Грозная репутация

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Страх — это такой эскорт, который двадцать ландскнехтов заменит. »
— Шарль де Костер, «Легенда об Уленшпигеле»
« Истреби в бою тысячу противников и твои враги тебя возненавидят. Уничтожь миллион — и неприятели твои выстроятся в очередь за твоей головой. Но убей очень тайно, скрытно и осторожно десяток, скрывая свои действия под покровами неясности, неопределённости и безмолвия — и целые миры будут вопить от ужаса при одном упоминании о твоём имени. »
— Конрад Керз, примарх легиона Повелителей Ночи. WarHammer 40 000.

Грозная репутация — очень полезное социальное явление для человека, который не хочет каждый раз специально доказывать свою крутизну. Благодаря ей персонажу стоит назвать своё имя — и всё, его уже боятся и уважают.

Близкий троп — Осторожно, двести двадцать!

Примеры[править]

Фольклор[править]

  • Сказка о храбром портняжке. Портной приобрел свою грозную репутацию силача благодаря крутой похвальбе (которую все воспринимали буквально) и своей хитрости.

Литература[править]

Классика[править]

  • «Троецарствие» — Чжугэ Лян, имеющий репутацию очень хитроумного полководца, оказался застигнут врагами в крепости практически без гарнизона. И вместо того чтобы героически защищать крепость, приказал настежь открыть ворота и сел в надвратной башне играть на цине. Враги, увидев открытые настежь ворота… заподозрили хитроумную ловушку и спешно отступили.
  • «Легенда об Уленшпигеле» (см. эпиграф) — субверсия: добрый и безобидный Ламме Гудзак приобретает грозную репутацию, «побив» судовщика Пира Силача.[1] (О том, что судовщик поддался нарочно, именно для того, чтобы одолевший местного чемпиона Ламме на всех наводил страх, знали только они двое да Уленшпигель.)
  • «Республика ШКИД» — преподаватель гимнастики Константин Александрович Медников ака Косталмед. С самого начала «дефективные» даже не пытались его травить — Косталмед был надзирателем в лавре, которая справедливо считалась последней ступенькой перед обычными, «взрослыми» тюрьмами. Правда, уже скоро выяснилось, что Косталмед человек не злой, а совсем даже наоборот.

Приключения[править]

Фэнтези[править]

Русскоязычное фэнтези[править]
  • А. Волков, «Волшебник Изумрудного города» — Гудвин Великий и Ужасный. Иллюзионист Джейс Гудвин старательно работал над репутацией могущественного и опасного волшебника именно потому, что никакими магическими способностями не обладал. Как ни странно, вышло более чем убедительно — поражение Гудвина от Бастинды (которая и сама по правде говоря молодец против овец) быстро забылось и никто даже не пытался захватить Изумрудную страну.
  • «Сварог» — собственно протагонист, да ещё и с подсветкой.
    • Во многом эта репутация держится на том, что Сварог является королём Хелльстада — места безусловно жуткого, но отнюдь не преисполненного вселенской злобы. Потом репутацию Хелльстада среди небожителей-ларов начинает эксплуатировать и императрица Яна. Кстати, о неслабой хелльстадской армии боевых роботов и мощной компьютерной сети Яна и Сварог помалкивают, сохраняя за Хелльстадом статус заповедника жутких, но не опасных Империи Четырёх Миров монстров.
  • М. Семёнова, «Волкодав» — заглавный герой. Громкость его репутации привлекает самое нежелательное внимание начиная со второй книги.
  • «Ларе-и-т’аэ» Раткевич — ситуация с группой наёмников, имеющей заложников.
«

