Застряло на языке

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Персонаж снова и снова повторяет одно и то же слово или фразу, никак не может с ними развязаться.

Играется затем, чтобы показать:

  • какой он тупица;
  • или насколько он «дошёл» (допился и т. д.);
  • или в каком он шоке (офигении).

Реже у персонажа это краткий мотивирующий лозунг или краткий вариант мантры выживания, особенно когда персонажу очень плохо.

Не надо путать с вербальным тиком. Вербальный тик — это когда к персонажу привязалась какая-то одна фразочка/словечко/словосочетание, и затем сопровождает его долгими часами, днями, а то и всю жизнь. А просто застревать на языке могут самые разные слова, до вербального тика еще не дотягивающие, Впоследствии от бедняги они благополучно отлипают, а самое главное — не могут служить «визитной карточкой» персонажа тогда как вербальный тик и коронная фраза — как раз об этом.

Когда так привязывается не слово и не фраза, а текст песни, причём мелодия, видимо, намертво вцепилась в мозги — это музыкальный триппер.

Когда такая склонность появляется не у персонажа, в том числе такого, от лица которого ведётся рассказ, а у самого автора, причем повторяться могут даже целые куски текста — это поминальник.

Примеры[править]

Emblem-important.pngДа миллион раз же было!
Автор этой статьи уверен, что неоднократно видел примеры этого тропа, но не может вспомнить достаточное их количество. Может быть, вам придёт на ум ещё хотя бы парочка?

Театр[править]

  • «Плутни Скапена». Слуга Скапен изобретательно разыгрывает легковерного и жадного господина Жеронта, на ходу придумав историю, как Жеронтов сын якобы похищен средиземноморскими пиратами, требующими теперь выкупа. Господин Жеронт в шоке (и жаба давит платить выкуп, даже за родного сына), он добрый десяток раз повторил одну и ту же фразу: «Кой чёрт понёс его на эту галеру?». Стало, так сказать, мемом — задолго до появления самого понятия «мем». Тогда это называлось «крылатое слово».

Литература[править]

  • М. Зощенко, «Происшествие». Корней Чуковский вообще очень любил произведения Зощенко, но особенно ему нравился этот пример, в котором мастерски показан гопник с косным, тупым мышлением, даже не блуждающим, а ползающим, причём по замкнутому кругу:
« Нам вспоминается одно довольно оригинальное событие, которое развернулось на наших глазах в поезде, не доезжая Новороссийска. Которые были в этом вагоне, те почти все в Новороссийск ехали. И едет, между прочим, в этом вагоне среди других такая вообще бабёшечка. Такая молодая женщина с ребенком. У нее ребенок на руках. Вот она с ним и едет. Она едет с ним в Новороссийск. У нее муж, что ли, там служит на заводе. Вот она к нему и едет. И вот она едет к мужу. Все как полагается: на руках у ней малютка, на лавке узелок и корзинка. И вот она едет в таком виде в Новороссийск. Едет она к, мужу в Новороссийск. А у ей малютка на руках очень такой звонкий. И орет и орет, все равно как оглашенный. Он, видать, хворает. Его, как оказалось, в пути желудочная болезнь настигла. Или он покушал сырых продуктов, или чего-нибудь выпил, только его в пути схватило. Вот он и орет. (…) И вот едет эта малютка со своей мамашей в Новороссийск. Они едут, конечно, в Новороссийск, »
— В самом начале этого рассказа
  • А у самого Чуковского показано, что у доктора Айболита это мантра выживания из одного слова. Доктору трудно, но он полон решимости достичь цели — добраться в Африку и спасти больных зверят, которых никто кроме него не спасёт: «И сел на орла Айболит, и одно только слово твердит: „Лимпопо, Лимпопо, Лимпопо!“.».
  • Братья Стругацкие, «Улитка на склоне». Такая «речь на повторах» — то и дело у жителей Леса, потому что все они чуть-чуть отравлены испарениями, и мозги у них «тормозят».
  • «Дом, в котором…» — «вопилки», одолевающие Табаки в третьей части.

Сетевая литература[править]

  • «Фортификатор» Дмитрия Билыка — в первом бою герою очень запала фраза неписи-солдата: «Ты какими судьбами вообще здесь?»

Кино[править]

  • «Тинтин и синие апельсины» — случай с антирекламой спиртного. Допившийся до ручки капитан Хэддок всё время повторяет необычно звучащее имя слуги-испанца, поскольку его, Хэддока, поражает, что этот слуга оказался бандитом: «Хм… Эстенсорро… Эстенсорро. Эстенсорро! Эстенсорро?! Эстенсорро!.. Эстенсорро?..»