Интерьерное порно

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Волк достиг домика бабушки и постучал в дверь. Эта дверь была сделана в середине 17 века неизвестным мастером. Он вырезал её из модного в то время канадского дуба, придал ей классическую форму и повесил её на железные петли, которые в своё время, может быть, и были хороши, но ужасно сейчас скрипели. На двери не было никаких орнаментов и узоров, только в правом нижнем углу виднелась одна царапина, о которой говорили, что её сделал собственной шпорой Селестен де Шавард — фаворит Марии Антуанетты и двоюродный брат по материнской линии бабушкиного дедушки Красной Шапочки. В остальном же дверь была обыкновенной, и поэтому не следует останавливаться на ней более подробно. »
— «Красная Шапочка» в стиле Оноре де Бальзака из цикла пародий на известных писателей
В старые добрые времена писатели нередко делали момент характеристики персонажа из описания интерьера его жилища места работы или службы и т. п. Современные читатели воспринимают это как воду, а зря…

Примеры[править]

Чуть менее чем всегда присутствует в книгах и особенно в фильмах из жизни высокопоставленных особ.

Литература[править]

  • Педаль в асфальт, насколько это возможно — «Мёртвые души» Н. В. Гоголя. Именно что момент характеристики для каждого помещика.
  • «Капитан Фракасс» — любое описание любого места действия описано в таких деталях и подробностях, что не представить их себе совершенно невозможно.
  • Р. Киплинг, «Маугли», глава «Королевский анкас».
  • О. Уайлд, «Портрет Дориана Грея».
    • Тот же Уайлд, «Рыбак и его душа»:
« Ты не поверишь, какое это было чудесное место. Там были большие черепаховые панцири, полные жемчуга, и выдолбленные огромные лунные камни, полные красных рубинов. В сундуках, обитых слоновьими шкурами, было червонное золото, а в сосудах из кожи был золотой песок. Там были опалы и сапфиры: опалы в хрустальных чашах, а сапфиры в чашах из нефрита. Зеленые крупные изумруды рядами были разложены на тонких блюдах из слоновой кости, а в углу стояли шелковые тюки, одни набитые бирюзой, другие - бериллами. Охотничьи рога из слоновой кости были полны до краев пурпурными аметистами, а рога, которые были из меди - халцедонами и карнерилами. Колонны из кедрового дерева были увешаны нитками рысьих глаз, на овальных плоских щитах там были груды карбункулов, иные такого цвета, как вино, другие такого, как трава. И все же я описала едва ли десятую часть того, что было в этом тайном чертоге. »
— Сокровищница султана
  • А. Франс, «Пчелка Кларидская»:
« Пчелка, ослепленная, сначала ничего не видела, потому что эта огромная зала с высокими мраморными колоннами вся сверху донизу сверкала золотом. В глубине на возвышении из блестящих драгоценных камней, оправленных в золото и серебро, куда вели ступени, покрытые чудесно расшитым ковром, стоял трон из золота и слоновой кости под балдахином из прозрачной эмали; по обе стороны трона высились две трехтысячелетние пальмы в гигантских вазах.

Столы, расставленные вдоль стен, были сплошь заставлены чашами, кубками, кувшинами, бокалами, вазами, дароносицами, дискосами, золотыми чарками и кружками, рогами для питья из слоновой кости с серебряными кольцами, громадными бутылями из горного хрусталя, золотыми и серебряными чеканными блюдами, ларцами, ковшами, сделанными в форме храмов, зеркалами, канделябрами, курильницами, светильниками, столь же удивительными своей искусной выделкой, сколь и необыкновенным материалом, и сосудами для сжигания благовоний, изображавшими чудовищ. А на одном из столов стояли шахматы из лунного камня.