— Выбирайте! — и снова Эвелль без особого напряжения перекрыл общий галдеж. — Найлисский суд потом — или я сейчас! За частоколом приумолкли. Орвье отлично понимал, о чем сейчас призадумались пойманные в ловушку наемники. Ничего особенного понатворить они, судя по всему, не успели. За пленного лесника много не спросят… да и вообще при таком раскладе главный ответчик для суда тот, кто заплатил наемникам и отдал приказ. Так что суд, может, и помилует — а вот обладатель властного голоса там, в лесу… этот миловать не станет. Так не лучше ли… — А где нам ручательство, — неуверенно донеслось из-за частокола, — что тем, кто бросит оружие, тут же глотки не перережут? Здоровенная лесина, в которую воткнулась огненная стрела, взялась пламенем уже всерьез. Она горела неровно и жарко, то и дело потрескивая, время от времени шипя и выплевывая на снег комочки огня. — Мое слово, — не задумываясь, ответил Эвелль. — Тех, кто сложит оружие и даст себя спокойно связать, никто не тронет. Тех, кто не захочет, убьем на месте. Слово адмирала Эвелля. Гвалт, поднявшийся за частоколом, превосходил все предыдущие крики, но невнятным назвать его было нельзя. Он вполне явственно складывался в нечто вроде: «Вот бы так бы вот сразу бы и говорили бы!» Отличная, однако, штука — репутация, подумал Орвье. Оружие — это хорошо, умение им владеть — и того лучше, талант стратега и тактика — и вовсе бесподобно… а репутация сильнее их всех. Одно имя Эвелля способно заставить дрогнуть целую банду… как раз потому, что он и оружием владеет отменно, и талантом полководца не обижен, и слово свое держит крепко, как абордажный топор.

