Гурман-порно

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Молочный поросенок с апельсином во рту, коричневый и лоснящийся, как мумия, возлежал рядом с влажным от вина и сладкого маринада кабаньим окороком, нашпигованным бусинами чеснока и круглыми семенами кориандра; груды поджаристых цыплят и индюшат чередовались с дикими утками, начиненными канадским рисом, миндалем и кишмишем, и с вальдшнепами, насаженными на бамбуковые прутья; горы риса с шафраном, желтые, как летняя луна, напрашивались на сравнение с ожидающим своего археолога курганом — так густо они были усеяны нежными розовыми кусочками осьминога, жареным миндалем, грецкими орехами, мелким зеленым виноградом, бугристыми корнями имбиря и орешками кедровой сосны. Доставленную мною с озера кефаль поджарили и закоптили, и теперь она, политая растительным маслом и лимонным соком, лоснилась коричневой корочкой с нефритовыми кляксами укропа; рыбы лежали рядами на больших блюдах, словно причаленные в гавани флотилии диковинных лодок.

Все это перемежалось блюдами с менее значительной снедью: апельсиновыми и лимонными цукатами, сладкой кукурузой, тонкими овсяными лепешками с алмазными крупинками морской соли, кисло-сладкой фруктовой приправой и соленьями самого разного цвета, запаха и вкуса, призванными раздразнить и ублажить вкусовые сосочки.
Это была вершина кулинарного искусства; сотни диковинных кореньев и семян отдали свои чистые соки, овощи и фрукты пожертвовали кожурой и мякотью, чтобы птица и рыба могли купаться в изысканно пахнущих подливках и маринадах. Желудок трепетал перед таким изобилием съедобных красок и запахов, казалось, вам предстоит вкушать великолепный сад, многоцветные гобелены, и клеточки легких наполнятся волнами благоуханий до такой степени, что вы будете одурманены и обездвижены, подобно жуку в гуще розовых лепестков.

»
— Дж. Даррелл, «Сад богов». Срочно идите к холодильнику!
« А взять грудинки пожирней,
Еще ветчинки к ней, да лососинки к ней.
Стаканчик хлебного вина...
Ну изумительна-а!
»
— Тимур Шаов, «Вредная песня»

Еда — явление настолько обыденное, что большинство авторов пропускают процесс принятия их героями пищи, ну или односложно уведомляют читателя, что персонажи «позавтракали» или вышли на дело «после скромного ужина». Но иногда автор ухитряется показать какое-либо изысканное блюдо настолько сочно и красочно, что аудитория начинает пускать слюнки, ощущать запах воображаемого кушанья и в перерыве на рекламу может стрельнуть к холодильнику, чтобы хоть чем-то угомонить жалобно урчащий желудок. А то и в магазин и на кухню, либо в ресторан — чтобы повторить/заказать этот шедевр кулинарного искусства и в полной мере насладиться им вживую.

Противоположный троп — Гурман-гуро, и иногда граница между ними бывает весьма размытой: например, сыр с плесенью со временем перешёл из категорию гуро в категорию порно. Где-то посередине находятся такие блюда как лягушачьи лапки или французский сыр мимолет с сырными клещами, любимое лакомство Шарля де Голля.

Содержание

[править] Где встречается

[править] Литература

[править] Русскоязычная

« — Пять лет тому назад — как сейчас помню — заказал я у «Альбера» навагу, фрит и бифштекс по-гамбургски. Наваги было 4 штуки, — крупная, зажаренная в сухариках, на масле, господа! Понимаете, на сливочном масле, господа. На масле! С одной стороны лежал пышный ворох поджаренной на фритюре петрушки, с другой — половина лимона. Знаете, этакий лимон ярко-желтого цвета и в разрезе посветлее, кисленький такой разрез… Только взять его в руку и подавить над рыбиной… Но я делал так: сначала брал вилку, кусочек хлебца (был черный, был белый, честное слово) и ловко отделял мясистые бока наваги от косточки…

...

— ...Бифштекс был рыхлый, сочный, но вместе с тем упругий и с одного боку побольше поджаренный, а с другого — поменьше. Помните, конечно, как пахло жареное мясо, вырезка — помните? А подливки было много, очень много, густая такая, и я любил, отломив корочку белого хлебца, обмакнуть ее в подливочку и с кусочком нежного мясца — гам!

...

Отрежешь, бывало, кусочек мясца, обмакнешь хлеб в подливку, да зацепив все это вилкой, вкупе с кусочком яичницы, картошечкой и кружочком малосольного огурца…

»
— «Поэма о голодном человеке».
« — А что, Пульхерия Ивановна, может быть, пора закусить чего-нибудь?

