Гулаги и рабы

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Dirty Communists. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
«

Я другой такой страны не знаю,
Где так больно дышит человек.

»
— Филк

Гулаги и рабы — тёмная сторона жизни в СССР, вызванная деятельностью государственной системы. Как она будет показана — зависит от автора, его таланта, добросовестности и знания матчасти. Когда с этими ингредиентами плохо, то получается карикатура и/или клюква, доходящая до так страшно, что уже смешно или пытки увеболлом.

И тогда на страницах книг (экранах кино, телевизоров и компьютеров и пр.) возникают мерзенькие большевики (еврейско-латышско-грузинской национальности), которые уничтожают лучших представителей русского народа и грабят не лучших (или, если автор родом из какой-нибудь братской республики, то большевики на пару с русскими делают это уже с его народом). Со дня свержения Временного правительства и до роспуска СССР в Беловежской пуще — всё (ну совсем ВСЁ!) по карточкам.

С приходом к власти Сталина страна переходит в режим «половина сидит, половина охраняет». Каждый второй в стране — или сотрудник НКВД, или связан с ними. За малейший кашель без разрешения Партии — донос куда следует, скорый суд-тройка, выбитое из обвиняемого кулаками или чем покрепче слёзное признание во всех грехах и десять лет (простых, которые можно пережить, или без права переписки, которые пережить нельзя). Отбывают наказание в республике Коми, Средней Азии, на Крайнем Севере, но чаще всего таки в Сибири или северной части Дальнего Востока. Общее у этих вариантов — адские условия отбывания наказания: бараки, которые обычно не топят даже в лютый мороз; отсутствие элементарных удобств вроде водопровода, канализации, холодильника, телевизора, микроволновки; баланда, от одного вида которой отбивает аппетит; надзиратели, как правило, — редкостные отмороженные твари, кошмарящие и пытающие несчастных з/к по малейшему поводу и даже без такового. Опциональны потрясающие воображение цифры невинных жертв режима, желательно измеряемых десятками миллионов. А если учесть, что слово «жертвы» может означать как трупы, так и всех как-либо пострадавших, то каждый потребитель может трактовать цифирь по-разному.

После смерти Сталина — то же, но вместо фанатичных большевиков (которых при вожде народов поистребили) — жирные партноменклатурные боровы, которым всё можно, вместо лагерей — психушка. На заводах делают одно из двух: пушки (90 %) и бесполезное неработоспособное барахло (10 %). Рабочие живут в бараках с удобствами во дворе. Сельские жители — бесправные колхозники, работающие за трудодни или (после Хрущёва) прикованные пропиской к своим комбайнам. Интеллигенцию заставляют петь славу Партии и советской власти, больше ни о чём писать нельзя. ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ-КГБ вездесуще и следит за вами.

Победа в Великой Отечественной войне? Во-первых, не Великая Отечественная, а советско-германская. Во-вторых, никакой победы не было, красные упыри немцев трупами завалили. (То, что большая часть советских потерь — гражданские, сторонники этой версии игнорируют). Давали безропотным рабам одну винтовку на троих и гнали на убой, а если рабы не хотели бросаться на немецкие пулемёты, их скашивали пулемёты НКВД. Ещё были штрафбаты, куда набирали зэков — единственные подразделения РККА, которые умели не только гибнуть тысячами, но и воевать (потому что не любили Советскую власть). А когда орды коммунистов вторглись в Германию, они там изнасиловали 2 млн немок. Да, отдаться советскому выродку за банку тушёнки — это не проституция, а изнасилование.

Кстати, Сталин хотел первым напасть на Европу, просто Гитлер его опередил. И вообще, между Гитлером и Сталиным нет никакой разницы, но Сталин определённо хуже.

