Избыточный физиологизм

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Цена этому — дерьмо! »
— Пан Паливец, «Похождения бравого солдата Швейка», рецензия на «Трудно быть богом» Германа

Завязка детектива: в закрытом помещении нашли гору трупов, вызывают полицию, старший детектив вальяжно обходит оцепление, заходит в искомое помещение и почти сразу вылетает из него. Ему плохо, он обильно потеет, у него расширены зрачки. Пошатываясь, отходит от двери и смачно блюет прямо в камеру. Минут пять подряд. Простите, мы же приходили в кино на детектив?

Суть[править]

Пуританское воспитание, чопорная мораль, оковы условности и самая страшная в мире советская цензура не приветствовали натуральное изображение в произведении некоторых физиологических моментов. Да что там, поцелуи запрещали! Но в принципе, к отрицательно воспринимаемым скорее относились такие физиологические процессы, как некрасиво или слишком реалистично изображенный секс (впрочем, с ним сложно), рвота, мочеиспускание и дефекация. Просто потому, что мы все это делаем с той или иной степенью регулярности и никакого удовольствия от наблюдения за таким процессом у кого-то еще не испытываем. Опять-таки, есть нюансы.

Секс-то скорее запрещали потому, что джентльмену было не комильфо выносить такое вот из спальни (ну или из борделя) — а вдруг дети случайно узнают, как появились на свет! Ну да бог с ним, с сексом. Мы тут о неприятной физиологии.

Понятно, что раз такое показывать не принято, то чтобы быть новатором, может хватить всего-лишь показать. И вот тут кроется корень зла! Помните перестроечное кино с сиськами в каждом первом фильме? Это показывать голую женскую грудь стало можно. И тогда на «Маленькую Веру» и «Интердевочку» ходили толпы. Но, положа руку на сердце — та самая сцена как-то изменила художественную ценность «Маленькой Веры»? Ну ок, а 100500 остальных фильмов того времени?

Итак: существует определенный шокирующий контент и существует желание его показать. При этом показ (на тот момент) шокирующего контента не означает художественного прорыва, но может добавить популярности. Спросите у «Андалузского пса», да. Тут мы собираем и тех, у кого получилось, и тех, кому не удалось.

См. также Мочить в сортире. Противотропом можно считать Принцессы не какают.

Получилось[править]

Кино[править]

  • Разрубание коровы мачете и прочее мясо в «Апокалипсисе сегодня». Все сцены зашкаливающей жестокости преследуют одну цель: показать всю жестокость войны как она есть.
  • «Иди и смотри»: ужас-ужас-ужас, но так оно и было. И даже понимаешь у холодильника, что отдельные моменты замазали — но главный герой по причине малолетности на такое не обратил внимания, а педалирование а) уперлось бы в ту же советскую цензуру, б) превратило бы фильм в окончательный артхаус без малейшего светлого пятна. Это уже потом понятно, что его там как бы и нет, но жизнь все-таки продолжается. Для некоторых, далеко не для всех — что все-таки понятно сразу.
  • Французская комедия «Пришельцы» с Жаном Рено и Кристианом Клавье. С прикрученным фитильком: во-первых, тошнота Годфруа и Жакуя от быстрой езды (а также во второй части регулярные «отливания» Жакара — дальнего потомка Жакуя) показаны только звуками, а не… э-м-м… визуально; во-вторых — вдобавок к реалистичности получается смешно.
  • Любой фильм Квентина Тарантино. Впрочем, трудно сказать, достигает ли натурализм стадии избыточности: Тарантино умело чередует натуралистические детали с такими приемами, как закадровый крик и закадровое гуро. Еще он разбавляет всё это некоторой мерой условности и черноюморного стёба, отчего получается уже не столько натурализм, сколько — по Бахтину — «карнавал».

Телесериалы[править]

  • Game of Thrones (TV). Не только показаны в отвратительных подробностях многие сцены, описанные Мартином, но шоураннеры ещё и додумали многое из того, на что Мартин только аккуратно намекал. Например, показан процесс промывания мозгов Теону Грейджою. И полным-полно демонстрации местной секс-индустрии, в том числе там, где у Мартина этого нет.

Спорно[править]

Литература[править]

  • Практически любое произведение Чака Паланика.
  • С прикрученным фитильком — «Досье Дрездена». Сцена с горой трупов почти точь-в-точь есть в первой книге. Натурализм? Да. Избыточный? Возможно.
  • Владимир Сорокин. Педаль в асфальт: натурализм в фантастических масштабах, отринувший уже всякое правдоподобие. Например, Большой Театр полностью затоплен фекалиями, поэтому исполнители и зрители носят специальные скафандры.
  • «Ястреб халифа» Ксении Медведевич. Кажется, у автора была цель показать средневековый ближний восток без романтичного флёра «Тысячи и одной ночи», но получился крен в другую сторону: подробно описанные насилие и пытки занимают большую часть книги.
    • Впрочем, по утверждению автора (детально изучившей историю Халифата), она еще очень и очень многое смягчила!

Кино[править]

  • Большая часть артхауса как жанра. Спорно, очень спорно. Но если не называть конкретных произведений, то многие могут и согласиться, нес па?

Не вышло[править]

Театр[править]

  • «Дон Кихот» Марка Захарова. Ну зачем там сцена утреннего туалета Янковского во всех деталях, а?

Кино[править]

  • «Трудно быть богом» А. Германа. Главный герой фильма, без всякого преувеличения, — фекалии. Фильм следовало бы назвать «Три часа в навозе». Они повсюду: растекаются по земле, сыплются с неба, плавают в воде, размазаны по лицам персонажей. Ради разнообразия можно полюбоваться на грязь, харчки и сморчки (не грибы, а отделяемое из носа) вкупе с ослиным членом. Да, и ещё неприличный обруч на голове Руматы. В повести подобного не было: всё-таки смесь Средневековья с Возрождением.
  • «Чистилище» А. Невзорова. Поминутно сморкающийся длинными соплями танкист в исполнении Ю.Роста, боевик, мочащийся на убитых, ну и, конечно, «похороны» российских солдат с помощью Т-72 (в роли трупов — реальные свиные туши с мясокомбината).
  • Практически любое кино про лихие девяностые.

Аниме[править]

  • «Босоногий Гэн». Это благородная затея — показать, как ужасно атомное оружие; но надо же и матчасть знать… Вытекающие и висящие на зрительных нервах глаза людей после ядерного взрыва. В реальной жизни стекловидное тело при нагреве от светового излучения всего лишь свернется наподобие яичного белка; живой человек при воздействии яркого света/высокой температуры рефлекторно зажмуривается, и глаза у трупа человека, сожженного заживо, плотно закрыты.
    • Справедливости ради, глаза там у людей в основном вышибало обычным взрывом от обычных бомбардировок. это были, так сказать, «репетиции» близящихся ядерных испытаний. А вот бредущая толпа, попавшая под сам ядерный взрыв — это да… Хотя там глаза не столько выбитые, сколько вытекшие, плюс сползающая лохмотьями кожа — сильнейшие радиационные ожоги.