— Чего же бы теперь, Афанасий Иванович, закусить? разве коржиков с салом, или пирожков с маком, или, может быть, рыжиков соленых? — Пожалуй, хоть и рыжиков или пирожков, — отвечал Афанасий Иванович, и на столе вдруг являлась скатерть с пирожками и рыжиками

»
— «Старосветские помещики». И так все диалоги в повести.
« От протодьякона жар и дым. На трех стульях раскинулся. Пьет квас. За ухою и расстегаями – опять и опять блины. Блины с припеком. За ними заливное, опять блины, уже с двойным припеком. За ними осетрина паровая, блины с подпеком. Лещ необыкновенной величины, с грибками, с кашкой... наважка семивершковая, с белозерским снетком в сухариках, политая грибной сметанкой... блины молочные, легкие, блинцы с яичками... еще разварная рыба с икрой судачьей, с поджарочкой... желе апельсиновое, пломбир миндальный – ванилевый... »
— Шмелёв, Масленица
«— Водка, анчоусы под яйцом — у нас их называют пасифунчиками, — картофельный суп „лике“…
 — Со сметаной, — вставил я.
 — Разумеется!.. Паровая осетрина по-астрахански, ломтик телятины…
 — Я хочу фазанов. Запеченных с перьями.
 — Не надо: не сезон… Ломтик говядины, угорь в сладком маринаде…»

[править] На других языках

« — Превеселое общество! Надеюсь, опоздавшим тоже найдется что-нибудь поесть и выпить? Что у вас? Чай? Благодарю покорно! Мне, пожалуй, красного винца.
— Мне тоже, — сказал Торин.
— Хорошо бы еще крыжовенного варенья и яблочного пирога, — вставил Бифур.
— И пирожков с мясом, и сыра, — дополнил Бофур.
— И пирога со свининой, и салата, — добавил Бомбур.
— И побольше кексов, и эля, и кофе, если не трудно! — закричали остальные гномы из столовой.
— Да подкиньте несколько яиц, будьте так добры! — крикнул Гэндальф вдогонку хоббиту, когда тот поплелся в кладовку. — И захватите холодную курицу и маринованных огурчиков!
»
— Джон Толкин
« Великолепные колбасы, тонко нарезанные и обжаренные в масле с четвертинками груш; сладкий перец, мелко накрошенный и перемешанный с протертым миндалем и шпинатом; холодные черные бобы в винно-горчичном соусе; потрясающие крохотные пирожки из кусочков цыпленка в тесте — их запекали в печи, пока тесто не стало тонким и прозрачным, как бумага. Бедный Локки не успел и глазом моргнуть, как братья Санца наложили ему на тарелку всего понемногу.

Неуклюже орудуя серебряной двузубой вилкой и одним из тех самых скругленных ножей, мальчик начал запихивать еду в рот — и едва не ошалел от неожиданной комбинации вкусовых ощущений. Пирожки были приправлены имбирем и апельсиновой цедрой, они поскрипывали на зубах, как намокшие опилки под ногой. Винный соус в бобовом салате согревал язык, а горчица обжигала горло. У Локки с непривычки голова пошла кругом, он едва успевал глотать вино, чтобы запивать, вернее, заливать пожар, разгоравшийся во рту.

_ _ _

Дальний конец пиршественного стола был отведен под десерты (пятое Прекрасное искусство). Здесь были выставлены пирожные с вишневым кремом, заключенные в позолоченные раковины, которые, как ни удивительно, тоже были съедобными; пирожные из коричного теста с медовым сиропом в виде целой флотилии маленьких корабликов, паруса которых были сделаны из марципана; груши, фаршированные кусочками речной дыни, пропитанной коньячным сиропом...

На другом конце стола царило мясо. На каждом из серебряных подносов была выложена фантасмавола, то есть «невозможное блюдо». Каждое из этих кулинарных произведений имитировало некое фантастическое существо — брались две половинки различных животных и соединялись в процессе приготовления. Локки увидел жареного поросенка с головой осетра, покоящегося на ложе из черной икры. Рядом лежала свиная голова с болотным яблоком во рту, а к ней приделано тушеное туловище каплуна, политое соусом из жженого сахара и винных ягод.

»
— «The Lies of Locke Lamora»

[править] Сетевая

Есть такое явление, как творчество фидеров — парней, которые очень любят толстых девушек, особенно когда сами их раскормили (иногда среди фидеров встречаются и женщины, кормящие мужчин, и гомосексуалы обоих полов, но это реже). Распространено это явление среди как зарубежных, так и отечественных любителей этого дела, литературные качества имеет разные, а забавно тем, что в нём наличествует как раз именно то, что написано на упаковке — откармливание и гурманство описываются именно как порно, а на 18+ ничего не происходит. В качестве примера можно привести рассказ «Откармливание девушки» Игоря Фидера на сайте Проза.ру.

[править] Театр

«Али каша подгорела,
Али студень нехорош?»
«Аль в солянке мало соли,
Аль бифштекс недоперчен?»
«Аль в салате по-милански
Не хватает трюфелей?..»
«Вот, к примеру, получи,
Прям из печки калачи,
Вот жаркое из индейки,
Вот компот из алычи!
Вот колбасы, вот сыры,
Вот полцентнера икры,
Вот карибские омары,
Вот донские осетры!..»
«Предложи им наяву
Самаркандскую халву,
И турецкую фисташку,
И персидскую айву!
Ставь на скатерть все подряд —
Шоколад и мармелад,
И голландскую грудинку,
И чухонский сервелат!
Не забудь швейцарский сыр,
Тот, который весь из дыр!»

[править] Кино

[править] Телесериалы

[править] Мультфильмы

[править] Мультсериалы

[править] Аниме и манга

[править] Видеоигры

[править] Музыка

Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты