Застенки царизма

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Emblem-important.pngВнимание, доступ ограничен!
Эта статья подвергалась вандализму или другим вредоносным правкам со стороны неопознанных или анонимных участников. В связи с этим право на редактирование данной статьи ограничено: анонимы и недавно зарегистрированные участники не могут править эту статью. Спасибо за понимание.
« А деспот пирует в роскошном дворце,
Тревогу вином запивая
Но грозные буквы давно на стене
Чертит уж рука роковая!
»
— Похоронное песнопение большевиков
« — Барин, зачем Вы меня так угнетаете?
— А как тебя ещё угнетать!
— Убедил!..
»
— Пародия на данный троп: комический скетч в исполнении КВНовцев
« Жизнь рабочего до революции – это жертвоприношение во имя врага своего. Это чёрная длинная лента, в которой не вспомнишь ни одного дня – все одинаково тяжелы и невыносимы, все безмолвны и тихи, как сон. Среди нас жили десятки лет великие герои, мученики и гении терпения и труда, а о них никто не знал, их держали, как зверей, на окраинах города в черноте тела, в тёмном безумии полусонной, сжатой жизни, их томили в тисках нищеты и безнадёжности… »
— Андрей Платонов

Застенки царизма — троп, противоположный «России, которую они там потеряли». Заключается он в предельно мрачном, циничном и реалистичном изображении недостатков гниющей изнутри поздней Российской империи времен Николая II или более ранних. Недостатков и гниения там и вправду было изрядно — не меньше, чем сейчас — но слишком сильная пропаганда тропа в советские времена вызвала обратный эффект: ему на какое-то время перестали верить.

При царе-батюшке всем жилось плохо. Все недоедали или умирали в зародыше. Даже после отмены крепостного права — крестьяне, задавленные выкупными платежами, рабочие с ненормированным рабочим днем, живущие и умирающие у станка за мизерную плату, солдаты, гибнущие в окопах никому не нужной войны, эсеры, эсдеки и большевики, бредущие в кандалах на каторгу — и над всем этим ехидно, тролльски лыбятся разные превосходительства и святейшества.

В советской литературе

В советской литературе «Застенки царизма» представляли собой неотъемлемую часть т. н. «Революционного романа»; произведения более общего толка причислялись к классике, если в них был правильно описан этот троп. Островский и Салтыков-Щедрин, например, именно поэтому пришлись большевикам по нраву, а Бунин и Шмелев — нет. В позднем СССР истинным мастером застенков царизма считался Валентин Пикуль; в его романах с пугающей четкостью описана умирающая империя, которая еще не знает, что не избежит смерти. Однако в романах Пикуля прочерчивались пугающие параллели с брежневским СССР, поэтому его не особенно любили официальные власти.

  • Сергей Михалков, «Разговор с сыном» — коротко и наглядно.
  • А еще это универсальный аргумент Профессора Выбегалло.

В настоящее время

В настоящее время «Застенки царизма» находятся в довольно нейтральном положении: их не пропагандируют, как при СССР, но и не отвергают демонстративно, как в девяностые.

Пятиминутка реальности

К сожалению, реальность не очень сильно отличалась от содержания данного тропа. Достаточно сказать, что на 1913 год, который принято считать пиком развития дореволюционной России, средняя продолжительность жизни составляла 31 год для женщин и 29 для мужчин. Причина в том, что если ты заболел, то на 28 тысяч человек был один-единственный земский врач (причём раньше не было и этого). И надо признать, что одна из заслуг Николая II — создание в 1910 году бесплатной медицины. Только вот врачей оказалось крайне недостаточно — один врач на участок радиусом в 17 вёрст (подробности в автобиографии Булгакова «Записки юного врача»).

Еще один печальный факт — будучи одним из мировых лидеров по производству зерна, Российская империя была на последних позициях по его потреблению на душу населения. «Не доедим, но вывезем»©. Как результат — с частотой примерно в десять лет по всей стране начинался голод.