»
— .
  • «Хроники странного королевства» — Саэта намеренно создает себе репутацию психованной убийцы, способной открыть пальбу за заигрывание. У Кантора же это получается само собой, ибо ему очень сильно испортили характер.
    • Шеллар, однако, издевается над попытками создать грозную репутацию. В частности, над попытками сажать за анекдоты о правительстве. В итоге среди не шибко умных аристократов репутация у него и впрямь… не особо грозная. А вот те, кто поумней, его вполне заслуженно уважают и побаиваются.
    • Отменно грозная репутация у Семьи Рельмо. Семья с большой буквы. Нет, это не мафия. Это потомственные маги.
      • Макс в последней книге по этому поводу говорит: «- Все проблемы от моей ужасающей репутации, — притворно пожаловался он. — Если бы хоть кто-то набрался смелости похитить меня, я бы тоже геройски выявил и обезвредил. Но кто виноват, что эти господа такие трусы?»
  • Сергей Садов, «Рыцарь Ордена» — такая репутация довольно быстро образуется у главного героя, причём сам он этому не всегда рад: «Дожили! Моим именем уже пугают!».
Фэнтези на других языках[править]
  • «Гарри Поттер» — Северус Снейп, убивший Дамблдора по его собственной просьбе.
    • Этого Снейпа, пока он был ребёнком/подростком, сильно унижали, и он вырос очень озлобленным. Взрослого Снейпа большинство магов боялось и/или ненавидело. Он слыл холодным, бесчувственным человеком, который любого раздавит и не поморщится. Вопрос, был ли Снейп в глубине души нежным, как цветок, или просто сволочью на стороне хороших, остаётся предметом дискуссий.
  • «Сага о ведьмаке». У всех ведьмаков крайне грозная репутация непобедимых в ближнем бою воинов. При этом, главный герой Геральт незаслуженно заработал еще и репутацию абсолютно отмороженного маньяка, которому человека убить, что муху прибить — никакой разницы. А ведьмак всего лишь хотел защитить поселение Блавикен от банды отмороженных придурков. Он даже пытался их вначале вразумить, но глава разбойников послала его лесом. Вот и пришлось ведьмаку решать вопрос с этими гражданами максимально быстро и кроваво, чтобы те не успели никому причинить вреда. За это благодарные жители, не разобравшись толком в ситуации, окрестили Геральта «Мясником из Блавикена» и за спиной презрительно плевались в след «нелюдю». Воистину, не делай людям добра, не будет тебе зла…
  • Извращ… я хотел сказать, изверги из романов Роберта Асприна создали себе такую репутацию, что с ними никто не желает связываться.
    • А у деволов репутация очень опасных существ… если заключать с ними сделки. «Если ты заключил сделку с деволом, ты поступишь мудро, если после этого пересчитаешь свои пальцы, потом руки и ноги, а потом родственников».
  • Досье Дрездена — Гарри Дрезден ни разу не работает над грозной репутацией, она создается как-то сама благодаря способности протагониста регулярно вляпываться сильно выше головы и затем выходить из этого живым. Причем до самого Гарри только в одиннадцатой книге начинает доходить, что другие персонажи видят в нем не молодого волшебника-самоучку, который выживает в основном благодаря смекалке и упертости, и то сильно побитым и погрызенным, а бывшего чернокнижника с огромным потенциалом, который разогнал всю нечисть в Чикаго, убил Летнюю Леди, гонял по улице верхом на зомби-тираннозавре и начал войну с вампирами (и он же ее и закончил, истребив всех до одного вампиров Красного двора, а ещё замочил предыдущего Зимнего рыцаря, чтобы стать таковым и дал по морде Стражу тюрьмы, набитой Чу-Чу - угадайте зачем), и вообще не то психа, не то гения. Полностью эффект своей репутации он осознал только после своей смерти.
    • Дошло до смешного: однажды на Гарри из-за угла набросился вампир, присмотрелся, закричал от ужаса и убежал. Точнее, попытался.
    • А вот босс чикагской мафии Джонни Марконе вполне целенаправленно работает над репутацией человека, с которым сосуществовать можно, дружить выгодно, а вот драться себе дороже — как в мире магглов, так и в мире сверхъестественного. Потому что деньги любят тишину, а грозная репутация — хороший и дешевый способ обеспечить эту самую тишину.