»
— И это еще не полное описание сокровищницы короля гномов
  • Р. Сабатини, «Одиссея капитана Блада».
    • В Кайоне (столица Тортуге) шла широкая немощёная Рю дю Руа де Франс, которую заботливые горожане обсадили пальмами, стремясь придать ей более нарядный вид. Губернатор жил в большом белом доме, утопающем в ароматной зелени сада и расположенном на высоком холме в предместье города. В комнате, надёжно защищённой от солнца зелёными шторами, стоял прохладный полумрак.
    • Корабль «Милагроса». «Каюта была богато обставлена: на полу — роскошные восточные ковры, у стен — книжные шкафы, а резной буфет из орехового дерева ломился от серебра. Под одним из окон на длинном низком сундуке лежала гитара, украшенная лентами».
    • «Хроника капитана Блада», глава «Искупление мадам де Кулевэн» — «Эстремадура». «Оливково-зелёные переборки украшала позолоченная резьба, изображавшая купидонов и дельфинов, цветы и плоды, а все пиллерсы имели форму хвостатых, как русалки, кариатид. У передней переборки великолепный буфет ломился от золотой и серебряной утвари. Между дверями кают левого борта висел холст с запечатлённой на нём Афродитой. Пол был устлан дорогим восточным ковром, восточная скатерть покрывала квадратный стол, над которым свисала с потолка массивная люстра чеканного серебра. В сетке на стене лежали книги — „Искусство любви“ Овидия, „Сатирикон“, сочинения Боккаччо и Поджо, свидетельствуя о пристрастии их владельца к классической литературе. Стулья и кушетка были обиты цветной кордовской кожей с тиснёным золотом узором, воздух каюты был удушлив от крепкого запаха амбры и других благовоний».
    • «Удачи капитана Блада», глава «Пасть Дракона» — «Сан-Фелипе». «Просторная каюта радовала глаз роскошной резной мебелью, зелёным бархатом драпировок и позолотой украшенных орнаментом панелей».
    • Там же, глава «Самозванец» — «Мария Глориоса». «Салон, роскошно отделанный шёлком и бархатом, резными позолоченными панелями, сверкавший хрусталём и серебром, свидетельствовавшими о богатстве испанского адмирала».
    • Там же, глава «Святотатство» — «Арабелла». «Резные позолоченные панели, зелёная драпировка, роскошная мебель, книги, картины и прочие атрибуты сибарита».
  • Александр Грин, «Золотая цепь» — значительная часть романа посвящена смакованию роскошных интерьеров дворца Ганувера.
  • Л. Кассиль, «Кондуит и Швамбрания» — дом, построенный под наблюдением немца Угера, которого называли «Угорь». «Это было действительно совершенно диковинное сооружение. Угорь самолично составил проект своего дома. Постройка шла под его неусыпным наблюдением. Дом вырос в три этажа, да еще с полуподвалом. Одноэтажные покровчане задирали головы и считали этажи по пальцам. Дом Угря был похож сразу на старинный боярский терем, на ярмарочный балаган и на висячие сады Семирамиды. В каждом этаже окна были не похожи друг на друга. Окна были и длинные, и круглые, и квадратные, и узкие… Сбоку шли галереи из разноцветных стекол. С этого боку дом был похож на лоскутное одеяло. Весь фронтон дома был расписан живописцами. Внизу баловались русалки. На втором этаже плыли корабли. Разнообразные генералы были нарисованы на третьем. А под крышей охотники в альпийских шляпах с перьями стреляли в тигров и львов. При малейшем дуновении ветерка дом начинал жужжать и звенеть: то мотались на башенках двадцать два флюгерка, крутились пятнадцать жестяных вертушек и вращались, гремя, в окнах восемь огромных вентиляторов». Субверсия: «Висячие сады Семирамиды стали при ветре раскачиваться, полы гнулись, рамы трещали. Дворец стал рассыпаться, словно карточный домик. Угорь скончался от горя».
  • И. Ильф, Е. Петров, «Двенадцать стульев» — описание петуховских бриллиантов: «Три нитки жемчуга… Две по сорок бусин, а одна большая — в сто десять… Бриллиантовый кулон… 4000 стоит, старинной работы… Кольца, тонкие, легкие, с впаянными в них чистыми, умытыми бриллиантами; тяжелые ослепительные подвески, кидающие на маленькое женское ухо разноцветный огонь; браслеты в виде змей с изумрудной чешуей; фермуар, на который ушел урожай с 500 десятин пшеницы; жемчужное колье, которое было бы по плечу разве только знаменитой опереточной примадонне; венцом всего была сорокатысячная диадема».
  • Истории, написанные Никки Каллен, как правило изобилуют описанием интерьеров в мельчайших подробностях, перечислением всевозможных предметов обстановки и элементов декора: «...еще в комнате стоял рояль – шикарный, как джип на улице – черный, сверкающий, начала века примерно, с подсвечниками, со свечами – оплывшими, и ноты повсюду, на полу, всё, как надо; и куча кресел, самых разных, полосатых, клетчатых, резных, кожаных, вельветовых, и три дивана – красный, черный, золотой; и столики – квадратные, низенькие, на колесиках – на одном был недособранный пазл, старинная карта мира, с всякими завитушками, людьми в национальных костюмах, корабликами в морях; на другом – стопка книг; на третьем – журналы и шахматы – безумно красивые, стеклянные, прозрачные – типа белые, и матовые – типа черные, на зеркальной доске; в камине, огромном, как еще одна комната, пылал огонь...» Также автор является большим ценителем тропов костюмное порно и гурман-порно.

Кино[править]

  • Любые фильмы режиссёра и продюсера Уэса Андерсона. Авторской «фишкой» является симметричная композиция в кадре, гармоничная цветовая палитра для и большой внимание к интерьерам.
  • Фильмы Феллини и особенно Леопард.

Телесериалы[править]

  • «Элементарно» — дом Шерлока, другие дома и места тоже изобилуют интерьерным порно.

Аниме и манга[править]

  • Eureka Seven — в этом аниме нельзя не отметить невероятно стильный дизайн всего, в том числе и комнаты ГГ в Беллфоресте, а затем и внутренних помещений Гекко-Го. А в арке FAC-51 он во сне под воздействием траппы попадает в один из домов авторства Фрэнка Ллойда Райта (архитекторы поймут меня). Дальше по сюжету также были показаны дома бабушки Типтри, четы Бимзов, а также штаб-квартира НИИ «Тресор», которые порно назвать уже нельзя. Тем не менее, они всё ещё выполнены с тщанием и искренней любовью, на две головы обходя безликие штампованные задники *вставить название любого современного аниме*.
  • «Death Parade» — неинтерактивные задники в аниме обычно рисуют на «чтобы было», но здесь проработка чертовски стильного интерьера — одна из основных фишек заведения.

Видеоигры[править]

  • Bioshock и его чертовски стильное арт-деко. Первые две игры брали медали за графику даже не хорошей картинкой, а именно шикарными интерьерами.