Дискриминация убийц

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
«

— Что ты об этом думаешь?
— Мне кажется, он здесь ни при чем, — ответил Мейер.
— Почему?
— Честное слово, послушай. Я смотрю телепередачи, кино, читаю книги и, в конце концов, кое-что понимаю в преступлениях. Если в истории замешан еврей, или итальянец, или негр, или пуэрториканец, или вообще парень с иностранной фамилией, он никогда не бывает преступником.
— Почему?
— Просто потому, что этого делать нельзя. Нужно, чтобы убийца был стопроцентным американцем, белым протестантом.

»
Мейер Мейер и Стив Карелла иронизируют над штампом

Дискриминация убийц — это явление в детективах и тому подобных жанрах, когда автор по тем или иным причинам проявляет последовательность в убеждении, что преступниками становятся только представители белой расы, титульной нации, традиционной ориентации. И если даже у читателя-зрителя хоть на минутку мелькнуло допущение, что убийцей может быть вон тот подозрительный негр — ему сразу отрезают этот путь размышления железобетонным аргументом (например, алиби).

Невероятно, но факт: некоторые авторы, в основном сценариев, не чураются дискриминации убийц по расовому, национальному или иному признаку. Почему? Да потому что если на экране злодей будет иметь «латинское»[1] имя, еврейскую фамилию, итальянский акцент, чёрный цвет кожи или, например, нетрадиционные сексуальные наклонности, и притом это не будет комедия — авторы фильма могут подвергнуться громкой критике со стороны представителей меньшинств, у которых зачастую довольно сильное лобби и много сторонников в медиа-среде.

На самом деле так поступают именно некоторые авторы. Детективов и триллеров, где герой борется против негритянской, латиноамериканской, азиатской мафии, или же где в случайно подобравшейся компании, оказавшейся в чрезвычайной ситуации, именно негр оказывается негодяем с криминальным прошлым (что вполне отвечает реальной статистике) — по-прежнему хватает. А вот одинокий убийца-интеллектуал действительно почти всегда белый. Как вы думаете, почему? А серийный убийца, часто к тому же не только белый, но ещё и мужчина (что, впрочем, тоже вполне отвечает реальной статистике, серийных убийц женского пола намного меньше).

Противоположное явление — «зло не имеет национальности», когда дабы, не допустить вышеописанного, главный герой является моральным антиподом злодея, но при этом и в геройской, и в злодейской среде царит «интернационал». Например, Эда Макбейна никто не сможет упрекнуть в дискриминации — у него в полиции работает целая куча детективов различных национальностей и убеждений. А врагами общества там показаны самые разные люди с самыми различными расовыми и этническими корнями, объединенные лишь одним: это совершенно обычные преступники, а точнее — убийцы.

Содержание

См. также

Причины явления

Долгое время в приключенческой литературе и кино представители иных рас/национальностей/религий/конфессий были практически законной мишенью. Кроме того, вовсю процветал «мягкий» расизм — когда черных, желтых или индейцев изображали милыми недотепами или в лучшем случае благородными дикарями. Особенно доставалось мулатам и метисам: если стопроцентный негр или индеец мог рассчитывать на роль аж целого напарника героя, то полукровка попадал в злодеи с вероятностью 9/10. Если автор был свободен от расовых прерассудков (для XIX в. редкость), ему оставались еще конфессиональные свары и национальные распри. Словом, ксенофобия цвела буйным цветом, вовсю создавая образ врага.

И не будем забывать, что в реальной жизни ущемления и преследования по расовому, национальному, религиозному и половому признаку тоже никуда не девались. Как это выглядело и ощущалось, можно составить себе представление по таким книгам, как «Убить пересмешника», «Кингсблад — потомок королей», «Душной ночью в Каролине» и др.

Словом, приличным людям еще в первой половине ХХ века стало тошно от расовых, национальных и других стереотипов, которыми был набит масскульт, а до самых одаренных дошло после Второй Мировой и кампании гражданского неповиновения под руководством М. Л. Кинга.

Масскульт начал со скрипом отказываться от образа врага. И со временем достиг в этом деле таких успехов (по меньшей мере, в США), что встретить в масскульте злодея, не относящегося к белым англосаксонским протестантам стало… ну не то чтобы затруднительно, но не так просто, как раньше.

Но, к сожалению, только что описанный феномен (непокой масс, когда многим всё противнее становилось жить в атмосфере массового шовинизма) в наши дни зашкалил, перешёл в другую крайность. И возникла пресловутая политкорректность[2] — то самое явление, когда за выставление в негативном свете представителя другой расы или национальности, оскорблённые подают в суд на того, кто это сделал[3]. Против режиссёров из числа нацменьшинств, а также персонально против Уве Болла — не работает.

Истерия политкорректности тем более парадоксальна и показательна, что сам-то по себе массовый шовинизм (правда, уже не столь разнузданный, как в былые века) никуда не делся, всего лишь перешёл в другие формы. Иначе бы законы, предусматривающие наказание за шовинизм, стали бы милой архаикой, а на интернет-сайтах не пришлось бы повсеместно вводить особые правила, предохраняющие от ксенофобских демаршей. Впрочем, в наши дни чаще приходится сталкиваться с расизмом и ксенофобией, проявляемыми как раз меньшинствами, убежденными, что теперь им все можно, а любую борьбу против ксенофобии и агрессии, исходящей от них, можно объявить «дискриминацией».

Интересные факты

Где НЕ встречается

Примечания

  1. Шутка. Здесь: испано- или португалоязычное.
  2. «Я считаю, что более политически корректным было бы вырезать сначала женщин и нацменьшинства» — Чувак из Postal 2, что характерно — белый.
  3. На самом деле выиграть этот суд нельзя. Никто в США не может успешно подать в суд на творческую личность (как и на нетворческую) не то что за неполиткорректные, а и за по-настояшему расистские и ксенофобские взгляды и пропаганду таковых (если только это не прямые призывы к насилию). Ибо Первая поправка. В США, в отличие от многих стран Европы, можно отрицать Холокост, рисовать свастики (но только на своей, а не на чужой собственности, что логично), устраивать соответствующие манифестации (мирные), говорить и писать о своей ненависти к любым расам и нациям. Ку-клукс-клан — легальная организация (хотя и весьма непопулярная). НО! Во-первых, нельзя никого дискриминировать в деловых отношениях. То есть нельзя отказать потенциальному соискателю работы или клиенту на том основании, что он, к примеру, негр. Что создает определенные проблемы: когда, например, весьма подозрительная цветная парочка, у которой, что называется, на роже написано «наркоманы», или «сутенер и проститутка», приходит снимать жилье — владелец жилья нередко боится отфутболить их автоматически из страха получить иск за дискриминацию (хотя вообще он не обязан объяснять, чем именно не устроил его потенциальный жилец). Во-вторых, Первая поправка защищает свободу слова только от государственных репрессий, но не от частных лиц (включая деловых партнеров и работодателей). Поэтому за неполиткорректные высказывания могут не только подвергнуть травле в СМИ (это, в конце концов, оборотная сторона свободы слова), но и уволить с работы или разорвать иное деловое сотрудничество (уплатив, конечно, оговоренные контрактом неустойки). А смысл "затаскивания по судам" только в набрасывании говна в вентиллятор из которого оно будет размазываться по репутации ответчика даже если он выиграет.
  4. При этом Смэкер не стесняется слова «пидор» (faggot).
  5. Ирландская Республиканская Армия.
Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты