Достойный противник

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Моя трагедия комедий балаганных смешней,
И потому безумно мне дорога:
Я научился находить себе прекрасных друзей,
Но не могу найти по силам врага.

… Сто подлецов и двести трусов мой тревожат покой,
Но быть врагом, однако, надо уметь!
А ваши кости просто хрустнут под моею ногой,
Вам принеся вполне бесславную смерть!
»
— Канцлер Ги, «Единственный враг»

Ну, всё понятно, да? Побеждать слабых врагов — это неинтересно. Причем неинтересно не только нам, зрителям-читателям — персонажам это тоже неинтересно! Герою надоедает раскидывать толпы безликих головорезов, злодей устает от избиения младенцев — и начинаются поиски достойного противника, равного по силам, но противоположного по убеждениям. Если персонаж очень крут, действительно достойного противника найти бывает сложно — настолько сложно, что, когда он наконец найден, его даже жалко убивать. Родственный троп — враг мой.

Вообще-то понятие «достойный противник» имеет два значения: «примерно равный по силе» и «тот, кого можно уважать». Зачастую герои (и злодеи) считают достойными не самых могущественных, но тех, бой с кем доставляет удовольствие.

Примеры[править]

Фольклор[править]

  • «Повесть о разорении Рязани Батыем». «Поражённый отчаянной смелостью, мужеством и воинским искусством рязанского богатыря, Батый, сказав „О, Евпатий! Если б ты у меня служил, я держал тебя у самого сердца!“, отдал тело убитого Евпатия Коловрата оставшимся в живых русским воинам и, в знак уважения к их мужеству, повелел отпустить их, не причиняя им никакого вреда».

Мифология[править]

  • Гильгамеш был до того крут, что задолбал всё население Урука, которое и упросило богов создать герою и правителю достойного противника. Боги вылепили из глины великана Энкиду, который оказался равен Гильгамешу по силе.

Литература[править]

Русскоязычная[править]

«Два упорных бойца, два врага
В поединке последнем схватились.
Бьются лихо, беспамятно, зло,
Ни один не сдаётся на милость».
  • Н. В. Гоголь, «Тарас Бульба» — заглавный герой про убитого им сына Андрия. «И минуты две думал он, кинуть ли его на расхищенье волкам-сыромахам или пощадить в нем рыцарскую доблесть, которую храбрый должен уважать в ком бы то ни было».
  • В цикле О. Панкеевой «Хроники странного королевства» король Шеллар III почти без проблем расправляется со своими политическими оппонентами. На весь цикл у него лишь один по-настоящему достойный противник — Одноглазый Астуриас. Об уважении тут речь не идёт--и Шеллар, и Орландо, да и практически все кому приходится иметь дело с Астуриасом его презирают и ненавидят. Но при этом все они, скрипя зубами, признают что он действительно умный, коварный и по-настоящему опасный противник.
    • Сам он, впрочем, называет таковым не его, а брата Чаня, единственного из иерархов Небесных всадников, не попавшего под его влияние. Чань не обладает столь ярко выраженным тёмным обаянием, как Астуриас, но в уме ему не откажешь.
  • В книгах В. Камши «Отблески Этерны» — адмиралы Ротгер Вальдес и Олаф Кальдмеер.
  • В «Сказках тёмного леса» именно такие отношения связывают Грибных эльфов и бойцов Хирда.
  • Волкодав и Винитар в цикле М. Семёновой «Волкодав». Ситуация усугубляется тем, что ни один из них в действительности не хочет убивать другого — просто долг требует: Волкодав убил отца Винитара, в отместку за истребление своего рода, Серых Псов. Отношения Винитара и Волкодава друг последнего Эврих характеризует так: «С такими врагами тебе, брат мой, можно не торопиться заводить новых друзей».
  • Граф Айзендорг и посланный убить его наримати Эйрих в романе Ю. Нестеренко «Время меча» (пополам с Честь прежде разума): в схватке над пропастью ни один из них не смог одолеть другого, и они поклялись разойтись с тем, чтобы их следующая встреча точно закончилась смертью одного из них. Их следующая встреча происходит лишь 20 лет спустя, когда политическая ситуация давно изменилась и рациональных причин убивать друг друга нет никаких; к тому же Эйрих становится спутником и старшим другом дочери графа. Но клятва требует исполнения…
    • Его же «Лекарство от любви» — Кай и Изольда (а также, в какой-то мере, Игнус и Изольда).
  • Инверсия в «Пилоте с границы» того же автора: прагматичный Роберт Уайт постоянно проклинает достойных противников.
  • «Белое солнце пустыни». Даже подсвечено: «Сухов, склонив голову, молча постоял над телом погибшего воина, как бы отдавая дань уважения достойному противнику».

