✅ Сайт успешно переехал на новый сервер, MediaWiki обновлена до самой свежей версии, LQT тоже.
Если что-то работает не так, как должно — сообщайте.

Дискриминация убийц

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
«

— Что ты об этом думаешь?
— Мне кажется, он здесь ни при чем, — ответил Мейер.
— Почему?
— Честное слово, послушай. Я смотрю телепередачи, кино, читаю книги и, в конце концов, кое-что понимаю в преступлениях. Если в истории замешан еврей, или итальянец, или негр, или пуэрториканец, или вообще парень с иностранной фамилией, он никогда не бывает преступником.
— Почему?
— Просто потому, что этого делать нельзя. Нужно, чтобы убийца был стопроцентным американцем, белым протестантом.

»
Мейер Мейер и Стив Карелла иронизируют над штампом

Дискриминация убийц — это явление в детективах и тому подобных жанрах, когда автор по тем или иным причинам проявляет последовательность в убеждении, что преступниками становятся только представители белой расы, титульной нации, традиционной ориентации. И если даже у читателя-зрителя хоть на минутку мелькнуло допущение, что убийцей может быть вон тот подозрительный негр — ему сразу отрезают этот путь размышления железобетонным аргументом (например, алиби).

Невероятно, но факт: некоторые авторы, в основном сценариев, не чураются дискриминации убийц по расовому, национальному или иному признаку. Почему? Да потому что если на экране злодей будет иметь «латинское»[1] имя, еврейскую фамилию, итальянский акцент, чёрный цвет кожи или, например, нетрадиционные сексуальные наклонности, и притом это не будет комедия — авторы фильма могут подвергнуться громкой критике со стороны представителей меньшинств, у которых зачастую довольно сильное лобби и много сторонников в медиа-среде.

На самом деле так поступают именно некоторые авторы. Детективов и триллеров, где герой борется против негритянской, латиноамериканской, азиатской мафии, или же где в случайно подобравшейся компании, оказавшейся в чрезвычайной ситуации, именно негр оказывается негодяем с криминальным прошлым (что вполне отвечает реальной статистике) — по-прежнему хватает. А вот одинокий убийца-интеллектуал действительно почти всегда белый. Как вы думаете, почему? А серийный убийца, часто к тому же не только белый, но ещё и мужчина (что, впрочем, тоже вполне отвечает реальной статистике, серийных убийц женского пола намного меньше).

Противоположное явление — «зло не имеет национальности», когда дабы, не допустить вышеописанного, главный герой является моральным антиподом злодея, но при этом и в геройской, и в злодейской среде царит «интернационал». Например, Эда Макбейна никто не сможет упрекнуть в дискриминации — у него в полиции работает целая куча детективов различных национальностей и убеждений. А врагами общества там показаны самые разные люди с самыми различными расовыми и этническими корнями, объединенные лишь одним: это совершенно обычные преступники, а точнее — убийцы.

См. также[править]

Причины явления[править]

Долгое время в приключенческой литературе и кино представители иных рас/национальностей/религий/конфессий были практически законной мишенью. Кроме того, вовсю процветал «мягкий» расизм — когда черных, желтых или индейцев изображали милыми недотепами или в лучшем случае благородными дикарями. Особенно доставалось мулатам и метисам: если стопроцентный негр или индеец мог рассчитывать на роль аж целого напарника героя, то полукровка попадал в злодеи с вероятностью 9/10. Если автор был свободен от расовых прерассудков (для XIX в. редкость), ему оставались еще конфессиональные свары и национальные распри. Словом, ксенофобия цвела буйным цветом, вовсю создавая образ врага.

И не будем забывать, что в реальной жизни ущемления и преследования по расовому, национальному, религиозному и половому признаку тоже никуда не девались. Как это выглядело и ощущалось, можно составить себе представление по таким книгам, как «Убить пересмешника», «Кингсблад — потомок королей», «Душной ночью в Каролине» и др.

Словом, приличным людям еще в первой половине ХХ века стало тошно от расовых, национальных и других стереотипов, которыми был набит масскульт, а до самых одаренных дошло после Второй Мировой и кампании гражданского неповиновения под руководством М. Л. Кинга.

Масскульт начал со скрипом отказываться от образа врага. И со временем достиг в этом деле таких успехов (по меньшей мере, в США), что встретить в масскульте злодея, не относящегося к белым англосаксонским протестантам стало… ну не то чтобы затруднительно, но не так просто, как раньше.

Но, к сожалению, только что описанный феномен (непокой масс, когда многим всё противнее становилось жить в атмосфере массового шовинизма) в наши дни зашкалил, перешёл в другую крайность. И возникла пресловутая политкорректность[2] — то самое явление, когда за выставление в негативном свете представителя другой расы или национальности, оскорблённые подают в суд на того, кто это сделал[3]. Против режиссёров из числа нацменьшинств, а также персонально против Уве Болла — не работает.

Истерия политкорректности тем более парадоксальна и показательна, что сам-то по себе массовый шовинизм (правда, уже не столь разнузданный, как в былые века) никуда не делся, всего лишь перешёл в другие формы. Иначе бы законы, предусматривающие наказание за шовинизм, стали бы милой архаикой, а на интернет-сайтах не пришлось бы повсеместно вводить особые правила, предохраняющие от ксенофобских демаршей. Впрочем, в наши дни чаще приходится сталкиваться с расизмом и ксенофобией, проявляемыми как раз меньшинствами, убежденными, что теперь им все можно, а любую борьбу против ксенофобии и агрессии, исходящей от них, можно объявить «дискриминацией».