  • Саймон Грин, «Темная сторона». Главный герой, детектив Джон Тейлор — чистейший пример грозной репутации по принципу «сначала я работаю на репутацию, потом репутация работает на меня». Изначально специально пускал про себя всякие разные жуткие слухи, что бы банально выжить на жестокой Темной стороне из нечисти, нелюдей и демонов. На самом деле умел чуть больше обычного человека. А потом подтвердил слухи самым впечатляющим образом, остановив силами самого себя, своих немногочисленных друзей и одного нейтрального дяди — повелителя времени — Армагеддон В лице апокалиптической маньячки Лилит, возжелавшей уничтожить всю Темную сторону, а затем и весь мир. После этого уже имел грозную репутацию заслуженно, но не особенно ей бравировал, помня, что всегда есть желающие проверить.
  • ПЛиО и Game of Thrones (TV). Многие удивятся, но… Тайвин Ланнистер в начале жизненного пути был добрым, душевным мальчиком. Однако он изо дня в день наблюдал, как насмехаются над его отцом (лордом Титосом), ставят его ни во что. И в мальчишке крепло намерение стать грозным, опасным, безжалостным — «чтобы все дрожали, чтобы уважали», чтобы дом Ланнистеров вернул себе былую славу и величие. Отрок приучал себя жить, не проявляя чувств и не рассчитывая ни на чью любовь (тепло, признание, далее по списку). Он постоянно внушал себе: «Запретных средств не существует! Не раздавишь ты — раздавят тебя!». Он изо всех сил старался никому не показывать свою доброту; и… очень скоро маска намертво приросла к лицу. Что выросло, то выросло. Этот-то путь и привёл в конце концов Тайвина к бесславной гибели, а дела его дома в итоге скорее расстроились, нежели укрепились.
    • Там же: Теон Грейджой пытается создать себе грозную репутацию. Фэйл: вместо этого получается репутация отъявленного урода. А вот Тайвин Ланнистер в свои зрелые годы куда ближе к тропу… Особенно при правильном музыкальном сопровождении.
    • Русе Болтон известен как очень хладнокровно-жестокий человек, который никогда не прощает тех, кто вызвал его гнев.
    • Довольно любопытно этот троп сыгран в случае с Джейме Ланнистером: он до такой степени приучил всех к осознанию своей крутости, как фехтовальщика, что даже после отрезания ему правой руки мало кто рискует нарываться на поединок с ним. Это при том, что сам-то Джейме отлично понимает, что после травмы он стал полным ничтожеством в плане фехтования (по-крайней мере до тех пор, пока не научится драться левой рукой (но в полноценном бою, а не дуэли, все равно останется ничтожеством, так как не сможет держать щит или двуручное оружие)).
    • Автор любит этот троп и обыгрывает его на все лады. В приквеле саги — цикле повестей «Рыцарь Семи Королевств» — выведена очаровательная молодая дама Роанна Веббер, с устрашающе-грозной репутацией лютой тиранки, садистки, черной вдовы и даже злой колдуньи… Но она добрая, милая, не умеет колдовать, не убила ни одного из своих престарелых мужей (они все поумирали своей смертью). А тиранкой-извергиней она притворялась (и пиарилась) намеренно. Чтобы боялись и считались. Чтобы принимали за угрозу, а не за добычу.
  • Уильям Голдман, «Принцесса-невеста» (The Princess Bride), а также фильм по книге: Ужасный Пират Робертс. У него репутация безжалостного, но держащего слово головореза: если ему сразу сдаться, он заберёт всё, но отпустит людей; а вот если попытаться сражаться, то Робертс не пощадит никого. На самом деле Робертса не существует (либо он давно вышел в отставку); каждый новый главарь пиратов берёт себе имя Робертса, чтобы воспользоваться уже готовой грозной репутацией.
  • Drenai Saga: довольно многие герои Геммела заслуженно пользуются грозной репутацией. На первом месте, наверное, стоит Друсс — у него даже прозвище «Легенда». Друсс умело пользуется своей известностью, чтобы воодушевлять войска. Есть здесь и менее приятные стороны: например, во имя поддержания боевого духа может оказаться необходимым зарубить молодого болвана, сдуру бросившего Друссу вызов.
  • «Обсидиановая», она же «драконья», трилогия Лоренса Уотт-Эванса («Драконья погода», «Общество дракона», «Яд дракона»): продемонстрировано на примере двух надзирателей в шахте. Один из них — садист; он часто хлещет рабов кнутом, и те, в общем и с оговорками, его слушаются. Но второго надзирателя они слушаются беспрекословно, так что ему даже не приходится никого бить, потому что этот надзиратель однажды убил раба, заспорившего с ним. А потом главный герой выясняет, что этот второй надзиратель — человек незлой, бить людей не любит, а раба убил почти случайно; однако репутация уже образовалась, и теперь ему и не нужно никого бить.