На других языках[править]

  • В. Гюго, «Девяносто третий год» — маркиз де Лантенак и его внучатый племянник Говэн.
  • Ирэн Адлер и Шерлок Холмс — как и во всех воплощениях этой истории.
  • Г. Сенкевич, «Огнём и мечом». Скшетуский признаёт в душе, что казацкий полковник Богун и храбр, и молод, и богат, и красив… да и вообще ничем, кроме происхождения, ему, польскому дворянину, не уступает. Единственное, что даёт ему преимущество в соперничестве за любовь княжны Хелены Курцевич — это тот факт что Богун когда-то убил человека у неё на глазах. Он её обожает, а она преисполнилась к Богуну страха и ненависти.
  • Редьярд Киплинг, «Баллада о Востоке и Западе» — классика же!
    • Он же почитал суданских партизан весьма достойными противниками для британских солдат:
«

За твоё здоровье, Фуззи, за Судан, страну твою,
Первоклассным, нехристь голый, был ты воином в бою!
За здоровье Фуззи-Вуззи, чья башка копна копной:
Чёртов чёрный голодранец, ты прорвал британский строй!

»
— «Фуззи-Вуззи» (Суданские экспедиционные части), пер. С. Тхоржевского
  • Л. Буссенар, «Капитан Сорвиголова» — Патрик Ленокс для Жана.
    • И Давид Поттер для расстрельной команды. «Я не могу отказать в этом столь мужественному человеку, как вы, — ответил сержант, козырнув ему по-военному».
  • Дзирт До’Урден и Артемис Энтрери из популярного цикла Роберта Сальваторе являются именно такими достойными противниками друг для друга. История о том, как они выясняли, кто из них сильнее, растянулась на несколько книг.
  • «Капитан» Диего Алатристе и Гвальтерио Малатеста. В последних книгах цикла Алатристе в этой роли немного начинает теснить возмужавший (и покрутевший) Иньиго.
  • Дэн Абнетт, «Герой Ее Величества». Лорд Каллум Галл и Аллесандро де ла Вега, два самых искусных фехтовальщика Союза. До того столь же умелые бойцы лишь дважды сходились в поединке — и оба боя закончились обоюдной и одновременной гибелью бойцов.

Сетевая[править]

Кино[править]

Мультфильмы[править]

  • «Спирит: Душа прерий» — Спирит и полковник. Именно по этой причине полковник в итоге запрещает его убивать.

Мультсериалы[править]

  • «Steven Universe»: Яшма истово ненавидит Розу Кварц, но притом уважает её тактику, признает, что та была поистине крутым генералом, считает её (в облике Стивена) важнее любых миссий.

Комиксы[править]

Аниме и манга[править]

  • Fate/Zero: Гильгамеш, мистер «Кругом-одни-шавки», проникся искренним уважением к коллеге Искандеру. Уважение это столь велико, что уже победив его в поединке, он нанес завершающий удар Эа, величайшим из мечей как в его сокровищнице, так и на целом свете. Для справки: десять лет спустя в одной из сюжетных веток именно нежелание оскорблять этот клинок использованием против недостаточно достойного противника стало причиной гибели Гильгамеша.
  • Fairy Tail — Адзума и Эрза давят педали. Древесный маг в одиночку буквально побеждает всю гильдию «Фей», но проявляет чудеса тупости, на грани даунизма, вызывая Эрзу на ратный бой, при этом устроив такие условия, чтобы их бой был на равных — читай, специально уменьшил своё превосходство в силе, чтобы его могли победить. Исход потрясающий — после многократного унижения красноволосая всё же, наконец, убивает имбецила, который даже в равном бою до последнего отказывался добить её. При этом, по ранней договорённости, Адзума возвращает силы всей гильдии и восстанавливает всё, что сломал. Потрясающий пример того, как кретин в собственных рядах гораздо опаснее любого противника.
    • Ну или же конечная победа Эрзы символизирует другой троп. И Азума лишь вернул присвоенные силы, восстанавливает всё после него Уртир.
  • Legend of Galactic Heroes: Райнхард фон Лоэнграмм считает таковым Яна Вэньли. И приходит в бешенство, узнав о смерти Яна. «Кто посмел?! Только я должен был его убить!»
    • После битвы при Мар-Адетте весь Рейхсфлот по приказу Райнхарда отдаёт честь погибшему адмиралу Бьюкоку и флоту Союза Свободных Планет.
  • OnePunch-Man: поиск сабжа — одна из движущих мотиваций главного героя. Успехом пока не увенчался, хотя именно уважения со стороны героя некоторым в бою добиться удалось.
  • Манга «Одинокий волк и волчонок»: лучший стрелок в Японии, посланный убить «Одинокого волка» Огами Итто, подстерегает Итто, когда тот карабкается по скале и не может укрыться от пули, берёт на прицел… и отказывается стрелять. Вместо этого стрелок устраивает дуэль среди каменных глыб, где Итто может найти укрытие и имеет шанс с мечом против ружья.
    • Субверсия с главным злодеем Рецудо: в последних томах манги он проникается уважением к Итто и даже сотрудничает с ним с ним в определённый момент. Однако уважение это никоим образом не значит, что Рецудо собирается сражаться честно. Всё-таки он в первую очередь синоби, и только во вторую самурай.
  • Манга и аниме «Hellsing»: Алукард. Вампир неизмеримой мощи (носит заколдованную перчатку, которая блокирует его самые сочные способности в промежутках между заданиями), он оживляется только в момент схваток, при этом поначалу всегда даёт противнику показать всё, на что тот способен. Ну а потом размазывает его в лепешку и снова впадает в уныние.
    • Кажется, единственным действительно достойным противником он считал отца Александра Андерсона. Но — только пока тот был человеком, пусть и очень быстро регенерирующим. Когда Андерсон использовал на себе артефакт, Алукард приходит в ярость: теперь он больше не уважает священника.
  • «Стеклянная маска»: ГГ Китадзима Майя и Химекава Аюми. Педаль в пол — они умудряются одновременно ещё и завидовать таланту друг друга, а взаимоуважение у них такое, что когда карьеру Майи едва не разрушили козни одной актриски, узнавшая об этом Аюми взялась обидчице соперницы отомстить.
  • «Mahou Shoujo Ikusei Keikaku»: Лесной Музыкант Кранберри.
  • «Kimi ni Todoke»: Савако радуется, когда в споре Куруми называет ее райбару (от англ. rival). Ведь в ее словаре написано, что райбару — это «достойный соперник».
  • Манга и аниме «Bleach»: капитан Зараки и арранкар Ноитора