Что там ещё, полёт Гагарина в космос? Это было, но перед Гагариным, оказывается, был целый легион космонавтов, которые погибли в безвестности из-за криворукости инженеров Королёва, а власти скрывают. И вообще Королёв украл все разработки у Вернера фон Брауна, а первым человеком в космосе стал некий СС штандартенфюрер (нет, не надейтесь, не Штирлиц).

Помимо вышеупомянутых, для сабжа характерны (хотя встречаются реже и в основном по отношению к персонажам-выходцам оттуда) тропы: Побег, Сирота и Шовинизм (главные герои обычно в качестве жертв последнего).

Не надо путать с тропом Чернуха. Он тоже отражает тёмную сторону жизни в СССР (как и в любой другой стране), но здесь источник всяческих безобразий — сугубо частная инициатива. Поэтому госбезопасности нету (если только она не борется с особо тяжкими преступлениями типа наркоторговли и терроризма), зато полно разнообразных представителей криминала, включая коррупционеров и оборотней в погонах.

Тесно связанный троп — Красная угроза. У отечественных авторов «Гулагам и рабам» почти всегда противопоставляется Россия, которую мы потеряли: всё в империи было хорошо, но откуда-то появились кровожадные большевики (проплаченные Германией, Антантой, масонами и т. д.) и притащили с собой миллионы злобных люмпенов

Противотропов у «Гулагов и рабов» целых два: это Светлое советское прошлое (у отечественных авторов) и Коммунисты — не злодеи (у зарубежных).

Да, собственно ГУЛаг (пишется именно так) — подразделение НКВД, Главное Управление Лагерей. Было ещё ГУПВИ, Главное Управление По делам Военнопленных и Интернированных.

Примеры клюквы[править]

« В Советском Союзе мы жили безобразно! До 91-го года я слонялся по помойкам в поисках корки черного хлеба. Каждый раз, уходя с работы, я выглядывал в окно, чтоб проверить, не приехал ли за мной воронок. »
— Анахронизмы

Литература[править]