Администрация последнего царя в общем понимала, что так жить нельзя. В начале ХХ века действительно имели место несколько попыток провести кардинальные реформы, улучшить быт населения и превратить Россию из недоразвитой в развитую. Самой серьёзной из них была столыпинская реформа, которую принято называть аграрной, но в действительности они должна была затронуть практически все сферы экономики России. Насчёт того, насколько она была бы эффективна, если бы её как следует претворили в жизнь, есть разные мнения, но сам факт стремления что-то улучшить налицо. Как и отрицательные последствия: тех, кто не смог стать на новых землях крепким хозяином, люмпенизировался.

Как бы то ни было, попытки реформ провалились. Основной причиной был консерватизм самодержца, который всячески сопротивлялся превращению РИ в конституционную монархию, борьба внутриправительственных группировок, а также две весьма серьезные войны, проигранные империей. Причем если одна стала сильным, но не смертельным ударом для страны, то вторая оказалась по сути главной причиной крушения сначала монархии, а затем и не успевшей толком родиться буржуазной республики. Условно говоря, направление было верным, но скорость недостаточно высокой.

Вместе с тем николаевская эпоха дала и много интересного и позитивного, пускай всего этого было и очень мало на общем безрадостном фоне. Конец XIX — начало ХХ века дали России целую плеяду великолепных прозаиков и поэтов, из которой, что примечательно, вышли и первые наши серьезные фантасты — А. Беляев и А. Н. Толстой. Впрочем, это не заслуга царского режима.

Состоявшееся в XIX веке покорение Туркестана, а также увлечение географией сформировало определённый тип дворянина — путешественника и исследователя. Ярким примером может служить Н. Гумилев.

Успехи русской науки также были несомненны. Достаточно вспомнить такие имена как Менделеев, Павлов, Попов, Сеченов, Пирогов или Мечников.

Наконец, образ белого офицера, пусть даже и излишне романтизированный, тоже очень примечателен. Человек-осколок безвозвратно ушедшего мира, отчаянно сражающийся в безнадежной борьбе с переменами, вполне достоин встать рядом со своим противником — красным командиром.

Таким образом, можно сказать, что дореволюционная Россия, хоть и погрязла в неразрешимых проблемах и экономической отсталости, тем не менее была вполне способна давать миру «собственных Платонов и быстрых разумом Невтонов», как и блестящие образцы культуры и искусства.

Пострадавшие

Писатели и поэты

  • Александр Николаевич Радищев, писатель — за публикацию произведения «Путешествие из Петербурга в Москву» в 1790 году был приговорён к смертной казни, однако затем казнь была заменена 10-летней ссылкой в Сибирь. Возвращён из ссылки в 1796 году.
  • Декабристы:
    • Кондратий Фёдорович Рылеев, поэт — повешен в 1826 году.
    • Вильгельм Карлович Кюхельбекер, поэт, друг Пушкина — в 1826 году арестован и приговорён к 20 годам каторги.
    • Александр Викторович Поджио, писатель — приговорён к 20-летней каторге
    • Фёдор Фёдорович Вадковский, писатель и поэт — в 1826 году приговорён к вечной каторге и сослан в Сибирь. В 1832 году срок был сокращён до 13 лет.
    • Василий Львович Давыдов, поэт, бывший адъютант Багратиона — приговорён к пожизненной каторге (позже было заменено на 13 лет). В 1839 году был обращён на поселение в Красноярск.
    • Александр Александрович Бестужев, писатель, критик и публицист — сослан в Якутск. В 1829 году переведён на Кавказ, погиб в битве с горцами.
    • Николай Александрович Бестужев, писатель, критик, историограф флота, изобретатель и даже художник — приговорён к пожизненной каторге, сослан в Сибирь. Там написал портреты декабристов. Был обращён на поселение в Бурятии, там же в 1855 году и скончался.
    • Михаил Александрович Бестужев (ещё один), писатель — приговорён к вечной каторге. В 1839 году обращён на поселение в Селенгинск. Амнистирован в 1856 году.
  • Александр Сергеевич Пушкин — в 1824 году сослан в Михайловское по подозрению в атеизме. Освобождён в 1826 году, но уже в 1828 за Пушкиным был установлен негласный надзор.
  • Михаил Юрьевич Лермонтов — в 1840 году сослан на Кавказ за недонесение о дуэли.
  • Тарас Григорьевич Шевченко за «стихи на малороссийском языке самого возмутительного содержания» (© начальник Третьего Отделения) сослан в солдаты — сначала под Оренбург в Орск, затем в Новопетровское, переименованное 1939 году в Форт-Шевченко (Казахстан). Специально указывалось, что запрещено писать и рисовать.
  • Александр Иванович Герцен, писатель — в 1834 году за участие в кружке Станкевича сослан в Пермь, затем — в Вятку. Там был определён на службу в канцелярию губернатора.
  • Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин, писатель-сатирик — в 1848 году в наказание за вольнодумие был сослан в Вятку, где находился до 1855 года.
  • Фёдор Михайлович Достоевский — в 1849 году за участие в кружке петрашевцев приговорён к смертной казни, в последний момент заменённой восьмилетней каторгой.
  • Владимир Маяковский, поэт — только в 1908—09 годах арестовывался трижды: по делу о подпольной типографии, по подозрению в связи с группой анархистов-экспроприаторов, по подозрению в пособничестве побегу женщин-политкаторжанок из Новинской тюрьмы. Сел в Бутырскую тюрьму, был освобождён в 1910.
  • Константин Дмитриевич Бальмо́нт — автор тех самых стихов о Николае II, что так любили цитировать в советских учебниках истории; однако на советских уроках литературы автора не изучали.
«

