему адепты Консульта и жрецы Ятвер — чернота без малейших проблесков света.
    • Всё не так просто. Оказывается, Келлхус все это мутил, чтобы стать богом, а во время Кругораспятия заключил сделку с Айокли. Так что у нас тут все оттенки чёрного — если не считать Друза Акхеймиона, Мимары, Эсменет и, возможно, Крабика. Они серые.
  • Шлюха с золотым сердцем — поначалу кажется, что это Эсменет, но нет: когда она добивается положения супруги Воина-Пророка и главы разведслужбы при нем, она показывает, что сердце у нее вполне себе железное. Правда, так было надо.
    • А вот Мимара, ее дочь, — действительно с золотым. Она жалеет даже тех, кто хочет ее изнасиловать, потому что Оком Судии видит, на какие посмертные муки они обречены.
  • Экстремист был прав — Майтанет, решив свергнуть Эсменет, был в общем-то прав, потому что в сложившейся ситуации удержать Новую Империю на плаву мог только он.
    • Именно так о себе думает Консульт, но глядя на их зверства желание прислушиваться к их аргументам резко пропадает.
  • Это личное — не помогло Ийоку объяснение про ничего личного. Зря он пытал Ксинема на глазах Акхеймиона.
  • Эффект Телепорно: шранки в оригинале — сранки. Правда, им подходит?
  • Я плохой, мне всё можно — именно к этому выводу приходит Найюр урс Скиоата под конец первой трилогии. А Консульт этим руководствовался всегда.
  • Я хороший, мне всё можно — айнриты, ведущие Священную Войну, пачками изничтожают мирное население, насилуют, грабят, но при этом считают себя большими молодцами и бойцами за правое дело.

Примечания[править]

  1. Переводчик прямо заявила, что ей эта серия не нравится и на предыдущие переводы она ориентироваться не будет. Издательство принесло извинения и собирается переиздать книгу с другим переводом.
  2. Изначально трилогия, но из-за большого размера последней книги её пришлось разделить на две части.