  • Александр Солженицын. Для многих — кодификатор: кирпич «Архипелаг ГУЛАГ» (пишется именно так). Ангажированность и отсутствие доступа к архивам привели к тому, что автор свалил в одну кучу всё, что слышал плохого, подарив историкам простор для отделения зёрен от плевел, а обладателям кинка на садо-мазо — кайф. (Справедливости ради, когда пишет не публицистику, а беллетристику на основе собственного жизненного опыта, — пишет неплохо, разве что излишне вычурно).
  • Виктор Суворов, он же Владимир Резун. Бывший агент ГРУ, перебежчик, автор активный продвигатель тезиса «Сталин хотел напасть первым». Справедливости ради, когда пишет не о злобных коммунистических упырях, а о том, что, как и почему устроено в Советской Армии/ГРУ — пишет интересно и даже душевно (верить ему или нет — другой вопрос, однако его «методология» не имеет никакого отношения к науке).
  • Пелевин, «Омон Ра». Чёрноюморная пародия на многие клише типа «власти скрывают»: про сгоревших космонавтов, про одну винтовку на троих и прочее мясозакидательство… В повести все эти клише — самая что ни на есть реальность, поставленная на поток — и, похоже, имеющая какой-то мистический смысл.
  • Том Роб Смит, «Ребенок 44» — педаль в Австралию. Вкратце: в СССР объявляется опасный маньяк, но органы его не ловят, потому что «Сталин сказал, что в СССР преступлений нет» — органы заняты репрессиями невинных граждан и особенно гомосексуалов, а единственного сотрудника, который хочет поймать маньяка, система всячески за это гнобит.
    • Экранизация, конечно, тоже попадает под троп, но самую соль оттуда убрали.
    • Также приложение к книге «44 факта сталинской эпохи», из которого можно узнать, что на 150-тысячный Новосибирск имелось три бани, а в детдоме на 200 детей полагалось 20 тарелок и 12 ложек, норму 5 тонн угля в сутки при пайке в 150 грамм хлеба, а в Ленинграде случались очереди в магазины в 6 000 человек.
  • Эдуард Тополь, «Завтра в России». Роман посвящён перевороту, устроенному в разгар перестройки молодой партноменклатурой против Михаила Горбачёва (в романе — Горячева) и последующей попытке построения сабжа (вдобавок отягощённого антисемитизмом), вызвавшей революцию и вмешательство добрых американцев. Возможно и другие произведения писателя, просто автор правки знаком только с этим.
  • Эдуард Успенский, комментарии к «Юности честному зерцалу». Берётся сочинение Петра I, разбивается на цитаты, к каждой цитате даётся комментарий, каждый второй комментарий сводится к данному тропу. Не то чтобы детям совсем нельзя было читатьписалось вроде бы для детей, но выглядело на фоне других произведений как-то странно:
« «Цесарь Фридрих третии, обычаино говаривал: громовые стрелы разбивают высокия башни, а низкия хижины минуют». И опять же я бы посоветовал Фридриху номер три почитать «Архипелаг ГУЛАГ» писателя Солженицына, чтобы он убедился, что и простых инженеров, и рабочих, и крестьян убивали громовые стрелы Сталина и своры его уголовников-партсволочей из ЦК КПСС. »
Да-да, это Успенский.
  • «Третья мировая война: Август 1985» британского генерала сэра Джона Хекетта. Коммунисты — злобные орки, которые бьют своих, чтобы чужие боялись. СССР описывается по Буковскому, Резуну и Солженицыну, все это приправляется черно-белой моралью а-ля «Властелин Колец». Нет, серьезно, СССР — именно черное ЗЛО, которое можно только тотально изолировать, а любая страна, поддерживающая отношения с СССР, не имеет права на существование.
    • А вот Китай хороший. Там и социальное равенство (в отличие от СССР), и Вьетнам им захватить можно, разогнав вениками вьетнамских коммуняк (ха-ха). Потому что Вьетнам за СССР, а Китай дружит с Западом. Доходит до того, что Вьетнам обвиняют в свержении Пол Пота, потому что Вьетнам был за СССР. А поскольку все, что делает СССР — зло, то и свергать Пол Пота было зло (нет, серьёзно!).
  • «Архангел» Роберта Харриса — тут и миллионы расстрелянных лично Сталиным, и секретная операция по производству Сталиным наследника посредством специально отобранной комсомолки, и Архангельск, в котором опасно ходить по улицам из-за радиации после того, как рядом проводили ядерные испытания на 15 миллионов ссыльных кулаков, и не менее злобные коммунисты, которые хотят всё это вернуть посредством ждущего своего часа на тайной заимке под Архангельском того самого сына Сталина.
  • Иван Багряный. Это как Солженицын, только из Украины, и соответственно национальная тема у него на первом плане.
  • Александр Бушков, цикл «Байки времён перестройки».

Кино[править]

Внимание! Для попадающих под сабж фильмов о войне, снятых на постсоветском пространстве, выделена отдельная статья, упоминать их здесь лишний раз нет особого смысла. Все остальные примеры добавлять не только можно, но и нужно.