Космоопера[править]

  • «Космоолухи» Ольги Громыко. Благодаря способности влипать в неприятности и выбираться из них экипаж «Космического Мозгоеда» обзавелся такой репутацией, что может спокойно летать по пиратским станциям, т. к. связываться с этим безобидным транспортником рискуют только полные отморозки.

Новеллизации[править]

  • WarHammer 40 000 (книжная серия). Герой Империума комиссар Кайафас Каин имеет грозную репутацию бесстрашного сорвиголовы, которому еды не надо — дай прыгнуть с цепным мечом на воооон того демона! Подобное реноме вызывает зубовный скрежет у самого Каина, который, на самом деле, является лживым трусливым эгоистом, всей душой мечтающим только о том, чтобы начальство оставило его в покое, солдаты не выстрелили ему в спину, а враги на поле боя не заметили его и не прибили ненароком. Увы, надо быть действительно смелым человеком, чтобы быть трусом в Имперской Гвардии, и поэтому бравый комиссар вынужден поддерживать свою дутую (как он сам думает) репутацию справедливого и доброго начальника (что бы не получить множественные ожоги спины от лазеров подконтрольных солдат) и скромного героя, не требующего награды (потому что хитрый комиссар прекрасно понимает, что так легче всего втереться в доверие к вышестоящему руководству), а когда становится слишком жарко, то он демонстративно, с отлично наигранным сожалением в голосе сообщает окружающим, что он, конечно, герой без страха и упрека, но увы… вот то рутинное задание где-нибудь в тылу прямо сейчас требует его пристального внимания. К несчастью для Каина, вот тут у него возникают постоянные осечки, связанные с тем, что подобные «рутинные задания» очень часто превращаются в такой кошмар, какой и на передовой нигде не сыщешь. Впрочем, благодаря своей удачливости (как бы иронично это не звучало, учитывая ранее описанное) и смекалке Каин, в большинстве случаев, выходит из всех переделок относительно невредимым. Примечательно, что на планете Таларн существует целая секта, организованная гвардейцами, воевавшими с Каином. Так вот, эта религиозная община вполне серьезно верит, что комиссар Кайафас Каин — аватара Бога-Императора и пророк Его воли!
  • Тот же WarHammer 40 000: примарх Конрад Кёрз и его Восьмой легион, Повелители Ночи — все вместе и каждый по отдельности. Зачастую планетарной системе достаточно было узнать, что Повелители Ночи на подходе — и система срочно сдавалась кому погуманнее. Правда, тут репутация была более чем заслуженной.

