Злодей-персонификация

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« — А вы кто? Неужели Старый Год?
— А то кто же, — мирно сказал старичок. — Думал: приеду, возьму у тебя часики, остановлю их, время остановится, и всё будет хорошо. А теперь… Вот беда! Ай-яй-яй… Придётся у живой девочки останавливать сердце…
»
— Виктор Виткович, Григорий Ягдфельд. «Сказка среди бела дня»
Эта дамочка — ПРОСТО ЧУМА! Нет, правда

Про персонификацию в целом уже рассказано в другой статье. А в этой мы говорим о злодеях-персонификациях. Обычно это олицетворения всевозможных болезней, стихийных бедствий и прочих напастей.

Где встречается[править]

Фольклор[править]

  • Смерть с косой же!
    • Туда же четыре всадника Апокалипсиса.
    • А ещё Анку, бродящий по дорогам Франции.
  • В разгар эпидемий чуму зачастую представляли призрачной женщиной, которая бросает свой шарф в окна домов, где людям предстоит заразиться и умереть. Либо зловещим всадником на лошади. Либо таки всем привычным скелетом с косой.


Литература[править]

  • Эдгар По любил этот троп. «Маска Красной Смерти», «Король Чума» (и его свита)…
  • «Рождественская песнь» Чарльза Диккенса — Дух Нынешних Святок показывает Скруджу двух измождённых детей: «Имя мальчика — Невежество. Имя девочки — Нищета. Остерегайся обоих и всего, что им сродни, но пуще всего берегись мальчишки, ибо на лбу у него начертано „Гибель“ и гибель несёт он с собой, если та надпись не будет стёрта…» Подсвечено в экранизации Роберта Земекиса: мальчик Невежество стремительно вырастает в головореза с ножом и бросается на Скруджа.
    • А в мультфильме конца 1990-х мальчишка прямо на глазах стареет и превращается в мертвеца…
  • «Зима недаром злится» Фёдора Тютчева. Зима представлена злобной старой ведьмой.
  • Как и в сказке Валерия Роньшина «Капелька».
    • Также частой гостьей в сказках Роньшина является Смерть.
  • «Красный смех» Леонида Андреева — олицетворение войны.
  • «Непоправимо» Зинаиды Гиппиус: «тяжёлый всадник на коне рыжем» — олицетворение Октябрьской революции.
  • «В стране Солнечных Зайчиков» Всеволода Нестайко — в пещере под названием «Тридцать три несчастья» обитают болезни в облике людей и животных.
  • «Сказка среди бела дня» Виктора Виткович и Григория Ягдфельда: Старый Год раздумал уходить, а для этого ему нужно сделать так, чтобы Новый Год никогда не наступил; а чтобы Новый Год никогда не наступил, необходимо остановить время; а чтобы остановить время, нужно остановить волшебные часы; а так как часы эти стали сердцем девочки Лёли… См. цитату.
  • В повести А. Ф. Джонса «Тень средневекового лекаря» одна из героинь видит Чуму в облике всадника на лошади.
  • «В Стране Невыученных Уроков» Лии Гераскиной: героев мучает Засуха — страшная костлявая старуха. А ещё им грозит смертью Запятая, которая, впрочем, может быть и доброй — в зависимости от того, куда её поставить во фразе «Казнить нельзя помиловать».
    • Глядя на современных молодых «грамотеев» автор статьи давно пришёл к выводу, что в своём стремлении казнить тех, кто ставит её не там где надо, Запятая была совершенно права.
  • «Лачуга должника» Вадима Шефнера — редкий пример рукотворной персонификации: когда учёный далёкой планеты, избавивший свой мир от всех болезней, почувствовал, что слава его начинает угасать, он по наущению жены и ради демонстрации — поглядите, от чего я вас всех избавил! — превратил хранившиеся в лабораториях образцы всякой заразы в живые существа — метаморфантов. Однажды они вырвались на свободу…
  • «Африкан» Максима Кабира — страшный великан, который олицетворяет голод, терзающий блокадный Ленинград.
  • «Досье Дрездена» — Мать Лето и Мать Зима (Жизнь и Смерть), Титания и Мэб (Лето и Зима), Ерлкинг (Дух Охоты). С прикрученным фитильком, т. к. злодеями не являются. Но вот тем, кто с ними столкнулся, от этого не легче.
  • «Клад под старым дубом» — госпожа Жадность. Если потакать ей, способна вырастать до поистине угрожающих размеров. Соответственно в мультэкранизации.
  • «Чёрный ровер, я не твой» Андрея Дашкова — Бледный, он же та самая Смерть с косой. И не просто Смерть, а Смерть «Наказующая» за грехи…

Театр[править]

  • «Синяя птица» Мориса Меттерлинка — в одной из пещер Королевы Ночи заперты Войны — ужасные чудища. Как они выглядят — неизвестно, но поскольку война — это кошмар
  • «Дракон» Евгения Шварца — олицетворение мирового тоталитаризма.