  • «Враг у ворот» — западный фильм о Василии Зайцеве и Сталинградской битве, состоит из тропа практически полностью.
    • Толпы бойцов переправляются на корабля через Волгу. БЕЗ ОРУЖИЯ. На берегу им выдают винтовку Мосина и обойму на двоих, причём одному винтовку, другому обойму[1]. И отправляют на пулемёты в лобовую атаку. Почти все бесславно погибают, остатки бегущих, конечно, расстреливает заградотряд, как же иначе. Про 13-ю гвардейскую до зубов укомплектованную дивизию Родимцева, которая реально высаживалась под пулемётным огнём на набережную Сталинграда, перешла врукопашную и вынесла уже праздновавших выход к Волге и победу немцев аж до Мамаева кургана, где и заняла оборону — не, не слышали!
    • Весь командный состав в фильме почему-то представлен комиссарами. Командующему обороной города толстому трусливому генералу прилетевший из Москвы Хрущёв предлагает застрелиться. Видимо, обороной города потом командует он, потому что больше командиров мы не увидим. Про крутого генерала, будущего маршала, отца солдатам Василия Ивановича Чуйкова, получившего за оборону Сталинграда прозвище «Генерал Стойкость» мы полслова не услышим. Про прибывших на кризисный участок фронта Жукова и Малиновского — тоже.
    • Хрущёв спрашивает комиссаров, как же удержать город. Следуют дельные ответы — расстрелять трусливых генералов и начальников штабов, репрессировать членов семей побежавших солдат, на что Хрущёв устало отвечает, что всё это уже сделано.
    • Всё, что нужно, чтобы стать снайпером — это пойти добровольцем. Туда берут всех и без всякой подготовки.
  • «Горькая жатва», фильм канадского украинца о голодоморе. Жителей украинского села злые большевики хотят заморить голодом, но те почему-то не морятся и даже не худеют — и тогда злые большевики начинают просто расстреливать всех подряд. Опереточно-злой Сталин и жыдокомиссары прилагаются.
  • «Шпионский мост». Восточный Берлин, лежащий в 1961 г. в руинах, потому что русские запрещают его восстанавливать после бомбежек (!), где одновременно цепные псы тоталитарного режима занимаются расстрелами, а прямо у КПП шпана снимает пальто с важного иностранца. Ну и до кучи Пауэрса обливают водой, светят лампой в глаза и просто дуплят.

Комиксы[править]

  • «This Godless Communism», брошюрка для учащихся церковных школ США. Сферический (и топорный) пример.
  • The Red Star — пример настолько специфический, что может даже быть аверсией. Это просто надо видеть. В любом случае, Союз Краснозвёздных Республик выглядит эпично.
    • По мотивам есть и видеоигра.
  • Uber — комикс выглядит как мечты нацистов о том, как бы они покарали коммунистов, если бы у них были суперсолдаты. Авторы настаивают на том, что РККА у них показана «аутентично», ведь они «научную книжку читали».

Аниме и манга[править]

  • Odoru! Kremlin Kyuuden — так грубо, что уже смешно. В комплекте идёт такое количество мерзостей и просто ахинеи, что впору звать психиатров. Например, когда рождается ребёнок без рук и ног, коммунисты отрезают конечности всем младенцам, «чтобы все были равны». Не говоря уже о том, какими там показаны советские вожди.
  • Usavich — с прикрученным фитильком. Советский быт изображен довольно мило и уютно (даже тюремный), но милиция там все равно ведет себя крайне жестоко и имеет на вооружении тяжелую бронетехнику, а одного из главных героев посадили в тюрьму за то, что он проспал один день работы из-за похмелья — причем его прямо в похмельном виде в тюрьму и привозят.

Мультсериалы[править]

  • «Спецагент Арчер» — «Какая вы, нахрен, сверхдержава?» Сериал, конечно, пародийный, но все равно советский быт даже на советский-то не больно похож, а скорее на неблагополучный район где-нибудь в Детройте.

Видеоигры[править]