Юмор, сатира[править]

  • Пародийный пример — в раздолбайско-юмористическом рассказе автора-вундеркинда:
« …И тут им навстречу компаша «металлистов» [фанатов музыки в стиле heavy metal] идёт.
— Металл! — говорит главный металлист.
Шерлок Холмс не отвечает ничего, только еле заметно ухмыляется. А Ватсон и подавно молчит: он обалдел.
— Металл! — повторил металлист и сделал пальцами козу.
— Металл, — повторил Холмс и сделал такую же козу, хотя он не знал, что всё это означает.
Другой металлист сказал:
— А я знаю, все профессора козлы.
— А я не профессор, — отвечает Холмс.
— А кто ты? — спросил металлист.
— Я сыщик, — ответил Холмс.
— Врёшь! — крикнул металлист.
— Честное пионерское, — серьёзно сказал Холмс.
— Имя, фамилия? — спросил третий металлист.
— Шерлок Холмс.
— Если он сыщик — значит, Шерлок Холмс! — сказал главный металлист. — Ребята, бежим скорее, а то он еще магнитофон отберёт!
»
— Антон Касимов, «Комические записки о Шерлоке Холмсе»: «Шерлок Холмс в Свердловске»

Кино[править]

  • «Неуловимые мстители» — Кудасов. Не наглядно, но все о ней говорят.
  • «Звездные войны». Стоит флотским услышать имя Дарта Вейдера — и они трепещут и стараются выдать такую эффективность, что не придерешься. Имя его ментора, Императора, способно оказать такой же эффект на зарвавшегося моффа. Ситхи вообще умеют создавать грозную репутацию.
  • Фильм «Пьяный мастер» — старик Су Хай (собственно пьяный мастер кунг-фу) обладает грозной репутацией — даже сам наемный убийца Громовая Нога изрядно перетрухнул, когда дедушка Су лично заявился на финальный поединок Громовой Ноги с Вон Фей Хуном (которого старик и обучал). Су Хай его успокоил — я, мол, только посмотреть… Но не обошлось и без субверсии — когда побитый героями наперсточник притащил на разборку своего авторитета, мастера боя с бамбуковым шестом, тот было передумал драться, услышав имя, но заметив, что у старика дрожат руки, не поверил, что это сам прославленный Су Хай — а он, по вине Фей Хуна, остался без выпивки, и не смог на трезвую голову ничего бандиту противопоставить. Кстати, Су Хай обладает не только грозной репутацией как боец, но и как жестокий и безжалостный учитель кунг-фу.
  • «Вороны». Главарь якудза, прежде чем лично застрелить подчинённого, ослушавшегося приказа (пощадившего ребёнка) — на прощание надевает на него свой пиджак пиджак оказывается пуленепробиваемым.
  • Бафосно-пародийный вариант. На начало цикла «Полицейская академия» — лейтенант Харрис (который просто козёл, военный социопат и мелочный садист) обладает отменно грозной репутацией. Никто с ним не связывается. Никто. Но в последующих событиях он раскрывает свою мелочную натуру, репутация падает ниже плинтуса. И когда Харрис, спустя несколько фильмов, снова появляется в саге уже в звании капитана — его никто не уважает (кроме шестёрки Проктора), все над ним потешаются.
  • Воздушная тюрьма — Сайрус Вирус. Педаль в пол, когда на борт взошел Гарланд Грин.
  • «Звёздная пыль» — главарь пиратов капитан Шекспир стремится иметь грозную репутацию, но на самом деле он добрый, хоть и лихой боец, а зарабатывает не столько пиратством, сколько ловлей сетями молний. Ещё он большой поклонник английской культуры, и взял себе из неё прозвище «Шекспир» отчасти специально за грозное звучание («Потрясающий копьём»). А ещё он кросс-дрессер и гей, и тщательно это скрывает. Команда знает, но скрывает своё знание от капитана, ибо щадит его чувства.
  • «Pitch Black» - Ричард Риддик же! «All you people are so scared of me. Most days I'd take that as a compliment.» Чистейшая правда. Остальные члены партии (кроме, может быть, имама с его детьми) так боятся его, что то и дело делают глупости: мальчик-девочка Джек пугает антиквара Пэриса (неженку и пьяницу), приставляя к его горлу дикарское оружие со словами: «Наверное, вот так он перережет тебе глотку!», не слишком-то обременённый интеллектом здоровяк Зиг убивает единственного человека, выжившего после предыдущего затмения («Я думал, это Риддик!»). А когда сам Зиг загадочным образом пропадает, оставив заместо себя только брызги крови (представители местной фауны, от которых и исходит настоящая угроза, утаскивают его в свою нору), ни у кого и сомнений нет, кто виноват в его исчезновении.

