Запретный плод

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Forbidden fruit by lolita art.jpg
« Даром, что ль, говорится:
Сладок запретный плод.
»
— Леонид Филатов
« Не ходи в комнату наверху. Будет беда. »
— Жиль де Рэ — очередной жене (по легенде)

Перед героем две двери. Они ничем не отличаются друг от друга, за исключением надписи большими буквами на одной из них, которая гласит: НЕ ВХОДИТЬ. Совершенно очевидно, какую дверь скорее всего выберет герой.

Запретный плод — это человек, место или предмет, к которому герой (или несколько) испытывает непреодолимое влечение только потому, что плод этот запретный. Герой желает обладать им лишь из-за понимания невозможности или опасности обладания им. Распространенными примерами запретного плода являются ящик Пандоры, который нельзя открывать, большая красная кнопка, которую нельзя нажимать, человек, с которым герою нельзя быть, зелье, которое нельзя пить или территория, на которой нельзя находиться. Нельзя, опасно, невозможно — все эти запреты лишь подогревают интерес.

Зачастую влечение к запретному плоду напрочь противоречит всякой логике. В большинстве случаев герой понимает, что сделать это было бы очень глупо с его стороны и, вероятно, тем самым он подвергнет себя большой опасности. Но он просто не может справиться с желанием (особенно, если он молод и неопытен, что очень часто имеет место).

Совершенно ясно, что вкушение запретного плода приведет к неприятным последствиям в девяносто девяти процентах случаев. Такая статистика делает запретный плод очень хорошей приманкой для ловушек, и многие злодеи этим пользуются.

Запретный плод — очень старый штамп. Он получил свое название из библейского сюжета, в котором Ева поддалась искушению съесть яблоко с запретного дерева. Хотя на самом деле Ева сделала это не потому, что плод был запретным (до разговора со змеем она об этом знала и никакого желания нарушить запрет не испытывала), а потому, что змей обещал ей и Адаму «станете как боги». Кстати, нигде в Ветхом завете не сказано, что плод — это яблоко (более вероятная гипотеза — инжир, он же фига, а на Кавказе готовы мамой поклясться, что это был гранат) и что змей — это дьявол.

Вывод, на самом деле, только один — любой запрет в сюжете нужен лишь для того, чтобы кто-нибудь его нарушил. Хотя этот кто-то — не обязательно протагонист, который как раз может проявить волю/мудрость/дисциплину и удержаться. Но поскольку читателю/зрителю интересно, что же все-таки будет при нарушении запрета, то какой-нибудь персонаж это непременно сделает.

Вариант с провокацией[править]

« …скажите Роберту Баратеону, что он не может, не должен или не имеет права что-либо делать, и можно быть уверенным: именно это он и сделает. »
— «Песнь Льда и Пламени»
« — Как вы заставили всех пассажиров спрыгнуть в шлюпки?
— Элементарно, просто к каждому нужен свой подход. Немцам я сказал, что это приказ, англичанам — что так делают все воспитанные люди, израильтянам — что если они этого не сделают, их оштрафуют, японцам — что это улучшает потенцию, а русским — что это запрещено.
»
— Очень бородатый анекдот про кораблекрушение.

Специфический способ отыграть троп. Некто объявил плод «запретным», и тогда Имярек вспылил (или преисполнился любопытства) и побежал нарушать запрет. На этом деле Имярек сложил свою буйну головушку, или еще что-то нехорошее с ним вышло. Но в этом и заключался хитрый план Некта! Который намеренно сыграл на негативизме Имярека, чтобы таким способом его уничтожить, или заманить в ловушку, и тому подобное. Двойной профит: и руки чисты, и цель достигнута.

  • Джордж Мартин в своем opus magnum сыграл этот подтроп, похоже, уже дважды:
    • Серсея Ланнистер хочет поскорее устранить своего венценосного супруга, пока тот не устранил или по крайней мере не отстранил её (тот уже готовится это сделать, ему и кандидатку в новые жены подыскали). Но как убрать короля, чтобы без палева?.. О! Идея. Роберт Баратеон, владыка Семи Королевств, любит лично участвовать в общей свалке на турнирах… Главное — сделать так, чтобы он на ближайшем ристании непременно в эту свалку полез… (Ну а натравить какого-нибудь корыстного рыцаря — не проблема. В общей свалке, по неосторожности бойцов, бывало что и наследные принцы гибли — почему бы не погибнуть и королю? Тем более что оный наверняка будет крепко выпивши.) Что же делает Серсея?.. Она при свидетелях говорит Роберту: «Владыка и муж мой, я беспокоюсь за тебя. Не по душе мне, чтобы ты подвергал себя опасности, ведь в этом месиве всякое может случиться. И кроме того, королю невместно соваться в эту зарубу, как какому-нибудь простому бойцу. А потому я решительно запрещаю тебе участвовать в свалке!». Роберт, недолюбливающий супругу, реагирует предсказуемо: «Чёёё??! ТЫ? МНЕ? Запрещаешь? Тогда я тем более пойду в бой, женщина, знай свое место! Опасно? Хо-хо, чихал я на опасность! Нанести МНЕ хоть один удар — это надо еще суметь!!»
      • Серсея уже ликовала втихомолку. Но хитроумный командир лейб-гвардии, видящий Серсею насквозь, поломал ей всю затею. Он сказал королю: «В этом бою не будет ни чести, ни удовольствия — эти трусливые слабаки-подхалимы непременно станут вам поддаваться, государь!». Король, простая душа, услышал это — и мигом расхотел лезть в драку. Серсея в ярости, она делает себе зарубку на память: при первой же возможности непременно уволить наглого гвардейца, так некстати исполнившего свои прямые обязанности…
      • Позже она всё-таки нашла способ ликвидировать Роберта. Но это уже другая история.
    • Второй же пример тропа (с Визерисом) никак не подсвечен в тексте — но достаточно очевиден даже при поверхностном анализе. См. Необузданные догадки.
  • «Король Лев». Шрам (Скар), дядя Симбы, желая избавиться и от Симбы, и от его отца Муфасы, говорит Симбе с интонацией искусителя: «Не ходи на кладбище слонов».