Кино[править]

  • «Сказка странствий» — Чума. Сперва предстаёт в виде измученной нищенки (см. фото), затем — в виде богатой дамы верхом на лошади (на самом деле крысе).
  • «Седьмая печать» Ингмара Бергмана — Рыцарь ведёт посиделки со Смертью. Хотя она, скорее, нейтральный образ, но для героев — однозначно враждебный, ведь она забирает их одного за другим.
  • «Маска Красной Смерти» Роджера Кормана по рассказу Эдгара По — в конце помимо Красной присутствуют также Синяя, Жёлтая и Чёрная Смерть.
  • Сюрреалистический аргентинский фильм «Антенна» — Мистер ТВ. Догадайтесь сами, что он воплощает…
  • «Волшебник Изумрудного города» (1994 г.) — Ураган.
  • «Убить Дракона» Марка Захарова по мотивам пьесы Евгения Швварца — здесь не только Дракон олицетворяет тиранию в общем, но и головы-обличья его символизируют разные политические режимы: человек в железной каске — фашизм, человек в кимоно — японский милитаризм, элегантный господин в белом костюме — вероятно, диктатура в современных «банановых республиках».
  • «Белый тигр» — по одной из версий, танк Белый тигр это воплощение самой Войны. И однажды он снова вернется...
  • «Ехали мы, ехали» — шуточный пример: ворона Мадам Халтура, олицетворение халтуры на эстраде.

Телесериалы[править]

  • «Сверхъестественное» — собственно, Всадники Апокалипсиса (за исключением Смерти, который тут не совсем злодей). А также Тьма — воплощённое первозданное зло и сестра Бога.

Мультфильмы[править]

  • «Сестрички-привычки», с фитильком: не злодейки, а вредные трикстерши.
  • «Нехочуха» — собственно, сам Великий Нехочуха, персонификация лени главного героя.
  • «Сказка о Жадности» по мотивам повести Софьи Прокофьевой «Клад под старым дубом».
  • «Сказка про лень» — лень из мешка в виде дыма с лицом старухи.
  • «Лень»: на сей раз лень — ведьма с двумя лицами (молодым и старушечьим).
  • «Беда» — Беда похожа на Бабу-ягу.

Мультсериалы[править]

  • «Камень сновидений» — кошмары.
  • Samurai Jack — Аку, этакое техногенное зло, воплощение нашей современной действительности...
  • Зигфрид и Рой — Жадность, Зависть и Гордыня здесь вполне реальные демоны, овладевающие людьми.

Комиксы[править]

  • «Секс, Насилие, Рок-н-Ролл» — аллегорические клоны. Ну, не все, но многие.
  • Галактус. Символизирует вселенскую энтропию.

Живопись[править]

  • Сальвадор Дали — «Лицо Войны».
  • «Триумф Смерти» Питера Брейгеля — толпа скелетов беспощадно косит беспомощных людей на переднем и армию солдат на заднем плане. Аллегорическое изображение Восьмидесятилетней войны.
  • Знаменитая средневековая миниатюра с Чумой в виде Смерти с косой на костяном коне.

Музыка[править]

  • Король и Шут — «Генрих и Смерть».
  • Наутилус Помпилиус, «Чёрные птицы» — вероятней всего, символизируют мировое зло, от которого герой тщетно пытается уберечь свою дочь. Есть версии, что дочь символизирует душу или жизненный оптимизм.

Настольные игры[править]

  • WarHammer 40,000 — боги Хаоса по факту представляют собой сабж. Каждый из них — олицетворение одной из эмоций простых смертных и существует за счёт эмоций простых смертных. Бог войны и крови Кхорн питается кровожадностью, жестокостью и милитаризмом, бог разложения Нургл — страхом смерти и желанием выжить любой ценой, Тзинч существует благодаря обману и желаниям изменить мир, а Слаанеш питается удовольствием в любой его форме.
    • А вот с К’Тан Несущим Тьму инверсия: он не является персонификацией смерти, а сам породил этот образ, сожрав целую кучу цивилизаций.
  • World of Darkness: две из трех составляющих Триата. Вирм олицетворяет энтропию, а Вивер порядок (в режиме педаль в пол, то есть, полную стагнацию). Третий, Вильд, считается позитивной силой... правда, не всем он таким кажется.