Телесериалы[править]

  • «Дворец Абдин» — египетский хедив объявляет, что он лично расправился с влюблёнными, но на самом деле он их отпускает, и стреляет в воздух, а затем сжигает домик в котором он их «застрелил».
  • Doctor Who «Вы же не первые, кто сюда явился. Сюда многие прилетали. И спросите меня, что с ними стало?… Привет. Я Доктор. Проще говоря… бегите.»
    • К концу Войны времени не только Доктор, но и весь Галлифрей имеет, кхм, весьма нелестную, но грозную репутацию. Некоторые даже не видят разницы между Повелителями времени и апокалиптическими маньяками далеками.
  • Human Target — Гереро.
  • «Гримм» — Ник Бёркхардт нередко использует репутацию Гриммов, к котором он принадлежит, для того, чтобы припугнуть Существ, которых встречает во время своих расследований.

Аниме и манга[править]

  • Slayers — Лина Инверс наслаждается своей репутацией, но ложку дёгтя в бочку мёда подкладывают обидные клички, которые сочиняют ей разгромленные разбойники и попавшие под горячую руку крестьяне. Причём если на «Врага всего живого» Лина, в принципе, откликается с удовольствием, то «Дажедру» (сокращённо от «Даже дракон перешагнёт через неё с отвращением») лучше в её присутствии не упоминать, не говоря уж про «Плоскогрудое чудовище»­.
  • Dragon Ball — инверсия: мистера Сатана считают величайшим бойцом Земли. В действительности он простой крутой смертный в мире, где бал правят армии из одного человека и лавкрафтианские ужасы.
    • В Onepunchman ту же роль играет Кинг.
  • Rosario + Vampire — у Цукунэ Аоно оно получается случайно — все принимают побитых его подружками (вампиршей, суккубом, ведьмой, ледяной девой и т. д.) за побежденных им самим. Собственно, только его гарем и в курсе, что он простой человек, вся остальная академия бесуспешно гадает, что ж он за сверхсильный ёкай такой, что может побить кого угодно и перебить их грозную репутацию?
    • Субверсия в манге — наглотавшийся крови своей подруги-вампирши, Цукунэ мутирует сперва в гуля, а потом и в полноценного вампира, так что грозная репутация становится полностью (и даже сверх того!) оправданной.
  • Tokyo Ghoul — Кисё Арима. Достаточно сказать что гули (существа со сверхсилой и регенерацией пожирающие людей) называют его Богом смерти.
    • Главный герой тоже постепенно нарабатывает себе сабж, и на момент последних событий его называют Чёрный бог смерти.Сейчас он известен как одноглазый король который убил Кисё Ариму.
  • One Piece — сыграно зигзагом: с одной стороны, Мугивары, несомненно, обладают грозной репутацией, которой успешно воспользовалась группа мошенников, с другой — в девяти случаях из десяти никто не узнаёт в этих славных ребятах лихих пиратов, пока те не начинают откровенный разнос.
    • Справедливости ради стоит заметить, что грозной репутацией здесь обладают многие…
  • Legend of the Galactic Heroes — Ян Вэньли своими действиями в ходе войны создал себе репутацию до такой степени непредсказуемого и хитроумного флотоводца, что даже сообщение о его гибели адмиралитет Рейха поначалу принял за какой-то ловкий трюк своего непобедимого противника. Более того, в одном из эпизодов горячий и несдержанный Фриц-Йозеф Биттенфельд прямым текстом обвиняет своих коллег, что их пугает как само имя Яна Вэньли, так и перспектива противостоять ему.
    • Отдельной строкой идёт штурмовое подразделение Союза «Розенриттеры», комплектующееся из эмигрантов Рейха (и их потомков). За десятилетия войны они создали себе такую репутацию, что нередки случаи, когда их противники просто бегут, узнав кому они противостоят.
  • Rurouni Kenshin — тут зигзаг. Хитокири Баттосай действительно обладает грозной репутацией — не удивительно, что находятся проходимцы, пытающиеся ее присвоить, с чего манга и начинается. При этом на деле Кэнсин настолько не соответствует этому имиджу ни внешностью, ни поведением, что воспользоваться ему этой репутацией не удается — всякая шушера ему, как правило, не верит и лезет проверять. А с теми, кто верит — еще хуже, это обычно высокоранговые бойцы, намеренно ищущие схватки именно с легендарным Баттосаем.
  • Black Lagoon — Реви, Балалайка, Мистер Чан, Иоланда и Эда из «Церкви Насилия», Роберта. Среди противников: Гиндзи «Мясник».
  • «Шухер! У нас новый студент!» — главный герой Джу Ингонг в новой школе имеет репутацию невероятно крутого бойца и отморозка. На самом деле, парень всего лишь выглядел как хулиган, из-за чего частенько бывал раньше бит. А вот на новом месте у него неожиданно включилась удача...

Видеоигры[править]

