Игра на чужом поле

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Игра на чужом поле — рискованный творческий эксперимент, когда автор переносит действие произведения в чуждое ему (автору) культурное поле. События произведения происходят в другой стране (не в той, где родился и живёт автор). Все персонажи (или подавляющее большинство), как отрицательные, так и положительные, тоже не соотечественники автора, а уроженцы этой страны или соседних. Все культурные отсылки и мемы в речи персонажей тоже завязаны на менталитет и реалии рассматриваемой страны.

Игра на чужом поле возможна даже в фэнтези — если фольклорные и исторические реалии вымышленного мира срисованы с другой страны.

Если при этом уроженцы рассматриваемой страны откровенно ржут от такого взгляда на своих соотечественников — это не наш случай, это развесистая клюква. Можно сказать, что это тоже игра на чужом поле, но проигранная (если автор верил, что пишет правду), или намеренно слитая (если целенаправленно гнал пургу) с разгромным счётом.

Стоит отметить, что не всякая клюква является игрой на чужом поле (пусть даже проигранной), а именно та, где все главные и почти все второстепенные герои являются уроженцами данной страны, и действие происходит на её (культурной) территории. «Невероятные приключения X в стране Y» могут быть убойно клюквенными или безупречно точно описывающими страну Y, но в обоих случаях это не наш троп.

В данном тропе рассматриваются три других варианта.

  • Игра вничью — автор не скрывает, что смотрит на чужую культуру глазами иностранца, хотя самого иностранца в тексте нет. Некоторые свойства культуры могут быть гипертрофированы или неверно поняты, но в отличие от клюквы, эти искажения вполне осознаются, причём как автором, так и читателем. «Мы знаем, что у них на самом деле не так, не совсем так или не всегда так, но иногда это выглядит в наших глазах именно так». При этом игра вничью требует определённого уважения к рассматриваемым реалиям — если они перевираются с целью высмеивания, это не наш троп.
  • Игра за чужую команду — автор смотрит на чужую культуру глазами уроженца этой культуры, с характерными для её уроженца когнитивными искажениями. Чужая страна при этом предстаёт не такой, какая она есть по факту, а какой её хотят видеть (или боятся увидеть) сами же жители этой страны.
  • Игра на победу — автор показывает чужую культуру глазами уроженца этой культуры, причём настолько успешно, что в нём вообще не распознаётся иностранец. Без всяких когнитивных искажений, как внешних, так и внутренних.

Примеры[править]

Игра вничью[править]

  • Уильям Шекспир очень любил этот троп. Без комментариев.
  • Александр Романович Беляев тоже любил этот троп. Во многих его книгах место действия — заграница.
  • Цикл «Волшебник Изумрудного города» — советский писатель А. Волков описывает Америку и американцев. Подавление недоверия успешно для детей, для которых книги и предназначены, а вот для взрослых…
  • Hellsing — Великобритания, нацисты и отчасти Рим показаны в явно гипертрофированном виде, ни католикам, ни протестантам такое их толкование и в кошмарах не приснится. Да и господарь Цепеш от одного взгляда на Алукарда проснулся бы в холодном поту. Но при этом все фракции чертовски круты. Кота Хирано показывает их глазами японца-хикки, что превращается в зажигательно-убойную игру.
  • Red Alert — далеко за гранью клюквы, и в то же время это наш троп. Что Япония с трансформерами, что Россия с бронемедведями — законченные отморозки, слепленные из карикатурно раздутых стереотипов… но Америка в рассматриваемом мире ничуть не лучше. При этом они все настолько круты, что играть за каждую из сторон ничуть не обидно.
  • Berserk — историческая фэнтези, стилизованная под европейские Навозные века… но стилизованная глазами и руками японца, что ничуть не скрывается. Впрочем, стилизация добротная, даром, что автор — медиевист-любитель.
  • Neon Genesis Evangelion — взгляд японцев Садамото и Анно на иудейские и христианские оккультные течения. Сделано очевидно не по-европейски, но до чего же интересно получилось!
    • С сильно прикрученным фитильком — хотя мифология действительно взята из авраамических религий, события происходят в Японии, и все действующие лица — японцы (кроме Ангелов и еврея[1] Киля Лоренца).

Игра за чужую команду[править]

  • Resident Evil — это не реальная Америка, это киберпанковая Америка. Со всевластием корпораций, правительственными заговорами, испытанием биооружия на местном населении и ядерными бомбёжками собственной территории. Но многие американцы вполне уверены, что так оно и есть, или по крайней мере может быть.
  • Prototype — то же самое, только авторы — канадцы, а не японцы, но совершенно тот же набор штампов.
  • Metal Gear Solid — все, что сказано о Resident Evil, применимо и здесь, только вместо США — весь мир (исключение составляет разве что откровенно клюквенная 3 часть). Собственно, эти 2 серии японских игр наиболее известны за пределами Японии.
  • Ace Combat: Assault Horizon — действие игры переместилось из построенного на японской клюкве альтернативного мира Ace Combat в некое подобие вселенной Дэйла Брауна, но на то, что игра японская никаких указаний нет.

Игра на победу[править]

  • Dark Souls — эта игра настолько завязана на атмосферу европейского и американского тёмного фэнтези, что без просмотра титров практически невозможно заподозрить, что её сделали японцы.
  • Grand Theft Auto — игра про американцев, для американцев и разработанная… британцами. Шотландцами, если точнее.
  • Англичанин Джеймс Хедли Чейз традиционно считается мастером американского детектива: действие почти всех его книг происходит в США, написаны они аутентичным американским английским, и все американские реалии переданы абсолютно достоверно. Чистая победа.
  1. по мнению фанатов — то ли Вечного Жида, то ли самого Каина.