  • Сеттинг Red Alert, хоть и клюква, тоже этим отдаёт. Гуглите описания советских юнитов из третьей части. Впрочем, в большинстве своём шутки ради, как и принято в серии.
  • Серия Call of Duty: относительно маленькие дозы в первых частях.
    • Первые миссии про Сталинград в советской компании для первой Call of Duty воспроизводят фильм «Враг у ворот» с расстрелами при попытке бегства с баркаса во время переправы, отправки в бой одного с винтовкой другого с патронами и заградотрядом с немецким пулеметом.
    • В Black Ops градус клюкво-гулаговости резко подскочил. Злые коммунисты скорешались с нацистским учёным, испытали чудо-отравляющий газ на собственных солдатах, загнали главгероя в концлагерь на Колыме — а он, бедный, всего-навсего пытался убить Фиделя Кастро… Ах да: химическую дрянь над Лаосом и Вьетнамом тоже распыляли они, а вовсе не американцы.
      • Ну и просто еще заставляют пленных американцев играть в «русскую рулетку», а отказавшихся забивают обломком трубы. Нет, эту сцену просто нужно видеть
      • Персонажи постоянно по поводу и без повода разглагольствуют на тему того, какими нужно быть мразями, чтобы сотрудничать даже с бывшими нацистами (и даже не в увлекательной химии, а, например, в ракетостроении). Эээ… А кто это там «Сатурн-5» проектировал?
  • Старый квест «KGB», он же «Conspiracy» — перестроечная разруха удивительным образом сочетается с «кровавой гебней».
  • Gorky 17. В обоих локализациях (от Snowball и от Дмитрия Пучкова) от этого душка избавились, переиначив сюжет.
  • Company of Heroes 2 — Великая Отечественная, как её видят разработчики из Канады. Не верьте названию — героизмом тут и не пахнет, одно сплошное закидывание мясом и пинание Тузиков. Как заметил один из обзорщиков, «на самом деле советская кампания здесь про Имперскую Гвардию[2], только текстуры перекрашены».
    • Особенно обидно, что в первой части американские и британские войска показаны именно как герои, и даже немцы (!) в своей кампании не смешиваются с грязью.
    • В кампании за немцев ко второй части, кстати, тоже не предлагается грабить, вешать, сжигать и сгонять в концлагеря.
  • War Front: Turning Point. В этой вселенной вместо Гитлера Германией руководит более положительный фюрер, а значит, в роли негодяев — Советы. С полным комплексом негативных стереотипов.
  • Метро 2. Занятно, но «Марш коммунистических бригад» оттуда не зазорно использовать даже идейным коммунистам по случаю Первомая.
  • Metro: Last Light (с предыдущим пунктом не связано). В постапокалиптической Москве злобные коммунисты построили локальную Империю Зла на «красной линии» метро. Внешность их главаря Корбута срисована с нацистских агиток. Впрочем, с «метра» взятки гладки.
  • You are Empty: с уклоном в сюрреализм.
  • Mother Russia Bleeds: инверсия. На первый взгляд кажется, что сеттинг этой альтернативноисторической игры — наш троп, но на самом деле это Лихие девяностые уже в восьмидесятые, без развала СССР, но с полным разложением (и криминализацией) правящих элит. А вот идейный коммунист там — положительный персонаж.

Прочее[править]

  • Рисунки тюремного надзирателя Балдаева, сделанные на основе фольклора мест заключения. «Рисунки из ГУЛАГа».
  • Крипипаста из серии «Russia Spoofs». В большинстве случаев источником ужасов оказывается либо КГБ, либо КГБ является на помощь и отправляет всех пострадавших в ГУЛАГ, потому что Родине не нужны слабые граждане! Такова жизнь в России.

Примеры НЕ клюквы[править]

Литература[править]

Когда началась гласность и Перестройка, на страницы литературных журналов хлынул поток произведений на эту тему. Одно были написаны «в стол», другие — вот прямо сейчас. Споры на тему, были авторы искренни или просто ловили конъюнктурную волну, не утихают до сих пор, а поскольку телепатов среди спорщиков обычно нет, то и достоверного ответа получить не удастся. Понемногу удавалось вставить и раньше, при том же Никит Сергеиче.