Видеоигры[править]

  • В игре The Witcher 2: Assassins of the Kings — Геральт и Лето.
  • В сеттинге WarHammer 40k великий орочий вождь Газгкулл Маг Урук Трака считает таковым комиссара Яррика. Говорят, он даже как-то взял Яррика в плен …и отпустил его. «Патаму шта без Яррика ваивать с людишками скушна». Сам Яррик, как и положено правильному представителю расы людей, считает Газгкулла невыносимо отвратительным существом и не питает к нему никаких тёплых чувств.
  • Новый сеттинг might and magic Эребос и Михаэль, самого противостояния мы не видим, но видим, что после того, как Эребос наконец убил Михаэля у него поехала крыша и он от скуки устроил парочку гражданских войн.
  • В Mass Effect 3 предпринята сделать таковым для Шепард(а) агента «Цербера» Кая Ленга, однако по факту коммандер каждый раз при встрече с ним ловит идиотский мяч.
    • В той же части Шепард встречает на Цитадели саларианского Спектра Йоднума Бау, который долго и безуспешно гоняется за профессиональной воровкой Касуми Гото, однако в процессе ареста индоктринированного ханара им приходится объединиться, а когда Касуми погибает от взрыва (или, в зависимости от действий Шепард(а), имитирует свою смерть), саларианец искренне этим поворотом огорчён. Сама Касуми, в свою очередь, высоко отзывается о способностях Йоднума и хотела бы, чтоб на Цитадели было побольше таких Спектров, а что арестовать её пытается… «ну, никто не идеален».
    • В DLC Omega генерал Петровский называет Шепард(а) достойным противником, Шепард может сказать генералу тоже самое, а также выразить свое сожаление, что они вдвоем по разную сторону баррикад.
  • Starcraft II: Wings of Liberty — Джеймс Рейнор для Селендис (это если на планете Гавань пойти на бой с протоссами).
  • Dishonored - Корво Аттано, королевский защитник и ассасин Дауд.

Визуальные романы[править]

  • Little Busters! — Кенго для Масато. Стандартное прозвище Кенго даже — «Сильнейший противник Масато».

Музыка[править]

  • Кошка Сашка (А. Павлова), «Враг». В финале затяжной «дуэли» герой всё-таки убивает Врага: «И вместо молитв к небесам посылаешь последний патрон — / На память о том, кто был честен и смел, но назвался врагом…».
  • Упомянутая в эпиграфе Канцлер Ги (М. Котовская) с песней «Единственный враг». Рыжий Канцлер постукивает ногой по педали: «Я умираю в пустоте неразделенной любви / Я жду тебя, о мой возлюбленный враг
  • Джэм, «Колдовские врата». Демон убивает пришедшего к Вратам охотника на нечисть, но оказывается впечатлен его отвагой и упорством. И дарит ему вторую жизнь в виде нежити.

Реальная жизнь[править]

  • Германский ас Манфред фон Рихтхофен, знаменитый «Красный барон», для авиации Антанты. Когда его сбили на севере Франции, войска Антанты похоронили Рихтхофена с полными военными почестями и венком с надписью «Нашему благородному и достойному врагу».
  • Имам Шамиль: в 1859 сдался в плен, жил вместе с семьёй фактически на правах ссыльного. Позже принёс присягу на верноподданство России. В 1869 возведён в потомственное дворянство.
  • Японский император Муцухито отправил Рудневу, капитану крейсера «Варяг», орден Восходящего Солнца II степени. Тот орден принял, но никогда не надевал.
  • Александр Македонский уважительно относился к достойным противникам (например, к индийскому царю Пору). Дария III по приказу Александра похоронили с царскими почестями, а его убийцу казнили на том же месте, где он убил Дария.
  • Чингисхан про успешно боровшегося с ним Джелаль-ад-Дина, сына побеждённого шаха Хорезма, сказал: «Вот такой у отца должен быть сын!».
  • Весьма похвально о лидере югославских партизан, маршале Иосипе Броз Тито отзывался рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер.

См. также[править]