  • Wolf among us — главный герой, шериф Бигби, начинает игру именно с такой репутацией. Ну а что вы хотели от персонажа, чьё полное имя звучит, как Злой и Страшный серый волк (Big Bad Wolf)?
  • Starcraft II — Джим Рейнор тоже имеет такую репутацию с самого начала игры, ибо он за свою жизнь уже успел побывать и матёрым преступником, которого боялись, и добропорядочным шерифом, которого уважали, и превосходным стратегом, которого хвалили, и борцом за свободу, которым восхищались.
  • Санитары подземелий 2 — выполнение квестов увеличивает Хартману показатель Авторитета, благодаря чему бравый сержант начинает считаться тем, кто умеет рамсить проблемы. Это благостно сказывается на дальнейшем геймплее — ему легче запугать неигрового персонажа, сторговаться или выбить для себя местечко под солнцем при возникающих проблемах.
  • Mass Effect. Репутацию в игре надо зарабатывать… буквально. Показатель репутации отображен в виде шкалы, которая заполняется в зависимости от поступков коммандера Шепарда. Если целенаправленно отыгрывать антигероя, то вполне можно заработать грозную славу наглухо отмороженного типа, жрущего молотильщиков на завтрак, а Жнецов — на десерт. При высоком показателе отрицательной репутации можно буквально запугать оппонента до икоты по схеме «Сышь, да ты ваше понял с кем базаришь штафирка гражданская? А ну, упал-отжался!».­ Если же выбрать в самом начале игры психологический профиль «Безжалостный»­, то мрачная грозная репутация будет идти у вашего протагониста сразу по умолчанию. Бонусом ваш герой также получит милую кличку «Торфанский Мясник»­.
  • Серия Langrisser:
    • Langrisser II и все её ремейки — четвёрка полководцев кайзера Бернхарда — Леон, Варгас, Имельда и Эггберт. И репутация у них более, чем заслуженная.
      • Там же такой репутацией обзаводится и Эрвин — упомянутая выше четвёрка всерьёз начинает считать его очень опасным противником (особенно после того, как в бою с ним гибнет Варгас).
    • Langrisser III — фельдмаршал Альтемюллер, главнокомандующий армией Империи Лигурия. Плюс, уже по ходу игры, очень быстро обзаводится таковой Чёрный рыцарь Баррала, в том числе и среди своих же подчинённых.
    • Langrisser IV — именно такую репутацию зарабатывает Лэндиус на службе Каконсису.
  • Dishonored — Корво Аттано после событий первой части игры имеет вполне грозную репутацию, несмотря на то, что по канону действовал либо с минимальными жертвами, либо вообще без убийств. Не менее грозную репутацию имеет проффессиональный ассасин Дауд и его подчинённые — Китобои (а вот эти — вполне заслужено).
  • GTA: Vice City — Томми Версетти. Многие криминальные воротилы города относятся к Томми довольно хорошо (не в пример тому же Клоду из GTA III, которого «кидают» через раз), хоть регулярно и поручают ему роль исполнителя грязных дел. А почему так? Во-первых, потому что Версетти — посланник семьи Форелли, серьёзных людей из Либерти-Сити. А во-вторых, Томми известен как «Харвудский мясник», оставивший после себя 11 трупов киллеров, пришедших по его душу.
  • Game of Thrones RPG — Морс Вестфорд заработал заслуженное прозвище «Мясник» (об истории его появления рассказывает дополнение «За Стеной»), поэтому при всех напрягах в Ночном Дозоре никто не пытается его задирать или оскорблять. Учитывая, что в Ночной Дозор сплошь и рядом идёт откровенно криминальный люд, это дорогого стоит.
  • Doom (тот, что 2016): главгерой умудрился стать жупелом у демонов. Впрочем, сказать что репутация Солдата Рока была раздута язык не повернется — в Аду есть возможность пройтись по местам боевой славы нашего протагониста и оценить размер его древних противников. Да, современные демоны сильно измельчали.

Настольные игры[править]

  • Warhammer 40000: орки не боятся Хаоса. Орки не боятся некронов и тиранид. Орки не боятся космодесанта и инквизиции. Орки боятся комиссара Себастьяна «Аднаглазаго» Яррика.

Реальная жизнь[править]

  • Бывший сухопутный крутой генерал Вон Гюн, получив под своё командование флот, пытался компенсировать полное отсутствие знаний в морском деле своей крайней жестокостью, но все равно потерпел поражение в битве с японцами. С учётом же того, что он интригами добился заключения в колодки своего конкурента действительно крутого адмирала — Ли Сунсина, Вон Гюн — вошёл в историю в корейскую историю в качестве канонического злодея.
  • Название индейского племени «арауканы» дословно переводится с инкского как «плохие враги» (смысловой перевод: «те, с кем лучше не связываться»). И репутацию свою они оправдали, успешно отбившись сначала от инков, а затем и от конкистадоров, став единственным племенем в Южной Америке, успешно отбившимся от конкистадоров. И испанцы к ним затем даже посылали своих официальных послов, официально признав независимость государства арауканов.
  • По некоторым предположениям, господарь Влад Дракула Цепеш, любивший обедать в «саду» из трупов и ещё живых насаженных на кол, не был настоящим психопатом на престоле, а лишь умело косплеил психопата ради репутации очень страшного человека. Аргументами в пользу этой версии служит то, что он, будучи правителем маленького государства, многие годы успешно воевал против могущественной Османской империи.

Примечания[править]

  1. Пир — фламандская форма имени «Пётр».