  • А. Ахматова, вдова Н. Гумилёва и мать его сына Льва, поэма «Реквием».
  • С. Антонов, «Васька» — о судьбе раскулаченной.
  • М. Алексеев, «Драчуны» — опять-таки о раскулачивании.
  • М. Шолохов «Поднятая целина» — тут раскулачивание одобряется, но современный либеральный читатель может посмотреть и под другим углом.
  • М. Булгаков, «Мастер и Маргарита» — есть несколько прозрачных намёков: причастность милиция к бесследным исчезновениям людей из «нехорошей квартиры»; кошмарный сон Босого о зале с мужчинами, от которых требовали сдать валюту; жалоба Алоизия Могарыча на то, что Мастер хранит у себя нелегальную литературу; слова Маргариты «Алоизий? Его арестовали вчера. А кто его спрашивает? Как ваша фамилия?»
  • Е. Евтушенко, у которого дед по отцовской линии, прибалтийский немец Гангнус, сидел в 1938-43, а дед по материнской линии, красный командир белорус Евтушенко (Явтушенко), расстрелян в 1938, уделял этой теме много внимания:
    • Поэма «Братская ГЭС» — история инженера-гидростроителя Карцева.
    • Поэма «Фуку» — главы «Семьдесят, если я помню, седьмой…» и «Но на Колыму попадали разные люди…».
    • Роман «Ягодные места» — раскулачивание семьи Дарьи Севастьяновны.
  • Братья Стругацкие тоже испытали это: отец в 1937 г. он отделался исключением из партии и увольнением, а вот его младший брат был расстрелян. Был репрессирован один из героев повести «Дьявол среди людей». Также мотивы возникают в произведениях «Хромая судьба», «Град обреченный», «Поиск предназначения, или Двадцать седьмая теорема этики»,«Жиды города Питера».
  • Б. Васильев, «Завтра была война» — арест и скорое освобождение отца Вики Люберецкой, главного инженера авиазавода.
  • К. Симонов, «Живые и мёртвые» — один из главных героев, генерал Серпилин был репрессирован.
  • А. Приставкин, «Ночевала тучка золотая» — о депортации чеченцев и их терроре против русского населения.
  • Он же, «Кукушата, или Жалобная песнь для успокоения сердца» — о жизни в детдоме для «социально опасных детей». POV узнаёт, что он — сын репрессированного.
  • Лев Разгон, «Непридуманное», и Евгения Гинзбург (мать Аксёнова), «Крутой маршрут» — воспоминания.
  • Сам В. Аксёнов, «Московская сага» и отчасти написанный в жанре альтернативной истории «Остров Крым».
  • А. Солженицын, рассказ «Один день Ивана Денисовича», романы «В круге первом» (про «шарашку») и «Раковый корпус» (про ссылку в Среднюю Азию). Первый, впрочем, с прикрученным фитильком, потому как не представлял собой практически ничего особенного и лишь поверхностно рассказывал о жизни в уголовно-исправительном учреждении, благодаря чему и поступил в печать. Ну, и благодаря редактору «Нового мира» Твардовскому.
  • А. Рыбаков, «Дети Арбата» и продолжение.
  • В. Шаламов, «Колымские рассказы» и др.
  • А. Жигулин, автобиографическая повесть «Чёрные камни».
  • В. Войнович, «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина». Впрочем, поскольку это роман-анекдот, то не страшно: сначала смешно, потом скучно.
  • В. Гроссман, «Жизнь и судьба».
  • Ю. Семёнов, «Отчаяние» — вернувшись в 1948 г. в СССР, Штирлиц угодил прямиком на Лубянку. Прототипом стал швейцарец, шпионивший в пользу Советского Союза и посаженный по приезде… за шпионаж!
  • Отец В. Крапивина был священником и переехал в Тюмень из Кирова (Вятки), спасаясь от репрессий. Этот эпизод семейной истории оставался тайной для самого писателя до его преклонного возраста, а позже был отражён в одной из книг. Не помню, в какой.
  • Д. Рубина, «Любка» — про дискриминацию евреев в связи с делом врачей.
  • Лия Симонова, «Круг» — упоминают о репрессиях.
  • Братья Вайнеры, «Петля и камень в зелёной траве». Действие происходит в вегетарианские 1970-е. Но главные герои, частным образом расследуя убийство Михоэлса спецслужбами в сталинские времена, постепенно убеждаются, что, как говорится в известном одесском анекдоте, «а люди всё те же».
  • Захар Прилепин, «Обитель». Мрачная повесть о жизни заключенного в СЛОН, жестокости следователей и охранников, коррумпированности начальства и рабском труде. ВFвтор не сочувствует никому — почти все сидящие сидят там за дело и не изображают из себя невинно пострадавших, да и персонал лагеря не сильно от них отличается. Милый интеллигентный старичок, говорящий на трёх языках, оказывается бывшим белым контрразведчиком, пытавшем людей при Колчаке; соловецкие монахи, ставшие после революции вольнонаемными в лагере, язвительно говорят бывшим попам: «Мы тут веками в аскезе жили так, как вы сейчас сидите, так что не жалуйтесь»; начальник лагеря, внешне приятный и справедливый человек, рассуждающий в социалистическом перевоспитании людей, отбирает среди заключенных команду для поиска спрятанного золотого клада, чтобы прикарманить его себе… Подчеркнуто плохим хорошим концом: приехавшая из Москвы комиссия расследует все случае превышения полномочий в лагере, сажает или расстреливает всех виновных и наводит в лагере относительный порядок. Впрочем, главгерою это не помогает — он хоть и выживает, но ломается психологически и теряет те остатки человечности, что пытался сохранить всю книгу.