Интересные факты[править]

  • В детективах чёрно-белого кино практически не было убийц, которые не принадлежат белой расе. Правда, это происходило потому, что негров на черно-белую плёнку снимать не особо любили — картина типа «негры ночью воруют уголь» на монохромном экране смотрится очень плохо. Кроме того, ввиду оголтелого расизма в эпоху студийной системы негров в кино долгое время пускали очень неохотно, и в основном только на второстепенные или грубо-комические роли.
  • По той же причине, что и дворецких, в классических детективах убийцами почти никогда не делали цветных — это очевидно и очень глупо.
  • Ввиду цензуры показывать лиц нетрадиционной сексуальной ориентации любого пола начали только в 1970-х, и это было в основном уделом артхауса. Когда же стало можно снимать хоть чёрта с рогами (1980-е), в злодеи этих лиц записывали редко (несколько позже было «Молчание ягнят» с чулочником-фетишистом в роли злодея и «Трудная мишень» с гомосексуальной парой отмороженных убийц). Зато персонажи-геи стали просачиваться на главные роли «хороших» парней, например удивительно харизматичный агент Пол Смэкер[4] («Святые из трущоб»). В принципе вопрос ориентации волнует исключительно гомофобов и гомофилов, всем остальным нравится или не нравится герой. Смэкер народу понравился.
  • Расцвет засилья нацменьшинств в преступной среде пришелся на годы сухого закона (1929—1933) — итальянская мафия, ирландские гопники, мексиканские «туристы» и так далее — это историческая правда, тут ничего не поделаешь. Полвека спустя подсветка национальности перестала быть актуальной, и зритель уже не видел в каком-нибудь О’Конноре бойца ИРА[5], перестали ржать над акцентами итальянцев и французов, смирились с появлением мексиканцев, их место на доске «монстр недели» заняли косоглазые монголоиды. Это тоже продержалось недолго, после 11 сентября их сменили арабы.
  • После Второй мировой войны считалось очень некультурным снимать в роли злодеев лиц еврейской национальности (до этого их было полно, особенно в литературе: хитрый и коварный, жрущий младенцев еврей, состоящий в масонской ложе — это оно!). Их если и снимали, то либо в комедийной, или в драматической роли (дополнительные баллы за «Список Шиндлера»).
  • В боевике «Искусство войны» китайцы хорошие (правда имеется миллиардер Чанг, который ради денег хоть родную мать продаст, хоть китайского посла грохнет, и два-три мафиози), а вот американская сенаторша Спаркс — главная злодейка фильма, ибо ненавидит китайцев и считает что Китай разлагает США. Частично это обьясняется тем, что Цуи Харк, режиссёр фильма — сам китаец (не будет же он своих выставлять плохими полностью). И да, главные герои — негр афроамериканец и китаянка.
  • Писатель Владимир Войнович как-то имел серьёзный разговор с критиком-афроамериканцем, который недоволен был тем, что у одного из отрицательных персонажей Войновича кличка «Чёрный казак».

Где НЕ встречается[править]

  • В боевиках, ибо пушечное мясо для мясорубки главного героя как бы «по определению лишено» расы, пола и национальности (а если и снабжено ими, то на этом никто специально не заостряется и всех всё устраивает).
  • В военных фильмах, ибо в них «плохими» считаются все, кто воюет за другую сторону. И то, в фильмах про ВМВ скандинавов, бельгийцев, голландцев, венгров и финнов на стороне немцев стараются как-то не замечать. Исключения редки, например, фильм «Кукушка» — но и там немцы приковали финна цепью и велели снайперить.
  • В видеоиграх (даже если ты сам играешь в роли преступника, бандита, убийцы) — там стараются показать «всё как в жизни».

Примечания[править]

  1. Шутка. Здесь: испано- или португалоязычное.
  2. «Я считаю, что более политически корректным было бы вырезать сначала женщин и нацменьшинства» — Чувак из Postal 2, что характерно — белый.
  3. На самом деле выиграть этот суд нельзя. Никто в США не может успешно подать в суд на творческую личность (как и на нетворческую) не то что за неполиткорректные, а и за по-настояшему расистские и ксенофобские взгляды и пропаганду таковых (если только это не прямые призывы к насилию). Ибо Первая поправка. В США, в отличие от многих стран Европы, можно отрицать Холокост, рисовать свастики (но только на своей, а не на чужой собственности, что логично), устраивать соответствующие манифестации (мирные), говорить и писать о своей ненависти к любым расам и нациям. Ку-клукс-клан — легальная организация (хотя и весьма непопулярная). НО! Во-первых, нельзя никого дискриминировать в деловых отношениях. То есть нельзя отказать потенциальному соискателю работы или клиенту на том основании, что он, к примеру, негр. Что создает определенные проблемы: когда, например, весьма подозрительная цветная парочка, у которой, что называется, на роже написано «наркоманы», или «сутенер и проститутка», приходит снимать жилье — владелец жилья нередко боится отфутболить их автоматически из страха получить иск за дискриминацию (хотя вообще он не обязан объяснять, чем именно не устроил его потенциальный жилец). Во-вторых, Первая поправка защищает свободу слова только от государственных репрессий, но не от частных лиц (включая деловых партнеров и работодателей). Поэтому за неполиткорректные высказывания могут не только подвергнуть травле в СМИ (это, в конце концов, оборотная сторона свободы слова), но и уволить с работы или разорвать иное деловое сотрудничество (уплатив, конечно, оговоренные контрактом неустойки). А смысл "затаскивания по судам" только в набрасывании говна в вентилятор из которого оно будет размазываться по репутации ответчика даже если он выиграет.
  4. При этом Смэкер не стесняется слова «пидор» (faggot).
  5. Ирландская Республиканская Армия.