Наш царь — Мукден, наш царь — Цусима, Наш царь — кровавое пятно, Зловонье пороха и дыма, В котором разуму — темно… Наш царь — убожество слепое, Тюрьма и кнут, подсуд, расстрел, Царь-висельник, тем низкий вдвое, Что обещал, но дать не смел. Он трус, он чувствует с запинкой, Но будет, час расплаты ждёт. Кто начал царствовать — Ходынкой, Тот кончит — встав на эшафот.

»
— «Наш царь», 1906 (!)

Прочие деятели

  • Василий Васильевич Пассек, мемуарист — по ложному обвинению в оскорблении императора и противозаконных поступках в 1801 году сослан в Сибирь и лишён всех прав состояния. Был полностью реабилитирован только в 1836 году.
  • Михаил Михайлович Сперанский, известный реформатор — был обвинён в госизмене, в 1812 году выслан из Петербурга сначала в Нижний Новгород, затем — в Пермь, а потом и вовсе в Сибирь, где пересажал взяточников и казнокрадов, а потом вообще ввёл новую систему местного самоуправления.
  • Против И. М. Сеченова как автора «Рефлексов головного мозга» было возбуждено судебное дело.
  • Матвей Иванович Муравьёв-Апостол, мемуарист — за участие в восстании декабристов в конце 1825 года был арестован и сослан в Финляндию на двадцатилетнюю каторгу. Восстановлен в правах в 1856 году.
  • Пётр Иванович Борисов, художник и учёный-естествоиспытатель — за участие в восстании декабристов приговорён к вечным каторжным работам и сослан в Сибирь. Позже срок каторги был сокращён, но до полной амнистии Борисов не дожил.
  • Александр Иванович Якубович, литератор, герой Кавказской войны — за участие в восстании декабристов приговорён к бессрочной каторге.
  • Никита Михайлович Муравьёв, автор одного из первых проектов русской конституции — за участие в восстании декабристов приговорён к 20 годам каторжных работ, из ссылки не вернулся.
  • Иван Иванович Пущин, друг и однокурсник Пушкина — за участие в восстании декабристов приговорён к пожизненной каторге.
  • Дмитрий Иринархович Завалишин, публицист, мемуарист, двоюродный брат Тютчева — за участие в восстании декабристов сослан в Сибирь. Освобождён в 1863 году.
  • Николай Иванович Тургенев, экономист и публицист — за участие в восстании декабристов приговорён к вечной каторге и лишению всех прав состояния, но приговор не был приведён в исполнение по той причине, что Тургенев находился за границей и возвращаться не собирался.
  • Константин Петрович Торсон, кругосветный мореплаватель — за участие в восстании декабристов приговорён к лишению дворянства и 20 годам каторги. В ссылке организовал образовательную деятельность.
  • Михаил Фотиевич Митьков, метеоролог — за участие в восстании декабристов сначала заключён в Кексгольмскую крепость, а затем сослан в Сибирь на 20 лет. В 1836 году ему было разрешено поселиться в Красноярске, там и скончался.