Музыка[править]

  • А. Галич — немало песен.
  • А. Городницкий, «Перелётные ангелы», «Испанская граница», «Полночное солнце». Да и знаменитая «На материк» — тоже.
  • Владимир Высоцкий, «Банька по-белому», «Дорожная история» (Я вышел ростом и лицом), «Был побег на „рывок“».

В реальной жизни[править]

Как бы то ни было, в сталинские времена через ГУЛаг по политическим статьям прошло не менее 3.7 миллионов человек (из них не менее 643 тысяч расстреляно, согласно докладной записке на имя Хрущёва). (Часть из них была осуждена за реальные преступления и потому не была реабилитирована). С переселёнными, членами семей и пр. многие источники оценивают общее число пострадавших в пределах семи-десяти миллионов. Происходили они из совершенно разных слоёв общества. И это не считая тех, кто был раскулачен, депортирован по национальному признаку, попал в фильтрационные лагеря после плена или умер во время Голодомора.

Вследствие этого определённая часть произведений на эту тему появилась не из головы и не как переосмысление чужих свидетельств, а вполне себе на основе личного опыта. В 1930-40-е года, а то и позже, многие писатели, режиссёры и актёры также пострадали от репрессий. Некоторые из них, вернувшись из лагеря, отразили свой опыт в своём творчестве. А некоторые, увы, не вернулись.

Журнал «Дружба народов», 1988, № 1

Писатели[править]

  • Н. Гумилёв. Арестован по обвинению в антисоветском заговоре и расстрелян. Участия в заговоре не было, антисоветские настроения — были.
  • О. Мандельштам. В 1933 написал антисталинскую эпиграмму «Мы живём, под собою не чуя страны», в 1934 арестован и сослан, в 1937 смог вернуться в Москву, в 03.1938 снова арестован и отправлен в лагерь, где умер в 12.1938.
  • Я. Смеляков в 1934—37 репрессирован, в 1945 после плена отправлен в фильтрационный лагерь, где сидел несколько лет, затем снова сидел в 1951-55.
    • В эти же годы два близких друга — поэты Павел Васильев и Борис Корнилов — тоже репрессированы (см. картинку).
  • Н. Заболоцкий — в 1938-44 в лагере, в 1944-46 — ссылке в Караганде.
  • Артём Весёлый, участник революции, арестован в 1937, расстрелян в 1938.
  • И. Кассиль, брат Льва Кассиля — аналогично.
  • Б. Пильняк — аналогично.
  • Н. Клюев, друг Есенина — арестован в 1934, расстрелян в 1937.
  • П. Парфёнов, большевик с 1917 г., автор песни «Партизанский гимн» («По долинам и по взгорьям») — арестован в 1935, расстрелян в 1937.
  • Л. Соловьёв — сидел в 1946—54.
  • Р. Штильмарк сидел в 1945-53, в заключении сочинил приключенческий роман «Наследник из Калькутты».
  • Л. Квитко — арестован в 1949, расстрелян в 1952 вместе с коллегами по Еврейскому антифашистскому комитету.
  • Шаламов знал, о чём писал — сам сидел в 1929-32 и с 1937 до, вероятно, 1953.
  • Ну и собссно А. Солженицын — арестован в 1945 за ругань в адрес Сталина в письмах[3], сидел до 1953. В 1974 за антисоветские книжки арестован, лишён гражданства и депортирован.
  • Б. Чичибабин получил срок за строчки «Чтоб на землю не пришла / Новая ежовщина!»
  • Ю. Домбровский.
  • Патентованный антисоветчик Галич всего-то был исключён из союзов писателей и кинематографистов. В том же 1974 выехал и не вернулся, лишён гражданства. Да здравствует застойное милосердие! Злые языке трепались, что его убила госбезопасность, но знакомые подтверждают, что был несчастный случай.
  • И. Бродский провёл в психушке всего три недели, но его там натурально пытали.

Не писатели[править]

  • Театральный режиссёр В. Мейерхольд — арестован в 1939, расстрелян в 1940.
  • Л. Н. Гумилёв (сын того самого) — автор научно-популярных книг по истории и этнографии. Кто-то его считает настоящим учёным, кто-то — Выбегаллой. Был арестован в 1935, затем сидел в 1938—43 и 1949—56.
  • Еврейский театральный режиссёр С. Михо́элс в 1948 убит сотрудниками МГБ (убийство замаскировано под дорожное происшествие).
  • Кинорежиссёр М. Калик — арестован в 1951 за «еврейский буржуазный национализм».
  • Певица Л. Русланова — арестована за компанию с мужем-военным. кроме антисоветчины, её обвинили в незаконном присвоении ценностей.
  • Актрисы Т. Окуневская (вообще непонятно за что) и Зоя Фёдоровна (за интимную связь с американцем).
  • Актёр Г. Жжёнов — арестован в 1938 за беседы с американцем, получил пять лет, сидел до 1945.
  • Актёр И. Смоктуновский, побывавший в плену и бежавший, отделался запретом на проживание в 39 крупнейших городах и переехал в Норильск. Для полноты счастья в разгар «борьбы с космополитизмом» по требованию директора театра ему пришлось изменить фамилию (раньше он был Смоктунович — белорус, а не то, о чём подумал этот чинуша).
  • Кинодраматург А. Каплер — крутил роман со Светланой Аллилуевой, что не понравилось её папочке.
  • Скульптор М. Шемякин - после арестов выставок, конфискаций работ и принудительного лечения в психушке в 1971 выслан под угрозой уголовного преследования.

Примечания[править]

  1. И, вероятно, в обойме один патрон холостой, два резиновых, и два украли
  2. Собственно, в Dawn of War от этих же разрабов тоже перегибают палку с жестокостью ИГшного командования. В каноне они, конечно, человеческую жизнь ни в грош не ставят, но гробить своих солдат для „посмотрите, какие мы злые“ станет только неадекватный Горлов, который долго на своём месте не усидит, спасибо особенности „Oops, sorry, sir!“.
  3. Вот каким идиотом надо было быть, зная, что любые письма с фронта проходят премодерацию где надо? Впрочем, есть теория, что в этом и был коварный план — сесть на малый срок «за политику (уровня „мелкое хулиганство“)» (за уголовку — штрафбат), дабы сбежать с фронта, а там амнистия ко дню победы… Вот только план оказался не слишком хитрый, потому и ввалили по полной программе.